Рассвет и эхеверии

Гильдия Северный Калимдор

echeveria-02.png

Часом позже к одним из боковых, не таких парадных ворот добрался лохматый древень-ива, цветом кроны совсем как друид Варамика.

Собственно, это он и был. Как раз в таком виде, чтобы не намозолить глаза никому из высоких гостей — ну, то есть на то был расчёт, если бы не коллеги, первым из которых Вишня. Местные друиды смеха ради обернулись садовыми древнями, имев оглушительный успех в купальне Часовых. Так, что гостьи теперь чуть ли не каждый встречный куст поймать и допросить пытались.

Злющий из-за потерянного на эти игры времени, он потоптался у ворот, решая, к храмовым ли садам ему отправиться или вниз, а затем всё-таки двинул к кельям, объясняться.

Силена тем временем уже успела не только добраться до своей комнатки, которую она делила с двумя другими послушницами, но и улечься, свернувшись калачиком на жестковатой постели. Сон, однако же, не шёл — то ли от обилия впечатлений, то ли от недостатка — поди разбери.

Варамика, пока шёл, поостыл и злился теперь сам на себя, разве что: ну вот каких таких объяснений ему понадобилось, а? Можно подумать, в первый раз от него сбегали даже без надуманного предлога. Чего тащиться-то сюда, где вдобавок келий — как зёрен в гранате, и в каждой небось по десятку послушниц.

А он, вот, бродит, огоньков сманивает. Тем, конечно, раздолье в ивовых ветках прятаться.

Да и чего он хотел-то? Если время поприятней убить, так сидел бы в садах, там за выпивку платить не надо. Ну и публика сейчас такая, что даже как звать не спросит, цап — и на спинку. Нет, потащился на море смотреть, хорошую жизнь вспоминать...

Ладно. Если память не подводит, то вот эту пристройку обойти — и будет кухонный огород, а от него вдоль ручейка — и всё, считай, насквозь прошёл храмовую (греллей б им сюда!) территорию. Потом ветки где-нибудь растопырить — и укорениться до вечера. Хватит уже с него компании.

— Подкорневые пазухи! Субстраты! Петалодии! — донеслось из распахнутого окна пристройки, которую огибал Варамика. Знакомое друиду колоратурное сопрано звенело возмущенно. — А еще у меня щёки как у толстянки!

Незримая Силенина собеседница, хихикавшая до того момента, расхохоталась.
— Ну что ты смеёшься, это очень грустно! Какой раз я вот так уже напарываюсь? Ладно гребешки с луносерпицей, так меня вдобавок и выбросило в какие-то кусты, сатиры дери эту чародейку!

Ошарашенный друид чуть не укоренился прямо на месте. Потом всё-таки тихонечко подобрался поближе, чтоб и подсмотреть ещё получилось.

Тонкая штора никоим образом тому не препятствовала. Силена, сидевшая на кровати, с каким-то особенным остервенением расчесывала волосы щёткой. В изножье свернулась калачиком и держалась за живот, всхлипывая в толстенную зеленую косу, незнакомая молодая эльфийка.
— Ну хоть отстирываться от водорослей не пришлось, как в тот раз, — вздохнула её собеседница, всё еще смеясь. — Ох. Ладно. Это грустно.

Спустя недолгую паузу, незнакомка снова взорвалась хохотом:
— Толстя-а-анка-а-а! Слушай, расскажи Тише, она всё это собирает, там и уши-стрелолисты были, и глаза-пчёлы... Но толстянок еще... — Ай! — Это Силена огрела соседку подушкой. — Да ладно тебе, с фантазией вроде мужик... Ай!

— Вы главное рога до вечерни подпилить не забудьте. Варамика и сам не понял, когда успел сбросить кору и почему решил вслух ответить. — Рад, что обратный путь обошёлся практически без происшествий. Спокойного дня.

Стараясь не думать о том, как по-дурацки выглядит со стороны эта его эскапада, он развернулся на пятках и чуть ли не бегом припустил к огороду.

На повороте к огороду Варамику и сцапали за локоть. Чудеса, что в моменты ярости творят хрупкие с виду девчонки — медведя на бегу остановят и развернут, что уж там какой-то друид.
— Ты что, подсматривал? — задыхалась от возмущения Силена. — И ведь хватает наглости!

— Да вас небось и патруль слышал, — огрызнулся тот, выдёргивая руку и тыча ей в небо. Там как по заказу прошло звено на гиппогрифах.

— Какие мы нежные! Да ты...

— Потрясная сорочка, — раздалось флегматичное позади. В окне первого этажа пристройки виднелся силуэт одного из братьев. — Мы тут спать пытались, но это, пожалуй, даже интересно.

— Молчать! — развернувшись, рявкнула Силена.

— Да я хотя бы могу всё, что нужно, в лицо сказать, — закончил за неё Варамика.

— Из-под окна не считается, — фыркнула Силена и подбоченилась.

— Глаза-пчёлы! — поддразнил её друид и повернулся к наблюдателям:
— Ничего себе, у вас тут всё в огуречнике! Мёд-то уже есть?

— Вообще-то, — заметил один из наблюдателей, — там было про взгляд, "который жалит прямо в сердце, будто бумажная оса"!

— А чем ему настоящая-то не угодила?

— Они гнёзда из бумаги делают, — мрачно прокомментировала Силена. — Поэтому бумажные.

— А, в этом смысле… Ладно. Ну, не смею больше тревожить гнезда, — ехидно отозвался друид на прощание.

Силена состроила гримаску, фыркнула и демонстративно громко, насколько позволяли босые ноги на траве, потопала обратно.
— Скукота, — пожаловался наблюдатель и зашторил окно.

Нет, ну с этим Варамика согласиться не мог: со спины Силенина сорочка и впрямь была ого-го, ну и всё, что под ней — тоже. Мысль о том, чтобы провести остаток дня в купальнях уже не казалась ему такой унылой. Да и насчёт водорослей там никто бы не возражал...

echeveria-04.png

ID: 20150 | Автор: Ever-facepalming Nerillin
Изменено: 16 июля 2018 — 23:17

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
17 июля 2018 — 20:21 Pentala

Как же я давно вас не читала, няши)

17 июля 2018 — 22:27 Ever-facepalming Nerillin

Мы еще живы :D