Столь прекрасна... и столь порочна

Ксивилая Алый Сокол
Элли

Продолжение игры "Сон без сновидений"

Солнце плавно вздымалось над горизонтом. Его косые лучи слегка пробивались сквозь кроны деревьев эльфийского леса, постепенно освещая сокрытое тьмой. Тени не желали отдавать и крупицы своих владений, но таков был порядок вещей: днем правит свет, и лишь ночью тьма. Они с нежеланием отступали, повинуясь законам бытия.
Затерянная в лесах башня, некогда величественная, а нынче пребывающая в некоем запустении, величаво выглядывала из густой тьмы, словно скала посреди моря. Прошло некоторое время, и лучи света пробились сквозь окна, освещая внутреннее убранство строения.
Взору открылась просторная комнатка и царивший в ней бардак: выпавшие страницы книг устилали пол, словно цветы лесную опушку; потухший очаг и котелок, лежащий на боку возле него (кажется, его содержимым и потушили очаг); вещи, некогда служившие мелкими элементами интерьера, разбросанные по углам…

В центре комнаты стояла фигура в ало-серебряных одеждах. В руках её красовался шест из, судя по всему, благородного красного дерева. Вздымая посох над полом, эльф, подобный алхимику, что мешает свое варево в котле, круговыми движениями обводил помещение. Словно дирижер, свободной рукой чародей водил по воздуху, вытворяя легкие и в то же время искусные манипуляции. На его лице отражалась недюжая сосредоточенность, даже в каком-то роде ответственность. В воздухе вокруг него, будто вдоль орбит, струились еле различимые ручейки энергии, искажающие воздух. Их было много, они были разной длины, степени закрученности и витиеватости. Все это действие сопровождалось легким гулом, который так хорошо знаком почти каждому магу. Не было никаких сомнений, что эльф плетет сложные комплексные чары.

Царящий в комнатке бардак начал рассеиваться. Некогда покореженные заклинанием стеллажи снова приобрели свою первозданную форму, хотя трещины на дереве все равно были видны. Словно живые, страницы начали подниматься с пола и, судорожно витая в воздухе, группироваться. Затем они, отыскав нужную им полку, улеглись аккуратной стопкой. Разбросанные вещи, закружившись в вихре, метались, будто в припадке ища свои законные места. Словом, все возвращалось туда, куда и положено.

В горле Элли запершило. Сначала это ощущение было еле ощутимым, но, с каждой секундой усиливаясь, расползлось по всему телу. Казалось, будто свежий, зудящий ожог поливали кипятком, и ожог этот был у неё внутри. Все как обычно, Элли проснулась.

Но в этот раз что-то было не так. Она открыла глаза… зачем? Эльфийка прекрасно чувствовала, как живительная энергия, такая желанная, такая необходимая стекается вокруг, но не к ней, а к кому-то, кто был рядом, кто пользовался этими потоками силы по своему усмотрению. Еще более сильная волна жажды захлестнула девушку, она чуть приподняла веки и увидела его – того самого мага, который стоял тут и творил свое заклинание. Элли сделала усилие и присела. Глаза засветились безумным огнем, сознание оказалось где-то за гранью разума.

Девушка подняла руки к вискам. Казалось, даже воздух вокруг неё задрожал и вдруг взорвался голубоватой вспышкой. Энергия, хаотичная и неудержимая, словно в открывшийся водоворот резко хлынула в её тело. И все тут же закончилось. Девушка откинулась на спину, закрыв глаза. Сжигающее изнутри пламя отступило, на лице на секунду появилось выражение чуть ли не счастья и тут же исчезло.

- Почему ты до сих пор не убрался отсюда? – приглушенно произнесла Элли. Из чувства самосохранения...

Все вновь встало на свои места. Лишь диван, на котором спала Элли, выбивался из вновь установленного порядка. Чародей опустил руки, глубоко и облегченно выдохнул. Последствия недавних событий еще не давали ему пользоваться всей полнотой своих сил.
Обернувшись, тот мерным шагом устремился к дивану - впрочем, его походка не сопровождалась стуком шеста оземь.
Проходя мимо столика, чародей взял откупоренную ранее бутыль и бокал. Прежде их не было на столе – видимо, эльф принес их с собой. Наконец дойдя до дивана, Ксивилая выпустил из рук посох, и тот замер в воздухе, принявшись обращаться вокруг своей оси. Эльф умело наполнил бокал; по характеру движений можно было сказать, что это он делает далеко не первый раз. Молча маг протянул бокал Элли.

Элли некоторое время не реагировала. Она переводила светящийся взгляд с бокала на Ксивилая. После медленно приподнялась, плавно отвела ладошку в сторону и... резким, как пощечина, ударом, выбила бокал из руки эльфа.
- Ты не ответил, - сквозь зубы процедила эльфийка.

Со вздохом чародей проследил за полетом бокала, после свободной рукой нырнул в свою поясную суму и, вынув кусочек сыра, судя по всему, твердого сорта, отправил тот в рот.
- Зря ты с ним так… - чародей печально смотрел разбившийся бокал и лужу под ним. - Даларанское игривое – не самое плохое вино, - он говорил тихо, словно обращался не к Элли, а к самому себе.
- Я вернулся за плащом, - переметнув взгляд, эльф смотрел прямо в глаза девушке. - Но… мне было тошно смотреть на этот бардак.

Элли недоумевала... Какой еще бардак? Напряженно вспоминала... Ага, вспышка, удар... Голова загудела, во рту пересохло. С некоторым сожалением Элли посмотрела на лужицу на полу. Что-то во взгляде изменилось.
- И все же давай выпьем вина, Кси-ви-ла-я, - девушка подняла глаза на эльфа и еле заметно улыбнулась.

Эльф, слегка ухмыльнувшись, двинулся к винной лужице. Аккуратно, но пару раз слегка порезавшись, чародей собрал все большие стеклянные осколки. Вернувшись к столику, чародей поставил бутыль вина, взамен нее взяв второй бокал. Он поднял руки, словно весы: на одной ладони стоял бокал, на другой лежали осколки его брата. Ксивилая попеременно бросал взгляд то на одну руку, то на другую. Осколки медленно закружились в воздухе, постепенно теряя форму и сливаясь в однородную массу, вскоре принявшую форму бокала. Он ничем не отличался от второго, разве что был слегка меньше - все же маг собрал не все осколки. Ксивилая поставил бокалы на столик и разлил вино.

Элли попыталась встать. Боль в бедре была не столь резкой, как накануне, но все же доставляла массу неудобств. Кое-как она развернулась, спустила ножки на пол и встала. Вдруг по горлу словно резанули ножом, краем глаза девушка заметила парящие осколки, резко обернулась и будто одурманенная смотрела на чародея... Или сквозь него... Взгляд подернулся дымкой. Девушка подняла руку к своей шее и с силой впилась в нее ногтями. Боль немного отрезвила.
С огромным усилием воли Элли опустила взгляд. Платье уже сложно было назвать таковым, скорее просто разорванной и пыльной ткань. Девушка медленно подошла к шкафу, распахнула дверцы. Все было как-то... Иначе. Но сверток светло-голубой ткани был на месте. Элли провела рукой по предполагаемым швам своих одежд - почувствовался еле слышный запах гари. То, что осталось от платья, упало к ногам девушки. Она вытянула голубой сверток, развернула очередной воздушный наряд, что-то наподобие халата, накинула на плечи и быстро завязала шнурком на поясе.

Слегка прикрыв бутыль пробкой, чародей взял бокалы и обернулся. Девушка оказалась не совсем там, где ожидал эльф… и не совсем в том, в чем ожидал. Бровь сама по себе устремилась вверх по лицу, выдавая легкое удивление.
Слегка сощурив взор, Ксивилая оглядел со спины Элли, занятую своей одеждой. Еле слышно выдохнув, чародей двинулся к дивану.

Легкими шажками девушка подбежала к дивану и присела, как и раньше, подогнув ноги под себя. И лишь чуть-чуть поморщилась: к боли в бедре она уже совсем приноровилась. Несколько секунд посмотрев на лицо Ксивилая, Элли ухмыльнулась и протянула руку за бокалом.

Чародей передал бокал девушке - именно тот бокал, который она разбила, - и слегка улыбнулся уголками рта. Если бы эльф владел школой Предсказания и задался целью узнать, что бы он делал сегодня, то вряд ли поверил бы в реальность своего прорицания.

Элли приняла бокал и, не задумываясь, сделала несколько быстрых глотков. Закрыла глаза, подождала некоторое время, словно наслаждаясь послевкусием, и тихо проговорила:
- За плащом, говоришь? Это кое-что объясняет, - эльфийка посмотрела прямо эльфу в глаза. - То, что тебе нужен был повод вернуться, - девушка чуть склонила голову набок, при этом подняв бокал так, чтобы смотреть на эльфа через стекло. - Тебя ко мне тянет, Ксивилая?

Чародей неспешно провел бокалом под носом, вдохнув полной грудью букет запахов вина, затем сделал один большой глоток. От услышанного эльф слегка опешил, и, стараясь ненавязчиво тянуть время, раздумывал об ответе. А ответа он сам и не знал, что несколько затрудняло положение.
- Ты правда так считаешь, или тебе хочется так считать? – скептически изогнув бровь, обронил маг.

- Почему ты спрашиваешь, а не отвечаешь, Ксивилая? - Элли улыбнулась чуть шире и немного наклонилась вперед. - Или тебе так дорог этот плащ? - одна бровь чуть приподнялась.

- Мне весьма дорог этот плащ, - эльф слегка улыбнулся и, отведя глаза в пол, сделал новый глоток, - мы с ним старинные друзья, - маг вновь посмотрел девушке в глаза. - Скажем так, Элли, ты вызываешь у меня симпатию. Несмотря на то, что вчера хотела меня убить.

Девушка звонко рассмеялась:
- Ну что ты? Зачем мне тебя убивать! – и замолчала, встретив взгляд эльфа, после чего в зеленых глазах появился странный блеск. Элли протянула руку и провела ноготками по щеке эльфа. - Столь сильную симпатию, что не откажешься от повторения вчерашнего?

Чародей сделал еще один глоток. Выражение лица эльфа заиграло насыщенным скептическим ореолом. Он едва коснулся щеки девушки указательным и средним пальцами, скользнув по дуге к ушку, а затем через всю щеку к губами, мягко проведя по ним, словно утонченный эстет и любитель женских очертаний.
- Нет, того фокуса мне хватит на всю жизнь, - с тем же выражением лица проронил эльф, лишь добавив к нему скептическую ухмылку.

Элли перехватила его руку и внимательно всмотрелась:
- Ты порезался? - почти шепотом произнесла эльфийка и с силой сжала его ладонь.

Чародей перевел взгляд на свою ладонь, заметив пару мелких алых линий на подушечках своих пальцев. Он почти забыл о них, хотя они и слегка жглись.

Элли поднесла его руку к самому лицу и принюхалась. Снова этот запах... Она осторожно дотронулась до царапины ноготком, чуть надавливая... Свежая ранка раскрылась...

Эльф слегка шикнул, подозрительно косясь на девушку. Внезапно открывшийся фетиш Элли слегка беспокоил его непредсказуемостью последствий, однако руки он не убрал.

Показалась алая капелька.
- Ты же весьма сильный маг, Ксивилая, но зачем-то используешь свою кровь, - девушка поднесла ладонь к лицу и кончиком языка слизнула капельку, прикрыв глаза.

- Польщен. Уж кому, как не маноманке знать об этом, - саркастически заметил маг.

- Было время, когда я бы оскорбилась, Ксивилая. И тогда бы ты не улыбался, - нараспев произнесла девушка, выпуская его руку и делая глоток вина.

Ксивилая поочередно сжал пальцы в кулак, а затем вновь разжал. Эльф сделал новый глоток, тем самым осушив бокал. Пальцы ловко нырнули в поясной подсумок, вынув небольшой кусок сыра. Разломив его надвое, маг протянул часть девушке.

Элли поставила бокал на пол, и, не обращая внимания на протянутый сыр, развернулась, морщась от боли в бедре, и легла головой на колени магу, лицом вверх:
- Зачем ты пытаешься меня накормить? - в голосе слышалась насмешка.

Очередная выходка девушки вызвала невольный сдвиг брови вверх. Он пожал плечами, убирая одну часть сыра обратно в суму, а другую отправив в рот.
- Ну почему же, просто этот сыр особенно приятен под вино, - чародей прислонился спиной к спинке дивана. - И многих ты уже одарила такими поцелуями? – спокойно обронил тот, положив одну руку на подлокотник, а вторую на живот девушки. - К тому же, в нем таится немножко магии; неплохая затравка, особенно в твоем случае, - через вздох добавил он.

- Магия в сыре? Какое глупое удовольствие... - Элли положила свои ладошки на руку эльфа. - Неужели это можно сравнить с магией живого существа? Ты называешь это поцелуями, а ведь это власть, милый Ксивилая! Когда ты можешь лишить кого-то сил, - глаза загорелись, - неужели тебе не хочется? Забирать силу у других, - она пристально всмотрелась в глаза эльфа.

- Власть… - эльф хмыкнул, - есть пустой звук для моих ушей. Иллюзия, порождаемая страстями, которые никогда не суждено удовлетворить. Нет, это не власть. И ты отнюдь не властительница. Разве вор обретает власть, украв кошель на базаре? Отнюдь.

- Вор не получает такого удовольствия, Ксивилая! - огонь в ее глазах разгорелся сильнее. - Что может быть лучше! Когда чужие силы струятся по твоей коже... Разве можно это сравнить с теплыми струями водопада? Когда чужие силы переполняют твою грудь... - Элли перешла на шепот. - Разве можно это сравнить с прикосновением рук мужчины? - девушка медленно провела ладонью эльфа чуть выше по животу.

- О нет, вор искренне благоговеет, вскрывая кошель и слыша ласкающий его слух звон презренного металла… - эльф скептически улыбнулся, позволив девушке передвинуть его руку. - И ты не лучше его, - чародей сменил тон, задумчиво глядя в сторону. - Магия прекрасна, она чарует и дарует наслаждение и чувство полноты бытия… но все меркнет и бледнеет, когда сознаешь, что это – не твое, и сама ты никогда не обретешь таких сил.

- Глупый, как дитя! - Элли скептически ухмыльнулась. - Ты не учился в Даларане? Разве ты не знаешь, что магия - не твоя собственность? Что, используя её, ты насилуешь природу, забираешь то, что тебе не принадлежит... Или ты столь наивен и полагаешь, что у тебя есть право на магию по рождению? - Элли перебирала пальчиками по ладони эльфа.

Эльф спокойно смерил девушку взглядом:
- Магия не собственность, но дар. Как талант полководца, или талант писателя, или иной другой дар, полученный свыше. И глупец тот, кто считает иначе, - перевел он взгляд, впившись в глаза девушки. - К слову, о насилии… Быть может, я и незначительно искажаю реальность, но это все лучше, чем красть жизни.

Элли рассмеялась:
- Ты так мил, Ксивилая, ты так мил, - нежно пропела девушка. - Это не дар, это проклятие! Когда-то я думала так же, как и ты... Незначительно искажать реальность... А-ха-ха! А что жизни? Почем тебе знать, что жизнь другого - не дар тебе? Так же, как и магия? Кто привел тебя сюда вчера, не был ли ты для меня подарком? - девушка потянулась рукой к лицу мага, дотронулась пальцами до его губ и совсем тихо прошептала. - Так быть может, твое сопротивление и есть насилие?

- Меня привело мое непомерное любопытство, - холодно отрезал маг. - Твоя непомерная жажда диктует тебе иной ход событий, и мне искренне жаль тебя, - чародей провел рукой выше по телу девушки, скользнув пальцами меж грудей. - Такое чудесное создание... но забирает жизни, ломает судьбы наивных, очарованных твоей красотой... просто так, исключительно потакая своим страстям.

- Но кто же, кроме меня самой, станет потакать моим страстям, милый Ксивилая? - девушка чуть выгнулась навстречу нехитрой ласке. - И раз я такое чудесное создание, как ты говоришь, то, видимо, неспроста. А раз есть те, кто поддаются, видимо, есть и их вина. Да, меня сжигает жажда! Да, я больше этого не скрываю! Да, я буду забирать и забирать, пока у меня будет хватать на это сил и умений! Но можешь ли сказать ты, Ксивилая, что безгрешен? Что ты достоин того, чтобы к тебе относились по-другому, не пользуясь и уважая? - ноготки Элли прошлись по шее эльфа.

- Не бывает безгрешных, и это истинно, - чародей скользнул кончиками пальцев по дуге, пройдясь по каждому миллиметру груди. - Да, быть может, наивные виноваты в том, что они наивны. Быть может... однако это нисколько не оправдывает тебя. Ты убиваешь, ты несешь страдания и боль. Твой путь устлан одурманенными и убитыми. И тебе это нравится. Как думаешь, чего достойна ты?

Девушка глубоко вздохнула, рука опустилась ниже, на грудь эльфа:
- Каждый получает что, что в силах принять. Если ты не имеешь того, что хочешь, значит, ты недостаточно силен. Страдания? Боль? Что ты знаешь о страданиях? Почему я должна страдать больше, чем кто-то другой? Почему я не могу забрать себе то, что не защищают? Или не могут защитить... – глаза ее засверкали.

- Ты страдаешь, потому что ты слабовольна... тебе не хватает сил противостоять своим безудержным страстям. Ты преклоняешься пред ними, падаешь ниц и приносишь подношения, дабы задобрить в надежде на милость. Ты отбираешь чужое, потому что завидуешь им. Завидуешь, что они не страдают, что они сильней тебя... Но знай: чем чаще кормишь волка - тем больше его аппетиты.

Элли тихонько засмеялась, блеск в глазах стал ослепляющим:
- Сострадание к другим никогда не было в числе моих пороков, даже когда жажда была еще не столь откровенна. Да, я преклоняюсь, да, я падаю ниц перед моими страстями. И они дают мне сил, и я получаю то, что мне нужно! И не столь я ужасна, ведь ты же, Ксивилая, - с этими словами девушка приподнялась на руках, совсем немного поморщившись от боли, приблизилась к лицу эльфа, и, почти касаясь его уха губами, прошептала, - ты не поддался!

Чародей скользнул пальцами меж грудей к шее, а затем еще выше, положив ладонь на щеку девушки:
- Столь прекрасна… и столь порочна. Как же порой судьба бывает жестока, толкая таких созданий на ужасные вещи, смущая их умы и души, - эльф смотрел девушке прямо в глаза, их отделяли миллиметры. - До чего горько и тошно смотреть в твои глаза. Ведь однажды ты была другой, я не верю, что ты не была однажды чиста… О Солнце, безумно жаль, что мне не было суждено узреть тебя в то время…. – эльф провел кончиком пальца за ухом девушки.

Элли не двигалась, замерев, словно статуя, лишь частое дыхание выдавало, что это живое существо, а не скульптура:
- Я не помню, была ли я когда-то другой. С самого детства я получала то, что хотела, улыбками ли, силой или через унижение, - глаза загорелись безумным пламенем, девушка чуть склонила лицо, вскользь коснувшись щеки эльфа своей, и прошептала. - Я - само воплощение порока, Ксивилая, всех пороков, которые у тебя никогда не хватит смелости совершить.

- Смелость ли прыжок в бездну? Скорее безумие, - эльф провел кончиком пальца по краешку ушка девушки. - Ты безумна… больна, неизлечимо больна… - в глазах мага сверкнула искра, и непосвященному в его душевные порывы могло показаться, что тот может проронить слезу. - И тебя уже ничто не спасет, ибо ты сама не желаешь быть спасенной…

Элли подняла ладошку к его лицу, нежно провела пальчиками по щеке, запустила руку за его голову, и запутала пальцы в волосы на затылке, чуть сжимая:
- А что тебе с того, чародей? - эти слова девушка пропела. - Не строй из себя рыцаря...

- Если бы я встретил тебя когда-нибудь тогда, много-много лет назад, когда ты была другой, а ты была, не смей отрицать, - маг провел пальцами вновь, коснувшись бровей, - то я бы приложил все силы, чтобы заполнить ту пустоту, ту бездну, которую ты тщетно пытаешься заполнить магией. Быть может, мы даже могли быть вместе… столько жизней не было бы загублено, и твоя жизнь в том числе…

- Когда-то мне обещали, и не раз, и не один, заполнить мою пустоту... И никто не смог, и не спрашивай, что с ними стало. Но это не значит, что мне не хотелось, чтобы у них получилось, - девушка отстранилась и улыбнулась, но в этот раз как-то... грустно. Она, морщась, снова легла головой на колени мага, закинув при этом ножки одна на другую, и взялась пальчиками за его подбородок, чуть дотронувшись до губ:
- Я уже не вызываю у тебя той симпатии, что немногим ранее, Ксивилая? Быть может, убегай, пока "безумная маноманка" не попыталась вновь украсть твою магию?

- Нет, не украдешь. Ты не станешь, а если попытаешься, то не сможешь. Я тебе симпатизирую, многие на моем месте уже бы истязали твое бездыханное тело, - маг скользнул ладонью вниз по телу, мимо груди и живота, к бедрам. - Ты заслуживаешь муки, но не от моих рук.

- Я тебя не понимаю, Ксивилая. Почему ты все еще здесь? Почему считаешь, что не стану? Но и ты меня тоже. Поверь на слово, "многие" бы не истязали, - Элли хмыкнула и слегка выгнулась, запрокидывая белокурую голову и потягиваясь сцепленными в замок ручками назад.

- Возможно... возможно, я просто верю в тебя, верю, что ты не станешь. Ведь я все еще сижу, живой и мыслящий, а ты не предпринимала ни малейшей попытки, - чародей вздохнул. – Наверное, я наивен, и мое желание помочь тебе тоже.

Элли приподнялась на локтях, чуть развернулась всем корпусом к эльфу и внимательно посмотрела ему в глаза:
- Конечно, наивен, - девушка задумалась и прислушалась к своим ощущениям. Жар в горле и груди не был таким уж мучительным. - Как же ты собираешься помочь мне? - девушка провела вокруг головы рукой, перекидывая на плечо свои длинные белые волосы.

- Не знаю, я ведь лишь желаю тебе помочь, - грустно проронил маг, отведя взгляд в сторону. - Но не ведаю, как... Да и с каждым твоим словом теряю веру в то, что это вообще возможно, - эльф вздохнул, озираясь по сторонам и ища взглядом свой плащ.

Элли приподнялась уже полностью, развернулась к эльфу лицом, присев на коленях, взяла обеими ладошками его лицо и приблизилась, почти касаясь носом:
- Я знаю только один способ, но ты не согласишься. Ты не посчитаешь это помощью, но это именно то, что мне сейчас необходимо. Пожалуйста... - тихим, срывающимся шепотом произнесла она.

Чародей провел рукой по телу эльфийки. Ладонь скользила от бедра по талии ввысь, затем, пробежавшись по плечу, остановилась на щеке девушки. Притянув Элли ближе к себе, чародей слился губами в поцелуе. На этот раз он контролировал процесс: медленно отдавал девушке свою магию, но не так быстро и стремительно, как прошлым вечером она вытягивала из него сама, и не так много. И все же этого должно было быть достаточно. Несколько минут длился своеобразный ритуал, а затем Ксивилая отстранился.
Мышцы обмякли, он почувствовал слабину, но она была совсем не такой, как в прошлый раз. Под глазами появились темные пятна, кои обычно свидетельствуют о множестве бессонных ночей. Чародей, положив руки девушке на талию, сдвинул ту на другую сторону дивана. Не сказав ни слова, он медленно поднялся - мышцы не дали ему забыть, что он только что сделал - и взял свой плащ, лежавший у края дивана.
Ловким, но усталым движением рук маг накинул его на плечи, однако с первого раза застегнуть застежку ему не удалось. Когда же нехитрая манипуляция удалась, Ксивилая, взяв левитировавший все это время посох, медленно натянул капюшон на лицо.
- Шорель’Аран, ал диель анн’да…* - с грустью обронил чародей, последний раз бросив на Элли взгляд и, обернувшись, двинулся прочь, мерно отстукивая посохом оземь.

Элли окатило волной непередаваемого наслаждения. Напрягая остатки своей разодранной на клочки воли, она старалась не поддаться безумию, не ускорять... Волны силы накатывали одна за одной, заставляя каждый нерв вибрировать, создавая в голове безумную какофонию звуков и эмоций. И вдруг все закончилось, она попыталась прижаться чуть сильнее, но её отодвинули... Элли откинулась на подушки, едва заметно улыбаясь. И хорошо, что она не открывала глаз, потому что он не увидел горящий в них безумный огонь дикой и ужасающей радости...

*Шорель'Аран, ал диель анн'да - Прощай, и да прибудет благо с твоим родом (Буквально)

ID: 6843 | Автор: Экзарх Фиасаар
Изменено: 15 октября 2011 — 23:18

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
25 сентября 2011 — 1:23 Гадкий ретконщик apelsin

Араррара!
Ксив, ты же, ты же... Не балуй ее!
Скоро посадим Элли в подвале у Титуса и будем кормить энергокристаллами... =З

25 сентября 2011 — 1:38 Lone_Wolfy

Красиво. Эльфы, какие они есть, хех. Ну... почти.

29 сентября 2011 — 12:35 Ferrian

Впечатляет. Очень хорошо выдержан стиль в каждой реплике и жесте - в том числе красиво изображено и использование магии.

30 сентября 2011 — 12:51 Ing

Очень понравилось. Добавлю себе в закладки)