Mychar закрывается 1 мая 2021 года
Пожалуйста, сохраните необходимые вам публикации и изображения до истечения срока.

Книга Мертвых Книга Мертвых: Свет в конце коридора

Бешаад Всевидящий
Леани
Ниобэ

Первая встреча и последующее за ней объединение четырех наемников и приключенцев пройдут в духоте нижнегородского подвала. Подведут ли их ожидания или удовлетворят сполна?

В роли нпц — Эонарис.
Шафья отыгрывается Хо'дзан.


..Им предстояло встретиться в тот нелегкий день, когда небосклон, серый и неуютный, был весь покрыт темными кучевыми облаками, и ни единый солнечный лучик не пробивал их плотно-грозную завесу. Шаттрат, верно, жил своей жизнью - но тут и там торговцы уже шкерились по неплотно слатанными палаткам: тролль Жуль сгребал свои драгоценные цацки в зеленые ладони и заворачивал каждую из них в гофрированную бумагу - готовился перебираться в местечко потеплее, как и многие другие его коллеги и конкуренты. Ветер, неуемный и цепкий, развевал плащи стражей-миротворцев, неустанно патрулирующих весь священный город от дома до дома. Но, верно, было в Святилище то место, куда редкие градоохранители направляли свои озяблые ноги - на то просто не было нужды.
К одному из домов в Нижнем Городе была приставлена частная охрана. Массивные мужчины из числа дренеев стояли у жаровен, курящихся остропахнущим дымком, и туман заволакивал их очертания. Но ошибки быть не могло - те, кто послали новоприбывших к порогу здания, имели ввиду именно это - приглядное и на удивление скоропостроенное.
Их пропустили без вопросов. С кем-то были сопровождающие, кто-то представился как наемник, - и все они, позже или раньше, переступали порог... И неизменно оказывались в душной полутьме коридора, ведущего вниз, к одной-единственной двери, за которой внезапно вспыхивал яркий лиловый свет магических кристаллов-светильников.
Это место было приемной - каменные скамейки, создатели которых не разменивались на изящную дренейскую резьбу, стояли по правой стороне залы, тогда как большой круглый стол уместился в пятнадцати метрах перед ними.
Дренейка, одетая в сине-лазурное платье анахорета, исчезла за противоположной дверью, как только первый из героев появился внутри. "Позову", - щебетнула она, неясно-бледным пятном ускользая за арку.
Она не возвращалась долгое время, даже когда все наемники уже десять минут как были в сборе и предоставлены самим себе.

Когда Бешаад был в этом городе последний раз, стояла такая же погода, но дождя он тогда не застал. Не успел.
Сейчас его ждало точно такое же «разочарование». Он неспешно шел в назначенное место, специально сделав крюк, чтобы можно было обойти весь город. Надо сказать, Всевидящий за всю свою жизнь был в Шаттрате всего трижды – теперь четырежды – и всегда это место вызывало у него восхищение. Даже Нижний город, грязный, суетный и мрачный – он был убежищем и маяком, дававшим многим надежду. Но в целом… Шаттрат почти не изменился. Он был разрушен, а теперь отстроен заново.
Бешаад неспешно шел по холодным камням, осматриваясь и время от времени поглядывая на пасмурное небо. Он искренне надеялся застать дождь, но раньше того он пришел к лачужке во всеми забытом уголке Нижнего города. Дреней хотел было представиться, но один из стражников, тот, который стоял справа от двери, молча кивнул ему на вход.
И так Бешаад оказался в приемной, миновав ставший для него неожиданностью спуск, - усталый дреней в потрепанной дорожной мантии, с небольшой сумкой и боевым посохом за спиной. Он заметил исчезнувшую в проходе дренейку, но сказать ничего не успел. Пожав плечами, Бешаад уселся на самую дальнюю скамейку и принялся изучать небогатый интерьер.

Родной город, изменившийся до неузнаваемости за последние 20 с лишним лет , как ни странно, слабо беспокоил дренейскую девушку, она почти не вертелась по сторонам, как это было в свое время в Штормграде и Дарнасе. Она шла по тропинке, вьющейся между беспорядочных каменных плит Нижнего Города, чуть сгорбившись под весом оружия, взятого с собой «на всякий случай». Неторопливая беседа с женщиной из видения прервалась совсем не вовремя – они подошли к нужному зданию.
Ниобэ чуть помедлила, остановившись перед мужчинами у входа, но спутница проследовала дальше и махнула рукой, приглашая внутрь. Покусывая губы от волнения и где-то в глубине души подозревая, что её принимают вовсе не за того, кто им нужен, она осторожно шагнула на крыльцои и дернула за лямки, поправив съехавший ранец.
- Нас ждут, - поторопила её женщина в белом.
- Да-да, иду… - девочка быстро зацокала копытами и догнала посредницу.

Войдя в приемную, она плюхнулась на ближайшую скамейку, звякнув мечом и арбалетом, висящими за спиной, и быстро огляделась, ища взглядом принимающего. Бледная дренейка присела рядом, расправив платье, чтобы не помялось.
- Ну что, где? – нетерпеливо спросила девочка через пару мгновений, выпутываясь из лямок тяжелого рюкзака и десятка ремешков, на которых висела пара дюжин подсумков.
- Жди, - посредница бросила строгий взгляд на Ниобэ, и та затихла.

Леани, насвистывая, бодро цокала копытами по каменной мостовой древнего города. Подковы выбивали искры, настроение было превосходное, его даже не могла испортить пасмурная погода.Впереди ждало очередное приключение. Аукиндон, разумеется, был не идеальным местом для прогулки, но побывать там... это было бы как минимум интересно. Воительница предпочла сразу облачится в полный свой доспех, на случай, если придется выступать сразу. Вроде этот загадочный заказчик торопился.
Дренейка видела Нижний город разным. И полным таинственных закоулков, которые так весело было исследовать с приятелями в детстве, и мрачным, напряженно огрызающимся, когда орки рвались сквозь кольцо надежных стен внутрь, и тем оживающим торговым городом, какой она увидела после визита сюда из Азерота.
А вот и пункт назначения. Могучие стражи у ворот цепко оглядели наемницу, задержав взгляд на внушительных доспехах, на слабо светящихся камнях в оголовьях торчащих из-за спины мечей, на потертой рукояти метательного топора. Вопросительный взгляд и неспешный кивок. Леани тряхнула белой вихрастой головой и решительно потопала внутрь. Там уже сидела дренейка в светлом платье, рядом с ней другая, совсем девчонка. На дальней лавочке озирал простое убранство приемной плечистый дреней.

Воительница кивнула присутствующим, шагнула к ближайшей скамье, сняла небольшую заплечную сумку и с лязгом устроилась на каменном сидении, оперевшись спиной о стену. Мечи немного мешали, но наемница предпочла их не снимать.

Ему уже приходилось бывать в Нижнем Городе – признанная клоака прекрасного нового мира принимала многих гостей, радушна была со всеми, а на подозрительных зыркала мягко, с пониманием. Один раз здесь пришлось оставить сумку. Иной – несколько монет и счастливые физиономии местных стражей. Несколько иных посещений и вовсе увенчались благодушным посещением рынка, а рынок…
… Шафья, блаженно закрыв глаз, вдохнул, еще стоящее в воздухе, амбрэ – пряности, разреженный как во время грозы, воздух от контейнеров Протектората, пот, грязь и огры… бодрые здоровячки в качестве замечательной вкусовой добавки. Разве могло сравниться с этим праздником жизни неприметное строеньице, около которого его минуту назад ссадил хмурый «провожатый»? Нет, что вы, сиятельные… как можно. Эльф еще раз обмерил дверь, лишенным энтузиазма, взглядом и, ссутулившись, шагнул вперед, стараясь не оглядваться на громил подчеркнуто недружелюбного вида. Быть может, они сверлили его своими, невыносимо звездными, глазами за сутулость? Или за отсутствие хвоста? Может быть, Шаттрат просто не распространил на них этот приторный «монетки, монетки» дух расовой терпимости? Что, нет?
Не задумываясь над тем, что может ожидать его внутри, Шафья юркнул в приоткрывшуюся дверь, поспешно захлопнув её за собой.

«Ойоооооой…» - Только и грохотнуло в ошарашенном темнотой и зрелищем, голове. Четыре пары ярких глаз. Четыре физиономии образа самого, что ни на есть синего. Восемь козьих ножек и тишина, в которой можно было услышать стук собственного сердца.
Шафья выровнял губы, нервно дернув, зажатой между них, соломинкой. Чуть было не шагнул назад, инстинктивно прижавшись лопатками к двери и почти рассеяно озирая компанию единственным оком. Медленно вдохнув и убедившись, что ничего… в сущности, ничего не произошло, эльф коротким шажком сместил своё худое тело вбок от двери, скромненько устроившись в уголке. Это было быстро – секунды еще давали время подумать, кто же здесь начальник…

А начальника как раз не было. Шафье (впрочем, как и прочим новоприбывшим) никто не объяснил, что к чему, и лишь один Бешаад наверняка знал, что здание хотя бы не пустует.
Любые звуки, даже самые тихие, в этом зале благодаря хорошей акустике упруго отскакивали от цельнокаменных стен, но устной речью воспользовались только две дренейки - и оттого их голоса зазвучали гулче и громче.

Не успел Бешаад толком изучить отсутствующий на стенах узор, как в приемную вошли сперва три дренейки, а затем… эльф? Впрочем, было бы удивительно, если бы эльфы НЕ заинтересовались экспедицией в Аукиндон.
Поправив бинты на руках Бешаад осмотрел прибывших. Первая дренейка, вся обвешанная железом – судя по всему воин и идет с экспедицией, та, что нетерпеливая и с рюкзаком... по виду чувствует себя в этой приемной не в своей тарелке. Третья наверняка просто посредник. А эльф… эльфу Бешаад не уделил особого внимания. Наверняка какой-нибудь охотник за реликвиями или чего еще хуже. А, может, он и из Провидцев, но зачем тогда прятать опознавательные знаки? А заказчик все не появлялся, что заставляло немного нервничать. Хотя и это понять можно – внятно объяснить, что же могло понадобиться кому-то в Аукиндоне, непросто. Бешаад бы с удовольствием послушал эту полуправду, которую заказчику еще надо подготовить.
Выждав пару секунд Всевидящий в очередной раз поправил бинты, слегка скривившись от боли, и обратился к пришедшим:
- Мое имя Бешаад. – Дреней кивнул и пристально посмотрел сперва на дренейку в доспехах, затем перевел взгляд на эльфа. – Вы… идете с экспедицией, так? – Не дожидаясь ответа Бешаад откинулся назад, облокотившись на стену и уставившись взглядом куда-то перед собой.

"Нет ничего хуже ожидания неизвестного," - промелькнуло в голове непоседливой девочки, когда её руки потянулись к лежащему рядом рюкзаку. Открыв заплечную сумку, она принялась рыться, тихонечко шурша припасами и изредка бросая быстры взгляд то на женщину в латах, то на интеллигентного вида мужчину в дальнем углу, то на эльфа.
"Ага, вот оно", - мысленно сказала девочка сама себе, вытащив небольшой мешочек с сухофруктами, и начала потихоньку есть, вытаскивая то чернослив, то курагу, то сушеное яблоко, и затем вытирая руки носовым платочком.
- Это что, он мне? – шепотом она спросила женщину в белом, дотронувшись рукой до её плеча, чтобы привлечь внимание. Мысль, что её считают «настоящей», вызвала у Ниобэ легкую дрожь и волну холодного пота.
- Ты не хуже их, просто… просто ты о себе кое-чего не знаешь, - после некоторой паузы едва слышно сказала спутница, неподвижно сидящая подобно мраморной статуе. Мыслями она вовсе не там, где телом.

Компания подбиралась, в общем-то, вполне себе дренейская. Но мгновение спустя внутрь шагнул эльф. "Хм, интересно, он от Провидцев?" - мелькнула мысль. - " В углу жмется... а ведь я еще даже без шлема."
Леани хмыкнула еще раз, теперь уже вслух, и отвернулась, дабы не смущать эльфа. Он и так себя явно не в своей тарелке чувствовал.
Духота в коридоре начинала мешать. При входе Леани почувствовала, что воздух тут и так спертый, а теперь еще и в довольно небольшой приемной собралось порядочно народу. Девочка шебуршала, роясь в своих пожитках, ее спутница сидела неподвижно.
В этот момент заговорил дреней на дальней скамье. Наемница кивнула в ответ на вопрос и немногословно представилась:
- Леани.
Глубоко вдохнув остатки воздуха, воительница решительно шагнула к выходу мимо эльфа, распахнула дверь, буркнула охранникам:
- Там дышать нечем, не закрывайте, - и вернулась на свою скамью.

Мудрилы из оперативного отдела когда-то придумали умную фразу "не буди лихо, пока оно тихо" и умудрялись повторять её при всяком удобном случае. Вот и теперь... Шафья отступал в угол, скользя внимательным взглядом по лицам и телам присутствующих - отступал и думал "не буди лихо..." Скашивал глаз в сторону заговорившего дренея - "заклинатель" - дуэтом пели око и аналитическая часть ума. "... лихо..." бормотал внутренний голос. Пропускал мимо эксперессивную дренейку с дверью и тихо, бесцветно замечал себе "тихо..."
Нужно было сделать что-то прекрасное и дружелюбное, но время не располагало к лукавому мудрству:
- Шафья. Добрейший наш знакомый убедительно попросил помочь, как уж тут отказать... - Негромко обронил эльф на относительно бойком, но лишенным тоновой специфики, дренейском, склоняя голову к собственному плечу и мягким шажком пятясь подальше от выпирающего из-за двери стража и скорейше уводя тему куда подальше. Вместе со взглядом. В сторону пары не представившихся дренеек. - А эти н-настоящие дочери своего народа... они?

Отдаленно - слишком отдаленно, чтобы судить о его близости, послышался перестук дренейских шагов. Звук, отстраненный и вялый, долетал до искушенных ушей крайне медленно, будто путался в хитросплетениях коридоров и комнат. А может, это была просто галлюцинация, и то, что услышали гости странного дома, - не более чем влияние долгого ожидания и духоты?

Бешаад слегка встрепенулся, услышав звук шагов. Судя по отдаленному, то затихающему, то усиливающемуся звуку, эта всеми забытая лачуга скрывала нечто куда более… масштабное. Возможно, дренею это все показалось, но на миг он позабыл и сидевших вместе с ним в приемной, и грядущую экспедицию, и провалился в свои мысли, представляя хитросплетение подземных туннелей, возможно, комнат и даже залов, лежащих за аркой, о которых Шаттрат даже не подозревает. Однако, вскоре мысли Бешаада вернулись в приемную. Он расслабился, закинул ногу на ногу и прислонился головой к стене, сминая свои собранные в колючий хвост волосы. Всем своим видом он показывал спокойствие, только его пристальный взгляд, обращенный к арке, и шевелящиеся придатки выдавали волнение.

Услышав шаги, Ниобэ с силой вставила мешочек с сухофруктами в рюкзак между туго набитыми свертками.
- Я Талуу, а это Ниобэ, она пойдет с вами, а я посредница, - вдруг сказала женщина в белом, "вернувшись" в себя.
Девочка завертелась, беспокойно оглядываясь по сторонам и ища шагающего, попутно суетливо натягивая систему ремешков с подсумками, и тяжелый рюкзак, а так же арбалет и меч.
- Идут, идут! - шепнула она посреднице с ноткой радости.
Последним взмахом рук она поправила прическу, придатки, ремешки, села прямо и положила руки на колени строго симметрично, натянув дежурную улыбку и приготовившись встретить заказчика.

Леани усмехнулась эльфу:
- Ты неплохо знаешь наш язык, - констатировала она, шагая мимо него обратно к скамье, отметив для себя, что эту особенность нужно учитывать.
Вежливо улыбнулась представившимся дренейкам, не показав виду, что несколько удивлена таким раскладом. Девчонка - в Аукиндон? Только-только Леани вновь присела на скамью, как Ниобэ засуетилась, торопливо приводя себя в порядок и что-то зашептала посреднице Талуу. Наемница чуть шевельнула ухом и уловила мерное буханье копыт - походку некоторых дренеев можно было спутать только с поступью штормградского тяжеловоза. Двуногого. Хотя, вполне возможно, что всему виной было эхо.
Леани зашуршала окольчуженым хвостом по каменной скамье, подбирая его ближе к бедру, скрестила копыта и невозмутимо стала ждать.

Настигший последние слова Шафьи, звук в одно мгновение поставил и без того напряженные нервы эльфа «на уши», но почти сразу потонул в доводах разума – знаем, знаем мы таковых. С самого начала этой истории представители козлоногих были очень… очень озабочены внешним эффектом. С великой помпой было подано его извлечение из монастырского комплекса, а это странное эхо – продолжение талантливого оформления. Топают, топают тяжкие копыта…
- Времена такие. – Только и прозвучало в ответ назвавшейся Леани. Не слишком ли сухо, утилитарно? Шафья походя одернул себя – показывать ход своей мысли было рано, а значит не стоило и думать: замешкавшийся глаз эльфа шевельнулся, соскальзывая взглядом с дренейки, названной Ниобэ, и её мешочка. Нервно расширился. Стрельнул в сторону двери. Смотрите, прекрасная публика: мы обеспокоены, мы шарим взглядом по комнатке, стараясь понять, где это самое «за стенами», мы ничем не отличаемся от вас… расы доходяг. Ничем. Вообще.

Шаги - а при приближении это оказались именно они, а не нечто иное, - судя по всему, принадлежали дренею либо грузному, либо зело мускулистому, как Серапиаас, который притащил Шафью в Шаттрат. Кроме того, шедший был, очевидно, один, - анахоретка как сквозь землю провалилась, если, конечно, не утаила ущербное свое тельце где-нибудь в очередной келье.
В конце концов, будто устав испытывать ожидание прибывших, ходок заметно ускорился - и уже через пару минут дверь, отделявшая приемную от другого коридора, растворилась и явила дренеям и эльфу высокого, но неимоверно полнотелого Изгнанного, держащего под мышкой массивный гримуар.
- Как вы знаете, меня зовут Каэнадж, - начал он прямо с порога, свободной рукой оглаживая белую бороду, - И я собрал вас всех здесь, чтобы... М-да, я не ожидал, что в отряде будет... кровавый эльф. Тем не менее, меня не особо интересует расовая принадлежность кого-либо из вас.
Он, величественный настолько, насколько позволяла его грузность, проследовал к столу, встав аккурат напротив скамеек.
- Я прошу вас представиться и рассказать немного о себе. Каждый - по очереди.

- Бешаад Всевидящий. – Дреней не поднялся со скамейки, не изменил своего положения, даже не кивнул в знак приветствия. Но он пристально смотрел Каэнаджу прямо в глаза. – Боюсь, много рассказать не могу. - Один из лицевых придатков Бешаада заметно дернулся. - Из последних моих дел… хм, на Экзодаре я следил за манапроводом №3, всецело отвечал как за него, так и за почти все прилегающие конструкции. – Лицо дренея не выражало абсолютно никаких эмоций, и голос был сух. – Я ученый. Возможно, вы даже что-то слышали обо мне, давно. Возможно, даже читали один из моих трудов о… перемещении чистой энергии через порталы, например.
Закончив говорить, Бешаад почесал подбородок левой рукой и поправил спавшие из-за этого бинты. Дреней перестал смотреть Каэнаджу в глаза и внимательно оглядел его. Всевидящий и сам был не атлет, но он уступал большинству дренеев в массе, тогда как стоящий перед ним явно запустил себя. Но это, похоже, ему ничуть не мешало. Наконец, закончив изучение, Бешаад изменил позу – наклонился вперед и оперся локтями на колени, подпирая голову руками. Он начал вновь смотреть прямо в глаза тучному собрату, сидя как статуя, только подергивающиеся придатки выдавали явное волнение и заинтересованность.

Женщина в белом поднялась со скамьи и коротко поклонилась вошедшему, морщинка напряжения между ее бровей разгладилась.
- Каэнадж, это тот стрелок, которого я обещала. Опытна не по годам.
Ниобэ принялась нервно постукивать пальцами по коленям, перебирая в уме весь свой немногочисленный опыт, который смогла вспомнить – в Зангартопи она все 20 лет просидела в храме, будучи швеёй и поваром, причем весьма посредственным, далее в полубредовом состоянии добралась до Экзодара, спустя несколько месяцев после чего была направлена на обучение к одному ветерану калдорайской армии. Где тут «опытна не по годам»?
- Другое дело, опыт её, как я и упомянула ранее… - Талуу с легкой усталостью взглянула на взволнованную девочку, и продолжила, - специфичен. Всё довольно сложно, но я уверена, она не подведет.
"Сложно? Что тут сложного?" - девочка бросила полный недоумения взгляд на посредницу и вдруг поняла, что не может ничего про неё вспомнить.

Появившийся дреней заставил левую бровь воительницы дернуться вверх от изумления. Такого здоровенного и, чего уж там, толстого, представителя своей расы ей давно не приходилось видеть. Белобородый, высокий - он выглядел весьма внушительно.
Выслушав предыдущих дренеев и постаравшись получше запомнить полученную информацию, Леани встала, чтобы не смотреть на Каэнаджа снизу вверх, небрежно отбросила назад правый лицевой придаток. Рост у дренейки был выше среднего, но все равно пришлось чуть приподнять подбородок, чтоб обежать взглядом лицо заказчика и остановится на глазах:
- Леани, представитель ордена Звезда Познания. С нами связалась Нэннэлас и сказала, что вам нужна будет воинская поддержка. Меня направили для этого задания, - рассказывать дренею автобиографию, начиная с раннего детства, Леани явно не собиралась. - Специализация: защита, телохранитель, обеспечение безопасности экспедиций. Если есть вопросы по поводу моей квалификации - прошу.

Каков экземпляр…
Шафья приглушенно сглотнул, перекатив кадык под тканью спрятавшего шею шарфа с неброской местной вышивкой. Взгляд вошедшего обдавал чем-то, до неприятности испытующим – почти забытое чувство, в последний раз навещавшее эльфа еще в на старой службе… А его чары? О… он не мог точно вспомнить, где же видел что-то похожее. Густая, мутная рябь, перемешавшая темноту и лазурь, вкралась в картину мира, заставив Шафью автоматически вспомнить последовательность фокусировки… но нет. Это было не место. Это было не время. Высочайшее лицо как раз разобралось с остальными.
- Шафья… – Вымолвивший собственное имя, син’дорей поднял вгляд на своего испытателя и полурассеяным, автоматичным жестом провел по стене расслабленной ладонью – словно стремился собрать с неё пыль, а заодно и опору. – … наёмник. Местный. У меня имеются определенные познания по части того, как избегнуть проблем с демонами, и сталось так, что, знакомый вам, Серапиаас счел их полезной страховкой от возможных ошибок.
Слова были произнесены негромко – почти шепотом и со, скрадывающим часть выражения, акцентом.

Каждую минуту, даже каждую единую секунду, цепкий, холодный взгляд Каэнаджа следил за повествующими поочередно - когда кто-то из них говорил. Ни разу мерзлота тусклых очей не сменилась живостью или интересом - и только тогда, когда пришло время выслушивать рассказ кровавого эльфа, Каэнадж ощутимо и заметно дернулся - и тут же резко хлопнул фолиантом по столу, рвано отдернув взгляд от Шафьи.
- Итак, - его голос звучал вкрадчиво, заговорщически: так, как будто он собирается в восхищении раскрыть сокровенную тайну и выбирает наиболее удобные для этого слова, - Пока я не вижу никаких причин отказывать кому-либо из вас, кроме того, у меня совершенно мало времени и возможностей выбора. Начнем с поверхности и, если быть точнее, с того, за чем многие пришли: я говорю про награду. В случае выполнения моего требования вы будете щедро вознаграждены дренорской валютой, либо, при желании, можете попросить обмена на азеротскую. Кроме того, каждый из вас получит возможность безвозмездно выбрать из моего хранилища по одному артефакту. Всех ли устраивает такая награда?

Когда Каэнадж закончил говорить, Бешаад медленно поднялся со скамьи, осмотрел присутствующих, затем перевел взгляд назад на заказчика.
- Конкретно меня… награда не интересует. – Бешаад слегка наклонил голову вправо и сложил руки на груди. – Меня интересуют причины. Что кому-то вроде вас, - дреней слегка кивнул, указывая на собеседника, словно уточняя, - понадобилось в том ныне проклятом месте. И главное – зачем? Я думаю, можно сразу переходить к этому, так как возможной наградой, - Всевидящий бросил беглый взгляд на наемников, - все наверняка будут довольны.
- Казне не стоит разоряться на меня. – Слова слетели с, едва шевельнувшихся губ Шафьи вместе с ощущением легкого неуюта. Медленные. Негромкие. Такие, которые подбирают осторожно и с оглядкой. – Не возьмусь отказываться от артефакта, но остальное… давайте заменим это бумагами, подтверждающими мой статус, как исполнителя воли верхнего города. Или дающими право прохода через Портал.
Эльф закончил, приглушив голос и… помрщился чему-то своему, скашивая взгляд на ладонь, оторванной от стены, кисти. Еще одна секунда – и та была спрятана в рукав простого халата.

Теперь настала очередь правой брови воительницы совершить подъем наверх.
"Отказывать кому-нибудь из нас? Это мне помощь нужна, что ли? Но ситуация становится все интереснее, а заказчик, как и многие из них, особой приязни пока не вызывает. А лишние деньги и артефакты лишними не бывают, пополню казну и схрон Ордена."
Разумеется, озвучивать все это не стоило.
- Возможно, для кого-то это прозвучит странно, - бросила Леани насмешливый взгляд на Бешаада, - но меня тоже весьма интересует эта сторона вопроса. От вознаграждения не откажусь, но не это основная причина моего здесь появления. Кое-что о целях экспедиции мне объяснила посредница, хотелось бы теперь узнать все именно от вас и в подробностях. В конце-концов, именно мы полезем в проклятый мавзолей рисковать своей... шкурой и общаться с духами, безумцами и прочими милыми посетителями этого заведения.
Для наемницы это была длинная речь, и знающий ее мог бы сказать, что она и вправду заинтересована в этой авантюре.

"Тебе рисковать жизнью, тебе и решать, забрать награду, или отказаться", - прозвучал голос посредницы в голове у девочки четко и ясно, как во снах, не вызывая никакого удивления и страха.
"Что я о себе не знаю?" - мысленно проговорила дренейка с арбалетом, вспоминая из снов, как это надо делать.
"Многое, но ты сама хотела всё забыть", - посредница уже отвернулась. Время от времени она поглядывала на других, присутствующих в помещении.
"Тогда скажи, опасно ли это? Опаснее ли тех снов?" - девочка поднялась с каменной скамьи, и шагнула в сторону Талуу.
"Ты пройдешь по бревну, перекинутому над пропастью", - последовал ответ.

Переминаясь с ноги на ногу, она слушала, что говорят другие по поводу награды, наспех прикидывая, каковы расходы золота будут у неё на всю эту авантюру. Одна только срочная аренда грифона у военных чего стоит? А обратно как добираться? Далее – боеприпасы, которые точно будут израсходованы, стоят вовсе не пару медяков, особенно специальные. К тому же, кто знает, что из снаряжения она будет вынуждена оставить, если что-то пойдет совсем не так? Нет, себе в убыток влезать в заранее рискованную и опасную авантюру ей совсем не хотелось, чтобы там не говорили эти заклинатели.
Заметив, что все, кроме неё уже высказались, девочка сложила руки на груди и, сглотнув ком волнения, начала:
- Наверняка вы в качестве награды отдаете не последние деньги, поэтому… поэтому не вижу ничего дурного в том, чтобы принять вашу благодарность.
Ниобэ вопросительно взглянула на женщину в белом, та легонько кивнула, поймав взгляд девочки, - «Продолжай».
- А что касается артефакта из ваших хранилищ… Даже не знаю, что там может быть интересного для меня, но… я не откажусь от подарка, - она скромно улыбнулась, надеясь, что большой жрец не оскорбится её словами.
Выслушав крупного дренея, женщина в белом обернулась и пристально посмотрела Ниобэ в глаза, чуть приподняв бровь.

- Кому-то вроде меня? А на кого я похож? Я думаю, явно не на одержимого расхитителя гробниц, и это каждому из вас может подтвердить уважаемая старшая жрица Алдоров - неужели вы будете сомневаться в светлейшем ее мнении? Что же до меня самого - я жрец. Но не Света. И не Тьмы. Естесственного увядания, я бы сказал, подобных мне вы могли бы назвать аукенаями, если бы я был не всего лишь последователем, который пытается напитаться отголосками смысла говорящих-с-мертвыми... Я пытаюсь возродить то, чем диаспора когда-то была, - уважаемой кастой жречества, а не сумасшедшими фанатиками. Я пытаюсь исправить ошибку, которые сотворили мои предшественники, и я сделаю это с помощью фолианта, в котором нашла запечатление мудрость веков, - Каэнадж в дружелюбном жесте обвел рукой над макушкой странноватый полукупол, а после дотронулся мясистыми пальцами до обложки принесенного фолианта.
- Это - то, что мне удалось одолжить у одной жрицы - с ней вы встретитесь позднее, как с проводником, - что-то наподобие дневника, в котором она упоминает о наличии огромного гримуара, хранящего на страницах все, что когда-либо было известно аукенаям. И это - не ложь; она подтвердила, что такая книга действительно существует. Когда-то ее вели страница за страницей старшие жрецы, но никто не думал, что ей будет суждено восстановить статус диаспоры в обществе...

"Дренеи..." - Только и промолчал охотник. Кривая улыбочка заскребла кашлем где-то под кадыком, пытаясь выбраться на лицо, но запуталась в ткани шарфа и едва ли не философской мысли. Дренеи, ох уж... выглядящая постарше парочка так заторопилась с любопытством о сути дела, что сочла обещаную нааграду слишком скучной материей. Куда их понесло? Ужели рачительный хозяин не вспомнил бы о брифинге сам? Дренеи, дренеи, дренеи...
Шафья на несколько секунд обратил свой взгляд в сторону, проявившей неожиданную разумность, девочки и склонил голову, зарывшись в ткань шарфа узким подбородком: пусть говорят. Дренеи были странной расой, но даже слепой мог поймать себя на мысли: как это чудно, когда все вопросы задают за тебя энтузиасты...

- То есть и в самом деле… - Бешаад отвел взгляд в сторону – Аукенай. В таком случае для меня честь быть с Вами знакомым. – Дреней будто «расцвел», на его лице заиграла улыбка и во взгляде появилась какая-то осмысленность. Он выдержал паузу, затем продолжил, вновь глядя в глаза Каэнаджа, но уже без прежней сухости. – То, что произошло с Орденом – трагедия и поистине чудовищная ошибка. Хотя мне кажется, что они сами в этом виноваты лишь отчасти… Но не это важно. Ваша цель благородна, она заслуживает восхищения и всяческой помощи. – Тон Всевидящего приобрел твердость. – Если та книга – действительно то, о чем Вы говорите… Она может стать спасением не только для ныне живущих аукенай, но и для будущих поколений. Разгадка причин одной из страшнейших трагедий. Не панацея, но основной элемент формулы… - Бешаад одернулся, поняв, что его размышления вряд ли сейчас будут кому-нибудь интересны. – Но продолжайте.

Услышав о книге, девочка с арбалетом присела на скамью и задумалась, подперев подбородок ладонью. Аукенаи? С чем ей предстоит встретиться? На что это будет похоже? И какая разница, кем они были раньше, если сейчас скатились в мракобесие и угрожают ей?
"Ты пройдешь по бревну, перекинутому над пропастью... что это значит? Я знаю, что по-твоему, это не так уж трудно. Вся сложность в том, что у меня не будет права на ошибку!" - мысленно пробормотала Ниобэ, надеясь, что её посредница "услышит".
Посредница же неподвижно сидела рядом. Конечно, она опять где-то там...
Не дождавшись ответа, дренейка с досадой махнула рукой и начала неспешно надевать все свои подсумки и рюкзак обратно, предполагая, что сейчас всю компанию направят куда-то прочь.

- Мне понятны ваши мотивы, Каэнадж, - произнесла наемница. - Цель кажется мне весьма благородной и в то же время интересной, хотя и опасной. Орден, который я представляю, с удовольствием поможет вам.
Леани произнесла эту речь, не глядя ни на кого. Лицо ее было бесстрастно, а полузакрытые глаза мягко сияли в полутьме коридора, которую даже открытая дверь особо не тревожила. Понять, что при этом думала дренейка на самом деле, не представлялось возможным. В принципе ничего нового она не узнала, но для наемницы крайне важно было увидеть то, как Каэнадж будет объяснять то, что ему нужно. Пока что никаких подозрений белобородый не вызывал.
Ну и из чистого и незамутненного духа противоречия, который, пусть и редко, но пробивался сквозь маску холодного отчуждения, она не преминула подчеркнуть, кто тут ому на самом деле помогает. Леани поправила перевязи мечей, показывая тем самым свою полную готовность к путешествию.

- Итак. Независимо от того, нужны ли вам артефакты или плата за содеянное, я благодарю вас и ценю вашу помощь как ничью другую. И уж тем более, та информация, которую я сейчас вам сообщу, должна удерживаться в тайне - не всякий может совладать со своим желанием получить в свои руки такую силу, но вам я доверяю. Постарайтесь не обмануть мое доверие. Итак... - повторился Каэнадж, притягивая к себе фолиант, ранее отставленный и отодвинутый в сторону. Сейчас дреней был похож на ректора какого-нибудь учебного заведения: настолько строгим и непоколебимым казался он, на первый взгляд слабый и бесформенный. Древний гримуар в его руках, аккуратно открытый, исторг из себя облачко пыли, заставив жреца поморщиться.
- Судя по записям в этом дневнике, книга, за которой я вас посылаю, должна находиться в лабиринтах аукенаев, а это значит, что вы не должны ошибиться направлением и не должны случайно заглянуть в другое место - живее будете. Владелица этого дневника попросила меня направить вас к ней, чтобы она объяснила все в деталях и подробно... В конце концов, ей не в пример известнее, что там да как устроено. Ваша цель - книга. Книга Мертвых.
Он замолчал, маленькими и влажными глазами бегая по истертым строчкам на одной из страниц дневника.
- Да. Я называю эту Книгу так. Ваша проводница видела этот фолиант воочию и знает, как он выглядит. Кроме того, есть еще один... нюанс. За него интересующимся будет выдана отдельная плата. В Аукиндон давно не направляли разведку; никто не знает, что творится там сейчас. Я хочу убить двух араккоа одним выстрелом: вы все получите специальные устройства, позволяющие записывать все то, что происходит вокруг вас, в звуковом формате. Эти данные мгновенно поступают на мой передатчик, и обеспечивают хоть какую-то информацию о положении дел в Аукиндоне. Даже если вы погибнете, то, что вы видели, может послужить во благо нам.

Как только Каэнадж начал – продолжил – говорить, Бешаад легонько дотронулся рукой до амулета на своей шее и что-то прошептал. Камень в середине диска начал мягко светиться и пульсировать, а грань амулета в виде тонкой окружности начала медленно вращаться, сопровождалось это тихим размеренным гулом. Как только аукенай закончил речь, Всевидящий убрал пальцы с амулета и скрестил руки на груди.
- Мне такое устройство без надобности – еще одно. Просто назовите координаты, чтобы я смог настроить свой коммуникатор на передачу данных. – Бешаад слегка нахмурился и оглядел обложку книги в руках аукеная. – Лабиринты Аукиндона – не закоулки Нижнего города. Насколько хорошо их знает наш проводник? – Бешаад еще раз дотронулся до амулета, после чего поправил бинты, поднял с пола свою сумку, посох, и выжидательно посмотрел на Каэнаджа.

Ниобэ слегка неуклюже, рывком поднялась со скамьи и на пару шагов подошла к Каэнажу, собираясь принять амулет. Но приблизившись к дренею-горе, она оцепенела и забыла, что хотела спросить. Нервно покусывая губы и держась за лямки рюкзака, девочка просто разглядывала то жреца, то древний гримуар в его руках.
"А, ладно, сам выдаст, когда придет время", - подумалось ей. Она обернулась и окинула взглядом будущую команду, смущенно улыбнувшись им.

Перспектива погибнуть во благо чего-либо в очередной раз заставила Леани скептически хмыкнуть, но пианиссимо. В то же время, не оценить подобную предусмотрительность она не могла. Тем более, если за это пойдет отдельная плата.
В целом, задача была предельно ясной: залезть в кошмарное место, достать книгу, попутно описать все, что видишь, вернуться живыми и с книгой. Чего может быть проще-то? Оставалось несколько уточнений.
- Это устройство не будет мешать в бою? - хмуро поинтересовалась наемница.

Секунд пять тишины и вот - в комнатке прибыло затхлой темноты. Доселе малоподвижный син'дорей у входа подцепил дверной крюк коротким, незамысловатым движением левой руки. Подцепил, потянул на себя и украл у помещения поток чистого воздуха, но отчего же такие жертвы?
- Вас не затруднит показать устройство в работе, ведь нет? - Эльф прервался на вдох, оказавшийся не громче псевдодренейской речи. - Не хотелось бы иметь предмет с постоянным каналом связи в месте, которое по слухам привлекает адептов всевозможной магии...
Единственный глаз Шафьи обратился в сторону Каэнажа, и это казалось забавным... видеть, как большое, окруженное бледной, нездоровой и словно бы раздраженной, кожей, дернулось раз или два. От неуюта? Неужели...
- А говоря о слухах... какой срок давности имеет информация н-нашей будущей знакомой?

- Показываю, как это работает, на конкретном примере. Бешаад, очень повезло, что у вас оказалась копия такого же амулета. Неужели тоже сборки Т-67 для воздаятелей? Никогда не смог бы спутать этот гул с чем-либо... - Каэнадж горестно выдохнул и, расстегнув верхние пуговицы воротника, пальцами уцепил похожее устройство за платиновую цепочку. Ослабив ее натяжение, дреней вытянул кулон перед собой - и на рассмотрение окружающим предстал почти такой же амулет, что был и у Бешаада.
- Погодите. Я перешлю настройки на ваш амулет. Частота 56.7, да? Хорошо, - полупрозрачное интерфейсное табло, по дренейскому обыкновению, лилового цвета, появилось словно из ниоткуда, когда Каэнадж зажал небольшую кнопку на обратной стороне медальона. Неожиданно ловкими движениями мясистых пальцев он выбирал какие-то элементы и баннеры, задавая, очевидно, направление сигнала.
- Настройки пересланы. Сохраните их, и мы сможем продолжить обучение.

- Да.. изначально Т-67, но я добавил некоторые модификации. – Бешаад легко прикоснулся к камню в центре медальона, после чего тот ярко вспыхнул, и прямо перед лицом дренея появилась интерфейсное табло, похожее на таковое у Каэнаджа, однако, выглядело оно куда более… заполненным. – Частота 56.9, если у Вас есть голографическая панель, я смогу передавать изображение. Но вести запись, к сожалению, придется Вам. – После манипуляций с интерфейсом, на которые ушло не больше пары секунд, Всевидящий кротко кивнул аукенаю и посмотрел на своих компаньонов. – Я уверен, проблем с коммуникаторами не возникнет. – Бешаад усмехнулся. – Для воздаятелей в свое время делали специальные… облегченные модели. – Закончив говорить, дреней горько вздохнул, покачал головой и отошел к стене, освобождая место для остальных.

Дренейская девушка внимательно выслушала инструкцию, несколько раз повторив шепотом "частота 56.9". Затем опять огляделась по сторонам, ища взглядом эти амулеты. "Наверное, у него в карманах", - подумала Ниобэ, успокоившись через несколько мгновений, и перевела взгляд на наемницу, с самого начала вызывавшую у неё смутное, едва заметное чувство... "вкусом" почти таким же, как и эта женщина в белом, пригласившая её сюда.
"Её я тоже хотела забыть?" - мысленно, с долей раздражения поинтересовалась дренейка. Талуу оживилась, отвлеклась от разглядывания узоров на стенах, и смерила взглядом наёмницу с белыми волосами.
"У неё раньше были длинные волосы, ты помнишь?" - последовал ответ, подкрепленный соответствующим образом дренейской девочки, озорной и хулиганистой, - "не преувеличивай свою забывчивость, если поднапрячься, всё ты вспомнишь."

Ниобэ в ответ пожала плечами: "Ну, тогда потом как-нибудь, не сейчас".

Медальон не выглядел особо громоздким, но его излучение и вправду могло оказатся роковым, как правильно отметил одноглазый эльф.
Леани тревожно махнула хвостом, с серебристым кольчужным шелестом скребя каменную скамью. Ощущение настойчивого слежения... наемница поймала взгляд девченки с арбалетом. Та рассмаривала ее, не таясь. Леани чуть дернула плечом: "Ну и пусть себе смотрит!" - и внимательно проследила за действиями Каэнаджа. До квалифицированного дренейского техника ей было далеко, но, потратив некоторое количество времени, она могла разобратся в том, как работает это устройство. А оно должно было оказатся простым - вряд ли там, куда они полезут, будет достаточно времени для танцев с шаманскими бубнами, чтобы настроить передатчик.
Ловкость, с которой Бешаад обращался с передатчиком, несколько успокаивала. В случае чего можно будет расчитывать, что он сможет управится с возможными неполадками.
- Эти... амулеты... они позволят нам общаться между собой? Бешаад называл свое устройство коммуникатором. Такая возможность была бы хороша там, куда мы собираемся отправится. Но меня так же интересует вопрос, который задал Шафья.
"Кстати, о Шафье..."- Леани недовольно (снова сидеть в духоте!) посмотрела на эльфа и, придав голосу легчайший оттенок ехидства, поинтересовалась:
- Сквозит, уважаемый?

По всему было видно, что вопрос дренейки с кучей железа оказался той самой соломинкой, которая при неправильном приложении способна развалить даже наиболее выверенные конструкции. Замерший с видом устраненного от событий наблюдателя (ну давай, большой жрец... покажи, насколько от этого канала будет разить арканой, покажи кто придет по головы честных наёмников...), эльф едва не дернулся. На краткий миг болезненное лицо осветилось выражением искренней рассеяности.
"Она что..." - В тумане напряженного магического зрения всё казалось таким естественным, пока рассудок не догнал восприятие. Потерянность черт сменилась невыразительно-усталой кривизной рта:
- С нашей стороны. - Обронил Шафья слишком коротко и почти простодушно. Внимание уже вернулось на круги своя и желало утечь обратно - к демонстратору.

- Ах, да. Вопрос Шафьи, - прежде чем продолжить, Каэнадж смерил кровавого эльфа недоверчивым взглядом, холодным и неприветливым, - Свежее нет. Вы сами все узнаете у нее, но, смею заверить, Аукиндон - место опасное. Немногие совались туда и выживали. Информации - соответствующее количество. Но я отправляю вас к аукенайской дщери, большую часть своей жизни жившую под сводами города-мавзолея. Кроме того... - он, пересиливая себя и свою комплекцию, нагнулся и поднял с пола керамический лоток. Сверкая во бликах, оттуда игриво выглядывали медальоны воздаятельской модели Т-67.
- Они уже настроены на нужную частоту. Одна проблема - так как у Бешаада собственный амулет, у него своя собственная частота для связи. Это может быть... Неудобно. Может, возьмете в дополнение настроенный мной медальон? - дреней, очевидно, обратился к Бешааду, подвинувши лоток к краю стола.

Стоявший у стены и оперевшийся на посох Бешаад подался вперед, взял один из амулетов и повертел его в руках.
- Хм… хуже от него не будет точно. – Пробубнил дреней и спрятал медальон в сумке. – Воздаятельские коммуникаторы… Жаль, но ныне они годны только записывать информацию. Базовая модель – только звук. И передавать записанное на стационар, и то – не в реальном времени. – Бешаад тяжело вздохнул и прошел к двери и развернулся к остальным. Компания Всевидящему и правда попалась необычная, но и задача была не совсем в рамки вписывающаяся. Почесав подбородок, дреней скрестил руки на груди и прислонился к дверному косяку. Весь его вид излучал спокойствие и готовность, только предательские придатки дрожали и подергивались, обличая волнение.

Дренейская девочка подошла к столу и молча взяла техномагическое устройство, затем отошла в сторону, чтобы не путаться у других под ногами.
- Частота 56.9, - тихо прошептала она ещё раз, навалившись на стену, ссутулившись и начав неспеша настраивать амулет. Через несколько секунд дренейка удовлетворенно повесила записывающее устройство себе на шею и опять мельком взглянула на наёмницу в латах.
"Так значит, мы с ней могли видеться, когда ещё учились?" - мысленно спросила девочка с арбалетом, - "видимо, воспоминания не самые приятные, раз я её забыла."
"Она с тех пор изменилась, не делай поспешных выводов," - последовал ответ.

"Дали же Наару хлюпика в спутники... тут воздух вообще не движется, а ему сквозит. Ну ладно, лишь бы не чихал потом некстати," - наемница сочувственно кивнула эльфу, обозначив уголками губ понимающую улыбку, и вновь вернулась взглядом к Каэнаджу. Тот как раз поднимал лоток с амулетами. Из двух вопросов эльфа он ответил на тот, который менее интересовал наемницу и это обстоятельство всколыхнуло волну недоверия, прочно угнездившуюся во внешне спокойной и холодной дренейке. Но, как всегда, она не подала виду, просто взяв это на заметку. А вот разъяснения технически подкованого будущего спутника были очень кстати. Леани досадливо прикусила губу, узнав, что амулеты без встроенного коммуникатора, но это не помешало ей поблагодарить дренея:
- Спасибо, Бешаад.
Она поднялась и взяла один из амулетов в лотке. Подбросила на ладони, осмотрела и, не найдя внешних повреждений, проверила настройки нужной частоты. Тонкая, но прочная цепочка зазвенела на латах, и медальон плавно опустился на грудь, слегка цепляясь выступающей сзади кнопкой.
"Позже придется убрать под доспехи, - недовольно подумала воительница. - Меня не устраивает, если в бою это табло постоянно будет выскакивать, от того, что кнопка зацепилась за нагрудник. Или цепочку укорочу."
Девчонка с арбалетом, Ниобэ, вновь покосилась на нее. Леани ответила таким же косым взглядом, подхватила сумку со скамьи и подошла ближе к Бешааду у дверей.

Движение множества дренеев было зрелищем... по своему пленительным и одновременно ужасающим. Оно заставляло вспоминать подвижки гор из книг... какая же древняя хроника обходилась без движения гор?
Шафья всегда помнил за собой слабость к записанной информации, но когда горы сини и рогаты... нет нет, он никогда не понимал старика-анахорета, советовавшего выбросить из головы дурь, осесть и положить глаз на какую-нибудь козлоногую девичку.
Оставив в покое движение вселенских тел, эльф отделился от стены, прошуршав через комнату полами потрепанного халата и подцепил рукой свободный амулет. Сгребшая цепочку кисть руки немедля скрылась в свободном рукаве длинных одежд, оставив тусклый кристалл болтаться перед глазами. Пора было попятиться к двери вместе со всеми?
Шафья медленно перевел взгляд с кристалла на, приблизившегося и нависшего исполинским пиком, жреца; приоткрыл рот, смяв губы в досадливой паузе...
- Так что насчет структуры канала связи, у-уважаемый? Ваши устройства сохраняют постоянное совмещение... хотя бы и по частоте? - Вопрос вышел шуршащим на вид. Возможно, виной тому были разница в размерах и осевший голос? Или дурацкое неумение выучить путаные интонации козлоногого народца?

- Сохраняют. Это не подарок, Шафья, мне многого стоили эти амулеты. Я бы не хотел, чтобы их использовали по личным нуждам... И моей знакомой-воздаятельнице не хотелось бы, - он замолк на мгновение, - Мне больше нечего вам сообщить, кроме адреса жительства аукенайской жрицы - вашей проводницы и информаторши - и склада с походными вещами. Итак, кто-нибудь из вас, записывайте адрес склада: Нижний Гор... - и тут Каэнадж заткнулся - иного слова было не подобрать - настолько резко, быстро и главное - неожиданно он замолк. Его амулет, уже опущенный болтаться на шее, вдруг завибрировал и дернулся на цепочке.
- Получатель: Жрец Каэнадж! Приоритет: критически важно! Отправитель: Афобиус! - звонко защебетал женский голос, встроенный в кристалльное обеспечение, - Принять голосовое сообщение?
- Прошу меня простить, никуда не уходите... - Каэнадж, подхватив фолиант, исчез за громко хлопнувшей дверью.
Он не ушел далеко по коридору: до наемников долетали обрывки сообщения. Мужской голос говорил что-то про Аукиндон, что-то про караван, про бурю и называл какое-то дренейское имя. "Советую..." - последнее, что услышали приключенцы перед тем, как громкость голосового сообщения была понижена.
Каэнадж вернулся через минуту.
- Так. Важно. Ни в коем случае не забудьте. Вы - группа, которая направлена для того, чтобы исследовать Аукиндон, ясно? Вас спросят... у заброшенного каравана. Скажете, что вы посланы дренейским правительством по запросу беженки. Понятно? Пишите адрес склада: Нижний Город, пятый поворот от алдорского элеватора налево, спросить Марлая и сказать, что вы от Каэнаджа. Аукенайская жрица проживает так же в Нижнем Городе, в двух кварталах на запад от склада. Небольшой дом под номер двадцать восемь под мостом. Вы не заблудитесь. А если заблудитесь - спросите, где живет Тилмраанда. Все всё поняли? Советую сначала наведаться на склад, если вы хотите попасть туда до захода солнца. Времени у вас мало. Ну, удачи.

Сделав властный жест ладонью, Каэнадж указал на дверь и больше ни слова не проронил. Приключенцам-наемникам только и оставалось выползти наконец из душного подвала навстречу относительно свежему шаттратскому воздуху...

ID: 6724 | Автор: Пират-ассассин Эонарис
Изменено: 19 сентября 2011 — 22:46

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
19 сентября 2011 — 22:59 Леани

Люблю я скайповые логи. :)
Спасибо, что привела это все в красивый вид. :)