Жестокие игры

Прайгор
Тристана, графиня Ольгерд
Аквили Альбаре

"Пристанище сомнительных удовольствий и несомненного триппера" (с) Сапковский, Йеннифэр.

Все НПС - Lone_Wolfy.

****
Таверна — удивительное место, где можно поесть, попить, поспать, подраться, но самое главное — узнать последние новости. Все чаще в последнее время среди завсегдатаев «Забитого ягненка» ходил слушок про новое развлечение — бои без правил. Точно никто ничего не знал, а те, кто знали, лишь криво ухмылялись и потрясали серебром в кошельке. Сразу было видно, что дело хоть и опасное, но прибыльное

— Аквили, мы с тобой сошли с ума! Мы точно свернули в правильную сторону? — Тристана Эйршир, переодетая в мужской костюм, со стороны выглядела как симпатичный юный сын какого-нибудь местного зажиточного лавочника. Волосы, связанные платком, скрыты под шляпой, грудь даже не угадывается под тяжелым жилетом, черные брюки из плотной ткани, за поясом кинжал — единственное оружие, с которым Тристана мало-мальски умеет обращаться. Только ботинки чересчур маленького для парня размера, но кто на такую мелочь обратит внимание? Довершает все несложный грим.

И вот девушки идут по темному переулку навстречу сомнительным приключениям.

Гремя доспехами, к зданию «Забитого ягненка» приближался рослый мужчина, хмурый и мрачный. Собственно как всегда. Подойдя ко входу в таверну он остановился, огляделся и положил руки на рукояти топоров, давеча проигранных одному ростовщику в карты. К сожалению, одним ростовщиком впоследствии стало меньше, но тот, моля Прайгора о пощаде, успел сообщить ему о весьма интересном способе подзаработать— боях без правил на арене «Ягненка». И вот, сразу после бойни в доме ростовщика, Прайгор направился в Квартал Магов. Ведекинду тут не особо нравилось — травка вместо камней, везде так зелено и жизнерадостно… Да еще и напыщенные маги кругом. Тем не менее, целью Прайгора сейчас был «Ягненок» — место, которое даже арканисты обходили стороной. Если подумать, то и для боев без правил подвал этой таверны подходил лучше всего — сюда даже патрульные не заглядывали.

Глубоко вздохнув, Прайгор зашел внутрь, осмотрел пустое заведение и подошел к барной стойке.

— Плесни… чего-нибудь, —Ведекинд достал из поясного мешочка пару медяков, положил на стойку, после чего прислонился к ней спиной и стал разглядывать немногочисленных посетителей.

Бармен, до того меланхолично протиравший стакан, поднял взгляд на посетителя. Одет был сей человек, который по совместительству являлся владельцем таверны, в просторную корсарскую белую рубаху и черные штаны, заправленные в сапоги. Забрав пару медяков, он достал из-под стойки слегка грязный стакан (держа при этом чистый в руке) и плеснул туда из уже откупоренной бутыли. В принципе, это можно было назвать пивом. С большой натяжкой — но можно. Бармен вернулся к протиранию стакана.

— Да-да, кажется, мы идем правильно, — лихорадочно осматривалась по сторонам магичка. Спрашивать дорогу к «Ягненку», пожалуй, было бы неосторожно, а запутанные дорожки Квартала Магов выводили ее из себя — ориентировка на местности никогда не была ее сильной стороной. Но вот, кажется, это то самое злачное заведение. Аквили одернула камзольчик темно-синего цвета, одолженный у одного из слуг, нервно поправила шейный платок бирюзового цвета — магессе потребовалось немало времени, чтобы стать похожей на молодого франта среднего достатка, а верная шляпа, из-под которой торчали волосы, собранные в низкий хвост, пригодилась и тут, закрывая чуть не пол лица. — Ну, пойдем, — толкнула она дверь, и девушки вошли внутрь.

Таверна была не лучшей в своем роде. И уж конечно это было не то место, куда стоило идти двум молодым девицам, пусть и искусно загримированным под джентльменов. Столешницы, покрытые трещинами и царапинами от острых предметов, стулья с поломанными спинками, посетители подозрительного вида, пьющие из бутылок сомнительный алкоголь — любой почувствовал бы себя здесь неуютно. Судя по часам, бои должны были начаться через двадцать минут — в этом заведении уважали точность. Попасть же в подвальное помещение мог лишь тот, кто располагал нужной суммой и был готов отдать ее нужному человеку.

Тристана, не раздумывая, уверенно направилась к барной стойке.

— Мне что-нибудь погорячее, как и моему другу, — произнесла она приглушенным голосом, при этом поставив увесистый мешочек с монетами на стойку. Посвященные люди знали, что эта фраза и была паролем для прохода на нижний уровень, где и будет проходить действо.

«Замечательные охранники работают у Вальдесов», — Тристана накануне почти случайно застала двух крепких мужчин за разговором у ворот особняка. Один был в ливрее — это слуга рода эт’Бишен, второй — на вид самый что ни есть головорез. Позже, утянув молодца в темный уголок, баронесса выведала, что за дела тот имеет со столь сомнительными лицами. Поддавшись ли очарованию девушки, а может, угрозе выдать его барону, мужчина поведал о том что сегодня дерется на подпольной арене, а вместе с тем рассказал и пароль для входа.

Прайгор осмотрел вошедших, забрав пойло у бармена. Знакомые лица, впрочем, узнать их Праю не удалось. Ведекинд хотел было присесть на ближайший стул, но поняв, что скорее развалит его своим весом(и весом доспехов), остался у стойки. Та жалобно заскрипела, когда Прай расслабленно прислонился к ней, но сделана она была явно добротнее, чем прочая мебель. Сделав пару глотков и поморщившись от излишне изысканного вкуса местного пива, Прайгор обратился к новопришедшим «парням»:

— Что это такие сынки тут забыли, м? Может, у вас есть, чего интересного мне рассказать. —Прай сделал еще глоток и криво улыбнулся, вглядываясь в лица, пытаясь понять, чего в них такого знакомого. Запах перегара от Прая явно свидетельствовал, что мужчина уже успел принять на грудь и до «Ягненка». — Например, о местных забавах, а?

Бармен, не переставая меланхолично потирать чистый (и явно ни разу не использованный) стакан белым полотенцем (которым тоже вряд ли что-нибудь вообще чистили), оглядел вошедших «парней». Они явно сюда раньше не заглядывали, иначе он бы запомнил. Как же иначе. Он всё помнит. Если что-то забыть, можно потерять прибыль. Или место работы. Или вообще заснуть и не проснуться. Так что бармен немного помедлил, но всё же принял плату за вход и кивнул на заднюю дверь, перед которой стоял громила весьма угрожающего вида.

— У нас тут нет официантов вам всё носить. Горячее сами возьмете на кухне, — ответил он стандартной фразой, не обращая никакого внимания на поддатого посетителя (всё равно ничего больше не заказывает).

Вышибала, услышав её, слегка посторонился, ожидая, пока «парни» пройдут «на кухню». Хотя многие догадываются, что за дверцей той что угодно, но только не место, где толстый мужичок в белом колпаке готовит всякую-разную еду.

У Аквили буквально перехватило дыхание — проклятие, что если он их узнает. Девушка глухо ответила:

— Сам должен знать, раз сюда пришел. А если ты хороший боец, может, и поставить на тебя выгодно, — тут она позволила себе ухмыльнуться. — А вообще, хочешь заработать — спроси у бармена, он расскажет. Поторопись, времени осталось мало, — бросила она воргену и прошла за дверь.

Спуск вниз был довольно долгий — следовало преодолеть не меньше сорока ступенек, ступая почти в абсолютной темноте. Помещение внизу представляло собой что-то вроде миникопии арены — большая квадратная зала вмещала в себя человек пятьдесят зрителей, сидящих(или стоящих, если места не нашлось) на импровизированных трибунах. Перед трибунами было место для схватки, огороженное невысоким заборчиком. На середине ринга уже во всю надрывался человек, призывая делать ставки, расхваливая качество и силу бойцов, вокруг ходили напомаженные девицы, народ был большей частью подогрет алкоголем. Шум стоял такой, что с непривычки хотелось заткнуть уши. Потом, однако, можно было свыкнуться с обстановкой и даже получать удовольствие от представления.

Каждый шаг вниз по ступенькам отдавался в груди мощными ударами сердца. Тристана узнала Прайгора, но ввиду того, что сама была неузнаваема, эта встреча лишь подогрела её азарт.

У одной из стен сидели угрюмого вида здоровяки, без доспехов, в одних лишь брюках. Обнаженные торсы, горы мышц, у Тристаны захватило дух от открывшегося зрелища. Это были бойцы.

— Я поставлю на того, со светлыми волосами до плеч! А ты? — задорно прошептала она Аквили. — Хотя, было бы забавно поставить на мистера Прайгора, — девушка прикрыла рот ладошкой и хихикнула, тут же принявшись осматриваться в надежде, что никто не обратил внимания на столь странный для юноши жест.

— Однако… и что же тут у нас происходит, м? За что платим? – Ведекинд растягивал слова, смотря прямо в глаза бармену. — Убери свой сраный стакан и расскажи, что, где, куда, когда и сколько. —Прай нахмурился. По интонации было понятно, что он знает, что тут проводят, но не знает, как туда попасть. И очень хочет туда попасть.

Прайгор всей своей массой навис над стойкой, чуть ли не встав на мыски. Поставив полупустой стакан с пивом на стойку, он сложил руки, выжидательно смотря в глаза бармена.

Бармен некоторое время продолжал всё так же меланхоличнопротирать этот чертов стакан белым полотенцем, которое уже успело всем порядком надоесть. Потом он всё же поднял спокойный взгляд (а чего ему бояться в своем-то заведении) и ответил:

— Поубавь тон, дружок, не со шлюхой в порту разговариваешь. — Бармен позволил себе легкую ухмылку. — Хочешь пройти? Плати, — назвал сумму, — Запомни одно — если решил идти туда, то просто стоять и смотреть, как еда готовится, не выйдет. Придется помочь повару.

Вышибала слегка напрягся. Было видно, что он ожидает решения посетителя: если согласится — отступит в сторону, если же нет... в глазах явно читалось, что он сделает, причем с превеликим удовольствием.

— Ээ...М-м, да, хороший выбор. — Только и смогла произнести Аквили, оглядывая помещение. А заодно и людей в этом помещении. Проблема была ясна — если возникнут неприятности, бежать некуда. Впрочем, есть куда, но тем же единственным путем вверх по лестнице.

— Это же...весело! — Она широко улыбнулась. — Пожалуй, я поставлю на его оппонента. Вон того,рыжего,-ткнула она пальцем в невысокого, но коренастого бойца, — вот и посмотрим, чья сегодня удача. — она взяла деньги и решительно протянула их распорядителю сих зрелищ, получив в обмен какую-то бумажку\расписку\неважно что, главное, это гарантировало прибыль в случае выигрыша.

Тристана одобрительно ухмыльнулась и сделала свою ставку. Тут одна из девиц, в неприлично коротком платье с еще более неприлично глубоким декольте подошла к ним, держа в руках поднос с кружками:

— Молодые господа не желают выпить? Или еще чего? — Женщина подмигнула, покачав бедрами.

Тристана пару секунд ошарашенно смотрела на блудницу, после чего ухмыльнулась и как можно более уверенно и низко произнесла:

— Выпить давай, красотка, а остальное не сейчас! Лучше покажи-ка местечко где можно присесть. — С этими словами баронесса засунула монетку женщине в декольте. Та широко улыбнулась и кивнула головой, мол, следуйте. Проведя девушек через весь зал, блудница подвела их к самой свободной трибунке, по бокам которой стояли охранники.

— Тут для тех кто поприличнее. — Шепнула женщина склонившись к Тристане, при этом стараясь как можно больше открыть обзор на свою пышную грудь. Баронесса совсем развеселилась. Легонько шлёпнув женщину по попе, она прошла на свободное место и принялась выискивать глазами того самого симпатичного блондина...

В углу помещения стоял... Буря? Обнаженный торс, мощные мускулы, шрамы... Он стоял один, то ли потому что ему не нравились другие, то ли потому что к нему было просто страшно подойти... Кто знает? Тем не менее, это точно был он, горящие глаза с презрением оглядывали каждого вошедшего и вышедшего, или просто проходящего мимо. Внезапно он уловил знакомый запах...

— Шлюхи как минимум сразу к делу идут. – Прайгор усмехнулся и начал отсчитывать монеты, затем положив их на стойку. – Я так понимаю, мне идти за теми сынками, да? – Ведекинд кивнул на проход на «кухню». – И к кому там обращаться за всяким дерьмом типа правил?

Ответа Ведекинд дожидаться не стал, он махнул рукой и в развалку пошел к двери, оставив стакан с пивом на стойке и от всей души треснув латной перчаткой по морде одного из завсегдатаев, которому не посчастливилось сидеть рядом с проходом. Бедняга слетел со стула и врубился в стену, пролетев пару метров. Прайгор явно был настроен на всякое веселье.

Спуск оказался неожиданно долгим, или же это просто хмель в голове Прая недобро шутил. Но тем не менее Ведекинд вскоре оказался в зале, где в центре находилась арена, а вдоль стен – трибуны, забитые отребьем самых разных мастей. Аристократы, оборванцы, наемники, бандиты… Прайгор осмотрел зал, стоя в проходе, затем вышел вперед и поймал одну из «официанток», схватив ее за необычайно тоненькую талию. Девушке явно не было двадцати, но это тем не менее не мешало ей подрабатывать кралей в таверне, а Праю – успеть за миг облапать ее везде, где только можно. Наконец закончив с этим делом Ведекинд спросил:

— И где тут у вас… организатор или кто тут всем заправляет?

Организатор не заставил себя ждать — из второй двери (той, что находится между двумя мордоворотами такого уголовного вида, что Дробитель по сравнению с ними — милая домашняя собачка) вышел опрятно одетый в смокинг человек с зализанными волосами, щегольскими усиками и пенсне на левом глазу. Он вышел в центр арены, распахивая объятия, словно желая прижать к себе всех посетителей сразу. Трибуны разразились радостными возгласами и аплодисментами.

— Дамы и господа! Все мы здесь собрались, чтобы понаблюдать за замечательнейшим из всех доступных в Штормграде зрелищ — боем без правил! На сегодняшний день у нас пополнение — во-он тот господин с топорами, — организатор указал ладонью в сторону Прайгора, — И местный мелкий вор Карлик, кому лучше было бы работать вышибалой у нас в таверне, а не зарабатывать приключения на свою задницу, — укоряющий взгляд устремился к рыжему невысокому коренастому бойцу, — Как вы знаете, по нашим правилам первые бои проводятся по принципу "новичок против ветерана". Первым драться будет волосатый господин с топорами против одного из наших лучших бойцов, местного бомжа, до этого работавшего грузчиком в порту, Сердцееда! (Специально для тех, кто у нас впервые или не видел его прошлых боев — он сам просил так себя называть). — Пояснил организатор и отошел с арены к специально выделенному для него месту на трибуне. На арену вышел, похабно ухмыляясь всем женщинам, на которых успеет уронить взгляд, огромный качок с длинными — до плеч — светлыми волосами. Из одежды на нем только потрепанного вида штаны, заправленные в старые сапоги, за спиной болтается двуручник. Ремень ножен перетягивает рельефную грудь, по которой в отблесках пламени свечей стекают капельки пота (как и по всему накачанному телу). Он вышел в центр трибуны и толпа (по крайней мере, его фанаты и те, кто на него поставили) радостно взревела.

Аквили одобрительно подмигнула Тристане — быстро же она вжилась в роль, и,хлебнув из кружки, закашлялась — пойло оказалось на редкость мерзким. Какой-то длинный жилистый парень в цветастом платке, повязанном на разбойничий манер, презрительно посмотрел на *молодого человека* и одним махом выдул всю кружку — вот, мол, как пить надо.Аквили, отсалютовав кружкой, повторила его подвиг и даже не упала, схватившись за плечо баронессы. На мгновение в глазах потемнело, а горло словно обожгло огнем. Собственно, закричала она вместе со всеми после объявления противников, хотя слова, сорвавшиеся с губ магессы, были далеки от принятых в культурном обществе. Виной тому некачественная выпивка в количестве целой кружки или всеобщее настроение, неизвестно. К счастью, такие кадры были не новы там, где все следили за азартом боя, так что пока на Аквили особого внимания не обращали. Во всяком случае, ей хотелось в это верить.

— Нет, ну ты только глянь, ты только глянь как он улыбается! Ох, он бомж! Такого я бы пригрела, ахаха! — разгоряченную Тристану било крупной дрожью, голос, который она больше даже не пыталась приглушить, утопал в окружающих криках, кружка баронессы была наполовину пуста. Она, вскочив с места, пожирала мужчин глазами.

— И вы выставили против меня этого никчемного кретина? – С насмешкой выкрикнул Прайгор, силясь перекрикнуть шум толпы. Ведекинд покачал головой, сплюнул, попав на сапог одного из зевак, и принялся с усмешкой отстегивать ремешки, скрепляющие пластинки доспехов. Буквально через пару мгновений на Прае остались только поножи и сапоги, остальные же части доспехов валялись на полу у его ног. Он так вышел в круг арены как был, сверкая своим телосложением, которое тем не менее портили многочисленные шрамы(хотя — кому как), с подвязанными черной лентой волосами и с топорами в руках. Топоры выглядели особо грозно – на вид держать один такой топор в одной руке было сложно(если не невозможно), их покрывало множество царапин и сколов, и пятна засохшей крови… Будто топоры эти принадлежат не войну, а мяснику.

Прайгор встал напротив соперника и поднял руки вверх, как бы приветствуя зрителей, после чего сплюнул на пол и крикнул сопернику:

— Ну давай, ублюдок. Станцуй для меня! – Крикнув это Прай принял боевую стойку, выжидательно смотря на соперника.

Холтен вздохнул. Какого ***? Откуда здесь аж три человека Дома? Даже местный запах не смог переубедить его, что вон те два юноши это юноши, а не Тристана и Аквили.

— Что ж... посмотрим... — Пробормотал он подходя ближе. Теперь его было можно было разглядеть получше, впрочем, он и не скрывался...

Бомж усмехнулся и не торопясь, со скрежетом, явно играя на публику и демонстрируя своё тело во всех ракурсах, вытащил меч из заплечных ножен.

— Итак, бой начинается! Живым уйдет только один, или не уйдет никто! После боя любой желающий может за приемлемую цену унести с собой частичку поверженного или победившего, смотря в каком состоянии будет победитель. — Добавил организатор тоном профессионального рекламщика.

Блондин не стал ждать действий Прайгора. Он яростно оскалился, крутанул меч перед собой, высекая из пола искры, а затем, на новом замахе, сделал шаг вперед и ударил по противнику, стараясь резануть его кончиком клинка. Ноги же остались напряжены, готовые к маневру в любой момент. Бомж явно собирался использовать своё преимущество в длинне рук и оружия.

— Ах чтоб тебя! — Выдохнула Аквили, во все глаза глядя на противников. — Ну вот, теперь и бумажка недействительна. Она вздохнула. Ладно, не так уж важно. — Давай! Покажи ему! — Кричала она, потрясая кулаком,кажется,задев сидящих впереди. К счастью, все были так увлечены, что на это внимания не обратили. Шляпа немного сбилась на бок, и при желании можно было бы найти что-то подозрительное в невысоком юнце, но никому не было до этого дела. Аквили жестом подозвала какую-то девицу и, сунув ей серебряную монету, переназначила ставку. — Ну, смотри не проиграй. — Проговорила она, запихивая билетик в карман камзола.

— Врежь ему! Еще!!! — Тристна кричала от восторга, задыхалась и прыгала. Кружка опустела полностью и полетела куда-то в зал. Перед девушкой тут же очутилась новая, а пара монет снова погрузилась в декольте блудницы. Вдруг баронесса увидела что совсем близко подошел... Буря. Девушка в шоке на него уставилась. Но, через несколько секунд, взяла себя в руки, перегнулась через трибунку и с еле слышным сарказмом произнесла:

— Как поживаете, мистер Буря? Чуденый вечер! Идеальное время для прогулки без доспехов, не находите? — девушка оценивающе окинула взглядом торс гвардейца и принялась рассматривать лицо. Сомнений не было, это он, но только сейчас Тристана поняла что никогда его не видела без платка...

— Все замечательно, миледи, время для прогулки просто идеальное, а вот переодеваться в мужика... Впрочем, о чем я, можно подумать, что вы будете меня слушать, — хмыкнул гвардеец, — и все же, какого хрена вы тут забыли? Острых ощущений? Могли бы меня попросить, я бы выпорол и вас, и Аквили, чтоб знали, куда можно идти, а куда нельзя, — Холтен покачал головой.

Левая рука задумчиво погладила щеку, хм... а руки то у него все в укусах, глубоких...

У Прайгора тоже было преимущество, о котором его противник и подозревать не мог. Среагировав на удар, Ведекинд рванул влево, уворачиваясь от меча, и превратился в воргена. После превращения Прай сделал рывок к противнику, воспользовавшись его явным замешательством, и замахнулся обеими руками, сопровождая это все оглушительным ревом, даже на миг заглушившем шум зрителей. Правый топор воргена метил в голову противника, левый – в живот.

Ведекинд не обращал никакого внимания на публику, никак на нее не играл. Для него сейчас во всем мире был только он сам – и его враг, который должен быть побежден, растоптан, разорван.

Здоровяк опешил, когда противник внезапно превратился в большую волосатую хрень, а потому еле успел выпрямить ноги, которые до того были полусогнуты и находились в состоянии сжатой пружины, и отпрыгнуть в сторону. Одновременно с этим, он выставил вертикально клинок, блокируя удар топором в живот (от удара в голову теперь достаточно было просто слегка отклониться). Топор врезался в меч с нехилой силой, раздался лязг и полетели искры. Удар отдачей прошел сквозь сталь оружия по руке бомжа, от чего тот поморщился и отпрыгнул, перекидывая меч в другую руку, словно и не двуручник это был, а короткий гладий. Ну и естественно, во время всех его действий по мускулам на теле скакали блики — то пламя свеч отражалось от потного тела.

— Привет, Буря! — Радостно махнула Аквили гвардейцу. — Как поживаешь? Не занудствуй, тут отлично проводить время. — Усмехнулась она.—Так что план насчет порки явно в проигрыше! — Показала язык. — Лучше скажи, что ты сам тут делаешь? Тоже на ринг выйти собираешься? — Тут она обратила внимание на руки гвардейца — А это ты где заработал? — Удивленно спросила она, как бы между делом беря с подноса еще одну кружку.— Отлично! — Снова обратила она свой взор на арену. — Еще!

— Сволочь, ты что творишь! — Заорала баронесса, увидев метаморфозу Прайгора. Ей как-то доводилось наблюдать подобное, да и перевозбужденный мозг был уже не способен на удивление.

— Ого, Буря, кто это тебя так покусал? Хотя, мужчину с таким торсом и личиком... Ммм... ну почему бы и не покусать, ахаха! — Засмеялась Тристана, закинув голову. Шляпа слетела, но связанные платком волосы к счастью не растрепались. А и растрепались бы, что с того? Девушка уже весьма пьяна, новая ружка крепкого пойла быстро опустела.

Не теряя времени Прайгор прыгнул на противника, сверкая клыками в оскале и замахиваясь топорами, целясь в плечи противника своими жуткими топорами. Во время полета ворген краем глаза зацепился за знакомый силуэт… хоть и был он вовсе без доспехов, спутать сейчас было невозможно. И вылилось это в оглушительный рык и удвоенную силу будущего удара. Казалось, латные поножи и сапоги ничуть не стесняли движений воргена, взмыл в воздух он так, будто одет был в самое обычное тряпье.

Бомж согнул ноги в коленях, отклоняясь назад и выставляя клинок под оба топора, с появившимся в глазах страхом глядя на летящую на него мохнато-ревущую хреновину. Топоры с громким лязгом долбанули по стали меча, вес воргена, помноженный на ярость и силу удара, придавил блондина к полу. Бомж вскрикнул от боли, которая передалась от клинка к рукам во время удара, но всё же уперся лопатками о камень полового покрытия и попытался коленом отбросить противника в сторону. Меч при этом под давлением двух топоров уже почти упирался плашмя в шею бомжа.

Аквили хлопнула баронессу по плечу.

— Какой бой,а? — Сказала она с гордостью, будто лично тренировала противников. становилось жарковато, и Аквили резко рванула шейный платок, расстегнула одну пуговицу на камзоле, которая — черт бы побрал портного — миг отлетела кому-то под ноги. Будучи не совсем трезвой, Аквили, чуть согнувшись, медленно пошла вперед в поисках несчастной пуговицы, попутно расталкивая локтями мешающих ей людей.

— Не убей моего красавчика, Прай! — Крикнула Тристана, но голос в очередной раз, к счастью, был поглощен шумом толпы. Вот перед ней уже третья кружка, тот самый долговязый с уважением поглядывает. Тристана поглядела на пробирающуюся вперед Аквили и тут же устремилась за ней, на ходу стягивая с головы платок.

Прайгор, и так незначительно уступающий своему противнику в габаритах, в звериной форме был вдвое крупнее его. Удар бомжа-мечника только еще сильнее разозлил воргена, попав по его левой ноге, и не вызвав ожидаемого эффекта. Прайгор согнулся, едва ли не уперевшись в лицо врага своей оскаленной мордой, обдавая его своим наисвежейшимворгенским дыханием и глуша его ревом. Он придавил здоровяка всем своим весом, уперевшись ему коленками в плечи, левым топором он давил на меч противника, приближая его к его же глотке, а правым замахнулся и стремительно опустил, явно намереваясь раскроить противнику череп.

Что же произошло дальше? Вполне ожидаемое. Бомж даже обосраться не успел, как топор долбанул его по черепушке. Раздался громкий противный хруст кости, затем лязгающий удар стали о камень. Из раскроенной черепушки брызнула кровь и разлетелись серовато-розовые комочки мозгов, оседая на зрителях (удар был силён, да). Накачанное тело теперь уже мёртвого блондина обмякло и так и осталось лежать.

— И у нас есть победитель! Волосатыйтопорышник сегодня получает право уйти с арены живым и немного более богатым, чем несколько минут назад! — Крикнул организатор со своего места. — А теперь бери выигрыш и вали, лохматый. Итак, дорогие друзья! Все, кто заплатил за право забрать с собой кусочек того, что останется на поле битвы — показывайте бумажку и забирайте, че хотите! Хоть меч его, хоть член, только быстрее — другие бойцы ждут! — Закончил вдохновляющую речь организатор и плюхнулся на своё место. Пара громил двинулась к Прайгору и его поверженному противнику, намереваясь спровадить воргена и не дать не заплатившим урвать кусочек бомжа.

Но Прай останавливаться вовсе не желал. В порыве ярости он отбросил топоры и схватил уже мертвого противника за грудки. В общем, как схватил —впился когтями в грудь и принялся со всех своих сил бить о камни арены, ломая кости и разбрызгивая кровь. Продолжалось это всего пару мгновений, которых, впрочем, было достаточно, чтобы труп поверженного блондина превратился в месиво.

Кое-как успокоившись,Ведекинд превратился назад в человека, подобрал свои топоры и пошел к сваленным в кучу доспехам, бросив мрачный взгляд на приблизившихся громил. Прайгор тяжело дышал, в его глазах все еще полыхала ярость, которую он бы с радостью вылил на этих самых громил. Да на кого угодно, но он был вынужден держать ее в себе. Подойдя к груде железа, Прай достал из сумки некое подобие полотенца — тряпку – вытер кровь и пот и начал одеваться. Сперва простая одежда, затем доспехи. Закончив облачаться, Ведекинд подошел к организатору, ожидая получить свои деньги.

— Ого! — Присвистнула магичка, увидев занесенный над блондином топор. — Хрясь! — неприятный звук отозвался какой-то дрожью в теле, она застыла, зачаровано наблюдая, как тело оседает на пол, на лужу крови, все увеличивающуюся. Ее замутило. Она перевела взгляд на Прайгора, который уже выходил с арены. — Эй! — крикнула она, без особой надежды, что ее услышат. Вокругнеистовствствовала толпа, люди просто сходили с ума. Вдруг чья-то рука с ярко накрашенными ногтями требовательно зависла у носа: — Расписку! —требовательно произнес голос.

— Вот ваш выигрыш,ээ...сэр — Аквили механически взяла деньги. Ее шатало, еще немного и она бы упала на грязный заплеванный пол.

— Ах ты ж, скотина,Прайгор! Выигрыш мой прогорел из-за тебя! — Тристана с сожалением смотрела на разлетевшиеся комочки, явно не осознавая что это.. Но кровавое мессиво на месте блондина было весьма красноречивым. — Ну вот, а я хотела его пригреть... — Девушка пьяно захихикала и тут же выкинула несостоявшегося любовника из головы, продолжив пробираться сквозь обезумевшую толпу к Аквили.

— Да... вот ваши деньги... извините, сэр, ваша ставка не сыграла... нет, мы ничего не возвращаем... да-да, только вы проиграли... ваши деньги, ага... расписочку покажите..., — бормотал букмекер, проверяя расписки у проходящих и иногда выдавая награду. Когда подошел Прай, человек поднял взгляд, осмотрел Прайгора, как осматривают только что победившую в скачках лошадь, и протянул мешочек с выигрышем: — Поздравляю, вот ваш выигрыш, удачного дня, — меланхолично пробормотал он и вернулся к прерванному занятию, — Нет, ваша ставка не сыграла. Да. Конечно, он мёртв — вот, у вас на щеке кусочек его мозга висит. Да, жаль, проходите, не задерживайте очередь...

— Ну ты че, на ногах не стоишь? — Какой-то парень дернул Аквили за шиворот и не дал упасть.Кажется, это был тот самый долговязый выпивоха.Девушка скользнула по нему мутным взглядом, обернувшись, и кивнула. — Э-э-э. Да ты перебрал, видать, малец. Пошли, лечить тебя будем. — Крепко взяв девушку за плечо, он повел ее в дальнюю часть зала,где расположились какие-то люди с напитками,легкими закусками. Грим уже начал стираться, шейный платок она потеряла, и вообще мало отдавала себе отчет в том, что происходит вокруг.

— Куда потянул! Охрана!!! — Вскричала Тристана, заметив как долговязый повел куда-то Аквили. И в очередной раз никто не обратил внимания на её голос, а вот на волосы явно обратили... Но девушка уже расталкивая всех локтями устремилась за долговязым, попутно вытягивая кинжальчик из-за пояса.

Собравшись уже уходить,Прайгор совершенно случайно заметил одного из «парней», давеча виденных им в таверне. Однако тут было что-то не то… Приглядевшись Прай увидел… Аквили? И в самом деле, было заметно уже почти стершийся грим, и платка не было, и шляпа съехала так, что лучше бы ее не было вовсе. Растолкав зрителей,Ведекинд подлетел к девушке и схватил ее за руку, треснув латной перчаткой в зубы какому-то парню, который вел ее непойми куда.

— Ты, мать твою, в конец охренела тут торчать?! — Прорычал Прай, ведя Акви за собой к выходу. —Нап… Напилась.. Хе-х.. Охренительно. Ведекинд усмехнулся и потащил девушку за собой в подъем наверх, прочь из этого места.

Громилы дернулись было туда, где, как им показалось, началась потасовка, но увидев подлетевшего воргена (а связываться с ним теперь желания не возникало), благоразумно остались на своих местах. Как и остальной персонал. Официантки, как ни в чем не бывало, продолжили разносить напитки и закуски, демонстрируя всем желающим то, что, как они думают, если есть — то показать не стыдно. Букмекер продолжал меланхолично спроваживать проигравших и награждать угадавших; редкие самостоятельные тотализаторщики по-тихому раздавали выигрыш тем, кому повезло, или же старались слиться с толпой, чтобы никому ничего не отдавать вообще. Организатор орал на рыжего. Бармен скучал за стойкой (он-то тут при чем?!).

Аквили с трудом сфокусировала взгляд на минуту на Прайгоре.

— Эй, привет, Прай! Хорошо дрался. Только крови много. А..мы куда идем? И..Где баронесса? — Задавала она вопросы немного заторможено, через неровные паузы, а потом и вовсе замолчала, повиснув на плече воргена.

— Куда потянул! — Прайгор зацепил Тристану и увел Аквили прямо у баронессы из-под носа. Схватив ближайшую кружку, девушка вылила на пол содержимое, замахнулась и с силой швырнула в воргена. Не смотря на спиртное (или как раз благодаря ему) баронесса не промазала, кружка врезалась аккурат в затылок Праю. Длинные волосы девушки совсем распустились, но Тристана этого не замечала, в отличие от удивляющихся зевак. Не обращая ни на кого внимания баронесса догоняла воргена, размахивая кинжалом.

Прайгор слегка дернулся от удара кружкой, развернулся, держа за руку Аквили, и увидел несущуюся на него Тристану. Да, у нее от «маскировки» вообще ничего не осталось. Прай успел схватить руку, в которой Трис держала кинжал, слегка выкрутил ее и наклонился к девушке почти вплотную.

— Ты либо, не смотря на сраный алкоголь, выходишь отсюда вместе с нами… либо ты тут, мать твою, ночуешь. Что выберешь? — С этими словами Ведекинд отпустил девушку, глянул на Аквили и, поняв, что та не в состоянии двигаться сама, поднял ее на руки и вышел из подвала в саму таверну. Наверху Прай с чувством плюнул на барную стойку, бросив полный презрения взгляд на бармена, и вышел на улицу. Надо было еще найти, куда Аквили спать положить.

— Руку убрал, собака! — взревела пьяная баронесса. — Знай свое место! — и, тем не менее, пошла следом, потирая запястье.

Бармен меланхолично продолжал протирать стакан, не обратив на плевок никакого внимания. Зачем? Сейчас снизу набежит целая толпа таких вот недовольных. А рабочий день удался. Теперь можно сходить в Старый Город, снять старую добрую Джесси и трахать её до утра, а потом долго дрыхнуть и только под вечер открывать таверну.

ID: 6722 | Автор: Merciless rozalba
Изменено: 2 июля 2012 — 2:34