Сон без сновидений

Ксивилая Алый Сокол
Элли

Солнце было еще довольно высоко, но неясные тени приближающихся сумерек уже начинали блуждать по зеленым полянам и пологим холмам леса Вечной Песни. Одинокая рысь нежилась в угасающих лучах, устроившись на плоском камне после сытного ужина. Вокруг необычайно тихо: слышен лишь легкий шелест листвы, журчание небольшого горного водопада и... Голос? Именно так. Нежный женский голос, что-то тихо напевающий.

Если присмотреться, то среди толстых стволов деревьев можно заметить девушку, склонившуюся над кустом сребролиста. Светлые прямые волосы спускаются ниже пояса, тело укрыто легкой полупрозрачной светло-зеленой тканью. В руке небольшой кинжальчик, которым она ловко срезает тонкие ветви растения.

Мерным шагом вдоль давно не хоженой тропы шла фигура, облаченная в ало-серебряные одежды. Капюшон покрывал лицо идущего, и шаловливые лучи солнца, просто обожающие слепить странников в это время суток, тщетно пытались пробиться сквозь него.

В этот день Ксивилая изменил нескольким своим привычкам, чего и сам от себя не ожидал. Во-первых, он оставил свой посох дома, и его прогулка не сопровождалась мерным стуком деревянного шеста оземь. Во-вторых, руки сегодня были не сложены друг на друга за спиной, а свободно болтались на воздухе. Обычно он никогда не оставляет руки “без дела”, но сегодня отчего-то совершенно об этом позабыл.

Под ногами чародея мягко шуршала золотая листва, опавшая с причудливых деревьев эльфийского леса. Этот звук ласкал его слух, словно пение прекрасной девы или протяжные стоны скрипки. Глубоко вдохнув лесного воздуха, Ксивилая озирался по сторонам, словно искал что-нибудь любопытное.

Элли услышала странный звук, напоминавший шуршание листвы под ногами. Сомнений не было, это не животное, те не создают столько шума! Пение оборвалось, тонкие брови сдвинулись к переносице. Присмотревшись, девушка заметила среди стволов фигуру, скорее всего мужчины. В ярких зеленых глазах на секунду мелькнул плотоядный блеск, послышался тихий хлопок... В тот же миг Элли очутилась рядом с эльфом, можно сказать, вплотную, губы приблизились к его уху и тихо прошептали: "Привет!.."

С неимоверной скоростью холодок пробежался по телу мага. Зародившись на ушах, он посетил каждый уголок, невольно заставив на миг покрыться кожу мурашками. Словно каменный колосс, чародей не сделал ни одного лишнего телодвижения. Да что там, он вообще не шелохнулся, хотя это и далось с немалым усилием воли. Ксивилая повернул голову на четверть оборота, дабы звуки его речи не разбились о ткань капюшона.

- Сину’аманоре, - кратко изрек тот, выжидая дальнейшего хода событий .

- А уж как мне приятно, путник! – Элли засмеялась и, бесшумно ступая босыми ногами, обошла эльфа вокруг, внимательно рассматривая. – Знаешь ли ты, что эти места небезопасны?

Глаза дико блестят, эльфийка остановилась чуть позади и вперилась взглядом эльфу в затылок.

- Ты верно, устал, не откажешься от глотка чудесного успокаивающего настоя? – голос девушки чуть дрогнул.

Изучающим взглядом смотрел чародей в лицо незнакомке по мере того, как та обходила его кругом. Мысль пройтись по иному маршруту, нежели обычно, уже не казалась ему столь хорошей, как раньше.

Ксивилая еле уловимым движением уколол указательный палец правой руки ногтем большого пальца, дабы отвлечь самого себя легкой болью от излишней тревоги.

- Благодарствую, но я сыт и не стражду - вежливо, насколько это вообще возможно в подобной ситуации, обронил маг.

Элли оценивающе смотрит на эльфа. Легкий вечерний ветерок чуть колышет её одежды.

- Ты боишься меня, путник? - голос стал еще тише. На губах заиграла загадочная улыбка.

Чародей сощурил взор, стараясь разгадать хотя бы тень намерений девушки, подобно книжнику, разгадывающему сложный буквенный шифр.

- Ты не внушаешь страха, - словно оценивающе, бросил маг, - Но загадка помыслов босой незнакомки с ножом в лесу заставляет задуматься.

- Ах, все дело в кинжале? - снова смех, - Это всего лишь игрушка, годная разве что срезать травы! - Элли взялась ладошкой за лезвие и сжала его, после чего показала ладонь эльфу - ни осталось и царапины.

- Выбор за тобой! - девушка небрежно провела рукой по волосам, убирая их за спину. В свете угасающего солнца кожа её не казалась такой бледной, как обычно, на очаровательном личике играли блики. С той же загадочной улыбкой девушка отправилась к тому самому кусту, у которого осталась её сумка с собранными травами.

Деликатно распрощаться, развернуться и совершить скачок – это было бы самым разумным решением, дабы избежать абсолютно всех проблем. Увы и ах, но подобная мысль не посетила чародея.

Тот медленно обернулся и, до какого-то момента смотря вслед девушке, сделал шаг за ней. Осознание этого факта, мягко говоря, озадачило мага. Еще один шаг. Эльф начал клясть себя за безумство. Снова шаг. Колебания сошли на нет, и разрозненные шаги слились в неспешный и осторожный шаг.

- Если это место небезопасно, - вспомнив предостережение(?) девушки, начал фразу маг, - отчего же ты сама не боишься находиться тут?

Элли подошла к сумке, подняла и, резко развернувшись, все с той же улыбкой бесцеремонно ткнула её в руки эльфу.

- Не глупи, путник, я знаю тут каждую травинку! Чего мне бояться? - девушка подмигнула. В глазах вдруг снова что-то мелькнуло, она протянула свободную руку к капюшону эльфа, чуть коснувшись тонкими пальчиками его краев, но тут же одернула ладонь и отвела взгляд в сторону.

Рядом в еще пока зеленой траве лежал простой на вид посох. Единственное, что в нем было необычно - начертанные вдоль древка символы. Хотя необычными эти символы могли показаться разве что тому, кто и слыхом не слыхивал о магах, Даларане и иже с ними.

Оторопев от внезапной смены обстоятельств, эльф все же вовремя подставил руки, дабы всученная сумка тут же не грохнулась наземь. Сложно описать весь тот коктейль эмоций, охвативший чародей: смесь опасений с интригой, так и витавшей в воздухе, приправленная неопределенностью и недоумением? Что ж, пожалуй, это больше всего походит на правду.

- И какие опасности кроются тут? Дикие звери, разбойники, охотничьи капканы? – взгляд мага был прикован к лицу девушки, он изучал каждую черточку, каждую мышцу ее лица, больше из чувства эстетики, впрочем, нежели из опасения.

Элли снова повернула лицо к эльфу. Она внимательно всматривалась, но из-за капюшона черты его было сложно разобрать. Зато был запах. Она глубоко вдохнула, пытаясь разобрать, что это за аромат.

- Дикие звери? Можно сказать и так... - девушка сделала несколько шагов и подняла посох. - Следуй за мной, и ничего не бойся, - легкая усмешка. Эльфийка довольно быстро пошла среди деревьев, направляясь в сторону заброшенной башни, которую считала домом. Оказалось, что она совсем рядом, за ближайшим холмом. На маленькой полянке, с одной стороны скрытой лесом, а с другой - чем-то наподобие горного выступа. Где-то сбоку от башни мелькнуло голубоватое свечение - местная живность, безобидные на вид змейки.

Чародей пошел следом, сперва с опаской, но затем все более и более уверенно. Он чувствовал, что с ним словно бы играют, искусно водят за нос и заставляют идти по угодному чьему-то замыслу маршруту. Но это его не пугало, наоборот, ему это было даже весьма любопытно. Редкий порыв охватил эльфа, и тот послушно следовал за девушкой, которую впервые видит. В иное время он бы звонко посмеялся над собой, но только не сейчас.

Внутри башенка выглядела достаточно мило. Круглая комната, в нише большой низкий диванчик, сплошь покрытый подушками разных размеров и цветов, рядом столик, на котором лежало несколько книг, копий тех, что в Даларанской библиотеке. В другом конце комнаты большой стол с какими-то приборами и колбами, тут же чашки и тарелочки. Шкаф, некое подобие очага. Непонятно, кто приволок все это сюда, но явно не сама Элли. Аккуратная лесенка в стиле луносветских помещений уводила на верхний этаж.

- Устраивайся на диване, можешь почитать, а я пока приготовлю обещанный настой, - девушка поставила посох у входа, потом взяла со стола чашку по больше и открыла шкаф. Там стояло множество банок и пакетов. Элли насыпала какую-то смесь трав в чашку и отставила ту в сторону. После взяла в руки кремень и трут и принялась зажигать огонь в очаге, напевая под нос: "Чашку настоя выпей дорогой, закрой глаза и ничего не бойся, не печалься, ты будешь только рад, когда-нибудь ты будешь только рад..." Слова было сложно разобрать, девушка пела очень тихо.

Обстановка башни действительно была довольно милой, чародею она пришлась по нраву и, если бы он был уверен в том, что он сотворен хозяйкой, то вполне мог расщедриться на комплимент. Однако, не смотря на уют, Ксивилая и не думал снять капюшон. Что-то внутри протестовало этому, нечто такое, чего никак нельзя было ослушаться.

Расправив полы своей одежды и подобрав плащ, чародей сел на диван, положив рядом сумку с травами. С комфортной мебели было куда удобней окинуть взором убранство здания, а посему чародей любопытно озирался по сторонам.

Заметив, как девушка старается зажечь очаг, Ксивилая хмыкнул. Легкий пасс рукой, и в камине засверкал сноп искр, заметно облегчивший разведение огня

Элли довольно хмыкнула.

- Маг? Я так и думала... - нараспев произнесла она. Эльфийка поставила в очаг емкость с водой, сама же подошла к дивану, скинув по пути легкую накидку. Теперь на ней было лишь такое же тонкое светло-зеленое платье без рукавов. Она расправила плечики, словно прогоняя неприятное ощущение, оставшееся после накидки, и забралась с ногами на диван.

- Вода должна лишь чуть разогреться, но обязательно на медленном огне, - все та же загадочная улыбка играет на губах, девушка снова протянула руку к капюшону эльфа и чуть отодвинула край, заглядывая тому в глаза.

- Как тебя зовут, путник?

Эльф впивался взглядом в девушку. Не так, чтобы нагло пялился, а просто бдительно наблюдал, стараясь быть не сильно навязчивым. Он одарил своим взором каждый жест, каждое сокращение мускула на лице и каждое движение волос. Что-то было в незнакомке, некий шарм и загадка, и это подстегивало интерес мага. Впрочем, он не старался скрыть своего любования.

- Ксивилая, - чародей не хотел лгать, отчего-то не поворачивался язык, хотя прекрасно знал, что доверять тайну имени было не самым разумным решением - А тебя…?

- Думаю, достаточно! - девушка легко спрыгнула с дивана и подбежала к очагу, игнорируя вопрос эльфа. Она зачерпнула металлическим черпаком немного воды и принялась медленно наливать её в чашку, напевая "Ксивилая, Ксивилая..." После размешала, поднесла к лицу и затянулась ароматом:

- Лиловый лотос - очень редкое растение, но настой того стоит, - она, осторожно неся в руках чашку, вернулась на место и уселась в той же позе.

- Пей большими глотками, он не горячий, - девушка протянула чашку, - сразу ты почувствуешь легкость, а спустя несколько минут прилив сил! Мой любимый рецепт... - в глазах снова появился странный блеск, но лишь на долю секунды.

Чародей принял чашу в руки и кратким кивком головы поблагодарил хозяйку. Свободной рукой Ксивилая “погнал” аромат настойки к себе, вдыхая его полной грудью. Он был тонким и пряным, даже можно сказать чарующим. Как и было обещано, настой не был горячим.

Чародей медленно поднес чашу ко рту и наклонил ее. Еще чуть-чуть и первая капля соскользнет, коснувшись губ эльфа, а затем еще, и еще, и еще…. но этого не случилось, Ксивилая опустил чашу и перевел взгляд с нее на хозяйку башни.

- Коль ты угощаешь меня, будь любезна, открой мне свое имя, дабы я знал, за чье благо пью, - слегка улыбнувшись уголком рта, обратился маг.

- Мое имя... – девушка, не отрываясь, следила за движениями чаши в руках у эльфа, потом впилась долгим взглядом в глаза Ксивилая, - Хочешь знать мое имя? Ну что ж. Э-л-л-и, - пропела эльфийка, и снова все та же странная улыбка.

- А теперь пей, Ксивилая!

- Ал диель анн'да, - чародей вновь поднял чашу, отхлебнув ароматной жидкости.

Подобно знатоку вин, дегустирующему даларанское игривое столетней выдержки, Ксивилая омывал стенки рта настойкой, а затем, покончив со своеобразной прелюдией, сглотнул. Тепло разнеслось по телу эльфа. Каждая клетка и каждый уголок, казалось, смаковали настойку, у каждой из них вкусовое ощущение разнились.

Элли чуть откинувшись на подушках, внимательно следила за всеми движениями лица эльфа, перебирая еле заметно дрожащими пальцами свои длинные волосы. Во взгляде разгоралось безумное пламя, во рту пересохло... Девушка нетерпеливо повела округлыми плечиками. В момент, когда Ксивилая сделал глоток, она немного подалась вперед всем корпусом, дыхание на секунду перехватило. Блеск в глазах из безумного превратился в победный.

- Пей еще, милый Ксивилая! - все также нараспев произнесла эльфийка.

Начиная второй глоток, чародей остановил себя. Нотки безумия, заигравшие в голосе эльфийки, отрезвили его рассудок. Ощущение от совершенной глупости не давало вновь впасть в морок, который чародей сам себе и создал. Он медленно отвел от себя чашу. Сощурив взор, смотрел в лицо девушке, словно дуэлянт, ожидая выпад в свою сторону.

- Почему ты остановился, Ксивилая? - нежным голосом тихо спросила Элли, чуть склонив голову вбок, - Тебе не понравилось? Слишком горячо? - девушка протянула руку, взялась за чашку и потянула её на себя.

- К чему же спешка? - чародей не сопротивляясь, выпустил чашу из рук.

Взгляд эльфа вскользь, причем с нарочитым любованием, обошел девушку.

- И правда, спешить нам не куда... И незачем, - Девушка поднесла чашу к лицу и вдохнула аромат, - Каково оно на вкус? Что ты чувствуешь, Ксивилая?

- А каково должно быть? - эльф откинулся на диване, возложив руки на спинку.

- Каково... - Девушка подалась вперед и снова взялась пальчиками за края капюшона. - Сейчас по твоему телу разольется легкость, затем наоборот, оно покажется уставшим, голова станет тяжелой, - Элли чуть отвела в сторону край алой ткани, легко дотронулась до щеки эльфа, - А потом... Ты на некоторое время уснешь, Ксивилая, совсем ненадолго, лишь на пару минут, ты сделал только один глоток... Но мне хватит... Ты, быть может, даже что-то будешь чувствовать, но я точно не знаю, сама я никогда не пробовала это зелье сна без сновидений... - она запустила ладошку под капюшон и дотронулась до его волос.

Никогда прежде чародей не чувствовал себя большим идиотом, нежели сейчас. Ксивилая хотел было податься прочь, как можно дальше, пока еще способен двигаться, но... диван не хотел отпускать его. Тяжесть, как и было сказано, накатывала медленно и уверенно. Наливаясь сталью, глаза норовили захлопнуться, но эльф терпел, хотя с каждой секундой это давалось труднее. Лицо мага исказилось в усталой гримасе, смешанной с осознанием безысходности. В полудремоте моргая глазами и клюя носом, Ксивилая уткнулся щекой в руку эльфийки.

- Что… тебе ну-ж-… - он не смог окончить своей фразы, зелье взяло свое.

Элли, прекрасно видя, что происходит с эльфом, подалась еще больше вперед. Она аккуратно отвела капюшон в сторону, а второй рукой принялась развязывать шнурок плаща.

Ловкие пальчики быстро развязали несложные узелки и аккуратно дотронулись до шеи. Девушка стянула с головы мага капюшон. Несколько секунд она всматривалась в лицо эльфа, тихонько напевая без слов, погладила ладошкой щеку, очертила указательным пальцем брови, нос, провела по губам.

Пение изменилось, теперь она словно шептала какие-то странные слова, казалось, совсем бессмысленные.

Девушка быстро расстегнула пуговицы мантии и поставила обе ладони на грудь эльфа, опираясь. Безумный огонь горит в глазах, дыхание стало резким и отрывистым. Элли склонилась к лицу мага, продолжая нашептывать.

Она склонялась все ниже и ниже и вдруг, закрыв в глаза, впилась губами в губы эльфа. На секунду замерла, сердце бешено билось в груди, словно предвкушая...

Элли сделала вдох, такой глубокий, как только могла. Голова словно взорвалась, поток силы ворвался в тело девушки резко, порывисто, он прошел по каждой мышце, по каждому сосуду, от кончиков пальцев до кончиков ног.

Элли сделала еще вдох, и еще и еще, крепко прижимаясь губами к эльфу в неистовом и ужасном поцелуе. Поток силы казался бесконечным, девушка не ожидала, что это будет так прекрасно. Казалось, ничто не может её сейчас остановить.

Время относительно. Еще мгновение назад мрак медленно, клочок за клочком, захватывал разум мага, и казалось, словно эта чернота будет царить в нем вечно. Пробуждение было на редкость резким, его резким движением вырвали на берег с самого глубокого дна.

Первое, что тот почувствовал, было тепло женских губ. На долю секунды он принял это за сон, но осознание того, что происходящее с ним слишком реально пришло незамедлительно. Всему предшествовал шок…

Элли, увлеченная поглощением силы, даже не заметила, что её так удачно встреченная жертва очнулась. Она обхватила руками голову эльфа, прижимая его к себе. Вдох, еще вдох...

Словно молния, боль поразила все тело мага. Острая игла вонзилась в самое его естество и теперь по ней струится яркий голубоватый свет. Это была магия. Его магия. Принадлежащая ему по праву рождения субстанция, и теперь она стремительно покидала его. Чародей не мог с этим смириться.

“Никому… не позволено красть… никому…” – эта мысль эхом раздавала по разуму эльфа, вступая в резонанс.

Какофония воли нарастала, и, хвала Солнцу, он вернулся в реальность, хотя та была не многим лучше кошмара, творящегося с рассудком.

Собравшись с силами, чародей хлопнул в ладоши под эльфийкой. Воздух исказился, стал чем-то изломленным, словно согнутым сотни раз подряд. А затем была вспышка, аметистовый свет замерцал меж Ксивилая и Элли, и их обоих отбросило друг от друга неведомой силой.

Резкий толчок вырвал Элли из оков блаженства. И тут же вокруг сгустилась тьма. Её тонкое тело врезалось в стену, и, не смотря на то, что она была переполнена арканой, естественные законы остались в силе. Элли потеряла сознание от сильного удара.

Диван проскользил по комнате несколько метров, сопровождая свое движение скрежетом ножек о пол, и врезался в противоположную стену. Казалось, что чародей отделался легким ушибом, но… так лишь казалось. Придя в себя, тот обхватил себя за ребра, словно пытаясь унять боль, проистекающую откуда-то из глубины. Он глубоко и порывисто дышал, словно ему катастрофически не хватало воздуха, а на лице проступило несколько артерий.

Тело Элли распласталось на полу, светлые волосы создавали чарующий ореол вокруг нежного личика, такого чистого и невинного на вид. Губы чуть приоткрыты, дыхание еле слышное. Легкая ткань полупрозрачных одежд укрывает её, словно тонкое покрывало. Теперь особенно заметно, насколько бледна её кожа.

Теперь уже мертвецки-бледная кожа эльфа покрылась испариной. Не в силах держаться даже в положении сидя, тело чародея рухнуло на пол. Холодный камень встретил его довольно радушно, и маг не сильно ушибся. Но на этом его боль не окончилась. Все также держась за ребра, Ксивилая скрючился на полу в агонии, изъедающей его изнутри.

Его бил озноб, и волны дрожи сновали по всему телу. В глазах мутнело и казалось, что он вот-вот вновь отключиться из-за болевого шока. Он понимал, что даларнский сыр, не раз спасавший его от истощения, сейчас абсолютно бессилен. Ему нужен другой источник…

Зрачки эльфа расширились, подобно зрачкам хищника, который ищет свою жертву. На миг в них блеснула фиолетовая вспышка. Из-за резких и сильных потерь магии обострился чародейских нюх: мир в глазах чародея перестал быть таким, каким он был ранее. Все краски мира исчезли, осталось лишь два: черный и светло-фиолетовый, цвет арканы.

Ксивилая оглянулся, как только смог. Вокруг было темно, неподалеку совсем слабо светились его вещи, лишь слегка зачарованные. Чародей повернул голову в другую сторону и увидел ярко светящееся тело Элли…

В голове шумело, звучала музыка, какие-то голоса, неясные тени мелькали перед глазами... И вдруг все вмиг отступило, так быстро как отступает вечернее солнце в горах. Стало тихо. Элли приоткрыла глаза, пошевелилась. Вдруг боль резко пронзила её тело в районе бедра, девушка застонала, скрутилась калачиком, волосы упали на неестественно широко раскрытые глаза, поджатые в страдании губы, мысли путались.

Чуть поодаль Элли заметила лежащего на полу мага, вроде бы он был без сознания, но понимание того, что он так не вовремя очнулся и прервал её пиршество заставило Элли задрожать еще и от страха. Если эльф придет в себя то она рискует быть жестоко, очень жестоко наказанной, быть может даже...

Отгоняя от себя навязчивые мысли, эльфийка со стоном потянулась на тонких руках, бедро вновь пронзило резкой, невыносимой болью. Стиснув зубы и подавляя готовый вырваться крик, девушка на несколько сантиметров продвинулась в сторону шкафа. Там, на нижней полке лежа ли камни, её камни... Последняя надежда сбежать отсюда и тихо приходить в себя где нибудь далеко, по дальше от её ставшей вдруг опасной жертвы.

Боль была невыносимой: тело жгло изнутри, он впервые за несколько лет вспомнил, что значит жажда магии… это жуткое ощущение, которое, как думалось, больше не грозило ему. Он ошибался.

Чародей попытался встать, но не смог. Руки ослабли и не были способны приподнять тело хозяина. Ноги же протестовали, напрочь отказываясь повиноваться, словно у них была своя воля. В бессилии эльф перевернулся на спину, распластавшись на полу…

Это конец? Глупый и бесславный, погибнуть, будучи одурманенным какой-то безумной маноманкой… Нет, только не так. Эльф готов был принять самую страшную участь, но только не такую глупую.

Мысли стали постепенно покидать мага. Неистовый вопль разума становился все тише и тише, уступая место громогласному рыку голода. Сознание чародея металось, словно загнанный в угол зверь, оно искало выход. В порыве отчаянья оно забрело совсем не туда… В темные уголки памяти, в воспоминания практик нечистых заклятий. Магия Крови.

Словно припадочный, Ксивилая трясущейся рукой засучил рукав. Воистину надо быть вконец отчаявшимся, чтобы использовать свою же кровь в качестве источника энергии. Чародей провел пальцами по участку руки от запястья до локтя, словно художник, намечающий основные линии своей картины. Мгновение, и в разуме чародея всплыл нужный колдовской круг.

Маг занес пальцы. Раздался сдавленный крик боли. Пара капель крови упало на лицо мага в тот момент, как ногти рассекли поверхностный слой плоти. Боль была сильной, но она была ничем по сравнению с нарастающим голодом. Стиснув зубы, чародей терпел ее, а тем временем на его одежде одна за другой появлялись новые кровавые капли…

Потянуться, толчок, боль... Терпеть... Снова потянуться.. Девушка продвигалась к шкафу сантиметр за сантиметром, одновременно приближаясь и к эльфу. Вдруг она заметила движение, он развернулся!

“Выходит, он в сознании...”

Девушка глубоко задышала, даже боль ушла куда-то на второй план. Чувство страха смешанное с некоторой надеждой постепенно заполнило все её мысли. Ведь если он еще не встал, значит он и не в силах... В глазах снова заиграли безумные огоньки, ужасное желание растеклось по телу, придавая сил. Ноги все еще не слушались, но боль она перестала чувствовать. Сознание на пределе, она видела впереди лишь его тело, в котором еще была магия, она манила, Элли не могла сопротивляться.

Эльфийка намного быстрее поползла в сторону мага. Как вдруг… Что-то изменилось. В нем, его движения, его сущность… Нет, нет! Быстрее, губы зашептали слова заклинания, только бы успеть до того… Вот она уже совсем рядом, как вдруг он закричал и… Этот запах… Сомнений не было, последний шанс. Элли схватила его за расцарапанную руку, одновременно склоняясь к губам…

Но печать была уже завершена, и голод, пусть лишь на полшага, отступил. Однако не успел чародей облегченно вздохнуть, как на горизонте всплыла новая угроза. Ксивилая все еще видел мир лишь в двух цветах, а посему яркая вспышка, появившаяся так рядом и так резко, на долю секунды ослепила его.

Рукой тот почувствовал касание девушки. Сейчас он уже знал, чего от нее ждать. Он был готов. Рефлексы не заставили себя долго ждать. Свободной рукой маг молниеносно схватил девушку за горло, не давая ей прильнуть к нему.

Элли интуитивно сжалась и замерла, словно испуганный зверек. Боль в шее выдернула её из оков безумия, тут же дала знать о себе и боль в бедре. Лицо исказилось страданием. Широко открытыми глазами, казавшимися сейчас особенно большими и яркими, она смотрела в лицо эльфа, ожидая самого худшего.

Ксивилая был голоден, хоть и чуточку меньше, чем мгновением ранее. Он сильнее стиснул руку и потянул ее в сторону. Кувырок. Теперь все изменилось, и уже чародей со страждущим взглядом смотрел на Элли сверху. Дыхание сделалось тяжелым и глубоким, словно дыхание быка, готовящегося к рывку. Во взгляде наливалась сталь.

Медленно алая струйка тянулась по руке от кровавой печати. Чародей провел окровавленным пальцами по губами девушки, словно помадой. Сердце неистово билось, и казалось, словно этот ритм можно было слышать за милю. Вот-вот что-то должно было свершиться… Потянув за шею, маг прильнул к женским губам…

Элли напряглась всем телом. Тяжесть эльфа вызвала в душе массу давно забытых воспоминаний. Что-то изменилось во взгляде эльфийки, сквозь туман безумия пробился тонкий, еле заметный лучик её прежней, еще не такой одержимой, еще умеющей контролировать свою ужасную постоянную жажду.

Аркана переполняла девушку, подавляла своей мощью, требовала выхода, действия. Элли подняла из глубин души всю возможную концентрацию. Магия текла по ней, словно по линиям Леи, но уже не хаотичная, а направляемая, и, как только чародейка ощутила прикосновение губ эльфа, стремительным потоком вырвалась из тела заполняя собой то пространство, где была сейчас более всего необходима, заполняя собой тело Ксивилая.

Эльф охватило состояние сходное с эйфорией. Боль сперва притупилась, а и затем и вовсе ушла. После на смену ей пришло облегчение и неведомая легкость. Среди многих голосов в мыслях мага теперь уже никто не кричал, никто не требовал, все вернулось на круги своя. Мир вновь обрел краски, тьма растворилась, и на смену ей пришла богатая палитра цветов. К коже начал возвращаться естественный цвет, а выцарапанная печать на руке – затягиваться. Он не брал лишнего, он взял только то, что было украдено. И теперь стал приходить в норму.

Ксивилая отстранился от губ девушки, заранее перехватив и прижав к полу ее руки. В его взгляде была необъятная смесь эмоций: и гнев, и осуждение, и облегчение, и даже удовольствие затесалось в этот коктейль. Чародей медленно восстанавливал свое дыхание, таким образом, в воздухе образовалась пауза.

Тело Элли слегка содрогалось. Глаза закрыты. Соединяющий её и эльфа поток вдруг оборвался, голова закружилась, организм словно немного очистился, на миг пришло некоторое облегчение. И тут же резкая боль в бедре пронзила её тело, с приоткрытых губ сорвался низкий глубокий стон, по виску медленно скатилась блестящая слеза, оставляя за собой тонкий ручеек и теряясь где-то в волосах.

Наверное, это форменное безумие или великая глупость, но... маг отпустил ее. Ее, что еще недавно готова была осушить его до дна. Готовую убить его ради своей излюбленной страсти. Но что-то шептало эльфу, шестое чувство, быть может, что хуже уже точно не будет. Он выпустил запястья девушки из рук, встав с четверенек.

Ксивилая оглянулся: вокруг был бардак, ударная волна, которой маг обился от Элли, так же повалила и многие другие вещи, находившиеся в комнатке. Его вещи валялись по всей комнате: кажется, зачарованная сумка вывалила все свое содержимое из-за неудачного падения. Где-то на шкафу висел зацепившийся алый плащ.

Но самое главное, то, что эльф понял лишь сейчас, так это тот факт, что он был полураздет. Улыбнувшись уголками рта, тот покачал головой, вставая с колен, что удалось с неким усилием (мышцы ныли, словно чародей пробежал несколько километров) и принялся поправлять детали своей одежды.

Элли почувствовала, что руки её больше не зажаты. Она тут же скрутилась комочком, подтянула к себе оголившиеся ноги. Легкая ткань что прикрывала её тело во многих местах разорвалась, но девушке не было до этого дела. Слезы текли ручьем, светлые волосы слиплись на висках, прикрывали плечи. Девушка отрывисто дышала и тихонько постанывала от боли.

Ксивилая довольно быстро собрал свои вещи, как оказалось, не сильно и далеко разбросанные по комнате. Он уже застегивал пуговицу на плаще, когда опустился на колено перед девушкой вновь. Чародей обвел хрупкое, как ему показалось, тельце девушки взглядом и потянулся рукой, но прямо над ней, буквально в миллиметре, остановился. Он задался лишь одним вопросом: ”Какого джедена он творит?”.

Размышления были прерваны очередным всхлипом девушки, и тот, ведомый своими странными принципами, скользнул пальцами по плечу Элли. Чародей аккуратно взял девушку на руки, во всяком случае, попытался, и двинулся к дивану.

Почувствовав прикосновение Ксивилая, девушка вздрогнула от страха, но все же послушно устроилась в руках у мага, лишь застонала немного громче. Боль, пронизывающая её тело, доставляла ужасные страдания, но из-за неё разум оставался незамутненным. Ей было холодно. Она сжала руки на груди, пытаясь согреться, кожа казалась еще более бледной, чем обычно.

Длинные волосы струились по её плечам, по рукам чародея, доставая чуть ли не до пола, по щекам катились слезы.

Осторожно, стараясь не наступить на длинные волосы, чародей донес девушку до дивана и аккуратно уложил ее. К счастью, удар от заклятья мага не сильно повредил его. Оглянувшись, Ксивилая уверенным шагом двинулся к еще недавно горевшему очагу. Теперь же он был потушен сильным потоком ветра. Рядом валялась чаша, опрокинутая и уже пустая. Чародей зачерпнул из котелка воды, которая была уже почти холодной, и мерно зашагал обратно. Эльф старался двигаться как прежде, словно ничего не случилось, но получалось это с трудом.

Как аккуратно ни старался Ксивилая уложить Элли, её в очередной раз перекосило от боли. Более того, теперь у неё не осталось и тепла его тела, холод пробрал девушку до костей, она крупно задрожала, сжала ножки, вся скукожилась словно улитка в ракушке. Глаза она так и не открыла, рукой провела по дивану в поисках покрывала, но не найдя оного, просто обхватила плечи. Девушка больше не стонала, только тихонько всхлипывала.

Ксивилая присел на краешек дивана, стараясь не придавить волосы Элли. Он еще раз осмотрел девушку: она была хрупкой и милой на вид, что абсолютно не сочеталось с произошедшем несколько минут назад. Чародей хмыкнул, расстегивая пуговицу на плаще. Поставив чашу на пол, эльф ловким взмахом накрыл Элли своим плащом. Он был довольно большим и широким, а потому им вполне можно было пользоваться как одеялом.

Чародей присел на пол у изголовья дивана, прислонившись спиной к нему. Согнув ноги в коленях, он, облокотившись на них, уперся ладонями в лоб. Ксивилая глубоко и протяжно вздохнул. Абсурдность ситуации заставила его слегка усмехнуться. Подумать только, он ухаживает за той, что почти убила его…

Элли почувствовала, что её укрыли. Очень скоро тело перестало дрожать. Сильная боль в бедре не проходила, но, если не двигаться, было терпимо. Так она лежала около минуты, после чего немного пошевелилась и укуталась в плащ, словно в одеяло. Ладошками она прижала ткань к лицу и сделала глубокий вдох. Снова этот запах... Вроде бы она чувствовала его совсем недавно, еще в лесу, а после того все ощущения путались, сокрытые пеленой безумия. Она продолжала вдыхать этот запах, он её успокаивал.

Вдруг к Элли пршло понимание: хозяин плаща все еще здесь! Она отвела руки от лица, осторожно развернулась, поморщилась от боли, открыла глаза. Слез не было, как и безумного блеска. Он был тут, совсем рядом, сидел спиной к ней. Элли протянула руку и осторожно запустила ладонь в его волосы, легонько проведя ноготками по затылку.

Чародей не шелохнулся. Словно Мыслитель, он был неподвижен в своей позе. На минуту он поднял голову и даже приоткрыл рот, словно желая что-то сказать, но промолчал, вновь уставившись глазами в пол. Он не знал, что теперь делать. Не знал, зачем сидит тут, зачем накрыл Элли, почему она вновь не пытается его убить…

Элли провела рукой по волосам Ксивилая уже немного более уверенно. Морщась от постоянной боли, протянула вторую, опустила руки ему на плечи и потянула на себя, чуть разворачивая.

Чародей не стал сопротивляться, он откинул голову назад, устремив взор прямо в глаза Элли. Выражение его лица была спокойно и равнодушно, в нем читался один единственный вопрос: "Что?"

Элли провела ладонью по щеке Ксивилая, по лбу, бровям, носу, снова по волосам. Она, не отрываясь, смотрела ему в глаза, губы приоткрылись и очень тихо прошептали: "Прости..."

Ксивилая отвел взгляд, ничего не ответив. Он вновь оглядел помещение, в котором находился, вернее, бардак, в который оно превратилось. Глубоко и протяжно вздохнув, тот улыбнулся странный улыбкой и вновь уткнулся взглядом в пол.

Элли уткнулась носом в диван. Она уже начинала привыкать к боли в бедре, медленно убрала от лица эльфа руки и откинулась на спину, все так же кутаясь в его плащ. Дыхание стало замедляться, глаза закрылись. Вокруг был полнейший разгром, но сейчас Элли было на это наплевать. Она чувствовала себя... Умиротворенной. Такого с ней не было уже долгие годы. Эльфийка погружалась в сон. Сон без сновидений.

ID: 6712 | Автор: Merciless rozalba
Изменено: 21 сентября 2011 — 10:59

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
18 сентября 2011 — 18:07 Lone_Wolfy

Супер. Эмоционально, интересно, легко читается. Отлично же.

18 сентября 2011 — 20:15 Merciless rozalba

Спасибо! ^__^

18 сентября 2011 — 18:51 Valhall

Точку только уберите из названия.

18 сентября 2011 — 19:44 Гадкий ретконщик apelsin

АРАРА! Как же это классно!
Вот Элли бы Титус взял в ученицы... А для приведения в сознания тесаком по пальцам =)
Или кормил Араком... или Бултом, когда те надоедают

18 сентября 2011 — 20:14 Merciless rozalba

Тесаком по пальцам, дааа! Или ошейник с шипами внутрь!
А поесть она и сама нашла бы, почему бы не того же Титуса? *зловещий смех*

18 сентября 2011 — 20:44 Гадкий ретконщик apelsin

Потому что Титус пропитан спиртом, воняет и разлагается - НИПАЧМОКАТЬ!

18 сентября 2011 — 21:04 Valhall

Будет, как ромовая баба. И еда, и бухло.

18 сентября 2011 — 21:16 Merciless rozalba

Для менее симпатичных (и хуже пахнущих) чем Ксивилая личностей есть еще и способы действующие с расстояния дальнего боя...

20 сентября 2011 — 12:26 Ferrian

Красиво. Именно тот расово-верный синдорейский отыгрыш, который я и надеялся увидеть - с лесными пейзажами, некогда величественными постройками, склонностью к эстетизму и жаждой магии. И в правду видно, что это именно кровавые эльфы.

Но в то время, когда остроухие голодают по мане, я испытываю острый дефицит запятых, преимущественно - в деепричастных оборотах и на стыках простых предложений внутри сложных. Плюс пара раздельных написаний слитных слов, но их найти не так трудно. Достаточно просто вдумчиво пробежаться по тексту глазами, проговаривая его про себя со всей должной расстановкой.

20 сентября 2011 — 14:21 Merciless rozalba

Спасибо, Фэрриан! Даже только ради вас еще раз вычитаю лог :)