Долгая дорога к корням

Граф Драйлин Крайтен

Кроны Элвиннского леса тронули первые лучи утреннего солнца. Деревья, видимо, были рады последним солнечным денькам. И пускай они никогда не видели снега, даже в южных землях порой бывает затяжная дождливая осень и отвратительная зима.
Двое путников шли по каменистой дороге, она была мокрой, видимо недавно прошел ливень. Красногорье было уже за их спинами, восток Элвинна был особенно красив в эту пору. Пахло сыростью и лесными травами. Вдалеке уже виднелись деревни и поселения, что принадлежали графству Крайтен.
Драйлин был одет в серебристую походную мантию, расшитую черными змеями – родовым гербом. Путники о чем–то беседовали.

– И все же я почти рад, что мы вернулись, Драйлин, – негромко говорил рыцарь, – конечно, мне почему–то кажется, что теперь наши отношения не будут такими, какими они были в путешествии, но все равно, здесь мне нравится больше.
Простая одежда, как и всегда. Капюшон был откинут назад, позволяя белоснежным волосам рыцаря подрагивать от легкого ветерка. Черный мундир скрывала накидка Великого Дома Крайтен. Килт сменился на обычные кожаные штаны, потрепанные, но довольно крепкие.

– Я думаю, что мы сможем сохранить наши дружеские отношения, я уверен в этом. И все же, я очень рад, что мы отвлеклись от наших будней, это было замечательное рыцарское приключение. Если быть искренним, это было первое приключение в моей жизни.
Его шаг был размерянным, граф медленно приближался к деревням.

– Холтен, скажи мне, это ведь наши деревни? – поинтересовался Светлейший, слегка замедляя шаг.

– Хотелось бы верить, мой друг, – улыбнулся Буря, – первое? Вы вели себя очень мужественно для того, кто первый раз путешествует.
Ступал ногу в ногу с графом, стараясь не шагать своими обычными шагами, иначе Драйлину пришлось бы бежать за ним.

– Деревни? Да, это наши деревни, Драйлин, – кивнул гвардеец.

– Как ты думаешь, их жители будут счастливы видеть своего графа?

На лице Светлейшего появилась искренняя улыбка, он хитро кивнул в сторону деревень.

– Может, зайдем, а? Нам все равно по пути.

– Будут ли счастливы? Не знаю, скорее всего, будут, но не могу знать точно, – слегка пожал плечами Холтен, – давайте зайдем, ведь официально мы еще не вернулись, так что эта задержка ничего не решит в плане времени.

– Да, ты полностью прав, – граф несколько раз утвердительно кивну, – зайдем.
Он внимательно изучил очертания деревень, которые становились все ближе.

– Ты ведь тоже будешь скучать по нашему путешествию?

– Я уже немного скучаю, – признался рыцарь, – раньше я не воспринимал тебя как человека, но теперь я жалею, что думал так.
Он слегка улыбнулся, продолжая шагать рядом с Драйлином.

– Так думают многие, – он печально вздохнул, одна из деревень становилась все ближе, – все думают, что моя жизнь – рай. Правда, они не знают, что этот рай проклят, не знают также, что я тоже устаю под вечер, порой грущу... Но ведь ты теперь это знаешь?
Драйлин внимательно посмотрел в глаза Холтену, изучая черты его лица.

– Надеюсь, что знаешь.

– Знаю, но я никогда не считал, что ты живешь в раю, скорее наоборот, – рыцарь перевел взгляд на лицо графа, – ты окружен пороками, которые только ты можешь побороть. И теперь мне будет интересно посмотреть, сможешь ли ты сделать это?

– Сделаю ли? – граф задался вопросом. – Не уверен, что у меня получится. Я слишком привык к определенному укладу жизни, да и окружение вряд ли позволит этому случиться. Однако, я все же постараюсь.

За беседой время течет незаметней и вот они уже стояли у начала одной из деревень. Маленькие деревянные, а порой, и каменные домики тихо стояли в утренней мгле, кое–где с окон стекали капельки утреннего тумана. Поселение уже не спало, многие крестьяне ходили по улице: кто–то отправлялся на базар, кто–то собирался закончить обработку своих маленьких наделов, приготовить их к зимовке. Крестьянские дети весело бегали по улице.

– Если ты попытаешься, то уже многого достигнешь, – слегка улыбнулся рыцарь.

Детишки весело бегали по деревне. Все были одеты бедно, но явно добротно. Родители очень любили своих детей и делали все, чтобы они выглядели нарядными. Аккуратно подшитые платица выглядели почти новыми.

Внезапно один мальчик врезался прямо в Драйлина. Упал на землю, посмотрел на графа и... заплакал: – Добрый господин, извините меня, – он едва не упал на колени, видимо его остановило то, что рядом стоял не–мертвый, чей взгляд приковал ребенка к земле.

Драйлин протянул ребенку ладонь, помогая ему подняться.

– Нужно быть внимательней и аккуратней, – поучительно произнес он, однако улыбка не сходила с его лица, – как тебя зовут?

На лице малыша застыло что–то вроде ужаса и восхищения. Он быстро вскочил на ноги, с помощью Драйлина разумеется, после чего затараторил: – Меня зовут Норен, господин, Норен Адамс, а правда что вы однажды сражались с огромным медведем? – видимо в этой деревне очень любили всевозможные байки...

Рыцарь осторожно шагнул назад, чтобы не пугать ребенка.

– Я? С медведем? – граф звонко рассмеялся. – Нет, это не может быть правдой. А вот мой друг Холтен вполне мог бы быть достойным соперником элвинсскому медведю.

Граф взъерошил волосы на голове паренька и убрал руки за спину.

– Где твои родители, чем они занимаются?

– Жалко... И даже с драконом не сражались? – ребенок улыбнулся, глядя на графа снизу–вверх, – мой папа фермер, а мама учит нас писать и читать, правда, я не люблю писать... – он осторожно посмотрел на Холтена, – а он... мертвый, да?

Буря молча отвернулся. Полностью он еще не восстановился, не могу смотреть на детей и быть спокойным. Не мог и все.

– Холтен? – граф полуразвернулся, разглядывая спутника. – Как по мне, Норен, он живее многих живых. И уж куда более честный, чем многие живые люди, которые носят мундир, и кичится высоких происхождением.

Драйлин снова вернулся взглядом к парнише.

– Скажи мне, Норен, а твои родители любят принимать гостей, особенно гостей нежданных? Потому что, если любят, мы с Холтеном были бы очень благодарны, если бы ты пригласил нас.

– Очень любят! У нас каждое воскресенье все соседи пьют чай с матушкиным пирогом! Он очень вкусный, с вишнями! – восторженно тараторил малыш, – а вы правда хотите к нам зайти?

– Холтен, мы хотим навестить родителей нашего юного друга?

– Кхм... – рыцарь развернулся к Драйлину, – я не против, но думаю, что это как минимум шокирует их.

Граф улыбнулся рыцарю и развел руками.

– Может быть, и нет.

Они медленно зашагали по центральной улице поселения, затем свернули в глубинку, прошли ещё немного. На краю поселения стоял маленький каменный домик, за которым виднелся крохотный земельный надел. Из дымовой трубы вылетали белые облачка. Внутреннее убранство дома было скромным. Он представлял из себя две разделенные деревянной дверью комнаты. Прямоугольный стол, каменная плита, окна завешены белыми льняными зановесками. На стене возле стола висел портрет, который сразу же бросился в глаза. Портрет был маленьким, не более 15 дюймов по диагонали, однако изображенную на нем фигуру было невозможно не узнать. Тонкие пальцы графа, так удачно изображенные художником, поддерживали его подбородок. Строго сжатые худые губы, легкая колкость зеленых глаз портрета изучала живого графа.

– Норен, – Светлейший тихо обратился к мальчику, – а где же твои родители? Скорее зови их.

– Сейчас! – малыш побежал к родителям, громко крича, – мама, папа, у нас гости! Идите сюда, быстрее!

Вскоре он вернулся, а с ним пришли и родители. Отец, мужчина лет сорока, с умными и добрыми карими глазами и мать, женщина лет тридцати восьми, на голове платок, скрывающий слегка поседевшие, черные волосы. Оба буквально застыли, едва увидели графа, после чего грохнулись перед ним на колени: – Ваше сиятельство, как... Чем мы заслужили такую милость? – оба смотрели в пол.

Холтен вздохнул. Не нравится ему это раболепетное поведение, но, что поделать?

– Милость? – Драйлин слегка удивился, – поднимитесь немедленно, даже Их Величество не приветствуют подобного поведения.

Граф обернулся, посмотрев на Холтена:

– Мы с другом уставшие, мы путники, а потому это вы оказали нам милость, приютив нас.

Оба тот час поднялись: – Простите нас, милорд, мы с радостью приютим вас в нашем доме, вы голодны? У нас есть свежее молоко, хлеб, немного фруктов и овощей... – они смущенно смотрели в ноги Драйлина, понимая, что он такое точно не ест.

– Холтен, тебе нравится свежее молоко? – граф улыбался. – Я вот не знаю, нравится ли мне оно, а потому с радостью попробую.

Драйлин улыбнулся людям немного теплее.

– Этого человека зовут Холтен, он мой друг. Мы вместе путешествовали по Дун Морогу и знаете, я сожалею о том, что на наши леса не падает снег.

– Милости просим за наш стол, ваше сиятельство, – люди улыбнулись и усадили путников за большой, деревянный стол. Вскоре на нем появился кувшин с молоком, тарелка с фруктами, несколько тарелок с огурцами, помидорами, вообще овощами, сковородка с жареным мясо... Все выглядело свежим и очень вкусным, а запах... Сразу понимаешь, что ешь настоящую еду, а не какую–то гадость в таверне.

– Холтен? – Драйлин с интересом смотрел на рыцаря. Деревянный стул быть хоть и невзрачным, но на удивление очень удобным.

Осторожно опустился рядом с графом: – Выглядит вкусно, но пожалуй есть я не буду, ограничусь молоком, не обижайтесь, просто я еще не нагулял аппетит.

Хозяева понимающе кивнули, а хозяйка даже сама налила гвардейцу и графу по кружке молока.

– Спасибо, – поблагодарил он хозяйку, приподнимая стакан с молоком, как бокал во время тоста, – за вас.

Граф отпил немного молока. Свежее, белое, пахнущее коровой, оно показалось ему весьма необычным. К такому продукту нужно привыкнуть.

Рыцарь пил молча, разглядывая окружение. Не самое плохое место для жилья, но и не самое лучшее. Обставлено скромно, но со вкусом.
Семья тоже села за стол, принимаясь за еду. Все трое осторожно разглядывали Драйлина, вернее осторожно разглядывали только отец и мать, а вот сынок не скрывал, что граф его, ну очень, интересует.

– Оно вкусное, – признался граф, допив молоко и вернув стакан на стол, – мне очень понравилось. Правда, к нему нужно привыкнуть. Забавно, а эти овощи вы также вырастили сами?

– Да, милорд, сами, – кивнул мужчина, – наши овощи любит вся деревня, говорят, что никогда не ели ничего вкуснее, – он тихонько засмеялся, – постоянно спрашивают секретный рецепт удобрения для почвы.

Граф несколько раз кивнул, изучая хозяев дома. Старик показался ему печальным.

– Вы чем–то расстроены? – тактично поинтересовался Драйлин, быт может у них действительно что–то произошло, он не хотел встревать. – Быть может, мы с Холтеном можем вам помочь?

– Я просто скучаю по дочке, милорд, она вышла замуж за одного барона и вот уже несколько лет не приезжала к нам, – он вздохнул, – первое время хоть письма писала...

Холтен тоже едва слышно вздохнул. Почему тут все говорят о детях?

– Мне жаль, но вед она ещё вам напишет, верно?

– Да ещё и кобыла померла, – добавил хозяин дома, – как теперь перепахать землю перед зимовкой. Надел то у нас небольшой, но не самому же в плуг запрягаться.
Последние слова повергли Драйлина в легкий шок, который рыцарь мог мигом прочитать на его лице.

Задумчиво разглядывает лицо графа, но пока предпочитает помалкивать. Хоть его тут и не пытаются пристрелить, но почему–то кажется, что это только потому, что рядом Драйлин...

– И что же вы теперь будете делать без... без кобылы? – кажется, граф потихоньку выходил из ступора.

– Да как, – старик почесал заросшую щетиной щеку, – а так и будем.

– Вы не могли бы показать мне свой надел? – Драйлин был явно заинтересован.
Недоуменные хозяева дома вывели графа через заднюю дверь к крохотному клочку земли.

– А вот это значит плуг? – спросил Светлейший, разглядывая странное приспособление для пашки земли.

Хозяйка дома кивнула. Граф снял свою походную мантию, оставаясь в одной рубке и брюках. Он протянул её маленькому ребенку, сам же направился к плугу став там, куда обычно запрягают лошадь.

– Холтен, мне немного неловко, но боюсь, что один я вряд ли справлюсь.

– А...кхм... Драйлин, вы уверены? – рыцарь выглядел крайне удивленным и не старался это скрывать. Но не в его правилах отказывать друзьям, так что скоро он стоял рядом с графом, – Чудно, мы похожи на двух психов.

– Холтен, если уж наш король сражался на арене в качестве гладиатора, значит и его дворянство должно себя проявить.
Он тихо рассмеялся.

– Вот только, – граф говорил совсем тихо, – я не знаю, что делать.

– Ну да, сражение на арене это почти тоже самое, что и тащить плуг, – усмехнулся рыцарь, но потом добавил чуть тише, – если я не ошибаюсь, то мы должны протащить эту штуку по всему полю, чтобы она прорыхлила землю.

– Тогда вперед, – улыбнулся он.

Хозяева дома явно были удивлены происходящим. Женщина даже прижала руки к груди. Не каждый день такое увидишь.
Холтен был удивлен не меньше, скорее больше. И ему явно не особо хотелось, чтобы кто–то из его знакомых увидел его сейчас, поэтому он предпочел молча и быстро закончить эту работу.
Надел был совсем крохотный, а потому даже два таких неопытных вьючных "осла" завершили работу практически за час. Земля была успешно перепахана.
Стоит заметить, что удивление хозяев дома от этого меньше не стало. Зато ребенок был очень счастлив, он рассуждал вслух о том, как будет рассказывать друзьям, что граф Крайтен с другом вспахали поле его родителей.

– Никогда не думал, что я буду делать это, – пробормотал рыцарь. Не то, чтобы он был совсем уж недоволен, но он не любил чувствовать себя глупо, а сейчас он чувствовал себя не самым умным.

– Ай, брось, – шутливо отмахнулся Драйлин, – я рад, что мы сумели помочь им.

– Ва... Ваше Сиятельство, – отец ребенка тихо обратился к графу, – Вы... как мы можем отблагодарить вас?

– Думаю, – голос его стал немного строже, – вы уже достаточно отблагодарили нас. Мой портрет висит в вашем доме, – тон его заметно смягчился, взгляд медленно изучал собеседника, – эта самая высшая награда, какая только может быть.

Гвардеец вздохнул и огляделся.

– Не думал, что мы задержимся здесь так долго... – он кивнул сам себе и добавил, – хотя мы и не торопимся, но я бы хотел немного вздремнуть.

Он не выглядел уставшим и явно не собирался спать, скорее поразмышлять над всем, что произошло за сегодня.

– Пожалуй, мы направимся дальше. Мы уже проделали долгий путь, и хотим скорее его завершит. Спасибо вам.

Путники покинули дом родителей Норена. Вскоре деревня уже была за их спинами, а где–то вдали виднелись высокие крепостные стены. За ними Крайтен Холл. Последний рубеж был преодолен.

ID: 6694 | Автор: mandarin
Изменено: 19 сентября 2011 — 16:03

Комментарии (19)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
17 сентября 2011 — 0:50 Гадкий ретконщик apelsin

Граф... вы ли?

17 сентября 2011 — 14:41 Сагамарт

Драйлин няяяяяка)

17 сентября 2011 — 22:02 Гадкий ретконщик apelsin

Ноэля на него нет... Совсем без него подобрел... -_-
=D

17 сентября 2011 — 5:38 Тёмный шаман Кууро

Ай-ай.
Очень понравилось :) :) :)

Мне кажется, Граф должен был подкинуть еще монетку семье, осторожно так, куда-нибудь спрятав. А то, конечно, один раз поле вспахать - это классно, а дальше они как?

17 сентября 2011 — 11:36 Elkon

Никто не будет боятся Бурю :(

Вообще очень клево, прямо ммм!

17 сентября 2011 — 14:02 Valhall

Лев Николаич, граф... в-вы ли это?

19 сентября 2011 — 13:30 Ferrian
На стене возле стола висел портрет, который сразу же бросился в глаза. Портрет был маленьким, не более 15 дюймов по диагонали, однако изображенную на нем фигу было невозможно не узнать. Тонкие пальцы графа, так удачно изображенные художником, поддерживали его подбородок.

Слишком большая концентрация юмора для одного раза. Счастливые фермеры - ещё в пределах нормы. Вспахивание огорода при помощи графа и его прислужника - о-о-окай, ещё куда ни шло. Но картина с фигой Его Сиятельства на стене?

А если серьёзно - советую хотя бы разок прогонять тексты через Word. От "фиги" вряд ли спасёт, но те же "зоновески" исправит. Уже вслед за этим не помешает ещё раз перечитать текст, но уже со смыслом, чтобы найти наиболее яркие пёрлы. Ну и хорошо бы вспомнить мои прежние упоминания о том, что каждое новое предложение пишется с заглавной буквы:

Так думают многие, – он печально вздохнул, одна из деревень становилась все ближе, – все думают, что моя жизнь – рай. Правда, они не знают, что этот рай проклят, не знают также, что я тоже устаю под вечер, порой грущу... Но ведь ты теперь это знаешь?
Драйлин внимательно посмотрел в глаза Холтену, изучая черты его лица.

И последнюю строку с описанием действий персонажа советую отделять в другой абзац через пустую строку. На электронном ридере это засчитывается за один и тот же абзац и одну и ту же строку, да и здесь это режет глаза не меньше.

19 сентября 2011 — 16:03 mandarin

Спасибо большое, золотце. Фигу поправили! )

"Вот тебе, дедуля, Сиятельная дуля!", — новый брендовый слоган графства Крайтен. :)

19 сентября 2011 — 14:30 Люггер

Что? Драйлин что?! Что?! Драйлин ЧТО?! ЧТО?!

19 сентября 2011 — 16:47 Гадкий ретконщик apelsin

Совсем без Изабеллы раздобрел <_<

19 сентября 2011 — 18:17 Elkon

С Бурей все становятся добрыми и помешать этому невозможно, лол.

19 сентября 2011 — 20:27 Ferrian

Пропущена запятая.

19 сентября 2011 — 20:29 Elkon

*вешается на шнуре от мышки*

19 сентября 2011 — 21:14 Valhall

Фэрриан заступил на пост клерика Грамматона?

20 сентября 2011 — 5:04 Ferrian

Всегда на посту, сэр.

19 сентября 2011 — 19:13 Merciless rozalba

*Молчит и смотрит. Смотрит и молчит. На Драйлина, на Бурю. Ну надо же...*

Очень душевно! Легко читается, радует и умиротворяет.

19 сентября 2011 — 20:07 Elkon

А потом мне говорят, что Буря бездушный :3

9 декабря 2012 — 22:47 Tar

Перечитал этот лог и очень долго смеялся %)

10 декабря 2012 — 20:49 Йожин с Бажин Ксарр

Очень хороший и добротный отрывок.