Mychar закрывается 1 мая 2021 года
Пожалуйста, сохраните необходимые вам публикации и изображения до истечения срока.

Книга Мертвых Книга Мертвых: Четыре судьбы

Бешаад Всевидящий
Ниобэ
Леани


Шафья
"... зъ езмь страж непреклонный, ото всякой немощи али сомнения усекновенный. И во исполнение сего дан мне сией циркул бесконечности превеликой." - Просто сообщил Большой Бесформенный, и зеленые пятна замельтешили, рассыпавшись мутной рябью. Это было странно... нет, правда. Стоило скорейше признаться себе, что такой эффект зрения не описывали в учебке, а уж...
"...улы волею творцов железобоких разделены на многости, число коих три и первая из них во динаме вечной пребывает".
"А остальные?" - Вопрос сорвался с губ совершенно автоматически, но Большой Бесформенный отчего-то не обиделся, и между висками немедленно закопошилась мыслишка о том, как своевременно можно усечь немощь и сомнение...
"В недвижении".
"Дай подержать". - Рассеяно обронил он. Послушная... всегда послушная рука странно межденно протянулась вперед, пошарив пальцами там, где у Большого Бесформенного должен был быть круг бесконечности, и...

..Шафья моргнул еще раз, словно желая убедиться в том, что зрелище художественно изрезанного, потолка кельи и собственной, протянутой вверх, руки достаточно достоверно. Пошевелил пальцами: нет, в пыльном воздухе явно было нечего ловить – нелепо поднятая, конечность опала на лицо лежащего, заставив его тихо, шипяще ойкнуть и, скривившись, ощупать края выразительного синяка, расползшегося вокруг скулы.
«Спрутоголовый дед снова решил причинять добро каждому встречному и поперечному…» - Неожиданно усталая мысль догнала пальцы как раз тогда, когда те ощупывали поверхность бинта, скрывшую от глаз пристрастного наблюдателя часть выпирающих ребер. – «Он уже промыл мозг этим офицерам и теперь, вероятно, явится ко мне с чтением… чтением нота… что же они хотели сделать?»
Выждав пять минут, эльф окончательно смирился с расплывающейся мыслью. Шаги за дверью могли принадлежать анахорету, его козам-послушницам, офицерам скучающего гарнизона… да хоть бы и Большому Бесформенному, хотя…хотя оно бы…
Шаги, кто бы их ни создавал, звучали странно - возможно, даже слишком странно для обыкновенной безмятежности тихих келий. Шедший по коридору, мощеному холодным камнем, был определенно массивен - настолько массивен, что каждый создаваемый им звук был наполнен неземным гулом, как если бы шествовал за дверьми маленьких убежищ какой-то герой, если и вовсе не Титан, вдруг почтивший своим благодетельным присутствием неразумных послушников. В создаваемом посетителем грохоте не до конца терялось и семенение кого-то мелкого и незаметного - наверное, сопровождающего. Гул утих прямо перед дверной аркой кельи Шафьи. Басистый голос властно вопросил: "Это?"
"Это!" - подпел ему тонкий "крысиный" тенор.
Свет, идущий от коридорных светильников, обозначил в дверном проеме кельи два силуэта - гигантский и широкий и совсем мелкий, тонкий, как тростиночка.
- Шафья, - окликнул "тростиночка" обитателя комнатушки. Сам Шафья не знал ни его самого, ни его голоса. Эти двое были гостями в этом месте, возможно, новоприбывшими.
"Эта?"
"Нет, эта остановлена была во имя надобности великой, разуму моему недоступной и благой всеизвестно. Есть окромя сего и сломанная, каковая..." - Продекламировало Большое Бесформенное очевидным тоном. Оно делало что-то фиолетовое, но взгляд отчего-то не цеплялся за простые вещи. На фоне лепестков оратора плыла резьба потолка и..."

"Не анахорет" - Заметил Шафья столь автоматически, что сам подивился отсутствию разочарования. Дед был такой знакомой штукой, что даже мутный разум был способен встретить его заготовленной фразой. "Я тебя умоляю..." или там "Я, конечно обязан тебе и постараюсь отблагодарить, но..." В крайнем случае, позволить себе потерять сознание было не так уж и сложно, но этот голос... Напряжение шеи всё еще тянуло болью, и эльф, не мудрствуя лукаво, отказался от идеи рассмотреть входящих. Еще слабый, но уже скрипучий, голос лишь окончил фигуру мысли:
- Пожалуйте, коли заглянули.
- А мы так или иначе пожаловали бы, - пискнул было тонкий, но гигант мигом остановил его словесные поползновения, сделав резкий взмах рукой. Тонкий мигом съежился, сжав тщедушные плечики, и быстренько вытек из комнаты, оставляя Шафью и большого посетителя совсем наедине.
Когда шажки прогнанного уже цокали по другому коридору, широкоплечий дреней наконец представился:
- Меня звать Сераапиасом. Постарайся не запутаться в произношении, син'дорей. Тебя мне представили еще раньше, даже не открывай рот. Ты не знаешь, зачем мы пришли, но Я знаю, что уйдем мы отсюда с тобой. Ясно?
Если бы у дренеев были механические часы, они бы тикали в тишине: на мгновение мысль уплыла в сторону - в этом мире вообще не было механических часов, да и сам он видел их только... когда же это было? Не понятая до конца идея прокатилась по разуму с опостылением, а слово "попал" маячило где-то на заднем плане, никак не желая быть осознанным... достаточно осознанным.
"... тебе присуща, как твари небесной крыла оперенные..."
В этом было что-то реальное, разве нет? бессмысленно уперый в потолок, взгляд Шафьи пополз вниз, чтобы скорее найти на себе поломанный круг бесконечности, однако наткнулся лишь на, смутно различимую, широкоплечую фигуру... от него требовалось ответить на вопрос?
- П... положим. - Эльф прищурился с легким усилием и утаенной досадой. Его разум явно что-то терял в этом. Определенно. - Видимо, доброта чья-то исчерпала себя... можно понять..
Дреней тусклыми и сухими своими глазами навязчиво изучал эльфа крови, присобирая в кулаках рясу, которая на его мускулистом теле смотрелась зело уж инородно.
- А ты не теряйся в облаках. Иначе мне придется повторять по два раза, а повторять по два раза я очень не люблю, - басовито предупредил дреней тем тоном, которым врачи извещают о чьей-то смерти. Тем не менее, он, собравшись с мыслями, быстро продолжил:
- Рассказываю. Ни я, ни мой род не любит таких, как ты, но одному жрецу вдруг понадобилась помощь наемников. Твои наставники сказали, что ты свободен, и мы решили, что твои качества вполне подойдут для этой авантюры. Понятно?
Единственный глаз эльфа прикрылся на несколько секунд, словно это простое движение могло помочь стряхнуть с разума пелену мути, однако имело ли это хотя бы вооот такой успех? Нет? Грязно-черный цвет радужки надежно скрывал от наблюдателя зрачок и все степени его здоровья.
- Продолжай, продолжай... - Наконец, пробормотал Шафья бесцветным тоном. пятна перед глазами сходились и разбегались в игривые полосы. Где-то за спиной большого гостя еще маячили, подобные крыльям, лепестки и протуберанцы Бесформенного, но...
- Меня когда-то учили, что наёмнику нужно сразу говорить... это... три вещи: кому он понадобился, как ему будет хорошо в конце и как плохо, если он не согласится.
- Именно поэтому я попросил - пока еще только попросил - тебя сконцентрироваться на том, что я говорю, потому что ни единая деталь для тебя как для наемника не должна быть пропущена мимо ушей. Понятно? Отлично, - он оббежал комнату быстрым взглядом, видимо, чтобы найти себе стул или кресло. Но та подставка под седалище, которая находилась в келье, вряд ли смогла удержать на себе тяжелого Серапиааса, так что последний, набрав в легкие сыроватый воздух, сказал:
- Твой наниматель - жрец. Дреней. Имеет высокий статус в духовенстве, но людям редко показывается. Обещает почет и славу, кроме того, награду в виде возможности выбора сильного артефакта из его хранилища. Плохо... Относительное понятие.
Хранилище... (склад, место сохранения вещей, укрытие для материальных предметов)... Шафья с большим трудом удержался от того, чтобы издать усталый вздох, но стоило признать - упоминание обладало отрезвляющим действием. Чего стоило ждать от заначки козлоногих, если всё, что он почерпнул во время дотошного изучения расы по долгу службы, сводилось к тому, что на протяжении долгой истории эту рабскую народность не успел обидеть только ленивый или просветленец? А причина? О... чрезмерная разборчивость и великий гонор.
Син'дорей помедлил с ответом, дотащив до лица руку и с известной дотошностью проводя пальцами по лицу сверху-вниз - слабость надлежало содрать окончательно и без лишних компромиссов.
- Буду искренне благодарен, если ты поделишься своим взгялядом на относительное.
- Если я не вытащу отсюда тебя, то будет плохо мне. А если будет плохо мне, то я постараюсь сделать так, чтобы и тебе стало плохо. Уж поверь мне, я знаю, как это осуществить, - он сделал зловещую паузу, будто бы невзначай напрягши свои бицепсы, так и норовящие изнутри порвать ущербную тканевую робу.
- Но это - не угроза. Это предложение подумать мозгами. Что лучше: когда тебе плохо и больно, и за это тебе не платят вообще никак, или когда ты получаешь сокровище за услугу?
Шафья не отказаал себе в удовольствии несколько секунд поизучать лицо посетителя плоским, выражающим лишь налет усталости, взглядом, осознав ход своей мысли только на третьей секунде... Больная голова усердно смешивала важное с очевидным, делая процесс осознания ситуации до отвращения неприятным делом. Конечно, перспектива испортить жизнь этой горе плоти была бы... нет, нет... не то. Дреней, которому стало бы плохо из-за невыполненного пожелания высшего начальства? Не иначе вспышка разума среди озаренных... эльф помедлил еще секунду, прежде чем закрыть глаз и согласно вздохнуть: демонстрировать ход своей мысли не стоило никому.
- Считай, что мы поняли друг друга... чего же желает от меня, попавший в великую нужду, слуга Света? - Пробормотал он тоном, не подразумевающим никакой возможности незнания со стороны адресата.
- Не Света. Не Тьмы. Увидишь его - поймешь. Ты вряд ли встречался с такими в своей жизни, и тебе в этом плане несказанно повезло. Итак: тот жрец исследовал аукенайские летописи и истории и недавно обнаружил упоминание о могущественном фолианте, по его словам, способном в его руках повернуть проклятие вспять. Мне - а я такой же наемник, как и ты, - поступил вполне четкий приказ - найти тех, кто готов сунуться в чрево Аукиндона и найти этот фолиант. Ясно? - каждый раз, когда он заканчивал свою речь подобными словами, он заключал в хватку кулака единственный свой лицевой придаток.
- Пожалуй. И много этот... гм... выдающийся дреней выделил на успех операции? Думаю, армии не будет, но всё же... оборудование, логистика. Он вообще знает, куда закопали эту прекрасную реликвию? Знаешь, у нас уделяли много внимания изъятию ценностей, и я о ней не слышал.
Слова покидали, едва шевелящиеся, губы Шафьи небольшими порциями, превратив долгую тираду в несколько логических сегментов. Это было, опережающей мысли, привычкой.
- И это... - В мутном взгляде говорящего внезапно всплыло яркое пятно определенности. - У тебя с собой нет тонкого стила?
- Приедешь и посмотришь. Он - серьезный и ответственный, иначе я бы на него не работал. Стила нет, писарь ускакал. Координаты фолианта наниматель сообщит лично - ты ведь не думаешь, что он выдал бы их какой-то парочке посредников? Нет? Вот и славно, - дреней снова схватил и отпустил свое "щупальце", в задумчивости изучая убранство комнаты.
- Ты будешь работать не один, если вдруг испугался.
- Ты уже говорил... - Походя "кивнул" Шафья, вывернув движение наоборот. Откинув голову назад, эльф со странным неуютом во взгляде воозрился на угол потолка и стены. Отсутствие стила вызывало досадное ощущение неправильности всего и вся... отчего он вообще о нём вспомнил? Резьба стены медленно набухала неровным серым свечением, уводящим ход мысли от чего-то, до крайности важного. Зачем этот, набрякший самостью, тип вообще явился к нему? Словно бы у этих козлоногих не хватало, жаждущих убить всякого встречного демона, недоумков... жалеют... жалеют, не иначе. А, возможно, скрывают... мысли - мысли не желали сосредотачиваться на важном.
- Ладно... я буду благодарен, если ты поведаешь о том, когда и куда меня вывозят.
- Чем быстрее, тем лучше. Крайний срок - вечер этого дня. Транспорт в Шаттрат уже оплачен, можешь не беспокоиться. Там ты встретишься со своими напарниками и нанимателем, и выяснять будешь все сам, без меня, - последняя фраза была произнесена с архизаметным облегчением. Умотался, наверное, в поисках кого-то подходящего: и сонные круги под глазами пролегли, и уголки губ вниз поползли...
- Там вам выдадут необходимое снаряжение и разъяснят, что к чему. Это все, что тебя интересует?
- Сумка. Моя. Местные её не посеяли? - Слова, оброненные спустя краткое мгновение, прозвучали до крайности буднично, но не смогли бы утаить от, излишне внимательного, наблюдателя что-то нервное в самом основании мысли. Шафья чуть приподнял голову, тут же склонив её набок в ожидании ответа на свой вопрос.
- Все с твоей сумкой в порядке; в ней никто даже не рылся. Там лежит, нетронутая и невредимая, - согнув руку в локте, дреней большим пальцем ткнул в сторону дверного прохода. Там, видимо, и должна была почивать Шафьина сумка.
- Только ты ее сам изволь найти. Местные - они, конечно, местные и наказа ничего не трогать слушаются, но мало ли что могло случиться...
- Долатают - найду... - Полурассеяно пробормотал эльф, уводя взгляд в сторону. Долатывание само по себе ставило вопрос о возможности подхватить сумку и скрыться в неизвестном направлении, но мысль никак не желала охватить все грани последующих событий. Что-то дурное, что-то хорошее... что-то лиловое... а... Шафья придержал блуждающую мысль: сболтнуть о долатывании всё равно стоило, чтобы проверить его возможность.
- Кого спросить о транспорте?
- Меня. Я - твой эскорт до самого дома твоего нанимателя. Надеюсь, ты не мог даже предположить о том, что тебя одного отпустят якобы мирно добраться до Шаттрата, а меня - наградят за голословные обещания. Нет? Ну и хорошо. Отправляемся телепортом. Тот дреней, который был со мной, и есть маг, готовый оказать такую услугу. Надеюсь, он не заблудится, - мускулистый наемник припал спиной ко стене, вдруг начав внимательно изучать кисти своих ладоней с таким театральным видом, что Шафья мог бы подумать о потере его бдительности.
- Даже так... - Шафья хмыкнул в полголоса, потратив миг, чтобы поскрести пальцами, покрытый щетиной, подбородок. - Могу понять.
Взгляд эльфа еще недолго блуждал по потолку, прежде чем смежиться вместе с единственным оком: сколько бы не прибыло ясности в ситуации, а всё же... Разум рассыпался пятнами неуюта и болезненного безразличия. дело было ясное, что дело бы ло дряное, однако, разве не об этом говорили почтенные наставники давным давно? Большое бесформенное молча стояло перед глазами и три его круга были вписаны один в другой. Был круг, который вращался и круг, который не делал ничего. И круг, который не был кругом, потому что его осколки вращались по своим траекториям.
"И отчего в недвижении?" - Подумалось Шафье.
- Нет к тебе вопросов. Скажешь лекарям, ежели время ценишь.
- Отлично. Тебе тоже советую поторопиться, а то этот молодой маг сожрет нас вместе и сразу за его потраченное время, а я бы не хотел вариться в чьем-то желудочном соке на пару с устроухим отродьем, - и, отклеившись от стены, он переступил порог кельи, стремительно удаляясь по коридору вверх. Грохот его шагов стих очень скоро, и на келью Шафьи снова опустилась тишина.

ID: 6639 | Автор: Пират-ассассин Эонарис
Изменено: 10 сентября 2011 — 23:17