To Infinity and beyond To Infinity and beyond - А власти скрывают!

Кууро
Ниобэ
Ацерус
Бешаад Всевидящий

Plakat4.jpg
В роли Виири - Эонарис
В роли Хаттну - Хозанко
В роли Менелайоса - Divine Wind

Благодарности от коллектива получают:
Mr. Noobz, без которого не появился бы Бахадна, недобитый охранитель первой экспедиции;
Малагес – фрилансер и неподражаемый голос из толпы.

Утро нового дня склонялось к концу...

Светило забытой Наару планеты уже значительно отдалилось от вершин лазурных сосен, но какое это имело значение? Серо. Пасмурно. Сыро... слава местным божкам и духам, что хотя бы не лило, как из ведра. Свежий морской бриз лениво трепал выстиранную одежду, развешанную на веревках между парой капсул.

А беженцы? О... эти успели подкрепиться стряпней повара-крокула и занялись своими обыденными делами. Некоторые успели привыкнуть к лагерной тиши. Некоторым не сиделось - еще бы: еще несколько часов назад они проводили экспедиционную группу: простой обмен - привить местных птицеподобных дикарей и получить мир с племенами "маленьких гроннов". Воспользоваться благоприятным опытом долины Аммен. Когда же... когда же они вернутся?

***

Хаттну слонялся по лагерю, как обычно... делать ему было нечего. Работать - ну правда же, было утром. Отдыхать? Ох, косо смотрели на лагерного ленника. Ступал он важно, но с осторожностью - вдруг пропустит что? Говорили, что Хаттну даже питался сплетнями и...

А, меж тем, в мокром тумане, поднимающемся из лесистой низины у северных ворот лагеря, замаячили две фигуры...

Хаттну навострил бы уши, будь он кошкой. Что это там? Помявшись на месте считанную секунду, лагерный кликуша бросился навстречу событиям. Остановился ленник, посмотрел... и рот разинул. Да это же эти... эти... которые из экспедиции, и места на них нет живого! Краше в гроб кладут!

Возвращенцы производили впечатление… если вам, конечно, нравится вид изможденных и покалеченных существ. Жилистый охотник с нездоровой серой кожей и совсем юная девушка из временной охраны. Перемазанные в грязи, покрытые неглубокими порезами… уставшие…

Ниобэ, держась за бок и тяжело дыша, остановилась, разглядывая беженцев в лагере.
Хаттну хотел что-то сказать, но проглотил слово, а потом…
Хаттну кричит: УБИВАЮТ! УБИЛИ, УБИЛИ, СТРАЖА!

Бешаад приблизился к пришедшим, впрочем, не совсем понимая, что происходит.
Ниобэ: Всё оказалось не так, они были слишком агрессивны... - полушепотом бормотала девочка, измазанная грязью.
Бахадна: Я говорил. Так выйдет. Оно и получилось... - Раздраженно проговорил второй экспедитор.
Ниобэ: Но ведь я сама помню, как прививала их... Ну почему нас не предупредили?! – Она с обидой топнула копытцем.
Бешаад в очередной раз прокашлялся, но на этот раз схаркнул кровью.
Ацерус с интересом наблюдает за столпотворением у выхода из лагеря.
Хаттну замотал головой, хвостом... да и всем телом с убедительностью сороки.
Хаттну: Что, что, что такое? Да идите же сюда, да-да... Медик, медик, где медик?

Виири: Спокойно, - Едва ли не скомандовала медик Виири, выглядывая из-за плеча массивного дренея. - Я тут.
Бешаад: Им нужна помощь...
Бахадна: Это чужой мир. Никто не слушать. Никто!
Бешаад с тревогой осмотрел экспедиторов.
Самообладание покинуло лагерного балабола окончательно, и Хаттну попятился в сторону от подранков.

Ниобэ в бессилии упала на землю и навалилась на стену.
Таалмир: Ох... говорил я этому талбуку, что с каждой группой должен быть хотя бы один воздаятель...
Бешаад: Неудачная попытка наладить контакт с аборигенами? – Тихо проговорил Бешаад - Не удивлен.
Виири, размяв синие пальцы, онемевшие от мороза, положила экспедиторше ладони на плечи.
Бешаад покачал головой.
Ниобэ: Где экзарх и эмиссар? Это они нас послали... Там... медик и его помощник остались.
Виири: Что случилось? Расскажи подробнее.

Хаттну: Оборотни? Оборотни? Да они... - Хаттну взял, да и замер на полуфразе, оборванный вопросом медички.
Таалмир достал из поясной сумки кусок тряпки и передал Бахадна.
Таалмир: Держи, пригодится.
Ниобэ: Шаарвух непривитые набросились на нас, они... - она поморщилась от боли, неосторожно шевельнув поврежденной ногой.
Бешаад: С вами были миротворцы? Или вы так... и отправились сами с собой? – Он поднял бровь.
Бахадна: Они убили. Нельзя было ходить. Нельзя... - продолжил второй, вытирая лицо переданным куском материи.
Виири: Так. А дальше? - метя взглядом то на поврежденную ногу девочки, то на ее лицо, медик непрерывно хмурилась.
Ниобэ: Нам сказали, что всё будет, как там... - она кивнула в сторону долины Аммен.

Бешаад сложил руки на груди и устало вздохнул.
Хаттну слушал, и краски мира темнели на глазах. Леса, полные ужасных аборигенов, слова лжи... стоп... слова лжи... кто?
Хаттну: А кто сказал такое? - Почти запальчиво ляпнул дреней. - Кто распорядился?
Ниобэ: Почему, почему они ошиблись?! Теперь там мертвые... скажите Арааду, чтобы он зашел к эмиссару...
Виири: Они _всегда_ говорят. Всегда. Так говорили на Дреноре тем, кто остался защищать Шаттрат... Полуправда. Терпи, - и, запустив руку в кожаныйподсумок, Виири извлекла на свет склянку с прозрачной жидкостью. - Кто-нибудь? У Отонамбуши должны были быть бинты.
Бешаад перевел взгляд с экспедиторов куда-то в лес. Дреней явно пытался сложить для себя все кусочки... мозаики? Обычно никто так просто и сразу непосылал экспедиции…

Таалмир: Кто конкретно на вас напал? Шаарвухи? Тихвой?
Ниобэ с усилием вытирает грязный пот с лица, бормоча при этом что-то невнятное про экзарха и эмиссара.
Хаттну выразительнейше нахмурился, услышав об Эмиссаре, а потом... вот уж - воздаятели. Дреней фыркнул: его способность к упоению чужими ошибками приносила обильные плоды.
Хаттну: Молчали бы, светоносные. Их убивают, а вы что? Сидят они, понимаешь, на заставе... за щитами парней попроще. Вот, как я, да. Таких вот.
Хаттну покосился на воздаятеля, исполнившись храбрости внезапной.
Таалмир посмотрел на Виири и решил, что успеет расспросить всех потом.

Бешаад коротко хмыкнул.
Бешаад: Простите, что прерываю...
Ниобэ: Экзарх поручил очистить проход на севере, а эмиссар Кууро вызвался сделать это без жертв... да, кажется, было так.
Бахадна: Много-много! Бежали. Перья. Много перьев, - было заметно, дреней в состоянии шока. Он снял кинжал с пояса, воткнул в землю рядом, - Почему мы?
Бешаад: Вас отправили... к аборигенам? Я слышал что-то о деталях на их территории... или как-то так.
Хаттну сглотнул и поежился, но праведного гнева не оставил.

Бешаад: Я пришел сюда не просто так, однако...– Сказал дреней устало. - Если я как-то могу помочь, я с радостью это сделаю.
Виири: Потому что никто из верхушки никогда не суется туда, где работу за них может сделать кто-то другой.
Хаттну: Это так, ага... верхам воздаятелей шлемоблещущих от себя отпускать натура не позволяет, тут такоооое…
Ацерус,нахмурившись, посмотрел на Хаттну.
Хаттну: Что смотришь, а? Совестно небось...
Ацерус: Эх...

Таалмир быстрым шагом сходил к сломленному-интенданту, принеся с собой бинты и пару склянок с какими то отварами.
Таалмир: На, вот бинты.
Таалмир передал Виири связку бинтов и склянки.
Таалмир: Анахорет также передала эти припарки для промывания ран.
Виири: Спасибо, - сдержанно проговорила Виири и, мигом оттянув марлевую ткань насантиметров двадцать, сложила ее вчетверо. - Предупреждаю, будетнемного больно. Славь наару, если тебе суждено не подцепить заразу.
Малагес: Все должно быстро пройти, славные бинты.
Бинты на правой руке Бешаада почти развязались и безвольно повисли, открывая жуткие шрамы от ожогов.

Ниобэ стиснула зубы и прищурилась, ожидая, как боль от повязки изведет заразу.
Бешаад поняв, что не добьется сейчас никаких ответов, отошел на край лагеря и уселся на землю.
Таалмир зная, что больше ничем помочь не сможет, решил не мешать.
Малагес: тебе нужно отдыхать
Хаттну: Что делается-та... - Продолжал бормотать лагерный. - Что делается, сегодня медичка успела, а завтра... завтра...
Виири, смочив волшебной водицей из склянки принесенную марлю, промокнула порез девочки крайне аккуратно, даже нежно.
Ниобэ тихонечко вскрикнула, почувствовав примочку на царапине. Она окинула взглядом толпу, ища в ней знакомого воздаятеля Араада, но не найдя, она тяжело вздохнула.

Хаттну: Спросить за всё с этого э... эмиссара, кажись! Они, шаманы... им веры нет. Сегодня с нами, завтра со зверюгами, а потом ман'ари с небес
Хаттну: Сегодня с его экзархатом воздаятелей на подушках придерживают. - Говорун выразительно покосился на вояк. - Завтра...
Хаттну замялся... о завтра было даже думать, не то что рот разевать громогласно.
Хаттну: Завтра... З...
Малагес: Завтра они могут и до нас добраться.
Таалмир, устав от речей бездельника, мягко положил ладонь в латной перчатке ему на плечо.

Хаттну на мгновение выглядел почти несчастным, если бы не... тяжелое касание на плече сгустило краски.
Хаттну: Э... ты чего, вояка... к-коверный? – Пробормотал кликуша с откровенной настороженностью. Верь им теперь, шлемоблещущим. Как же…
Таалмир: Отонамбуши была нужна твоя помощь.
Хаттну: Глупость какая... ты, что, солд-даати-к-к-к... эээ...воздаятель, не видишь, какой беспредел творится?
Хаттну: Какой Отонамбуши, я т-тебя спрашиваю?

Ниобэ: Я... они так быстро... только отвернулась, а эти уже увалили их...
Бешаад подошел к воздаятелю и тихо ему сказал: Если ты не против, друг, не мог бы ты мне потом объяснить, что тут произошло, а?
Ацерус шепотом ответил Бешааду: Ох, если бы я сам знал...
Бешаад устало кивнул: Я слышал очень... волнующие, скажем так, слухи. Если я чем-то могу помочь...

Виири тут же цыкнула на девочку, прерывая ее несвязный рассказ. Оставшиеся марлевые бинты она использовала как плотную повязку - и уже черезтридцать секунд Ниобэ почувствовала, как рана на ее ноге, покалывая, подсыхает.

Хаттну: Шаманы нас на смерть посылают. Найти, найти и п-призвать... ну это... к ответу, а ты – Отнамбууши…
Таалмир: Интендант. Помогает Анахорету с ранеными.
Таалмир: Иди и помоги ему.
Хаттну:Как я могу тратить время на какого-то интенданта, когда судьба лагеря решается... - Говорун понизил голос со внезапным осознанием. - Э... не... в эмиссаровом куполе.
Таалмир: Судьба лагеря решается во многих местах.
Хаттну неожиданно ухватил воздаятеля за руку, почти повиснув на ней.
Хаттну: Воздаятель. воздаятель - если в вас еще осталась капля чести, примите меры! Нужно немедленно найти этого... э… эмиссара! Найти и призвать к ответу. Завтра он и с вами сотворит такое! Точно-точно говорю.

Малагес: Похоже ей немного лучше. Раны подсыхают
Ниобэ вопросительно взглянула на медика и попыталась встать с земли, двинув ногой и чуть приподнявшись на руках.

Хаттну, не слушая ответа,бросился к соседней фигуре.
Бешаад: (бросил взгляд в сторону разговаривающих) Не стоит забывать, что отчасти мы сами виноваты в том, что тут произошло. С этими... местными.
Хаттну: А вы, а вы...
Бешаад покосился на метающегося туда и сюда говорливого дренея.
Таалмир на миг поднял бровь и слегка улыбнулся.
Хаттну: Сегодня эти шаманы мутят воду... скажут - была ошибка, да да, а кто вернет мертвых? Нас у-би-ва-ют!
Бешаад: Мертвых - никто. – Твердо ответствовал маг. - Но...

Виири: Сиди, - вдруг предостерегла медичка. - А лучше вообще лежи. Волнения - всегда плохо.
Хаттну: А вы почему стоите, как истукан? Нет слов? - Хаттну прогнулся вперед, вглядываясь в лицо воздаятеля, замершего за плечами Бешаада.
Малагес: Это правда, так больше не может продолжаться!
Таалмир взял Хаттуну за плечо и нагло поволок его к центру лагеря громко произнося:
Малагес: Хаттну прав.
Таалмир: Пойдем, найдем эмиссара!
Бешаад: Мы можем, мы _должны_ ликвидировать последствия падения. Ты ведь и сам знаешь, сколько горя мы неумышленно принесли местным. А я... только что пришел, и мне нужен экзарх.

Хаттну: А-... д-да!
Хаттну сам был удивлен тем, что его услышали. Неужели… неужели и у воздаятелей еще оставалсяклочок разума?
Малагес: Наши семьи в постоянной опасности!
Ниобэ: Их трупы растерзали... так нельзя, надо похоронить их, как следует! она оперлась правой рукой на ящик и попыталась приподняться, но поймаввзгляд медика, вернулась на место.
Бахадна: А кто сунется туда по это дело? Пускай сам эмиссар и хоронит!

Нестройным шагом, то и дело оглядываясь, разбрасывая восклицания и собирая за собой хвостик из зевак, они пересекли лагерь. Ополченцы провожали их удивленными взглядами, кухарь сломленный затряс головой в нарочитом ужасе…

Хаттну: Пойдемте, пойдемте… все. Срочно к этому преступному эмиссару Нобундо!
Малагес: А тут еще и люди гибнут у нас под носом!
Хаттну: Он должен прислушаться к голосу народа!
Бешаад: И о чем же говорит народ?
Малагес: Народ в страхе
Хаттну: Народ не будет терпеть л-лживое шаманское учение... да.. намеренные ошибки и потери!
Хаттну: Здесь он живет, здесь! Стучите, воздаятель! выманите его перед наши очи!
Малагес: Он должен ответить!!!

Бешаад молча покачал головой и вошел внутрь.

… а толпа? Толпа слитно сделала шаг вперед, словно норовила заглянуть в, поглотившую мага, дверь. Где же этот эмиссар? Что будет со смельчаком?

ID: 6609 | Автор: В основном безвредная Хозанко
Изменено: 8 сентября 2011 — 18:52