Внимание: материал с «шок-контентом»!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание жестоких убийств, пыток, расчленений или отыгрыш гномов.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

Сердце полуночи Глава 1. Не гуляйте ночью по Штормграду...

Освальд "Потрошитель" Андерфелс
Лигрим
Генрих Гейл
Эльза Ориэлл Ливлетт фон Дум


* Некоторые части данного отыгрыша могут быть расценены, как насилие и жестокость.
Вас предупредили.

-------------------------------------

Генрих ловко соскочил с трапа и осмотрелся.
Ночь была что надо: безлунная, холодная и влажная. В такую ночь люди предпочитают не высовывать нос на улицу, а значит, будет меньше проблем.
К Гейлу подошел огромный человек. Видимо, он работал прямо тут, в порту... И, судя по кулакам и беззубому рту, работал никак не с бумагами.
Генрих безропотно пожал руку громилы и вкратце объяснил, что нужно. Время поджимало, и было необходимо срочно доставить эльфа в дом. Иначе быть беде.
Разгрузка корабля шла полным ходом, Генрих сказал Эльзе следить за состоянием Лигрима и, если что случится... хотя если что случится, то все очень быстро узнают об этом. Судя по всему, рыцарь смерти в своей жажде мало напоминает хоть сколь-нибудь разумное существо...
Время поджимало...
Спустя полчаса к кораблю, лавируя между уже выгруженными ящиками, протиснулась телега со стариком-возничим.
— Хде вашь грус? Давхай ехо сюды, доставхлю в лушем виде, Дох, не сумлевхайтесь.
Эльза сидела рядом с Лигримом, который, похоже, был без сознания. Периодически его мышцы судорожно сокращались, даже под действием сильного препарата Генриха. Было видно, что чем дальше — тем хуже действует препарат. Когда Лигрим дойдет до состояния неконтролируемой ярости, только смерть сможет остановить его.
Эльза содрогнулась, стараясь об этом не думать.
Генрих зашел в каюту, указывая шедшему следом громиле на Лигрима.
— Его.
Повернувшись к Эльзе и не обращая внимания на то, что громила взял эльфа за талию и не очень... аккуратно понес его на пристань, Гейл неловко улыбнулся.
— Думаю, успеем. А потом… потом я постараюсь как можно быстрей найти... жертву.
Видно было, что эта мысль не радовала Гейла: из-за подобных действий будут появляться вопросы... А вопросы при профессии Генриха не самая лучшая вещь.
"Носильщик" же, не обращая внимания на подозрительные взгляды матросов и испуганные взгляды грузчиков, поднес эльфа к телеге. Возничий медленно перебрался назад и помог положить Лигрима. Далее он взял несколько крепких веревок и буквально привязал эльфа к полу телеги. Мгновением позже сверху на лежачего положили перевернутый... гроб.
— Ну вхот и усё. Шас дохачу... Хотя я привых работать с более... мертвыми мертвяхами...
Громила лишь пожал плечами и быстро ушел в сторону, пропуская телегу.
Эльза подошла к Лигриму и скривилась, оглядывая результат. Ее вовсе не устраивало, что с эльфом приходится так обращаться, но иного выхода и вправду не было. Она повернулась к Гарроте.
— И как ты собираешься... решить эту проблему? — она подозрительно заглянула в глаза Гейла.
— Постараюсь решить быстро. В ином случае придется решать все грубо. Но человека одного я найду... и надеюсь, этому эльфу хватит одной жертвы. Иначе я крепко задумаюсь о продолжении отношений с этим рыцарем.
Генрих задумчиво осмотрел корабль и пожал плечами.
— Пойдем пешком. Мы придем быстрее, так как гробовщик поедет по безлюдным улицам... на всякий случай.
— Ты уверен, что оставлять их одних — хорошая идея? — Эльза сунула руки в карманы и подошла к Гарроте, провожая взглядом телегу. — А вдруг... что-то случится? — добавила она тихим голосом. В ее взгляде сквозила настороженность и беспокойство, которого раньше не было, даже в бою с превосходящими силами нежити.
Она посмотрела на Генриха и ее лицо немного смягчилось.
— Полагаю, у тебя дома ничего не изменилось... Надеюсь, ты не будешь запирать меня в комнате без окон и с запертой дверью? — она горько улыбнулась.
— Если что-то случится с этой телегой — я хочу быть как можно дальше. А потом разберемся. — Генрих тихо шагал по пустынным улицам. — Так или иначе я тогда обещал, что не буду закрывать пред тобой двери, и обещание сохранило силу.
Эльза пожала плечами и двинулась вслед за Генрихом, легко подстраиваясь под его шаг.

Телега мирно катила по брусчатке. Возничий насвистывал меж промежутков зубов какую-то веселую воровскую песенку и поглядывал по сторонам. Он уже свыкся, что груз иногда стонет и подвывает — не таких возили. Во, помнится, дело было в Стратхольме, там везли одного барыгу...
Эльф наконец очнулся и пару минут соображал, какого черта происходит. Темно, связан и вдобавок трясет. Но все это перебил запах живой крови. Вся выдержка мигом испарилась. Рывком порвав путы и мощным ударом сбросив крышку гроба, эльф вцепился старику в горло. Когда все было кончено, рыцарь сбросил труп в канал и обходными путями направился в сторону Квартала Дворфов.

...Безлунная ночь. Как раз в такие ночи он выходил на охоту. Темнота, покрывающая город в это время, скрывала и его существование от глаз недалеких смертных. Освальд чуял поблизости кровь, но сдерживал себя — он привык не выдавать своего голода, но теперь, когда после последнего убийства прошло уже более двух недель, боль снова давала о себе знать. Голова раскалывалась, как будто ее методично сверлили в висок, а перед глазами то и дело проскакивали красные пятна, заставляя болезненно морщиться.
Лошадь медленно ехала по мосту к Старому городу, то и дело спотыкаясь о булыжники. Она питалась энергией самого рыцаря, и теперь была так же слаба, как и он сам, и только иногда протестующе всхрапывала, дергая головой, но железная хватка всадника твердо держала поводья. Вскоре показался въезд в Старый город.
Освальд любил это место. Здесь всегда можно было найти добычу, здесь всегда пахло кровью — люди с упоением уничтожали самих себя, делая его работу гораздо удобнее, ведь любой случайный труп или исчезновение человека можно было списать на местные разбойничьи группы, а бездомных и проституток никто никогда не искал. Он был не привередлив, но всегда выбирал. Оглядевшись и прислушавшись к инстинкту, рыцарь понял, что поблизости нет никого, кто мог бы заметить, как черный всадник, словно тень, проскользнул в старый квартал. Стража здесь была не особенно бдительной — никому не хотелось работать в таком месте, что еще больше облегчало задачу. Правда, рядом он почувствовал присутствие чего-то знакомого. Запах смерти, но не той, что обычно сопровождала душный, темный и давящий город, где каждый был готов всадить нож другому в спину. Нет, это была другая смерть — старая, приглушенная, наполненная тоской и страданиями. Запах нежити.
И надо же было случится тому, что эльф чуть не налетел на всадника в темноте. Выругавшись вполголоса, эльф вгляделся повнимательнее и усмехнулся. Клинок, старый, еще акерусской ковки, замотанный какими-то тряпками привычно давил на спину. Но от всадника пахло смертью. И еще слабостью.
— Видимо, голод не одного меня погнал на охоту?
Тихо поинтересовался эльф.
Всадник остановился. Лошадь ударила копытом в землю, высекая несколько голубоватых искр. Всадник был закован в саронитовые доспехи, тускло поблескивающие в темноте, и закутан в меховой плащ, хотя на улице было тепло и даже жарковато, но он, казалось, не обращал на это внимания. Капюшон скрывал его лицо, но когда всадник повернул голову в сторону Лигрима, из-под ткани сверкнул искрящийся холодным светом глаз. Глаз рыцаря смерти.
— Глупец, — его голос был глухим и эхом отдавался среди каменных стен города. Он замер, как сфинкс, меряя взглядом эльфа. О, он прекрасно чувствовал, насколько тот был голоден. — Ты довел себя до истощения. Очень неразумно.
Всадник откинул капюшон, глядя на Лигрима. Его искаженное смертью и разложением лицо перекашивала некая жуткая полуулыбка — с одной стороны челюсть его выступала оголенной костью, придавая его ухмылке адское выражение. Судя по всему, он был воскрешен, когда разложение его мертвого тела уже началось, и обратить его не смогла даже магия Короля-Лича. Но рыцарю было все равно.
Он, наконец, тронулся с места, подъехав поближе. Собственная боль была надежно запрятана под покровом саронитовых доспехов, и догадаться о ней мог лишь тот, кто познал ее на себе — по болезненно яркому свечению глаз, по слишком бледной даже для мертвеца коже, которая, казалось, вот-вот осыплется прахом, по этой напряженной улыбке, которая резко контрастировала с холодным, отчужденным голосом. Всадник спешился и медленно, отвлеченно провел рукой в латной перчатке по шее лошади, приказывая ей оставаться на месте. Конь замер точно так же неподвижно, как и его хозяин, и почти слился с окружающей темнотой.
— Убивать людей на корабле, посреди моря, было бы еще неразумнее. Пришлось прикончить извозчика, но этого мало, он слишком быстро умер.
Эльф оглядел незнакомца, зацепившись взглядом за челюсть. Едва слышно хмыкнул и сложил руки на груди. Доспехов на нем видно не было, но точно сказать было нельзя, фигуру скрывал плотный черный плащ. За левым плечом торчала крестовина меча.
— Тебе, я смотрю, тоже несладко, иначе бы ты не вышел в такую глухую ночь в этот район, верно?
Эльф практически полностью слился с тенью, лишь только глаза холодно светились в темноте, глядя прямо на собрата.
— Надо двигаться. Иначе скоро все начнется по новой.
Молча всадник отошел от коня, делая незаметный жест рукой. Конь стал медленно таять — сначала исчезло его тело, затем копыта... последними остались глаза, светящиеся синим светом. Но через секунду исчезли и они, и призрачный конь отправился в Акерус, где и был создан из живого существа и превращен в нежить. Рыцарь смерти постоял немного, раскачиваясь на месте и сложив руки за спиной, а затем обернулся к Лигриму.
— Мое имя Андерфелс, — сказал он, протянув руку и пристально глядя на эльфа. — Пойдем. Я помогу тебе. Этот район я хорошо знаю.
Эльф внимательно наблюдал за манипуляциями человека. Жажда на время отступила, но ненадолго, рыцарь был уверен. Она всегда возвращалась. Рыцарь крепко пожал протянутую руку и усмехнулся.
— Лигрим. Самый подходящий для этого район, не правда ли? Сюда даже стража редко суется. Спасибо, брат. Я слишком долго этого ждал.
Эльф чувствовал где-то вдалеке слабый запах крови, и он заставлял буквально сходить с ума, против воли тянуть руки к мечу. Слишком много времени прошло. Слишком. "Пожалуй, даже хорошо, что Эльзы нет. Ей точно не стоит на это смотреть. Но разыскать её нужно, все равно. Потом. Все потом." Эльф взглянул на небо и улыбнулся. Все складывалось как нельзя лучше.
Не говоря больше ни слова, рыцарь, назвавшийся Андерфелсом, пошел к Старому городу. Узкие улочки, петляющие из стороны в сторону, поднимающиеся и опускающиеся, были больше похожи на тропинки. Кое-как уложенные булыжником, вывороченным во многих местах, эти улицы были хорошо знакомы рыцарю смерти — он уже не первый раз шел по ним, прикрыв глаза и натянув капюшон, ориентируясь не зрением, а инстинктом, словно хищник, рыскающий в поисках затаившейся добычи. Эльф пошел следом, по крайней мере, он так думал — чувство находящейся поблизости нежити не прошло. Андерфелс подумал, что эльф может подвести, если сорвется — он видел, что ему труднее контролировать себя во время голода. В таком случае Андерфелс будет вынужден его оглушить. Нельзя было рисковать, чтобы их поймали — в этом случае вся охота пойдет насмарку, и вряд ли когда-нибудь еще он сможет вернуться сюда. Придется искать новое логово, а этого рыцарю смерти очень не хотелось. Он вообще не любил перемены.
Вскоре они углубились в старую часть города, и пустынные улицы, на которых изредка просматривались человеческие силуэты, огоньки горящих трубок и ламп, опустели еще больше. Мертвая тишина, прерываемая лишь далеким лаем собак и чьим-то смехом, доносящимся из окон, нарушалась тихим шелестом мехового плаща и стуком сапог по дороге.
В затылок Освальда ударил небольшой камешек.
— Эй, мужики! Не найдется пару монет, чтобы выпить?
Позади стояло двое. В конце же переулка появилась коренастая фигура дворфа, который умастил на плечо дубину с железным шаром на навершии.
— А может, еще что ненужное найдется? Мы вас не тронем, если не будете особо бузить.
— Гиз, да давай их кончим на радость крысам, что ты цацкаешься с лохами?
— Тише, мы подождем ответа. Мы же не шушера какая...
Эльф слегка замедлил шаг, покосившись на своего спутника. Кровь. Пьяная шваль, не представляющая никакой угрозы для двоих рыцарей смерти. Развлечение. Разминка только и всего.
— Что думаешь?
Тихо поинтересовался эльф, сжимая челюсти. Долгожданная жизнь, кровь которую можно взять без особых проблем. Сдерживаться было все сложнее, масла в огонь подливало ощущение неоспоримого превосходства. Справится с этими бандитами можно было играючи. Никто бы даже крикнуть не успел.
Человек встал, как вкопанный, когда камешек стукнулся о его затылок. Постоял несколько секунд, а затем медленно развернулся. В темноте и под капюшоном невозможно было разглядеть его лица, но стоявший рядом Лигрим мог заметить, как его лицо подернулось выражением глубочайшего презрения и одновременно желания. Но он спокойно взглянул на двоих, что стояли ближе к нему, и поднял руку, словно желая поприветствовать их.
— Как удобно, — сказал он привычным бесчувственным голосом, в котором, однако, сквозили нотки насмешки. — Лигрим, это, — он вытянул руку и указал на людей, — твое. Они слишком самонадеянны, чтобы представлять опасность.
— Спасибо, брат.
Одними губами произнес эльф, неторопливо идя к этим двоим. Оружия видно не было, это только подстегивало эльфа. Подойдя к ним почти вплотную, эльф натянул капюшон поглубже и, слегка покачиваясь, расслабленно опустив руки, произнес, словно раздумывая.
— Ценное.... Есть. У вас. Ваши никчемные жизни.
Эльф резко ударил стоящего сбоку грабителя ребром ладони в кадык, тут же резко ударив стоящего перед ним в живот. Это должно было оглушить их, ошеломить, дать возможность развить удар.
Первый не успел среагировать, схватился за горло и, плюясь кровью, упал на колени. Видимо, Лигрим сломал ему трахею.
Второй же был более удачлив: пропустил руку по касательной, ловко чиркнул эльфа бритвой по горлу и отпрыгнул назад.
— Моли свою маму, чтоб она вернула тебя туда, откуда вылез, ублюдок!
Дворф же, поняв, что жертвы не очень сговорчивы, быстро двинулся вперед, подкинул свою булаву плечом вверх и резко ударил ей в грудь стоящего мужчины.
Эльф не обратил никакого внимания на порез, ударил носком сапога в нос, упавшего на колени и шагнул к тому, что был вооружен бритвой. Кровь подстегнула тело, давала новые силы, очищала разум.
— Иди сюда. Или ты что, струсил? Давай же, я безоружен. Иди сюда, ублюдок.
Эльф расхохотался. Запах крови сводил с ума, заставлял желать еще и еще. После такого долгого ожидания, наконец, получить то, что желал. Он просто не имел права упустить свой шанс.
Андерфелс, который стоял на первый взгляд абсолютно неподвижно, отступил назад со скоростью, невозможной для обычного человека. Булава лишь чиркнула по нагруднику, оставив длинную царапину, но не более того. Он даже не стал доставать меч. Эти существа принадлежали Лигриму — он решил, что сможет потерпеть еще немного, дав своему менее стойкому собрату сполна насладиться этими тремя. Подняв руки вверх резким жестом, он подбросил дворфа хваткой смерти и резко ударил о стену стоящего рядом здания с силой, способной вышибить дух из лошади. Скользнув взглядом по дворфу, он снова замер, опустив руки и голову, превратившись в неподвижную статую — но это лишь на первый взгляд. Внутри него бушевала жажда, словно дикий зверь, которая билась в экстазе от ощущения близкого насыщения.
Дворф врезался в стену и по переулку разнесся отвратительный хруст. Попытался встать... и понял, что абсолютно не чувствует ног. Булава была далеко, однако даже при таком раскладе бородач решил дорого продать свою шкуру, вынув из потайных ножен заточку и направив её на своего противника.
Везунчик же был умен. Быстро оценив ситуацию, которая складывалась отнюдь не в пользу грабителей, он без лишних слов отпрыгнул назад и шустро зашмыгнул в узкое пространство между домами.
Эльф быстро подошел к булаве, подобрал её, оценивающе взвесил и с ухмылкой направился к тому, которому сломал горло.
— Один из них сбежал, я не успел. Еще один выжил, не считая дворфа. Забирай одного из них, брат. Другого оставь мне.
Страдание и смерть буквально витали в воздухе, возвращая эльфу силы, прогоняя апатию. Кровь подстегивала, как кнут, подгоняла завершить начатое. Убийство, только оно могло окончательно заглушить жажду. Это ни с чем не сравнимое наслаждение, тот момент, когда ты забираешь чужую жизнь, был единственным лекарством.
— Я сказал, что это все твое. Я подожду. Мне нужны другие условия, — произнес Андерфелс, наблюдая, как дворф, трясясь от боли, ползет по земле. Нет, это был совсем не его стиль. Он любил играть со своей жертвой, видеть в глазах живого нарастающий страх, ужас неотвратимой боли и гибели, которая в конце концов несет облегчение как умирающему, так и убийце. Сейчас ему казалось, что эта жертва была неподходящей. Она была... недостаточно чистой.
Боль очищает — сказал кто-то, когда-то, когда рыцарь смерти был еще жив. Может, он был прав, а может, и нет, но одно было ясно совершенно точно — чувствуя близкий конец, человек превращался в животное, с одним лишь инстинктом — выжить. Это искаженное отражение собственной боли и инстинкта поглощения, заполняющего рыцаря смерти, давало некое ощущение равноценного обмена. Андерфелс давал им очищение через страдания, и освобождение посредством смерти, получая взамен силу и возможность продолжать свое нечестивое существование. Это было красиво той безжалостной, дикой красотой, какая существует лишь в воспаленном воображении убийцы.
— Ну, дело твое. Спасибо.
Эльф нешироко размахнулся, вбивая булаву в руку свалившегося на колени. Боль... Боль и кровь насыщали рыцаря смерти, давали новые силы. Он никогда не был сторонником медленного, вдумчивого убийства. Нет уж, спасибо. Нудно, долго, грязно, а эффект тот же самый. Так смысл возится? Если бы при нем сейчас был меч, все обошлось бы без этой грязи. Гораздо проще и быстрее.
Эльф выдернул булаву из руки и одним ударом в голову, прекратился страдание горе-бандита. Подошел к дворфу, постоял, словно раздумывая, и с тошнотворным хрустом проломил ему череп. Кинул булаву на землю и посмотрел на Андерфелса.
— Спасибо. Идем отсюда.

ID: 6530 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 24 июля 2012 — 18:00

Комментарии (27)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
2 сентября 2011 — 0:28 Lone_Wolfy

Класс. Чудесно.

2 сентября 2011 — 8:18 WerewolfCarrie

Это сарказм? :)

2 сентября 2011 — 16:46 Lone_Wolfy

Вообще-то нет, мне понравилось :) *зависть*

2 сентября 2011 — 8:54 greymediator

Надо другое предупреждение: "Не употребляйте пищу перед прочтением".

2 сентября 2011 — 9:59 hfactor

мне нравится ваш стиль.

2 сентября 2011 — 14:37 Rainbow Dash
Некоторые части данного отыгрыша могут быть расценены, как насилие и жестокость.

Я "Кексики" читал, мне ничего не страшно! А так, да, классно, мне понравилось.

2 сентября 2011 — 14:47 WerewolfCarrie

Благодарю. Раз публике понравилось, будем продолжать:)

2 сентября 2011 — 16:23 Explosions of life! BabzaBloom

Великолепно *палец_вверх*

2 сентября 2011 — 17:12 Zenov

Zenov хватается за голову. Он уже совершенно перестал понимать, что есть гуд, а что не гуд...
Не, я ничего, я молчу, сам отыгрывал и сам все видел... Просто... ну не знаю... Либо людям нужно пар выпустить как-то, либо одно из двух. Я уже сообщал, что лично для меня такой отыгрыш не приятен: хотите жестокости - погуляйте по проблемным райончикам своего города с плеером в ушах или сходите в школу (классы 6-8), а точней за ближайшие гаражи. Там этой жестокости хоть жопой ешь и попкорном закусывай.

2 сентября 2011 — 17:32 esmene

Вот так если сесть и подумать - на мой взгляд, уж лучше отыгрыш и лог, чем "проблемные райончики". Лучше виртуальное насилие, чем реальное. Целее будем, а там, глядишь, в будущем - добрее и спокойнее :)

Андерфелс, на мой, опять же, вкус, здесь каким-то уж слишком театральным злодеем вышел. Но, как говорится, "...все фломастеры - разные".

2 сентября 2011 — 17:48 Zenov

Не, они такие, злодеи...
Ты чувствуешь, как последнее дыхание жизни уходит из тела. Ты смотришь в глаза своей жертвы. Человек в такой ситуации — просто Бог!
Тед Банди

2 сентября 2011 — 19:25 esmene

Опера. Итальянская. "Золотого века" с романтизмом, хехехе :)

2 сентября 2011 — 19:26 WerewolfCarrie

Ну, есть у меня тяга к романтИзьму, даже когда отыгрываю маньяков :) уж простите меня за это)

2 сентября 2011 — 19:27 esmene

Да ты что :) Это я не в претензию. Наверное, хорошо, раз стиль так четко определяется, нет? ;)

2 сентября 2011 — 18:12 WerewolfCarrie

Эсме, фломастеры действительно разные :) Но именно так я представляю себе психологию маньяка. К тому же... есть за ним такой грешок - превращать убийства в игру.

2 сентября 2011 — 17:52 WerewolfCarrie

Окей, в следующий раз тебя не пригласим. Не нравится - не кушайте.

2 сентября 2011 — 17:53 Zenov

И куды вы без моего декаданса пойдете? В леденцовые убийства и ванильные потрошения? Не, не пущу!

2 сентября 2011 — 17:56 WerewolfCarrie

Мыши плакали, кололись, но продолжали упорно жрать кактус... (с)

2 сентября 2011 — 18:15 Zenov

Но по сути, было довольно интересно отыграть данный план, коль по хорошему. По крайней, мере это первая, на моей памяти, качественная альтернатива печально известному отыгрышу, где девушка так и не смогла проводить до Собора...
Да еще если убрать то, что может быть не мило сердцу, приятно читать просто то, как пишут авторы.

2 сентября 2011 — 18:25 WerewolfCarrie

Я так и знала, что будут сравнивать с Тиафреном :) Впрочем, меня это ничуть не расстраивает. Главное, чтобы это сравнение было не поверхностным)

2 сентября 2011 — 18:05 admin

Ну, ничего так.

Ярко заметно, что отыгрывалось только ради кампании в поддержку злобных жестоких рыцарей смерти, и я надеюсь, что остальным навязываться подобный стиль отыгрыша не будет.

2 сентября 2011 — 18:28 WerewolfCarrie

Скорее в поддержку моего нового персонажа. Остальные ДК меня как-то не особенно волнуют в этом плане.
Ничего навязываться, естественно, не будет.

11 октября 2011 — 13:41 Merciless rozalba
Мыши плакали, кололись, но продолжали упорно жрать кактус... (с)

Это про меня, да-да... Ибо начиная с момента:

А дома спит сынишка, как он та-…

дальнейшие события приняли особенно трагическую окраску...
Буду читать дальше, но не уверена, что мое сердце это выдержит :)

11 октября 2011 — 15:42 Morion
Буду читать дальше, но не уверена, что мое сердце это выдержит :)

Ну... *вспоминает, что там дальше* Ты к нему просто близко не принимай все это;)

11 октября 2011 — 13:59 Pentala

Ребята, давайте условимся добавлять название сюжета перед названием глав?
А то хоть вы и потрясающи, но не одни)))

Может можно сделать в сюжетах опцию автоматически добавлять ссылку на сюжет рядом с названием в трекере?
Рядом с именем автора, например, или над названием сюжета?
Более мелким шрифтом, скажем, или другим цветом...

11 октября 2011 — 14:54 Galenfea

Наверное, нет смысла менять формат именно "Сердца Полуночи", тем более, когда сюжет движется к развязке. А в новые сюжеты, пожалуй, стоит.

11 октября 2011 — 17:10 Pentala

ну так "Главы" не только у них...

Вообще бы, хорошо бы было если бы сюжетные игры выглядели по таком шаблону:

Отыгрыш Сюжет: Сердце Полуночи
Глава 1. Не гуляйте ночью по Штормграду... +2
WerewolfCarrie

Ссылка на сюжет добавлялась бы в строку где написано: "Отыгрыш" или даже вместо этого слова...
Можно так сделать?