Abyssus abyssum invocat 3. Загляни в бездну...

Фелоран Огонь Души
Эттелиена

Мастер: В комнате внизу было почти уютно. Только холодно. Были следы гуманоидных ступней, полные тёмной, почти чёрной, крови. Были иссушенные трупы тех рабов, которых забирали из лаборатории, и мёртвый демон, что их вёл.
Ещё был ковёр, множество свечей, изящные диванчики, карты на столе и прочая документация. Разрыв и пролом в стене, откуда тянуло ледяным потусторонним холодом.
Из специфического - одно небольшое старинное плетение на противоположной стене под гобеленом или на нём, кто знает. Наверняка опять с кучей секретов.

Зендарин: Зендарин потёр руки, торжествуя: ещё одно антикварное плетение, ещё один вызов его талантам!
- Поможешь мне с плетением, Акти, Корвин, осмотрись пока тут, если что - свисти, - довольно улыбаясь, проинструктировал своих спутников сребровласый, подходя к нужной стене с гобеленом и разминая длинные пальцы. Ох, только бы не снова в мышку!

Мастер: Акталиэн кивнула, вопросительно глядя на Зендарина в готовности внимать его словам.
Ну, почему же сразу в мышку? Можно ведь превратить в детёныша тюленя, котёнка, щеночка, рыбку, змейку - любое безобидное и бесполезное существо. С летучей мышкой ему, в конце концов, повезло. А что, если бы это была рыбка - и он бы медленно умер без возможности сделать ему аквариум?
Итак, под гобеленом, если отбросить его в сторону, имелась дверца сейфа. Проблема была, пожалуй, в гобелене - он приковывал внимание. Искусно вытканная сцена принятия дара. Фигура "дарующего" была могучей и напоминающей Саргераса, однако отличалась парой копыт и полным отсутствием огня. И броня как будто была натрезимской. Вторая... вторые фигуры - эльфы. Беловолосый крылатый эльф и умирающая на его руках эльфийка.
Фигуры задрожали.

Зендарин: - О, я понял, твой отец, твоя мать и благодетель-натрезим, - повествовал эльф, пытаясь сконцентрироваться на задаче и разрушить чары. - Только вот натрезимы не бывают благодетелями.

Мастер: Какие, собственно, чары он собрался рушить? Картинка сменилась, и он едва ли уже мог вспомнить. Только если очень-очень постарается. Хотел ли он стараться?
Канис присягнул на верность натрезиму и стал его верной Гончей. Ему было даровано другое имя. Другая жизнь. И - темница в глубинах смятой Легионом Натрезы. Кусок этой темницы он взял для своего собственного дома.
Когда его хозяин даровал ему милость.
Его, Зендарина, хозяин. За его спиной не осталось ничего. Всё, чему он служил прежде, было так низко и низменно, преследовало какие-то гнусные цели. Только его господин мог помочь ему очиститься в пламени Легиона и возродиться чем-то новым и совершенным.
Нужно только позвать его по имени
Терра~
В голове зазвенело от мощной, сбившей с ног оплеухи. С дамой обошлись деликатнее, просто рванув за руку в гору трупов. Некромант был белый от бешенства.

Зендарин: - О, спасибо, - отозвался Зендарин, приходя в себя. - Я сразу подумал, что за бред и как его выключить. Давайте попробуем ещё раз, - серьёзно отозвался чернокнижник. Теперь он был уверен, что там, за гобеленом, лежит нечто очень ценное.

Мастер: На него посмотрели, как на... ну, не слишком в себе человека.
- Я бы предложил сначала закрыть разрыв, - ограничился некромант, из бешенства выпав в откровенное удивление из четырёх букв на "а".
Сзади раздался визг - то пришла в себя Акталиэн и обнаружила, что возлежит на трупах.

Зендарин: Зендарин поспешил помочь ей встать и вполне дружелюбно прикрыл её громкий рот рукой. Ну не время же, ну!
- Тише-тише. Поможешь мне с чарами, но смотреть будешь только мне в глаза, поняла? Если не справишься, Корвин снова кинет тебя в кучку трупов, - предупредил чернокнижник, очевидно, не собиравшийся менять своих планов. - Пойми, Корвин, там может быть нечто поистине полезное. Нас теперь только трое, почти двое, если речь о битве с Канисом, и если там лежит то, что поможет нам выйти из этого боя легче и проще - не стоит медлить, - сребровласый посмотрел на него с надеждой -должен он понять насколько высоки их ставки!

Мастер: - Я очень сомневаюсь, что Канис там положил револьвер с пулями из чистого Света, чтобы мы могли быстро и безболезненно его устранить, - скривил губы эльф.

Зендарин: - Ну, оружие далеко не всегда является чем-то настолько банальным и самоочевидным, - улыбнулся эльф, очевидно, вспоминая что-то. Пора действовать. - У нас всё получится, - прежняя самодовольная ухмылка, прежний уверенный тон, главное, чтобы результат в этот раз был другим.

Мастер: Некромант сделал жест, мол, дерзайте, и улыбнулся, отворачиваясь к разрыву. Не безрукий же он инвалид, может и самостоятельно справиться со всем, что уготовано судьбой и этой проклятой крепостью.
Итак, по прошлому забегу чернокнижник мог вспомнить чары внушения и чары, притягивающие взгляд и не дающие отвернуться. Это было только вершиной айсберга. Помимо прочего гобелен определённо являлся ключом к двери, которую чернокнижник не видел. Или не мог видеть.
Как это ключ работал? Кто знает. Может быть, шифр был в картинах, может быть, шифра не было вовсе, просто гобелен привлекал внимание и сводил с ума, отводя взгляды от истинной двери.

Зендарин: Зендарин смотрел в ясные глаза Акталиэн, держа её за руки и всячески инструктируя.
- Не знаю, чему тебя учили, но меня учили, что всякие чары - могут быть сломаны. Всякое плетение - может быть порвано. Всякая дверь - открыта. Всякая загадка - разгадана, - сребровласый уверенным жестом заправил выбившуюся у неё прядь за ухо и проведя большим пальцем по её пугающе знакомому лицу, задержал его на её нижней губе. - Смотришь только на меня. Слушаешь - только меня. Не кричишь и не шумишь. Повторяешь за мной, - тихо, но властно прошептал сребровласый.
Если разрушение чар не откроет дверь, то хотя бы сломает её или заблокирует, обрубив шансы всем остальным.

Мастер: Она зачарованно внимала, словно всё ещё смотрела на гобелен, только на его лицо. Однако же под влиянием ситуации Зендарин приобрёл теоретически неплохую служанку: запуганную, безвольную, красивую куклу, которая только и могла, что следовать приказам.
Гобелен истаял, истлел, исчез в мгновение ока, стоило только разрушителю чар разорвать плетение, создававшее его. Нигде ничего не громыхнуло, магический фон не изменился, трупы не восстали и души не вырвались - должно быть, обидно.
Возможно, это был просто своеобразный дар, напоминание демону, ради чего это всё было затеяно. Зачем эта тюрьма, все эти эксперименты, бесконечная охота и поимка жертв. Воистину, все беды от женщин.
Воистину, все беды от любви.

Зендарин: Зендарин, который расчётливо и планомерно пытался подчинить себе юную очаровательную девушку, не разделял такого сентиментального подхода. Скорее всего, он просто сломал тайник, - подумал эльф. Впрочем, вариант, где если не он, то никто - вполне его устраивал.
- Ладно. Мы сломали дверь и добились того, что... сломали дверь, - мужчина не забыл ласково погладить Акти. - Как там с разломом?

Мастер: Разлом был запечатан, не слишком удачно, но для того, кто делал в одиночку, довольно сносно, а Корвин... вероятно, ушёл в другую комнату. Она тут была единственной - из неё тянуло холодом бездны. Криков боли, что характерно, слышно не было. Вообще ничего не было слышно.

Зендарин: - Так, смотри, - обратился эльф к своей единственной оставшейся спутнице. - Видишь Корвина? Вот и я не вижу. А он тут был. Запомни, своевольно уходить куда-то без моего разрешения - очень и очень глупо. - «Особенно, если мы в гостях у твоего папочки», чуть было не добавил бывший чаролом. - А теперь иди со мной, ничего не бойся и будь умницей. Пока ты со мной, никто тебя не обидит, - сребровласый обнажил клинок и шагнул вперёд, держа девушку за руку.

Мастер: Она послушно кивнула. Видимо, рассудок ей совершенно отказал. Что же, несчастная имела право.
Комната была круглая. В центре, чуть влево, пробит пол. Справа некромант латал дыру реальности. Судя по результату, ему бы не помешал курс кройки и шитья.
- Так быстро закончили? - изобразил удивление, усмехаясь.

Зендарин: Зендарин заметно расслабился, увидев живого и здорового Корвина, а не мутировавшего Андраса, и сходу влился в его работу, перенаправляя энергии.
- Открыть не получилось и поэтому мы просто её сломали. Тоже вариант, - ответил чернокнижник.

Мастер: - Ты думаешь, это было дверью? Вспомни состав плетения. Там были узлы вроде "оповещения", чтобы дверь, будь она, захлопнулась? И вообще - подводка к двери? - Некромант кивнул, принимая помощь.
По крайней мере, заплатка не грозила слететь в сию же секунду. Хорошо.

Зендарин: - Я отчётливо ощущал некий сейф за гобеленом, а потом он пропал. Это всё, что я могу сказать твёрдо, - подумав, отозвался бывший чаролом. - Плетения были настолько древними, что я не берусь судить об их назначении доподлинно.

Мастер: Некромант неопределённо дёрнул подбородком. Обстановка вокруг окончательно улеглась, и теперь можно было безбоязненно применять магию в полную силу.
- Идём? - кивнул на провал.

Зендарин: - Ты не передумал? - серьёзно уточнил чернокнижник. Это был важный момент, и сейчас на кону стояло всё.

Мастер: - Нет, - он ответил легко и даже с усмешкой. Усмешка перешла в оскал: - Знаешь, я не чувствую в округе ни одной живой души.

Зендарин: Если таким образом он хотел надавить на чувство потери после исчезновения Лоры, то... у него получилось.
- Я всё равно собирался поставить точку в наших с ним отношениях, - проворчал бывший чаролом. - После вас.

Мастер: Или - напоминал о том, что потерял сам?
- Акталиэн, - некромант протянул к ней руку. Девушка неуверенно оглянулась на Зендарина.

Зендарин: Зендарин, который и сам всё ещё держал её за руку, кивнул. Ну, значит все трое.

Мастер: Пальцы Корвина сомкнулись на её руке, сжимая до грубости. Поймал её удивлённый, испуганный даже взгляд и... если это сопротивление ментальной атаке, то неудивительно, что она так легко поддалась влиянию чернокнижника.
Лицо Акталиэн стало кукольно пустым на несколько секунд, в течение которых Корвин сверлил её напряжённым взглядом. А затем он отпустил её руку, отвернулся и начал спуск. Девушка очнулась секундой позже.

Зендарин: - Что-то пролезает в мой разум, - зло процедил чернокнижник.

Мастер: Корвин коротко оглянулся.
- Внушает желание убить? Готовится вскипятить мозги?
Челюсти сводило. Он мог говорить, но явно с трудом - то, что пыталось завладеть его сознанием, не желало, чтобы о нём узнали.
И цели этого чего-то пока что были неясны.

Зендарин: - Эта... мразь... не хочет... чтобы мы узнали... - бывший чаролом, зажмурился, скрипя зубами и принимаясь бороться за место в своей черепной коробке.
Борьба напряжённой, но быстрой. Лицо эльфа просветлело и он облегчённо вздохнул, но обольщаться не спешил.
- Я наказал эту тварь за её дерзость, - сообщил Зендарин. - Но это было только начало. Будьте готовы.

Мастер: Корвин кивнул Акталиэн на её учителя и дёрнул уголком рта. Спуск прошёл без эксцессов. Вроде бы. Внизу же... ну, теперь становилось ясно, откуда такой фон. Фигура то ли демона, то ли эльфа - проклятого мутанта, сожранного Бездной, - висела на каких-то нитях, уходивших попросту в черноту. Сложно было сказать, жив он или мёртв.
Вокруг клубилась тьма, но почему-то не касалась Каниса или того, что от него осталось. Всё было залито кровью. Раны на его теле выглядели как будто поджившими - и нет. Теперь это были зубастые ухмылки.

Зендарин: Был он жив или мёртв - стоять и смотреть было слишком опасно. Разрушение - лучший выбор в любой непонятной ситуации.
Примерно это пронеслось в мозгу чернокнижника, когда он попытался уничтожить неподвижное тело Каниса могучей стрелой Хаоса.

Мастер: Возможно, нападать на хозяина в его доме было не лучшей идеей. В любом случае, Канису стрела Хаоса, которую он слизнул языком из гигантской пасти, раскрывшейся на груди (было видно даже край трепещущего сердца), пришлась не по вкусу. Возможно, Скверна была слишком горькой.
Ответный удар пришёл быстро - по залу прокатилась психическая волна. Некроманту стало дурно. Акталиэн выдержала... за счёт его помощи, возможно. Зендарин устоял собственной волей.
Канис не сдвинулся с места. Вероятно, не мог.

Зендарин: - Если в тебе осталось ещё хоть немного от Андраса, которого я знал, ты поможешь нам запечатать разлом, - громко и чётко проговорил Зендарин, уверенно глядя на монструозное создание. - Если нет, я убью тебя.

Мастер: Он открыл рот - и то, что для других было очередной психической атакой, для Зендарина было словом. И слово это «уходи».

Зендарин: - Ты так говоришь, как будто мы знаем куда! - воскликнул бывший чаролом. - Борись, сопротивляйся, если не ради себя, оно и понятно - ты уже траченный, на тебя всем плевать, - услужливо уточнил син'дорай, - то ради Акти! - ввернул сребровласый их главный козырь и приобнял девушку. - Милая, это твой последний шанс, потом я должен буду его убить, чтобы он не убил нас.

Мастер: Канис как-то странно дёрнул головой, изломался. По его логике, всё просто: смогли прийти, смогут и уйти.
«Моя. Кровь», - прозвенело в шипении.
Акталиэн растерянно взглянула на Зендарина, не очень понимая, что нужно сделать. Тьма вокруг них ожила. Там появились лица.

Зендарин: - Боюсь, его таки придётся убить. Выразим друг другу соболезнования позже, - быстро проговорил Зендарин, выхватывая клинок и обнимая Акталиэн крепче. - Не бойся, я с тобой.

Мастер: А потом стало немного больно. Словно стиснули сердце и рванули из груди. И темно.
Зендарин чувствовал песню. Медитативную вибрирующую музыку, окутывающую, несущую вперёд. Рядом было что-то ещё. Кто-то ещё, крепко спаянный с ним.
Жаль, рассказать некому, каково это, когда тебе вырывают душу.

***

Wenn die Tapferkeit
aus deinem Körper weicht
Und dir die Schattenwelt
die Hand zum Gruße reicht
Wenn der letzte Mann
sich seinem Schicksal stellt
Wenn es nichts mehr gibt
was dich am Leben hält
Und es wird kalt

Siehst du den Eisbrecher
Eine neue Eiszeit beginnt
Komm mit mir auf den Eisbrecher
Wenn die Nacht kein Wort mehr spricht
und das Eis um uns zerbricht.©

Eisbrecher – Eisbrecher.

ID: 20132 | Автор: Void Guard Ramgarrot
Изменено: 8 июля 2018 — 21:55