Abyssus abyssum invocat 3. Загляни в бездну...

Фелоран Огонь Души
Эттелиена

Зендарин: Зендарин сам не знал, с чего решился на этот отчаянный жест. Впрочем, объяснение в духе «просто я так захотел» его вполне устраивало. Ещё отчего-то, пока Корвин подбирал вещи оставшиеся после Тени, сам чернокнижник снова подумал о Лоре. А что, если сейчас где-то так же сожрут и её? Злость разгоралась в заколдованном эльфе, который никак не мог её выплеснуть.
Присев обратно на плечо Акталиэн, он нахохлился и принялся ждать, пока комнаты снова изменятся.

Мастер: Изменились ли они? Кто знает. За спиной всё ещё была нежить, впереди всё ещё торчало копытце. Да и Корвин с Акталиэн понятия не имели, что что-то должно измениться - это была память Зендарина, в конце концов.
- Идём? - некромант прозвучал буднично и даже улыбнулся. - Поглядывайте за тылами, дорогая.
И шагнул вперёд.

Зендарин: Чернокнижник не стал лететь вперёд, оставшись на плече девушки и что-то нежно той воркуя. В конце концов, её и правда стоило бы приободрить. Испуганный и растерянный чаролом - неэффективный чаролом.

Мастер: Попискивание-воркование летучей мыши звучало как минимум умилительно, Акталиэн улыбнулась, потом натолкнулась взглядом на копытце, и улыбка сошла.
Зендарин копытца не увидел. Стоило им пересечь порог, как всё, оно решительно и стремительно пропало. А кровавый след зазмеился в прямом смысле - стал выпуклым, обрёл чешую цвета засохшей демонической крови, и торопливо уползал от вторженцев.

Зендарин: Зендарин подумал, что не зря он решил не лезть сюда в одиночку. Всё же он был чрезвычайно здравым и толковым эльфом, и даже если он сегодня умрёт, то не один да ещё и сидя на плече юной и прекрасной девы. Мордочку летучей мыши озарило подобие улыбки.

Мастер: Дыхания слышно не было, к слову.
В следующей комнатке кровавых змеек было больше, но она тоже была пуста. В пятой по счёту нашёлся свежий труп суккубы, погибшей то ли от кровопотери, то ли от попытки остановить кровь чарами. Здесь змеек было больше всего. А затем они все... просочились сквозь трещинки каменного пола.
Комната. Эльфы. Летучая мышь. Труп.

Зендарин: Зендарин, после кальянов со скверноплёй в Чёрном Храме и особо ядрёных доз Скверны видел вещи и поинтереснее просачивания сквозь пол всей честной компанией, но для поддержания дружественной атмосферы, радостно пискнул.

Мастер: При суккубе был только хлыст, но он мог сойти за оружие. Бедняжку обобрали, закрыли огромные голубые глаза на юном лице и оставили её бренную оболочку. Последняя комната имела лестницу вниз и тоже была чиста.
Следы были только на потолке. Огромные когтистые четырёхпалые лапы. Но на потолок эльфы не смотрели.

Зендарин: Зендарин размышлял. Их теперь осталось только трое. Когда их было шестеро и он мог творить и рушить чары, черпать энергию из Лоры, рассчитывать на её поддержку и на поддержку Мех'сди с Тенью - шансы выстоять в битве с любым противником были достаточно высоки. Сейчас, с кем бы они не столкнулись, ситуация, мягко говоря, не в их пользу - некромант, который не может колдовать, чернокнижник, обращённый в летучую мышь, и их главный козырь, отнять который довольно легко.
Команда мечты.

Мастер: Некромант за отсутствием других дыр направился вниз по лестнице, знаком велев Акталиэн подождать на случай, если там будет что-то опасное. В этот раз Зендарин не ощутил ничего. Казалось, просто моргнул - и вот уже нет лестницы, только каменный пол, зато они в комнате, полной тёмных окон.
Откуда-то сзади лился свет.
И картинка плясала, раздваивалась, жужжала, пол норовил встать на дыбы, и на месте, где некогда был спуск то чернел провал, то подёргивался серым камнем.

Зендарин: Зендарин понял, что видит реальность в двух вариациях, одна из которых - умышленная ложь. И он очень хотел втолковать это Акталиэн, во избежание возможных глупостей, но... сделать это в текущем положении было, мягко говоря, проблематично.
Поэтому всё, что оставалось чернокнижнику, это успокаивающе что-то попискивать и тереться крылом о шею девушки.

Мастер: Акталиэн обернулась к свету. Та же комната, что они миновали, только все кристаллы на месте, светятся. Освещают путь. В дальнем конце видно комнату, из которой они пришли.
- У нас нет выбора, да? - немного грустно спросила девушка и сделала несколько осторожных шагов обратно.

Зендарин: Зендарин тихо, но уверенно пищал что-то и лапками подталкивал девушку в сторону лестницы, по которой спускался Корвин. Ну же, идём вперёд, доверься мне. Отчего-то чернокнижник был уверен, что если кто-то или что-то связанное с Бездной так настойчиво пытается перекрыть для них путь вниз - надо действовать назло этому врагу.

Мастер: - Там ничего нет, - нахмурилась Акталиэн. - Пол. Видишь? Пол.
Для наглядности она решительно подошла и постучала по... каменному полу. Звук был характерный. Но Зендарин видел, как её рука проходит сквозь слой в пустоту.

Зендарин: Зендарин пищал всё увереннее и громче, слетев с её плеча он устремился вниз по лестнице, намеренно проходя сквозь «пол» и выныривая обратно.

Мастер: Как это выглядело в хрупком сознании? Чтобы уберечься от помешательства, оно просто вычеркнуло летучую мышь из текущей реальности.
- Зендарин? - растерянно вскрикнула Акталиэн, когда мышь пропала, и принялась руками слепо обшаривать камни, стоя на коленях. - Зендарин? Ты в порядке?

Зендарин: Зендарин, если бы мог, прикрыл бы лицо ладонью и одарил девушку самым презрительным взглядом из своего обширного арсенала, но... сейчас он так не умел. Да и, в конце концов, ему польстило, что девчушка, которой он принёс ровным счётом ничего хорошего, так о нём печётся. Пожалуй, придётся действовать иначе.
Летучая мышь выпорхнула из небытия и снова оказалась на плече Акталиэн и нежно потёрлась мордочкой о её подбородок. Пусть немного успокоится для начала.

Мастер: Мышь прилетела откуда-то со спины в сознании девушки и, судя по всему, немногим ранее туда и улетела, а она просто не заметила. Эта мысль немного её успокоила. Насколько мог понять чернокнижник, половина беды действительно заключалась в страхе. Она никогда прежде не была в таком месте, никогда не сражалась с чудовищами - когда-то давно Андрас принёс в жертву свою душу, рассудок и тело, чтобы защитить её, оградить, посадить в высокую безопасную башню, где нет страха, боли и смерти.
Она не успела приспособиться к новым условиям. Возможно, где-то примешивалось чувство вины - именно её барьер разрушил в конечном итоге Лораэлин.
И всё это разрушило её. И эта искажённная реальность взяла над ней верх.
- Не пугай меня так, - дрожащим возмущённым голосом сказала девушка. Чувствовалось, что предел её возможностей близко.

Зендарин: Это дрожь в её голосе, это возмущение... если бы он был на полсотни лет моложе и не застрял в дурацком и бесполезном облике летучей мыши...
Чернокнижник, будто чувствуя её страх, продолжал ласкаться и тихо пищать что-то, судя по всему, успокоительное, а меж тем размышлял о том, почему до сих пор не возвращается Корвин, и так ли уж разумно идти туда, откуда он не вернулся.

Мастер: Другой слой реальности, плен, смерть - мало ли причин, верно?
Акталиэн выпрямилась. Нужно было искать выход - это она чётко осознавала в своём разуме, и решительно развернулась снова по направлению к анфиладе.
- Мы найдём выход, я обещаю, - твёрдо сказала она и погладила летучую мышку пальцами, нервно улыбаясь.

Зендарин: Не то чтобы чернокнижник желал сгинуть строго в том же месте, в котором гипотетически сгинул некромант, но пока это был единственный выход, а идея возвращаться к мертвецам и смотреть, как они пожирают невинную Акталиэн, не нравилась ему от слова совсем. Итак, раз она готова к действиям, пора начинать.
Зендарин нежно проскользил с плеча до пояса девушки и уверенно принялся тыкаться в её поясную сумочку, останавливая её продвижение.

Мастер: Она её открыла, гадая, чего хочет чернокнижник. Там было пять зелий из шести имевшихся, ключ, кристаллы маны, какое-то кольцо, расческа, моток бинтов...

Зендарин:Подхватив кристалл маны в лапки, чернокнижник подлетел с ним к полу и начал старательно выводить буквы, одну за другой, на родном талассийском, давя на кристалл. Даже если у него не получится писать, оставляя следы, девушка поймёт его уже просто по движениям маленького крылатого тела.
Акти, ты меня понимаешь?

Мастер: Рассчитывать, что по движению массивного относительно изящных талассийских рун тела будет что-то понятно, было наивно. Однако Зендарин достиг некоего успеха: девушка хотя бы поняла, что он пытается что-то написать. Опустилась рядом, наблюдая за кристаллом напряженно.
- Помедленнее, пожалуйста.

Зендарин: Бывший чаролом мысленно посетовал на удручающе низкую подготовку кадров у разрушителей чар позднего поколения и с тихим вздохом принялся выводить руны заново гораздо медленнее и максимально чётко, так, чтобы даже самый недалёкий эльф сообразил, что именно он так старательно выводит.

Мастер: Для несчастной это был просто хаотично движущийся кристалл. У неё стало очень виноватое лицо.

Зендарин: Зендарин выбился из сил, пытаясь хоть как-то донести своё послание до Акталиэн, но так и не справился со своей задачей. Впрочем, при взгляде на это виноватое лицо, гнев отпустил чернокнижника и он подумал о том, что стребует сатисфакцию за потраченные нервы в иное время, когда будет в иной форме, чем текущая. В какой-то мере ему даже стало жаль испуганную девочку, но жалеть её у него времени не было.
Летучая мышь уселась на пол, напряжённо размышляя над новым способом коммуникации и переводя дух. Надо бы поспешить.

Мастер: Лицо Акталиэн посветлело. Она глубоко вдохнула, сосредотачиваясь, и повторила свой фокус, старательно и со всем тщанием применяя полученные при подготовке знания. Вышло... ну... слабенько. Барьер трескался на глазах, но, по крайней мере, у Зендарина появилось немного времени и, что немаловажно, РОТ!

Зендарин: - О, умница! - воскликнул чернокнижник, порывисто прижимая девушку к себе... руками, а не лапками. В конце концов, риск умереть прямо здесь всё рос и рос и, если ему придётся умирать в форме мыши, нужно успеть облапать как минимум одну невинную девушку напоследок. - Слушай меня внимательно, ты перестала видеть лестницу, но я вижу. Меня не проведёшь так просто. Верь мне. Всегда. Везде. Просто потому что я старше, опытнее и тоже был когда-то чароломом. Если я толкаю тебя куда-то - значит, туда нужно идти. Если толкаю сильно - нужно туда бежать. Корвин ушёл и до сих пор не вернулся. Это хреново. Но лучше нам пойти за ним и попытаться выбраться, чем гарантированно умереть от уродцев сзади. А это тебе для уверенности, - сребровласый эльф, пользуясь тем драгоценным временем, пока он сребровласый эльф, быстро, но жарко впился в губы Актаэлин. В любую секунду он мог стать летучей мышью, так что его жизненный принцип - наслаждайся каждым мгновением - был как никогда оправдан.

Мастер: В треске барьера явственно услышалось «кек». Почему-то голосом Корвина.
- Н-но... - вялые попытки запротестовать были прерваны поцелуем. Что же, может быть, интеллектом Акталиэн не блистала, но целоваться явно умела. Похлопала ресницами после и неуверенно спросила: - Но там же... камень. Моя рука не проходила. Я чувствовала. Понимаешь?

Зендарин: - Просто положись на меня. Доверься мне. Я вижу. Я знаю. Тебя твой мозг обманывает. Меня мой - никогда, - уверенно вещал чаролом, распаляясь и прижимая девушку к себе. Ох, жаль, что у них так мало времени.

Мастер: Она изо всех сил пыталась поверить ему, но выходило... сложно. Его слова ускользали, терялись в шуршащем шёпоте, глушились пронзительным криком... она знала, что надежды нет, ей никогда отсюда не выбраться.
Она станет здесь пленницей, узницей - и превратится в конце концов в такое же существо, как те, что уничтожили двоих из них.

Зендарин: Новый горячий поцелуй для пущей убедительности.
- Слушай меня. Только меня. Забудь о всех этих голосах, они хотят тебя сломать, только я знаю, что правильно, а что ложно. - Их лбы соприкасались, он придерживал её лицо руками, поглаживая щёки большими пальцами, а глаза чернокнижника смотрели точно в неоскернённые глаза Акталиэн.

Мастер: Что же, проблеск веры в её глазах появился. Или интеллекта?
- Я слышу... я как будто слышу папу. Ему больно. Он страдает. Он мучается. Он там совсем один, понимаешь?

Зендарин: - Вот видишь, нам нужно поспешить туда, вниз, за Корвином! - с жаром воскликнул Зендарин. – Но чтобы у нас всё получилось, ты должна мне верить. Полностью. До самого конца.

Мастер: - Я ... я постараюсь, - кивнула она с сомнением, едва двинув головой. Лестница всё ещё пряталась за каменным полом.

Зендарин: Зендарин не настолько был уверен в её воле и интеллекте и сомневался, что так быстро сумел переподчинить её - уловил сомнение в голосе. Досадно, конечно, но тогда придётся прибегнуть к последнему шансу.
- Верь мне, - последний раз повторил бывший чаролом, одним могучим рывком отталкиваясь от земли вместе с девушкой, чтобы оказаться на лестнице.

Мастер: Она взвизгнула, крепко зажмуриваясь, и вцепилась в чаролома так отчаянно, словно хотела забраться на голову и спрятаться там от жестокой псевдореальности.
Но ничего не случилось. Они оба оказались на лестнице, не разделённые ничем, и прямиком на них смотрел живой и целый Корвин.
- Ну надо же, - сказал он после выразительной паузы. - Я уже делал ставки с Й'ориакелем, - он продемонстрировал белый эредарский череп, найденный невесть где, - когда вы наконец решите присоединиться.

Зендарин: Зендарин облегчённо вздохнул, осознав, что он больше не бесполезное крылатое нечто. Против тесных объятий Актаэлин он не возражал.
- Ты не понимаешь, всё было очень и очень непросто, - усмехнувшись, отвечал сребровласый, приходя в себя. - Ну, что тут у нас?

Мастер: - Да понимаю. Я битый час пытался вас дозваться, но вы миловались и категорически меня не слышали, - усмехнулся некромант. Перебросил сумку обратно чернокнижнику. - Есть хорошие новости. Искажение генерируется на этом ярусе. И его можно убрать. Плохие новости заключаются в том, что наш старый друг, похоже, превратился в неведомую херь. Более того, эта неведомая херь активно убивает своих собратьев трупами своих собратьев и жрёт их души. И вообще жрёт души.

Зендарин: Зендарин коротко, но благодарно кивнул, принимая сумку. Впрочем, благодарность, не помешала ему проверить её содержимое. Доверяй, но проверяй - тоже один из важнейших постулатов этого чернокнижника.
- Я думаю, никто из нас не хочет, чтобы его душу сожрали, - твёрдо отозвался бывший чаролом, задумчиво поджимая губы. - Какие есть идеи?

Мастер: Он с собой таскал нихрена ценного.
- Поторопиться. Возможно. Если ты был в Запределье, то знаешь принцип работы тёмных наару. Он генерирует примерно такие же волны, приманивая души. Возможно, у твоей ученицы хорошая воля, и она не попалась. В таком случае, у нас есть время. Возможно, воля херовая. Тогда мы можем потратить время на план. В любом случае, нужно избавиться от искажения, чтобы иметь возможность сражаться с этой тварью.

Зендарин: Чернокнижник посмотрел на некроманта с уважением. Однако такого он не ожидал.
- Ты собираешься не бежать, а драться? Ты неадекватен, но мне это нравится! - сребровласый тихо рассмеялся. - Да, я был там и я знаю этот принцип. Как будем устранять само искажение? Знаешь, что или кто его производит?

Мастер: У некроманта был весёлый взгляд отбитого психопата.
- Да, да и да. Он порвал ткань реальности и впустил сюда хаотическую энергию... такой бесовщиной когда-то развлекался Гул'дан, но, чтобы она не разорвала к херам всё вокруг, обернул разрывы в слои реальности. Что-то вроде - пролил воду и размазал по полу. Мы подлатаем разрывы и будем молиться, чтобы их прорвало тогда, когда нас здесь уже не будет.

Зендарин: - О, знаменитый Код Проклятия... - мечтательно произнёс чернокнижник. - Тогда давайте начнём латать.
Очевидно, речь Корвина и вся ситуация уже не казались ему такими уж безнадёжными, и он решился рискнуть. Собственно, оно того стоило. Уходить отсюда без Лоры он не хотел.

Мастер: - Руководить предстоит тебе, ты у нас мастер энергий, - некромант шутливо раскланялся, - я всего лишь скромный жрец, некромант и чернокнижник на полставки.
Развернулся и повёл их вниз и прямо по коридору. Первый найдённый разрыв был прямо перед носом, неудивительно, что удалось его найти так быстро. Выглядел никак, ощущался прекрасно. Из-за самой его специфики при волшбе можно было обогнуть неприятную сеть, портящую чары, и сделать желаемое. Но риски, риски.

Зендарин: Риски были разумны, Зендарин кивнул на разлом. И приступил к сотворению заклинания - он направит буйствующие потоки энергий на воссоздание утраченной структуры и всё вернётся на круги своя.

Мастер: Опыт был на стороне чаролома (а ещё как минимум два эльфа, знающих, что делать с арканой). Этот разрыв им удалось именно что восстановить. Далеко не так идеально, как могло бы, но более-менее надёжно. Не то что бы что-то изменилось, но, надо думать, просто нужно было закрыть ещё парочку, верно?
- Поищем следующие?

Зендарин: - Конечно, - легко согласился Зендарин. - Выбор у нас невелик.

Мастер: Вариантов, куда податься, тоже было немного. И они пошли прямо, а потом обнаружили коридор вправо.

Зендарин: Ну, направо так направо, рассудил Зендарин. Нужно было торопиться, нужно успеть и одурачить всех. Кровь бежала по венам быстрее от лихорадочного возбуждения, в котором билось сердце.

Мастер: В этом коридоре было посложнее. Во-первых, по правую руку там были... мостики. Они вели на что-то вроде балкончика - небольшую нишу под потолком, где спокойно могло уместиться полдесятка трёхметровых эльфов крови, существуй такие в природе. От ниши вела ещё пара мостиков на надстройки под потолком. Мог ли там быть разрыв?
Вряд ли, конечно. Канис там точно бы не поместился.

Зендарин: - Проверим мостики, прежде чем соваться в ту нишу, - негромко проговорил Зендарин, оценивая обстановку. - Чисто математически там концентрация противника на квадратный метр будет меньше, - усмехнулся сребровласый, шагая в означенном направлении.

Мастер: Некромант неопределённо хмыкнул: Зендарин явно был не знаком с бесами. Огромная численность и малые размеры могли позволить армии бесов спрятаться в таких условиях.
Однако спорить традиционно не стал. А какой смысл.
В нише на столике, накрытом тканью, были обломки посоха и крошево кристалла. На стене - портрет женщины, подранный когтями. Водопад золотых волос, пронзительные зелёные глаза, полные губы...
- Мама? - удивлённо проморгалась Акталиэн.

Зендарин: Зендарин был знаком с бесами и даже предпочитал контактировать с ними чаще, чем с прочими видами демонов, но математически его расчёт был верен - большая площадь ниши могла позволить укрыться там во много раз большей армии бесов, чем на площадке.
Но подробно рассказывать о том, почему он прав, чаролом не стал - он, в конце концов, не Венделлин, его эго подпитывается абсолютно автономно.
- Можешь забрать, - великодушно разрешил чернокнижник, проверяя столик на наличие иных, более полезных вещиц.

Мастер: Кроме обломков посоха ничего. Акталиэн не шевельнулась.

Зендарин: Чернокнижник не заметил в этом хламе ничего полезного для себя, зато заметил состояние Акталиэн. Так, сейчас им ещё только женской истерики не хватало! Мужчина подошёл к девушке, осторожно обнимая за плечи, и уверенно проговорил:
- Ну-ну, потом будешь ностальгировать и оплакивать всех ушедших. Давай позаботимся о тех, кто ещё здесь.

Мастер: - Я... а... всё в порядке, правда, - она помотала головой. - Просто... просто не могу понять, зачем этот портрет здесь, зачем её посох здесь, она... она же погибла, защищая ваши идеалы, а меня... меня выгнали, потому что у меня глаза другие, - прозвучало с обидой.
Некромант рассеяно тронул крошево кристаллов и хмыкнул.
- Надо же. Ещё остались отголоски чародейской энергии.

Зендарин: - Посмотри, может быть, это не просто алтарь ушедшей любви, - быстро проговорил чернокнижник. - Если из этого можно извлечь пользу - не будем совершать ошибку.
Сильные руки чуть крепче обняли девушку. Кажется, придётся потратить немного драгоценного времени.
- Твои глаза поправимая беда. Защищать чьи бы то ни было идеалы - вообще занятие неблагодарное и всегда заканчивается драмой, слезами и поломанными судьбами, - ласково говорил Зендарин. - Поэтому пусть её трагичный конец послужит тебе уроком и предупреждением - умирать за чьи-то пустые слова и громкие лозунги не стоит того. Цени только собственную жизнь и проживи её максимально комфортно. Всё предельно просто! - сребровласый украдкой лизнул её длинное ухо и отстранился. - Ну всё, соберись.

Мастер: Некромант только покачал головой.
- Ничего полезного. Можно восстановить заклинания, которые раскололи его, и которые были использованы перед смертью. Ну, в общем, - он пожал плечами и снял портрет. Ощупал стену за ним. Глухо. Если что-то и было, то желание это найти едва ли могло покрыть отсутствие опыта.
Пожал плечами и пошёл дальше.
Акталиэн с сомнением поджала губы, но не стала продолжать тему. Только кивнула.
Время утекало, меж тем.

Зендарин: - Вот так, умница, идёмте, нас ждёт второй мостик, - торопливо сообщил Зендарин, уже спеша ко нему.

Мастер: Второй мостик был чуточку повыше, имел с одной стороны нишу, в которой было ничего, а с другой стороны... переговорщик Легиона. И, видимо, чтобы мало не показалось - круг призыва.

Зендарин: Чернокнижник подумал, что было бы неплохо вывести его из строя. А затем вспомнил, что на такие случаи на подобные устройства вешают сигнализацию, и передумал.
- Ладно, теперь изучим ту большую нишу. Ломать здесь что-то - привлекать внимание и терять время.

Мастер: У знатного расхитителя гробниц, тайников и далее, далее, далее вышло получше. По крайней мере, он смог найти плиту, которая... что-то делала. Согласно его опыту - открывала тайник.

Зендарин: Собравшийся было двигать дальше Зендарин заинтересованно повёл ухом и попытался привести плиту в действие. Интересно, неужели тут будет что-то ценное?

Мастер: Платформа изящно провернулась.
Со всей уверенностью опытный в делах любовных Зендарин мог утверждать, что эта комнатка явно назначена для женщины. Столик с огромным зеркалом, заставленный кристаллами и принадлежностями для ритуалистики, мягкое кресло, в котором можно было утопнуть, не менее мягкая кровать...
- Прелесть, - прокомментировал Корвин.

Зендарин: Зендарин усмехнулся.
- Я бы и рад, Канис, но у нас нет столько времени.

Мастер: - Соглашайся, - хохотнул некромант, - когда за тобой ещё поухаживает такой импозантный демон?

Зендарин: Зендарин насмешливо фыркнул и задумчиво потёр подбородок.
- Я вот о чём думаю, если тут был тайник, может, и там был тайник? Возможно, более полезный.
Не найдя ничего полезного тут, эльф поспешил обратно, чтобы проверить область за портретом. Всё же Корвин мог что-то упустить.

Мастер: Канис был чертовски сентиментальным демоном. Так или иначе ряд ощупываний принёс свои результаты - за портрётом был маленький тайник с маленькой шкатулкой. Шкатулка была закрыта на изящный замочек. Где ключ? Ну, вероятно, где-то в декольте владелицы. Которой тут не было.

Зендарин: Зендарин был чертовски любопытен и потому всякая запертая шкатулка была для него необычайно интересной находкой. Кто знает, какие тайны она хранит?
С чрезвычайно довольным видом эльф вернулся, демонстрируя находку товарищам.
- Ну вот, без меня вы бы тут вообще ничего не нашли, - хмыкнул сребровласый. - Двигаем, нас ждёт наша работа.

Мастер: Что же, обследовав верх и найдя немножко пикантных подробностей демонической жизни бывшего эльфа, эльфы настоящие выдвинулись дальше. На очередной развилке прямо за углом им повстречался ещё один разрыв.
На этот раз заплатка легла слабовато, вероятно, из-за обилия хаотической энергии, постоянно менявшей структуру плетения, но лучше, чем на следующий. Когда его прорвет - лишь вопрос времени, но после закрытия трёх разрывов стало как будто полегче.
Однако пора было спускаться.

ID: 20132 | Автор: Void Guard Ramgarrot
Изменено: 8 июля 2018 — 21:55