Abyssus abyssum invocat 3. Загляни в бездну...

Фелоран Огонь Души
Эттелиена

Мастер: И стало так: пространство исказили, оборачивая вокруг горстки смельчаков, скелетов спустили. В логово вошли... тут-то и выяснилось, что вход в логово - это только полбеды, что тварей было около четырёх десятков - и что упёрлись они носом в стену. Был варианты выйти из логова, были варианты пойти налево или направо.

Зендарин: - Чувствуешь в какой стороне Канис? - негромко спросил чернокнижник у Тени-проводника.

Мастер: - Прямо, - он пожал плечами. - Несовершенство подобного поиска в том, что он задаёт направление. А магию не особо интересует, как потом ты будешь добираться.

Зендарин: - Чую, оба потенциальных прохода сулят нам сплошные неприятности, - скривился эльф, - но не будем же мы идти назад, верно?

Мастер: - Верно. Направо или налево?

Зендарин: Чернокнижник на мгновение поколебался, а потом обернулся к Лоре.
- Не чувствуешь нигде явных ловушек или прочего настораживающего дерьма?

Мастер: - Арканных? Нет. Из скверны? Нет. Думаю, нас не ждут. Или ждут, но подвергать опасности жизни других обитателей логова Канис по какой-то причине не стал. - Лораэлин смерила взглядом собак. Четыре десятка некрупных, нескладных и угловатых тварей с небольшими, плохо развитыми крыльями.

Зендарин: - Вполне вероятно, что это не забота о своих щенках, а обычная ловушка, - отозвался чернокнижник. - В любом случае, пока Акти с нами - он под нами, - уверенно отозвался сребровласый, лучезарно улыбаясь Акталиэн. - Если ни у кого нет никаких идей, двигаем налево.

Мастер: С этим можно было согласиться, хотя толком ни важности своей роли, ни чего-либо ещё Акталиэн не понимала.
Что же, эльфы и эфириал, пребывавшая в необычайной задумчивости и молчаливости, но тем не менее, цепко осматривавшая всё вокруг, свернули налево, прошли до поворота несколько десятков метров, чтобы свернуть уже направо (выбора, право слово, не было) и оказаться на перекрёстке. Назад, вперёд, влево... вероятно, если пойти по коридору вправо, то можно было найти идентичный тому, через который они уже прошли, ход.

Зендарин: - Ну, раз всё ведёт к тому, что идти стоит направо, давайте двинем направо, - пробормотал эльф, не любивший запутанные ходы в пещерах, что служат логовом его врагу. Один раз он так чуть не сгорел заживо. Не хотелось бы повторять.

Мастер: Вело ли оно к тому? стоило ли? кто бы знал. Пойдя направо, группа дошла до перекрёстка. Ход направо вёл на выход из логова. Были ещё ходы прямо и налево. И назад, разумеется.

Зендарин: - Кто-то что-то чувствует? - задумчиво спросил Зендарин у остальных. - Если нет, двигаем прямо, так меньше путаницы с этими поворотами.

Мастер: Чувствовали у входа находившихся там щенков, чувствовали, что стены этой крепости дышали Скверной, забивавшей "нюх". Её фон был могуч настолько, что служил для чутких к чарам Зендарина и Лораэлин как перец для гончих. Зато чароломы могли обнаружить - кто слабее, кто сильнее - слабый, утекающий фон... энергии Бездны. Определить направление, к сожалению, не выходило ни у Зендарина, ни у Акталиэн.
Тем временем выбранный коридор свернул налево и как будто на уровень ниже. По левую руку возникло множество ответвлений - комнаты? - по правую же были стены, испещренные сценами охоты - устрашающие барельефы, повествующие о служении Саргерасу, начинали двигаться, если кто-то имел неосторожность всматриваться в них слишком долго.

Зендарин: Зендарин нахмурился и посмотрел на шесть комнат-ответвлений с левой стороны.
- И куда же нам теперь идти? - негромко уточнил эльф, по-видимому разговаривая с самим собой. Чернокнижник пытался проанализировать фон, чтобы сделать выводы хотя бы о том, куда точно идти не стоит. - Осторожнее с барельефами, я боюсь, на них серьёзные чары, - добавил сребровласый уже громче. Не то чтобы ему было дело до сохранности чужих мозгов, но оказаться в сердце логова врага с обезумевшими соратниками не входило в его планы на этот день.

Мастер: Спутники безмолвствовали, барельефы тоже. Пела Скверна, шептала Бездна - перед внимательным взглядом чародея бесформенный фон распадался, позволяя проникать глубже, или утягивая в себя?
Как бы то ни было, где-то в глубине он видел что-то вроде разлома Бездны. Или какое-то существо, насыщенное энергией. Или то был артефакт, затронутый Древними Богами и оказавшийся здесь?
В этой части крепости было пустынно. Разве что... странные врезки по краям дверного проёма. Второго, третьего (на них хватало взора). На остальных, надо думать, было то же.

Зендарин: По телу син'дорая пробежала сладкая дрожь. Это было интересно, это было возбуждающе, это можно было забрать себе. Рука сама потянулась к клинку, и тот оказался в ней.
- Что бы там ни было, там фонит Бездной и фонит очень сладко, - с улыбкой отозвался Зендарин. - У кого-то есть зацепки по нужной нам двери? - уточнил чаролом, оборачиваясь и глядя, в первую очередь на Акталиэн.

Мастер: Акталиэн посмотрела вопросительно, не вполне понимая, что именно от неё требуется. Проверить чары на дверях?

Зендарин: - Ты тоже чувствуешь Бездну? - нетерпеливо спросил чаролом. - Если да, то откуда её фон доносится чётче и что тебе говорят эти странные врезки по краям дверных проёмов? Я не очень-то хочу зайти и никогда не выйти обратно, - прикусив губу, мужчина попытался разобраться в их значении самостоятельно.

Мастер: - Да, чувствую... но я не... я не уверена, что нам стоит связываться с этой энергией. Она же необратимо меняет, - Акталиэн в замешательстве посмотрела на врезки. Если все стены логова были возведены из камня, то эти врезки в виде рун - из костей.
- Охранные чары, - неуверенно сообщила она, озвучивая тем самым то, что он увидел сам, и посмотрела на чернокнижника, не слишком понимая, чего он добивается.
Несколько рун действительно распознавались как охранные - предупреждающие, отводящие глаза (зайдёшь и при слабой воле окажешься в мире иллюзий, откуда тебя тёпленьким возьмут противники). Некоторые были попросту обманками - да, руны, но "пустые". Или не пустые, а "использованные"? Кое-какие были атакующими - например, одна из них имела назначение поджарить, если при попытке снять защитные чары неловко заденешь плетение.

Зендарин: Эльф сощурился и окинул своих спутников испытующим взглядом.
- Мы здесь затем, чтобы вернуть Каниса обратно и подчинить своей воле. Но все мы знаем, что это будет совсем не просто. Так почему бы, находясь в логове врага, не забрать себе силу, что таится здесь, или, если же присвоить её будет не слишком разумно, то хотя бы сдетонировать её, заставив его усомниться в собственном всесилии и причинив вред?

Мастер: Эфириал мелодично хохотнула: её свечение отдавало фиолетовым, что косвенно могло указывать на связь с Бездной, и теперь, когда она тоже учуяла этот источник, оно наливалось яркостью.
- Присваивать себе какую-либо силу, землю, богатство, кусок власти в принципе не слишком разумно, ибо всегда найдутся охотники за ней, у которых тоже может возникнуть мысль присвоить... Вместе с жизнью. Но кто не рискует...

Зендарин: - Так в том и смысл: присвоить столько, чтобы посягнуть на твоё достояние было страшно даже подумать, - широко улыбнулся сребровласый, его глаза сияли в предвкушении. Шестая дверь, без каких-либо признаков защиты, интересовала его больше всего. Подойдя к ней, он взглянул на Тень.
- Эта дверь не защищена вообще ничем, изучишь что там, пока Акти поможет мне вскрыть самую первую?

Мастер: Выглядело несложно. Тень коснулся пустой костяной руны, будя её, и буквально выдрал косточки из стены. Толкнул рукой дверь, отослал огонёк вперёд - и тот... исчез. Или потонул в непроглядном мраке комнаты? Магическая тьма или пространственный разлом?

Зендарин: Чаролом в этот момент был занят взломом защиты первого проёма. Входить в незащищённую ничем дверь иногда может быть опаснее, чем в самую защищённую на свете, это он знал по опыту. Помощь Акталиэн была крайне уместна, и в целом в её движениях и сосредоточенном лице легко угадывались повадки бесноватого отца. Зендарин улыбнулся.

Мастер: Не бахнуло. Новость хорошая. Плохая заключалась в том, что одна из рун погасла. И никто не смог бы объяснить, что это означает.

Зендарин: - Возможно, мы включили сигнализацию. А возможно и нет. И я не очень хорошо понимаю, насколько безопасно туда проходить, - чернокнижник нахмурился и, вырвав при помощи магии ещё одну пустую костяную руну, направил её в проход.

Мастер: В комнате было темно, хоть глаз выколи, однако силуэт движущейся костяшки угадывался. И с ней ничего не случилось. Похоже, запертые комнаты были своего рода безопасны.

Зендарин: - Мне кажется, лучше туда, чем в пустоту, - проговорил эльф, кивая на проход своим спутникам. Идти первым он явно не собирался.

Мастер: Определённо, склад (как выяснила компания, когда Корвин зажёг огонёк) был лучше. Тут было много крови и много мяса (не порченного Скверной!) - им, впрочем, не воняло, ибо продукты для кормёжки были изолированы при помощи чар. Ещё тут была масса камней камней, фонящих Скверной, для альтернативного питания, судя по всему.

Зендарин: - О, Скверна, какая прелесть! - негромко возрадовался эльф, отправляя камни в сумку. Закончив с этим, он прислушался, нет ли никакого движения или иных признаков, что за ними кто-то выдвинулся.

Мастер: Где-то вдалеке лязгнуло, да так, что тряхнуло стены, да и всё на этом. Кажется, их заперли. В логове.

Зендарин: - Так, значит, теперь мы знаем как работает сигнализация в доме твоего отца. - усмехнулся сребровласый. - Хорошо, давайте убираться из этой кормушки. Разведаем, что с той дверью.
Оказавшись возле той развилки, чернокнижник торопливо извлёк чей-то засушенный глаз из сумки и, напитав его от одного из камней скверны, сотворил то, что называют «оком Килрогга», после чего направил его во тьму прохода.
- Посмотрите, что дальше, возможно, взломать остальные двери мы не успеем или не сможем, - тихо пробормотал эльф, концентрируясь на управлении оком.

Мастер: Реальность мигнула перед оком; а после возникло чувство, будто оно куда-то проваливается. Вокруг была тьма, и она... пела? Возможно, это был самый нижний ярус, где расположился источник Бездны, но тогда всё оказалось серьёзнее, чем можно было представить.
Похоже, что вотчина гончих захватывалась Бездной.
В пространстве было легко потеряться, но оно казалось густым, словно облако, и клубилось, и тянулось к его сознанию по тонкой ниточке магии, соединявшей Зендарина и око. Надо отдать должное чаролому, воля его оказалась достаточно сильна, чтобы понять, что случится в следующее мгновение и молниеносно среагировать.

Зендарин: - Так, у нас есть проблема - там Бездна, и она стремительно захватывает это место. Интересно, чем занят Канис? - заинтриговано проговорил эльф. Очевидно, ситуация не пугала его, а лишь ещё больше распаляла любопытство и жажду урвать то, что плохо лежит. - И что там впереди?

Мастер: Горизонт впереди был чист. Барельефы, дверь только одна - без рун, не запертая, из-под неё сочился тусклый свет. Кухня, возможно, судя по характеру обнаруженного склада. Оттуда доносились негромкие растревоженные голоса. "Разведчики" наблюдали, как наполовину сожранный Бездной Страж Скверны выплыл из черноты прохода в противоположном конце коридора, подошёл к двери и стукнул рукоятью топора о пол.
За дверью засуетились, на свет выскочило несколько змееустов и представители разных рас Азерота. В ошейниках и кандалах с магическими рунами. Заперли дверь, выстроились и ушли следом за Стражем.
Крепость стремительно принимала меры по защите обитателей от вторженцев?
Это и обсказали.

Зендарин: - Ну, идти в шестую дверь - это как идти в пасть к Бездне. Попробуем взломать ту запертую дверь? - быстро спросил Зендарин. - Может быть найдём что-то интересное, - складывалось ощущение, что чернокнижник пришёл сюда грабить, а не ловить ускользнувшего демона, но эльфа это, очевидно, нимало не смущало, и он уже шагал в означенном направлении.

Мастер: - Копченые окорока или что там - безусловно интересно, - саркастически хмыкнула Лора, но выбора особого не было, и все пошагали за ним. Хотя группа, конечно, могла разделиться.

Зендарин: - Нет-нет, окорока меня не интересуют, но если там что-то есть занимательное, то оставить его в стороне было бы глупо, всё это и так скоро будет пожрано Бездной, - не без энтузиазма отозвался мужчина, занимаясь взломом двери.

Мастер: Взламывать было по сути нечего - замок был механический и легко поддался действию отпирающих чар. Что же, это была не кухня.
Мягко говоря.
Да и комната - не одна, а целая сеть переплетённых между собой. Судя по замку, здесь не было ничего важного, но Зендарин видел перед собой стерильно чистую операционную. Ни следа крови, все инструменты вымыты, идеальный порядок. В противоположной стене было две двери.
За одной из них скрывалась лаборатория - здесь, впрочем, тоже были только инструменты. Вторая... вторая была заперта. На ней не было видно рун, но была целая сеть магических плетений. И, что немаловажно, не было видно замочной скважины.

Зендарин: Зендарин издал тихий победный клич и потёр руки в предвкушении. Горделиво глядя на своих соратников, он выглядел так, словно подарил каждому из них по карманному Источнику Вечности.
- Акти, Элли, давайте займёмся плетениями, уверен, там будет нечто любопытное, - чаролом в пару больших шагов оказался у нужной двери. - Подозреваю, эта операционная одна из тех занимательных тайн, ради которых Каниса и «заказали», - нимало не скрываясь, пробормотал сребровласый, бросая на Лораэлин быстрый взгляд.

Мастер: Лораэлин выглядела как ребёнок, которому вручили конфету. При этом её ничуть не смущало, что «конфета» находилась в другом мире, кишела чудовищным количеством демонов, а ловушки, установленные для защиты, при должном уровне «везения» могли отправить зазевавшегося расхитителя логова на тот свет.
Корвин же, некромант, чернокнижник и далее, далее, далее выглядел напротив, задумчиво. Ходил и любопытно трогал инструменты, цокал языком и молчал. Тень занял наблюдательную позицию у дверей. Эфириал безмолвно присоединилась к нему.
Акталиэн неуверенно взглянула на чары, приблизившись к двери. Стерильность, пожалуй, внушала трепета побольше, чем если бы всё было уляпано кровью, повсюду были банки с заспиртованными частями тел или даже младенцами.
- Те рабы, интересно, были кем? - риторически осведомилась в пустоту Лораэлин, также подходя к двери. - Рабочие или... подопытные?
При беглом осмотре плетений можно было сделать вывод - здесь они столкнулись с чем-то доселе незнакомым. Заклинания, опутывавшие двери, были настолько древними, будто их накладывали чародеи ещё незатронутой Легионом Натрезы.

Зендарин: Если до этого могло показаться, что сиять больше просто невозможно, то теперь Зендарин на практике доказывал своим спутникам - можно.
Прервав работу над плетениями, чаролом утёр пот со лба и счастливо расхохотался.
- Это плетение настолько, настолько древнее, что сломать его - само по себе честь для меня! Что бы за ним не лежало, - восторг в глазах эльфа, впрочем, не мешал ему резво соображать. - Корвин, что скажешь про всё это дерьмо? - сребровласый вернулся к работе над плетением, с рвением, которому позавидует иной фанатик.

Мастер: - Что что бы там ни лежало, стоит ли к этому лезть? - вопрос был риторический, некромант хмыкнул, глянув на столпившуюся у двери коллегию. В чароломстве он был не силён, сюда бы его сестру, но увы. - Что до прочего. Восхитительное рабочее место. Здесь создают не монстров вроде поганищ, нет, и отнюдь не низшую нежить. Возможно, изучают влияние Бездны на организм и препарируют тварей вроде того Стража. Или мозг. Вариантов масса. Возможно, изучают тех рабов и способы их преобразования в тварей, сочетающих в себе Бездну и Скверну. Примечательно, что при этом здесь нет ни следа магических возмущений, чуешь? Значит, есть свои «чароломы».

Зендарин: - Видишь, какой сложный комплекс, какая проработанная и отлаженная система! - бодро отозвался чаролом. - Это воистину прекрасно. Но есть и проблема взломать будет действительно очень сложно, боюсь, мне понадобятся все оставшиеся найденные камни Скверны, да и твоя поддержка будет не лишней, - Зендарин, раскладывая на полу перед собой всё необходимое, мельком взглянул на Лору, намекая, что это относится и к ней, а затем с самым серьёзным видом принялся изучать дверь. - Сначала я скопирую это произведение искусства, а потом начнём плавную «распаковку».

Мастер: Пожалуй, всё шло замечательно. Даже слишком. Все неизвестные узлы были аккуратно обогнуты, только последний, видимо, уже в предвкушении победы, чернокнижник, поторопившись, задел. Расплата не заставила себя ждать.
Это было заклинание, сплетённое из Скверны и Бездны, - натрезима они тут держали, что ли?! - и сделало оно из Зендарина безобидную летучую мышку. Разрослось за счёт его сил, привязалось, как пиявка, сложное и могучее - как все чары этой двери. Со своими секретами.
Что же, обе барышни (и остальные члены группы) получили на руки симпатичного питомца. Наверняка очень недовольного таким поворотом событий.

Зендарин: Син'дорай с интересом рассматривал свои крылышки и что-то восхищённо попискивал, глядя маленькими глазками то на Акталиэн, то на Лораэлин.
Вероятно, он хотел сказать им нечто важное, а может просто жаждал сообщить, что первозданный облик ему нравился больше - всё равно получался писк.

Мастер: Акталиэн и Лораэлин нервно щупали чары, подобрав предводителя и наставника, и пришли к мысли, что пытаться рассеивать такое слишком опасно. Осторожно попытались толкнуть дверь. Та под нажатием дрогнула и отъехала в сторону, открывая взглядам эльфов и эфириала холодильник. Почти как в морге.
Живые экспериментальные образцы в стазисе соседствовали с умершими и аккуратно вскрытыми. Здесь была куча тел, но главная награда хранилась в конце комнаты на красивых стеллажах.
Исследовательские записи.

Зендарин: Эльф, чаролом, чернокнижник, а теперь просто летучая мышь радостно захлопал крыльями и вовсю вереща полетел к стеллажам, изучая по дороге живые и мёртвые тела.

Мастер: Они были обезображены Бездной и имели следы демонических преобразований, свойственных охотникам на демонов. Успехов Аллерии добиться явно не удалось. Тел было около трёх десятков. Существ в стазисе - трое. Одно из них выглядело практически нормальным, половина второго была покрыта образованиями из тёмной магии. Третий имел странный вид головы и распухшие непропорциональные конечности, каждая разного размера. Что-то пошло не так.
Записей было море.
Между дамами изящно, воспользовавшись скачком, ввинтился Корвин и тоже поспешил прочесть-пролистать исследования. Масштаб впечатлял. Работы велись вот уже несколько столетий. На разных расах. Кто-то лучше, кто-то хуже принимал... создать единую формулу инициации абсолютно любого существа не представлялось возможным.
Но работы не прекращались. Канис желал попробовать ночнорождённых, созданий, в крови которых текла чистая магия. Но ни тел, ни живых их обнаружено не было - не успел набрать достаточно материала?

Зендарин: Зендарин изучал записи в абсолютном безмолвии. Помимо прочего он пытался найти что-то о трёх выживших объектах. Разум эльфа с жадностью поглощал новые знания и не считал опыты Каниса или его предшественников настолько уж бесчеловечными. Жертвы всегда будут, вопрос в том, будут ли они напрасны?

Объекты носили имена своих планет и порядковый номер, сколько таких было. Самый удачный образец был с Сангвы. Двести сорок третий. Два других - с Азерота. Похоже, раздувшееся существо раньше было дренеем. А тот, другой, кажется, ночным эльфом. Судя по короткой отметке в конце их "личных дел" впоследствии их ожидает умерщвление и вскрытие.
Что касалось успехов... из-за самой природы Сангвы существа там легче поддавались преобразованиям с помощью магии крови (или с использованием той сверхъестественной сущности, которую удалось зачерпнуть до того, как это привлекло внимание армий Света и Азерота). Канис полагал разумным захватить её. То, что течёт внутри планеты, было нужно Легиону для проведения успешных мутаций.

Зендарин: Понимая, что здесь непаханное поле для пытливого ума, Зендарин сумел-таки оторваться от записей и полетел к Лоре, чтобы, ухватив её лапками за плечо, потянуть к записям. Если бы он мог говорить, всё было бы гораздо проще.

Мастер: Ещё проще было бы, если бы записи уже, отобрав несколько интересных из них, не прятал к себе Корвин.

Зендарин: Летучая мышь возмущённо пищала что-то, пикируя на эльфа со злостью достойной какого-нибудь нетопыря.
Ну уж нет, добычу здесь распределяет он, даже если у него лапки!

Мастер: - Мастер Зендарин сейчас совершенно не мотивирует минимизировать последствия сработавшей ловушки или вовсе свести их на нет в обмен на эти жалкие несколько страниц, - с озорной усмешкой сообщил ничуть не впечатленный гневом славной летучей мышки некромант, делая попытку поймать мышу. Было сложно не заржать в голос.

Зендарин: Если по логике Корвина Зендарина должно было смущать его нынешнее положение и как-то ограничивать, то логика у них была совершенно разной.
Чаролом петлял, кружился и, пролетая недалеко от уха эльфа, крикнул в него с особой страстью.

Мастер: Эльф поморщился от звона в ухе, щупнул его бегло, глянул на пальцы, не осталось ли на них крови.
- Боюсь, буду вынужден наложить на вас заклинание немоты, дабы вы не привлекали внимание к нашей милой компании своими громкими звуками, - со скорбным лицом сообщил он.
Лораэлин вздохнула, закатила глаза и использовала заклинание распознавание языка, чтобы вчитаться в записи.
- А это что за мир? - уточнила после нескольких секунд, не отвлекаясь.

Зендарин: Мышь не то чтобы простила ворюгу, но скалиться и визжать перестала, испепеляя его взглядом маленьких глазок под мерный шум крыльев.
На вопрос Лоры он всё равно ответить не мог, даже если бы знал.

Мастер: Лораэлин молча показала чернокнижнику одну из сносок почти в самом конце разобранных на трофеи записей. Если некромант что и взял, то только ход самих экспериментов, собираясь их, верно, повторить, а остальное счел ненужным.
Однако же помимо прочего здесь говорилось о том, что после тщательных исследований Канис рискнул провести подобные преобразования над собой.
Судя по записям в журнале, тридцать семь дней назад, в течение которых производились подробные тесты и замеры.
- Тяжелые раны могли дестабилизировать, - пробормотала она.
Ответ на вопрос никто не знал. Некромант тем временем заклинаниями сканировал существ и восхищенно цокал языком.

Зендарин: Маленькие глазки злобно сверкали, но и только. Вероятно, сейчас он не видел смысла ни в какой коммуникации.

Мастер: Возможно, зря. Его чуткие ухи первыми уловили вибрации множества конечностей, которыми перебирали приближающиеся враги. Ещё минута или половина - и будут здесь.

Зендарин: Летучая мышь громко пискнула и принялась топтаться по журналам и выискивать пишущее средство.

Мастер: Чернила и перо были определённо не на стеллажах - тут же драгоценные бумаги! - но на столе поблизости нашлись. Правда, чернила были закрыты.
Лораэлин непонимающе нахмурилась и захлопнула записи словно книгу. Они исчезли.
Эфириал и Тень оставались равнодушны, Акталиэн рассматривала летучую мышку и эльфов.
Время таяло.

Зендарин: Летучая мышь гневно заверещала и вылетела обратно, надеясь, что намёк поймут.

Мастер: Лораэлин и Акталиэн направились за мышью, оставляя любопытного некроманта за спиной. Снаружи пока не творилось никакой паники, но топот был слышен даже эльфам. Эфириал повернула голову:
- Идут.
- Пока десяток. Демоны, - дополнил Тень.

Зендарин: Преображённый чернокнижник летал по комнате, возбуждённо вереща. Очевидно, он разрабатывал новую тактику ведения боя с учётом своих нынешних возможностей и пытался как следует воодушевить соратников. Наверное. Хотелось верить.

Мастер: Ещё он мог материться. Каждый был волен трактовать по мере своего желания.
Сзади тихонько звякнуло, брякнуло, щёлкнуло. Мокро шлёпнуло. На пороге стоял раздутый, покачивающийся на непропорциональных лапах монстр. Позади - белый от напряжения некромант.

Зендарин: Летучая мышь издала неопределённый звук, то ли выражая удивление, то ли просто выражаясь, и поспешила укрыться позади некроманта - кто-то же должен оберегать тылы!

Мастер: Что же, комната с внушительной дверью и впечатляющей защитной магией действительно была хороша. Проблема в том, что тупик.
Однако прочие, не сговариваясь, сместились к некроманту. И тот отпустил тварь прямиком на ввалившуюся гурьбу демонов.
- Тащите их наружу, я не успею, - бросил хрипло, - Мех'сди, отступление.
Закапала кровь. Алая, эльфийская, из пореза на руке и вязкая ядовитая фиолетовая из ран. Тень, извлекая силу из крови некроманта, швырнул мутантов к умирающему собрату.
Плоть тварей расползалась под ударами и липла к стали, камню, демонам, меняя всё вокруг себя.
Дверь захлопнулась.

Зендарин: Летучая мышь присела на плечо Лоры и с интересом смотрела на остальных. Учитывая, что Зендарин делал это молча, очевидно, он ждал от своих чудесных союзников пояснений по дальнейшим действиям. Это ведь им пришла в голову гениальная идея запереть их всех в тупике.

Мастер: Некромант присел на корты, останавливая кровь заклинанием, Тень методично строил баррикаду.
Акталиэн подавленно молчала, обняв себя за плечи, и мелко дрожала.
Мех'сди тоже села на пол, скрещивая ноги.
Лораэлин отошла в конец комнаты.
- Я думаю, что-то пошло не так. С этим проектом. Логово выглядит как будто пустынным, сильный фон Бездны. Защита активировалась, когда мы задели заклинание, а должно было быть иначе. Это ловушка.

Зендарин: Эльф в обличии летучей мыши полетел к столу и прихватил оттуда чернильную ручку и закрытые чернила, которые принёс Лоре, недвусмысленно разложив перед ней на полу. Кажется, кто-то жаждал общения!

Мастер: Чернила ему, уляпав пальцы, открыли. Следовало поискать бумагу, чем она и занялась.
Вокруг Мех'сди начала сгущаться аркана.

Зендарин: Пока Лора искала ему бумагу, Зендарин подлетел к эфириалу и вопросительно пискнул что-то, зависнув в воздухе.

Мастер: Эфириал слегка склонила голову, не стремясь налаживать коммуникацию с мышью. Из-за двери донёсся глухой монотонный вой. Громче. Ещё громче.
Бум.
Комнату (или дверь?) тряхнуло, ощущение магии вокруг сошло с ума вплоть до головокружения, словно его заперли в бочке и спустили её с горы. Остальным было не лучше.
Вой за дверью умолк.

ID: 20132 | Автор: Void Guard Ramgarrot
Изменено: 8 июля 2018 — 21:55