Mychar закрывается 1 мая 2021 года
Пожалуйста, сохраните необходимые вам публикации и изображения до истечения срока.

Северные ветра Северные Ветра. Крепость Драк'Тарон

Эльза Ориэлл Ливлетт фон Дум
Лигрим
Карл
Морея Кериасар
Элли Кромвель


— Карл... ты как? — с тревогой спросила Элли.
В ответ раздалось очередное бульканье фляжки.
— Вполне прилично.
Элли вдруг осенило, что спрашивают её.
— Три... но если у нас найдутся, например, кости и тряпки... У меня ещё осталось вязкое масло для факелов.
— Можете порвать это, — Готтард сел и сбросил роскошный некогда плащ как грязную тряпку.
— Черт с ними, некогда. Приведите в чувство Морею, разжигайте факелы и идем. Готтард, хватит рассиживаться, тебе, похоже, придется нести Раннвейг. — Эльф встал. — Давайте, поднимайтесь, извините, но приходить в себя будете на ходу.
Эльфийка поморщилась и отвернулась, отпихивая руку Элли. Прошипев что-то неразборчивое сквозь зубы, она аккуратно приподнялась на локте и медленно села, потирая ладонями лицо. Вдруг, спохватившись, нашарила в кошельке на поясе маленькое зеркальце и принялась рассматривать свое лицо, насколько это было возможно в слабом свете.
— У нас нет времени наводить марафет, — строго сказала Эльза, глядя на действия эльфийки. — Лигрим прав. Нельзя тут задерживаться. Что с Ранн? Похоже, кому-то придется ее нести.
Готтард рывком поднялся на ноги и подхватил под спину девушку в беспамятстве. Колдовской яд уже почти выветрился, и её вес был почти неосязаем.
Убедившись, что все, вроде бы, в порядке, Морея потянулась к сумке за аптечкой — и обнаружила, что ее свертка нигде не было. Быстро осмотревшись по сторонам, она спросила:
— Мой ковер... где... его никто не видел?
— Что будем делать дальше, Лигрим? — тихонько спросила жрица, отходя в сторонку туда, где стоял эльф. — Это ведь только начало. Нам повезло, что все остались в живых. А ведь это были всего лишь приспешники некроманта...
— Пойдем дальше. Я доберусь до этого ублюдка в любом случае. Даже один.
Наверху, в разрушенном акведуке что-то зашуршало. С плеском упал камень.
— Вероятно, оставили там, — шепнула Элли Морее, и поднялась с пола. Накинула рюкзак, заглянула в барабаны револьверов и вопросительно взглянула на Карла. Тот сидел с небольшой фляжкой в руке.
— Идем? — она подошла ближе и легонько толкнула его в плечо.
— А, что? — встрепенулся старик. Затолкал фляжку во внутренний карман мантии и поднялся с пола, — уже уходим?
Его ассистентка посмотрела вверх, услышав там шуршание. В тишине щелкнули взведенные курки.
— Где "там"? — эльфийка оглянулась, пытаясь сориентироваться в пространстве. Щелкнула пальцами, попытавшись подсветить немного вокруг... нахмурилась, и попробовала еще раз. Помянув свистящим шепотом вурдалаков и Кель'Тасову мать, Морея принялась деловито копаться в сумке. Простейшие заклинания не даются — так дело не пойдет.
А вот и оно – эльфийка вытащила из аптечки небольшой флакон с притертой пробкой и сделала несколько глотков, поморщившись от терпкого вкуса зелья. Скоро должно подействовать, а пока Морея аккуратно встала, осматриваясь. Ее спутники, похоже, собирались уже отправляться дальше.
Лигрим молча пошагал по желобу. Дойдя до прохода, эльф выругался и, пригнувшись едва не вдвое, втиснулся в тоннель.
— Не стреляй, — на всякий случай предупредил Готтард. — Я не хочу, чтобы перекрытия упали нам на головы. Он как раз прикидывал, как будет пролезать, согнувшись в двое, да ещё с девушкой...
Жрица осмотрела тоннель и грустно вздохнула. Она так надеялась, что до того, как они доберутся до некроманта, ничего больше не произойдет. Но надежда эта была призрачной.
Нагнувшись почти так же, как и эльф, она медленно и осторожно побрела по тоннелю, стараясь не поскользнуться на мокрых камнях.
Морея осторожно спускалась по ступеням обратно, освещая себе путь небольшим огоньком, мерцавшим над ее раскрытой ладонью. Проход с вурдалаками наглухо завален, горгулий, судя по всему, прикончили всех, спутники, если вдруг что – рядом, — так, по крайней мере звучал голос рассудка — но ей все равно было страшно и эльфийка замирала, оглядывась, от каждого шороха. Ковер, к счастью, лежал недалеко, у основания лестницы. Но, пока она искала его, отряд уже ушел вперед.
Крепко схватив свой сверток, Морея быстрым шагом отправилась вдогонку. Пришлось наклониться, чтобы пролезть в желоб, но уши все равно цеплялись за низкий потолок. Эльфийка поправила капюшон так, чтобы спрятать их под тканью – неудобно, но всяко лучше, чем задевать шершавый камень.
Через десять минут отряд оказался в темном, но видимо обширном помещении. Акведук уходил резко вниз. Дальше пути, похоже, не было. Эльф остановился.
— Осветить бы неплохо... Акведук пошел вниз.
— А... — Раннвейг очнулась нескоро — видимо, ее организм так плохо переносил ядоносный отравленный воздух, что девушке пришлось пробыть в беспамятстве гораздо более долгое время, чем, например, той же Эльзе.
— Что случилось? — слабо подвигав конечностями и придя к выводу, что "все пропало", Раннвейг воззрилась на несущего ее Готтарда взглядом затуманенным и все еще сонным.
Готтард от такого чуть не потерял равновесие. Шутка ли, идти согнувшись, да ещё прижимать к себе Раннвейг.
— Всё в порядке, — ответил он сквозь зубы. — Даже лучше, чем вы можете себе представить.
— Хм-м, — девушка откинула голову назад и, проморгавшись, наконец поняла, где они и что сейчас делают. — Готтард, я думаю, ты можешь меня уже отпустить. Уж идти я точно смогу, — и в подтверждение этому Раннвейг слабо кивнула.
Карл достал жезл и провернул барабан об рукав мантии.
— Элли, что там? Ты ещё видишь в темноте? — тихо спросил он, осторожно подбираясь к краю, нащупывая пол под ногами и держа наготове голубиное перышко.
— Там лишь непроглядная тьма, лучшее подсветить, — шепнула она в ответ.
Готтард рассеянно кивнул и поставил её на ноги, легко ударившись макушкой о каменный потолок. Его мысли сейчас занимало одно. Как там Корин? Она где-то здесь, он не сомневался.
— Приношу извинения за доставленные ранее неудобства, — Раннвейг, наконец нащупав ступнями долгожданную землю (ну, фигурально выражаясь), тут же пригнулась — ее высокий рост и с ней мог сыграть злую шутку.
Старик осторожно подошел к краю, направил жезл, и с его конца сорвалась искра. Она пролетела метра четыре и упала где-то внизу, на пол, залитый водой, растекшись в лужу довольно яркого огня.
— О, так тут совсем невысоко, — маг убрал жезл в чехол и посмотрел вниз, куда собирался спрыгнуть.
Эльф молча отодвинул старика от края, взялся за край акведука пальцами и повис. Подмигнув остальным, он разжал пальцы, спрыгивая вниз. Раздался плеск и затем крик.
— Прыгайте! Тут невысоко, но вода, не поскользнитесь!
Комната некогда была либо каким-то хранилищем продуктов, либо складом: у стен стояли каменные шкафы, со сломанными полками, а на полу валялись корзины и тканевые мешки.
Эльза услышала голос Лигрима и успокоилась. Осторожно спустившись на пол, она огляделась и увидела, что комната была заполнена всяким хламом. Впрочем, в нем могли найтись и нужные вещи, например, веревка. Кивнув эльфу, она направилась к стене и принялась рыться в шкафах и корзинах.
Эльф улыбнулся и последовал примеру девушки.
— Кажется склад. Был когда-то.
Вытащив из одного из шкафов веревку, жрица смотала ее в удобный узелок и положила в сумку.
— Это нам может понадобиться.
Ассистентка решительно подошла к краю и, присев, спрыгнула вниз. Маг не удержался и все же пустил в ход перышко, медленно спланировав на мокрый пол. Глядя на разломанные шкафы, он всё больше хотел вернуться сюда чуть позже, но в этот раз предпочел не высказывать свои желания.
Следующей прыгнула Раннвейг и, несмотря на некоторую слабость, приземлилась вполне удачно — не ушибившись и ничего себе не сломав.
Морея последовала примеру мага и плавно опустилась на пол.
Готтард перемахнул через борт акведука и повис на руках. До пола оставалась футов 5. Он разжал пальцы и спрыгнул.
Эльф разочарованно отступил от шкафов.
— Больше ничего, только хлам всякий.
Лигрим обошел помещение в поисках выхода. Выходом оказалась деревянная дверь, изрядно набухшая. На толчок она не отреагировала.
Лигрим пожал плечами, и приложился в дверь здоровым плечом.
Карл подошел к двери и приготовился применить заклинание.
— Не возражаете, если я попробую открыть её силой мысли?
Дверь с треском слетела с петель и слегка закачалась. Из-за двери хлынул поток воды, который, впрочем, быстро иссяк. Дальше была лестница, резко идущая вверх.
— Не стоит. — Эльф улыбнулся. — А вот и выход! Идемте!
Эльза нахмурилась, когда ее обдало по колено потоком не слишком свежей воды. "Просушусь на поверхности", успокоила она себя. Температура была не слишком низкой, было даже жарко, но отсутствие свежего воздуха угнетало. Хлюпая сапогами по воде, она прошла вперед, в комнату.
Лестница вывела группу в коридор, в стенах которого то и дело попадались похожие двери. Некоторые были выломаны и вели в небольшие комнаты, которые, как и первая, являлись складскими помещениями. Несколько раз попадались тяжелые металлические двери, которые выглядели так крепко, что было ясно — их не открыть, а если пытаться взрывать, то можно обрушить потолок, который и так протекал и кое-где потрескался.
Жрица отправилась вперед, рассматривая двери. Хоть одна из них должна была привести отряд к выходу... Но, похоже, оставалось только одно — идти вперед, в конец коридора.
Старик недовольно поморщился, когда почувствовал, как вода затекла в сапоги. Хлюпая водой в обуви, он не спеша направился к дверному проёму. Его ассистентка, стоявшая достаточно далеко, около акведука, не ощутила высвобожденного потока.
Однако влажность ей была совсем не по душе, и она сдвинула запотевшие "летные" очки на лоб, открыв глаза, чуть светящиеся желтым.
Эльфийка недовольно поджала губы, подбирая подол платья и стараясь обойти лужи. Ну, по крайней мере, не попасть в самые глубокие места.
Эльф неторопливо шел по коридору, иногда выбивая искры подкованными сапогами. В них вода не затекла, они были достаточно высокими. Иногда он заглядывал в складские помещения, но там все было вынесено подчистую.
— Тут уже кто-то был. Причем не раз. И я, кажется, знаю, кто это.
— Думаешь, наш старый знакомый? — тихо спросила Эльза, подстраиваясь под шаг эльфа.
— Ага. А я-то думал, что навел в своем отряде железную дисциплину, — невесело усмехнулся эльф, спрятав руки под плащ.
— Поэтому я предпочитаю путешествовать одна, — заметила Ливлетт. — Меньше вероятность, что кто-то предаст. Или погибнет.
Отряд подошел к очевидному концу коридора... Когда-то тут был проход, запертый одной из железных дверей, однако теперь дверь лежала на полу, а по ту сторону был завал, под которым был погребен человек. Что это человек было понятно по хоть и опухшему от влаги, но еще не успевшему прогнить лицу. Видимо он попытался взорвать дверь, но обвалил выход.
Рядом было два проема: левый был большим и оттуда дул легкий ветерок, а другой начинался за перекошенной деревянной дверью.
— Может, ты и права. Я просто считал, что после того ада, что мы прошли вместе, меня никто из них не предаст. А Ганс оказался паршивой овцой. Пусть благодарит своих богов, что сумел удрать, потому что если я его найду, то убью сразу же. — Эльф приостановился и задумчиво подергал ушами. — Слева дует. Может там выход? Или нет? Что делать будем?
— Одного уже продуло, — Готтард потрогал труп носком сапога. — Где-то здесь могут быть его вещи. Мертвецу они ни к чему.
— А вот и его вещи. — Эльф задумчиво повертел в руках обрывок карты, который выдернул из-за двери. — За деревянной дверью тупик. А то помещение, откуда ветер, помечено красным крестом и сквозное. Но помечен только выход.
— Я схожу за дверь, посмотрю, может, возьму какие-нибудь припасы, — Эльза улыбнулась, почувствовав, как в животе бурчит от голода. Хорошо неживым, им хоть есть и пить не надо.
— Лигрим, проверь второй проход. Только будь осторожен, я тебя прошу.
— Ты уверена, что они давно не сгнили? — Эльф нырнул во второй коридор, махнув Готтарду. — Ты тоже осторожнее.
— Незачем рыться в съестных припасах мертвеца, только скажите, и я вам слеплю выпечку из маны, вполне сытную, — маг брезгливо взглянул на остатки вещей неудачливого путника.
Лигрим вышел в просторное помещение с высоким потолком и гладкими стенами из какого-то белого материала. Что вдали было плохо видно, однако угадывались очертания прохода. Пол же был покрыт плитами под цвет стен, которые мягко переливались под светом рун.
— Ну как знаете, — пожала плечами Эльза и пошла вслед за Лигримом.
— Зажгите факел, кто-нибудь, — попросил эльф, осматриваясь. Вроде тихо.
Элли достала из сумки палку с паклей на одном из концов, макнула в масло и протянула Карлу, тот щелчком пальцев высек искру и поджег факел, затем передал Лигриму.
Эльф принял факел и благодарно кивнул.
— Пусто. Но впереди кажется выход.
Лигрим осторожно двинулся в помещение, внимательно глядя под ноги.
Готтард двинулся вслед за ним. То и дело он оборачивался и вслушивался в темноту.
Эльф все так же осторожно и медленно пошел к выходу. Как то нервирует эта тишина. Не к добру это.
Как только Лигрим ступил на плиту во втором ряду, оная разлетелась на многие осколки. Лигрим потерял равновесие и рухнул вслед за плитой, в последний момент зацепившись свободной рукой за край пола.
Невольно взглянув вниз, он увидел, что осколки некогда так надежно выглядевшей плиты падали вниз, вниз, вниз...
— Лигрим!! — Эльза кинулась к краю, проехавшись животом по полу, и схватила эльфа за руку. С силой она потащила его вверх, хотя вытащить не смогла. Эльф в доспехах был слишком тяжелым. — Держись!
— Твою!...
Эльф осторожно положил меч на плиту перед собой, уцепился второй рукой за край, подтягивая тело вверх.
Жрица помогла эльфу выбраться на плиты и вытерла пот со лба. "Черт, ну и жара".
— Ты в порядке?
— Зараза. — Прокомментировал эльф ситуацию, подбирая меч и осматриваясь. — И как отличить, на какую плиту можно вставать, а на какую нельзя?
— Нам надо связаться, — подал голос Готтард. — Есть верёвка? Или, хотя бы, взяться за руки...
— Похоже, что-то типа древней головоломки. По моей части, — Раннвейг уже поигрывала небольшим камешком, мигом извлеченным из сумки.
— Насколько я знаю из личного опыта, веса этого камня может хватить для проверки безопасности плиты.
— Что ж, вперед. Кидай. Вдруг сработает?
Эльф обернулся к Раннвейг.
— Если не хватит, мы об этом точно не узнаем.
— Напоминает один случай... мы реставрировали чей-то особняк в Лордероне, уже при Сильване, — шепнула Элли, обращаясь к Карлу, — вода размыла почву под домом, и там так же пол проваливался.
— Сколько у нас камней? — поинтересовалась Эльза, переводя дыхание. Когда Лигрим упал вниз, ей показалось, что он погибнет.
— Три штуки. Четвертый я тогда, на башне потратила. А, кажись, зря. В любом случае, мне приходилось встречать такие ловушки — если это действительно ловушка, а не воля воды.
— Особняк был старый, его строители не предполагали, что он столько простоит, но... вода камень точит, — она пригнулась и заглянула в образовавшуюся дыру, — вот, смотрите, там перекошенные сосновые балки, они еле живы от влажности и времени.
— Плохо... — Эльза заглянула вниз и увидела балки. Поморщившись, она встала и посмотрела на Лигрима критическим взором. — Как перебираться будем, командир? — спросила она. — Твои доспехи весят столько, что обрушат эти балки за секунду.
Под "полом" находилась естественная пещера. Видимо, когда-то её решили перекрыть, но время... время не жалеет ничего. А постоянная вода сделала свое дело — некоторые плиты буквально висели в воздухе. Однако кое-где балки стояли твердо... нужно было только понять где
— Однако, здесь я стою. А доспех я тут не брошу, я на него почти год убил. И не проси.
Девушка-нежить вглядывалась в темноту несколько секунд, затем поделилась наблюдениями.
— Они стоят на таких основаниях... как сталагмиты, еле держатся, — она взглянула на плиты, к одной из которых подходила ближайшая подпорка, — если ступить на плиту, которая непосредственно на балке, то нас подпорка выдержит, но если промахнуться, то подпорку перекосит.
— Я не знаю, как предугадать, где нужная плита, их перекосило в произвольном порядке, — с сожалением сказала Элли.
— Видимо, придется просто идти наугад, — пожала плечами Эльза и пошла вперед, отодвинув плечом Лигрима. Она ступала осторожно, на каждом шагу ожидая, что пол вот-вот рухнет.
— Не стоит... — начала было Раннвейг, однако, быстро замолчала, поняв, что иного выхода, скорее всего, нет.
— Погодите, незачем так рисковать, — старик показал голубиное перышко. — Кто-то потяжелее привяжется веревкой к тому, кто полегче, тот, кто полегче попробует пройти вперед и попробовать плиты на прочность. В случае падения будет легче достать висящего на веревке.
Эльза, прошедшая уже где-то четверть пути до выхода, повернулась и помахала рукой.
— Идите за мной! Точно по моим следам. Вроде бы пол выдержал, хотя... — она посмотрела на Лигрима и потерла подбородок. — Может быть, тебе действительно стоит привязать себя веревкой. — Она достала веревку из сумки и бросила эльфу.
Второй конец веревки она обвязала вокруг поясницы и направилась дальше.
— Если что, упадем вместе. — Эльф обвязался веревкой, и задумчиво фыркнул. — Думаешь, меня выдержит?
Карл взмахнул перышком, и вокруг Эльзы взлетело облачко серо-фиолетовой пыли, которое тут же рассеялось.
— Ну вот, теперь не страшно падать.
Готтард тоже обмотал себя верёвкой.
— Кто следующий?
— Как романтично, — вздохнула Эльза и тут же выругалась про себя, когда левая нога соскользнула с перекосившейся плиты. Отпрыгнув от опасного места, жрица перевела дыхание и осторожно сделала шаг вперед, немного в сторону от опасного места. Чувство, что она ответственна не только за себя, но и за других, заставляла ее нервничать сверх обычного. Хотя в обычное время она была примером спокойствия и решимости, теперь ее постоянно посещали мысли о том, как бы сохранить всех в живых.
Половина пути... Осталось еще немного. Она собрала в кулак всю свою волю и внимание.
— Спокойнее. — Эльф осторожно шел точно по тем плитам, что и Эльза.
— Я, — ответила на вопрос Готтарда изрисованная девушка, протягивая руку за веревкой.
Когда трос был повязан вокруг ее талии, Раннвейг нерешительно потопталась на месте.
Рыцарь ободряюще улыбнулся Раннвейг. В свете единственного факела вышло жутковато. Он шагнул вперёд, мягко потянув верёвку.
— Где-то у нас был шнур как раз для таких дел, — старик указал на рюкзак Элли, и так извлекла из бокового кармана моток тонкой, но прочной веревки.
Маг взмахом пера подстраховал всех спутников и принялся закреплять веревку на поясе, Элли привязала себя за систему ремней под холщевой робой.
— Ну... идем, Свет с нами, — старик указал вперед.
— Лигрим, — позвал Готтард в темноту, — у тебя руны льда ещё остались?
Морея кисло улыбнулась, однако отмахнулась от своих страхов. Если уж все прошли, и она пройдет – и уж она-то здесь легче всех остальных. А, в крайнем случае, применит магию...
Чем дальше продвигался отряд, тем легче становилось идти. Плиты все меньше и меньше проседали, а к концу могло показаться, что страхи вообще были необоснованны.
Неожиданный скрип позади заставил Морею вздрогнуть, обернуться, и сорваться на крик
— Горгулья!
В коридоре появилась недобитая горгулья, которая не оставила преследование своих жертв, даже потеряв одно крыло. Большими прыжками она быстро влетела в комнату, приземлилась на плиту... и с трудом успела оттолкнуться, за секунду до падения. За плитой, на которую некогда приземлилась горгулья вниз отправилась одна...вторая... пятая. Скоро три ряда попросту ушли в небытие, оставляя лишь немного плит возле стен.
— Эонар, жизни хранительница, ободри и дай защиту... — шептала Раннвейг, молитвенно сложив руки ладонь к ладони. Обращение к одной из Титанов длилось не больше пяти секунд, но даже после такой мольбы Раннвейг, казалось, почувствовала себя лучше — ну, осмелела уж точно.
Готтард вскинул руку, и невидимые нити оплели горгулью, дёрнув её к рыцарю. Одновременно клинок покинул петлю.
Карл резко выхватил жезл, Элли — револьверы, но они не решились выстрелить, поскольку их опередил Готтард, а в упор стрелять означало риск ранить и его тоже.
— Спокойно, — сказала Эльза скорее сама себе, удерживаясь на шатающемся полу. Позади рухнул центр комнаты, и дороги назад уже не было... ну, по сути-то была, но пришлось бы идти по стеночке. Жрица осторожно, едва пригибаясь, пошла вперед, невольно дергая за собой Лигрима. — Уже почти дошли... Поворачивать назад нет смысла...
В один удар с горгульей было покончено. Готтард разочарованно стряхнул с робы каменную крошку.
— Впереди могут быть ловушки.
— Главное уйти с этого ненадежного пола, — поморщилась жрица, добираясь до выхода и переводя дыхание. Сердце стучало так, что, казалось, готово было выпрыгнуть из груди. Она прищурилась, глядя в проход, но было слишком темно.
Коридор забирался вверх, и разглядеть что либо было проблематично. Пол был покрыт пылью, покой которой не нарушался уже очень давно.
Эльф подошел поближе к Эльзе.
— Идем? Выбора все равно нет.
— Идем, — кивнула жрица и смело пошла вперед и вверх, в коридор.
Морея, немного подумав, быстро приблизилась под защиту Эльзы и Лигрима. Уж лучше быть под защитой воинов, чем одной.
Коридор шел все выше и выше. И вскоре стало заметно, что там, где заканчивался подъем, еле заметно расплывался свет. Готтард протянул руку Раннвейг. Ухватившись за ладонь рыцаря смерти, Раннвейг ободряюще подняла уголки губ в улыбке.
— Это выход! — Эльза радостно улыбнулась и ускорила шаг. — Скорее!
Зря спешили. Поднявшись, стало понятно, что никакой это не свет выхода, а свет костра, сделанного из обломков двери, какой-то одежды и старинных свитков. Рядом с костром сидела сгорбленная фигура немолодого, худого тролля, который, насвистывая какую-то мелодию, с интересом отрывал жучку усы.
Закончив с жуком, тролль удивлённо воззрился на путешественников. Затем разразился совершенно неуместным хохотом.
— Ну, чего припёрлись? Ха, три жмуруна, де ву-мон и один старый мон. Стоят и глазеют. Вот умора!
— Эээ... — от неожиданности в виде не абы кого, а тролля, Раннвейг едва ли не опешила. Однако, быстро собралась:
— Здравствуйте. Мы пришли с миром, и не хотим вам навредить.
Эльф подошел поближе с интересом разглядывая тролля.
— Ты кто такой? И чего тут делаешь?
— Но-но-но-но! — тролль шустро отпрыгнул боком, оказавшись по ту сторону костра. Огонь и тень позади на неровном полу пещеры позволяли ему казаться больше. — Это я-а-а должен вас спрашивать.
— Осторожно. Он может быть заодно с некромантом, — прошептала Эльза, трогая эльфа за плечо.
— Ладно, ладно. — Эльф примирительно поднял ладони. — Спрашивай, приятель.
— Отличненько, приятель. Мы с тобой поладим. Приятель. — тролль картинно обвёл рукой пространство вокруг себя, мол, вот оно, моё царство. -— А вы не торопитесь... садитесь у огня. Послушайте, о чём шепчут духи. Давненько у Джин’Зара не было гостей. Хе-хе...
Эльза подозрительно уставилась на тролля, но ничего не сказала. Села у огня, протянув руки и надеясь, что одежда немного подсохнет.
Эльф присел у огня и вытащил трубку. Набивая её табаком, эльф осмотрелся, но больше изучал взглядом тролля.
Подойдя ближе к огню, жрица почуяла явственный запах палёной шерсти. И, точно, на углях лежал чей-то не пойми когда брошенный кинжал с насаженной на него целой тушкой крысы.
— Ты из Драккари? — Эльза почувствовала, как слюнки потекли. — Почему не сбежал, как и все?
Услышав первый вопрос, тролль застыл в недоумении. А второй заставил его вскочить. Бедняга принялся размахивать руками как оголтелый и выкрикивать невнятные проклятья, грозя дрожащими кулаками в пустоту.
— Духи, говорите, — Раннвейг, прежде чем сесть, внимательным взглядом изучила тролля и его жестикуляцию — нельзя ведь так на одно слово реагировать...
— Эй, эй! Успокойся приятель! Все в порядке. — Эльф спокойно раскурил трубку.
Эльза внимательно изучала тролля
— Значит, нет?
— Это моя земля. Ясненько? — неожиданно чётко и яростно бросил тролль. Как плевок под ноги.
Эльф прошептал Эльзе на ухо:
— Лучше молчи, а то хлопот не оберемся.
Затем продолжил уже громче:
— Мы все поняли, приятель. Но мы-то твои гости. Расскажи, что тут происходит. Ну, или спрашивай дальше, если хочешь.
Эльф выпустил колечко дыма.
Маг и его ассистентка просто встали рядом, рассеянно поглядывая на собеседников. Спустя какое-то время старик и девушка-нежить соорудили буквально из воздуха столик с аккуратно разложенными булочками, кувшином воды и парой стаканов. И присели около него.
Карл достал блокнот и сделал несколько записей, а Элли сдвинула маску и очки вверх, и немного подкрепилась.
Эльза увидела столик и тут же накинулась на еду. Как же она проголодалась! Правда, булочки были не очень аппетитными, но это было хоть что-то.
Тролль присел на корточки и потыкал когтем крысу. Довольно ухмыльнулся.
— А вы ничего, да... вы нравитесь духам. Не берите в голову. Старый Джин’Зара видел столько, что выжил из ума. А поболтать не с кем, — в голосе послышались жалобные нотки. — Куда вы идёте, а?
— В Зул`Драк. Ну, так давай поболтаем с тобой, раз ты так много знаешь. Я люблю новости.
— Ва, мон... какие новости! — тролль развёл тощими высохшими руками, хранившими следы боевых татуировок. — Один сижу. Слушаю. Вдруг, вы пойдёте. А я раз, и вам помогу. Вот будет весело.
— Ну, так помоги. Ты знаешь, как выбраться отсюда? А кстати... Мы первые тут проходим?
Внимательно слушая разговор, Эльза жевала булочки и запивала странно пахнущей жидкостью из бутыли.
— Зна-аю, — довольно протянул старик. — Только сами далеко не уйдёте, — тролль почему-то нашёл это смешным и глупо заулыбался. — Первые, не первые... — он со смехом принялся загибать пальцы. Пальцев было всего три.
— Хе-хе. Так может, ты выведешь нас отсюда? Мы тут плутаем уже неизвестно сколько. Нам бы наверх выбраться.
— Прия-атель, все хотят наверх. А поиграть с Джин’Зара? Духи любят играть...
Эльф выпустил к потолку большое кольцо дыма.
— Давай поиграем. Отчего не поиграть. Вот только во что?
Услышав про "игру", Карл продолжил равнодушно делать заметки в блокноте, потихоньку жуя круассан с аркановыми взбитыми сливками и запивая чем-то напоминающим сок из неизвестных науке плодов.
— Часы с собой? — поинтересовался он у Элли, прожевав очередной кусок. Та кивнула, и лицо мага приобрело выражение совершенного спокойствия и безмятежности.
— Загадки, мон, — тролль таинственно прищурился.
— Загадки? Ну, давай свои загадки, приятель.
— Их будет... две, во. Простые. Наши детки их знали... — он снова пробормотал "детки, наши деточки", и вынул кинжал из костра. Крыса не только что прожарилась, но уже сама превратилась в угли. Впрочем, тролля сейчас волновало вовсе не это. — Короче, навостри ушки, приятель. И слушай.
— Загадки? Что за ерунда? — Эльза проглотила последний кусочек булки, стараясь не обращать внимания, что на вкус они чем-то напоминали мыло. — Лигрим, нам нужно быстрее выбираться отсюда. Мы не можем тратить время на этого полоумного тролля.
— Горело пять свечек. Две задули. Сколько останется?
Старик метнул полный презрения взгляд в сторону жрицы.
— Тссс... Все будет хорошо, — поспешила утешить Эльзу Раннвейг, приставив указательный палец ко рту.
— А сколько у нас попыток для ответа на загадку?
— Это просто. Осталось пять свечек, — улыбнулась Эльза, покачав пальцем перед носом тролля. — Это все?
Тот молча поднял вверх палец. Выдержал драматическую паузу. Затем расхохотался так, что согнулся пополам и не мог разогнуться ещё минут десять. Видимо, сырость не шла на пользу старым костям.
— Нет, — фыркул тролль.
— Хм. Давайте по-простому: останется гореть три свечи... — Раннвейг ненадолго задумалась, сцепив ладони на коленях в прочный замок. Потом продолжила: — Но стоит сказать, что неясно вы вопросы ставите. По-разному можно понять, так?
— Опять не отгадала! — он победно выпятил клыки.
— Да он издевается над нами, — Эльза прищурилась. — Пойдемте отсюда.
— Эльза, помолчи. Пожалуйста. Две свечки?
— Еще не все потеряно. Мне приходилось видеть и не такие загадки в криптах — и они были не в пример сложнее... Хотя и яснее для понимания. Давайте попробуем еще: может, что-то да и разгадаем.
— Ха. А дрогу ву-мон знает? — тролль облизнулся и подмигнул жрице. Его, похоже, искренне забавляло замешательство путников. Услышав слова эльфа, старик навострил уши. — Ты мог угадать, приятель. Скажи, почему? Почему их две, а?
— Это просто. Было пять свечек, так? Две задули. А три сгорят.
— Хе-хе. Верно жмурун говорит. Вам надо дать дуба, чтобы набраться ума. Вторая загадка. К реке подходят два мона. У берега — лодка. Но она выдержит только одного! Оба мона переправились на противоположный берег. Как?
— Один — на лодке, другой — вплавь. Стыдно в наши времена плавать не уметь.
— Плавать не годится. Попробуй искупаться зимой!
— Бывало такое, — она развела ладонями, хмыкнув, — Что ж, раз не годится, то почему бы одному... мону изначально не быть на другой стороне?
Тролль достал из расшитого мешочка сухие листья, скрутил и закурил, пуская ароматный дым. После второй затяжки глубокие морщины на лысом как коленка лбу немного разгладились.
— Загадки — хорошая игра. Вы станете умными, как тролли, — он усмехнулся. — Ну, слухайте третью. Почему воробей может съесть горсть овса, а лошадь не может?
— Потому что не влезет, — усмехнулась эльфийка. До этого она лишь угрюмо молчала, наблюдая за ужимками тролля, но эта игра начинала ей надоедать.
— Кто не влезет? — удивился тролль.
— Лошадь. В воробья. – сложив руки на груди, Морея задумалась о том, сколько воробей может съесть за раз и проживет ли достаточно долго, чтобы склевать всю лошадь.
— Ву-мон правду говорит. Не влезет, — тролль притворно вздохнул. — Придётся Джин’Зара вам дорогу показывать.
Не успел отряд собраться и встать, как тролль уже запрыгал вперёд по коридору. Судя по всему, он знал здесь каждый камень и не нуждался в освещении. Эльза решила, что Лигрим и Ранн справятся и без нее, и только внимательно слушала, бросая взгляд то на них, то на тролля.
Тролль внезапно подскочил, чем немало удивил жрицу. Она взяла со столика булочку, пихнула ее в сумку и побежала вслед за безумцем. Эльф поднялся, выбил трубку и снова спрятал под плащ. Затем побежал следом за троллем. Вскочив с места с явной готовностью, Раннвейг быстро отряхнулась и с места в карьер припустила за проводником. Готтард опомнился последним, когда вдруг понял, что участок коридора вокруг него стремительно опустел.
Минуты три спустя проход закончился небольшой комнаткой с круглым потолком. Скорее всего, здесь был склад. По стенам стояли шкафы и ящики, валялись давно заброшенные инструменты для работы с камнем. Комната производила впечатление глухого тупика.
— А дальше куда?
— Это и есть выход? — задыхаясь, спросила Эльза. — Ты обещал показать нам, где выход!
Она явно не очень любила троллей.
Помянув недобрым словом троллевых предков, Морея побежала вслед за спутниками. По крайней мере, попыталась, ощутимо прихрамывая. Неудачно подвернув ногу и растянувшись на грязном полу, эльфийка в сердцах стукнула кулаком по камню и добрала остаток пути заклинанием перемещения. К счастью, этого, кажется, никто не заметил.
— Сейчас-сейчас... — засуетился проводник. — Джин’Зара будет слушать духов...
— Эльза, успокойся. Пожалуйста. Не нервничай так.
Тролль принялся обходить комнату по кругу, то и дело останавливаясь, прикладывая ухо к стене, делая ритуальные пассы руками, притоптывая и бормоча. Наконец, тролль нашёл нужное место.
— Здесь! — завопил он как ошпаренный. — Сюда, помогите старому Джин’Зара!!!
Бедолага пытался плёчом отодвинуть шкаф.
Эльф подбежал поближе и уперся в шкаф плечом рядом с троллем. Шкаф даже не отъехал. Он просто развалился, не ожидая такого напора. За ним обнаружилась дверца, открывшаяся, впрочем, без особых проблем. Вела она в один из боковых коридоров, круто забиравших кверху.
— Спасибо, приятель. Идешь с нами?
— Не-а, — проводник покачал головой.
— Ну бывай тогда. Удачи, мон.
Эльф улыбнулся и пошел по коридору.
Услышав от Лигрима слово "приятель", обращенное к троллю, Эльза тяжело вздохнула. Как можно было доверять такому неуравновешенному существу? Собравшись с духом, она попросила Раннвейг подсветит коридор. Кажется, он шел наверх, а это значило, что свобода уже близко. "Интересно, хватит ли у меня сил после всего этого еще и сразиться с некромантом", подумала жрица, оглядывая неровные каменные стены. Где-то едва слышен был стук капель, возможно, в одном из отделений, которые они прошли.
— И вам не болеть. Хе... — тролль состроил улыбку и ускользнул обратно в развалины, не дожидаясь бурных прощаний.
Готтард задумчиво поскрёб отросшую щетину и первый раз за время со встречи с троллем подал голос:
— Не нравится мне всё это.
— Спасибо, — Раннвейг сдержанно поблагодарила тролля, уже скользнувшего в темноту, и по просьбе Эльзы облекла в пламя правую свою ладонь, сжатую в кулак, и такой "факел" подняла высоко над своей головой. Тролль ушел, а отряд с опаской ступил на ступени, ведущие наверх. Спустя несколько минут непрерывного подъема вы вышли в нишу, которую занимала каменная голова какого-то тролля или нечто подобное. Осторожно выглянув первым, Лигрим увидел освещенный жаровнями, довольно широкий коридор с росписью на стенах и многочисленными статуями и фонтанами. Видимо это был один из основных коридоров, который выводил к выходу.
Один конец коридора уходил внутрь крепости, другой опирался в небольшие ворота.
Эльф подошел поближе к воротам и облегченно выдохнул.
— Ну, наконец-то.
Готтард хмуро посмотрел на голову идола. Потом на жаровни: кто-то же их разжёг. И этот кто-то вряд ли будет им рад.
— Хм... — Раннвейг, тем временем, была поглощена изучением настенной письменности. Голова страшного идола нисколько ее не смущала — и, уж тем более, не пугала.
Морея вышла из коридора вслед за спутниками в освещенный коридор и остановилась, отряхивая плащ и платье от мелкого мусора.
Эльза, напрочь игнорируя все статуи и надписи, подошла прямиком к воротам.
— Жаль, тролль не успел рассказать нам, как их открыть.
Ворота были покрыты затейливой резьбой, которая сходилась к узкому отверстию.
После недолгого изучения Карл несколько заинтересованно подошел к правой створке и покачал пальцем висевшие на ней таблички.
— Крайне интересно... Дайте мне несколько минут.
И, попросив у Элли блокнот, маг начал медленно пытаться переводить письмена, которые были выбиты под табличками. Спустя несколько минут старик осмотрелся и, подойдя к пустой стене, нажал на небольшую часть орнамента, тем самым открыв дверцу, за которой стояли странного вида весы.
Развернувшись к группе, Карл прокашлялся, привлекая внимание всех.
— Тут что… Вот есть пластины, восемь штук... Одна их них — настоящая и, как я понял, она легче фальшивок. Тут какая-то то ли магия, то ли тролльские проклятия, но взвесить мы можем только на этих весах, — Карл указал на весы у себя за спиной. — И взвесить можем только два раза...
Взъерошив волосы, старик развернулся и с интересом осмотрел весы.
— Какие мысли, господа и дамы?
— Какие-какие — пробурчала под нос эльфийка, подойдя к воротам, чтобы осмотреть пластины. — Давайте уже выбираться отсюда, наконец. Морея задумалась ненадолго, подергивая серебристую прядь, выбившуюся из прически, затем сняла с подвесов шесть из восьми пластинок и положила их на чаши весов — по три на каждую. Весы заколебались и застыли в равновесии.
— Не эти, — эльфийка небрежно смахнула ненужные пластинки на пол и сняла оставшиеся. На этот раз на чашках лежало по одной пластинке, и правая оказалась легче.
— Вот эта, — Морея схватила нужную пластинку и помахала ей в воздухе. — Что теперь?
Невнятно пробормотав что-то на корявом тролльском, старик взял у эльфийки пластину и, немного повертев в руках, принялся осматривать ворота и стены около них.
— Духи отмерят... не больше и не меньше, семнадцать... дважды восемь и они...— далее маг опять перешел на корявый тролльский, и прошел вдоль стены, ведя рукой по орнаментам.
— Ага, вот тут, — он подошел к нише с весами и пластинками, встал на носочки и просунул пластинку в щель над нишей, — вода, камень, духи и время...
Карл отошел от стены и платочком смахнул испарину со лба.
Спустя несколько мгновений с потолка посыпалась пыль, внутри стены пришли в действие механизмы, и резные каменные створки ворот со скрежетом разошлись в стороны.
— Удивительно тонкий механизм, до сих пор работает... как же им это удается? — пробормотал себе под нос маг, когда ворота открылись.
Перед отрядом наконец-то забрезжил дневной свет. Эльза даже немного прищурилась, привыкнув к полумраку крепости, но скоро свежий воздух ворвался в ее легкие, и она впервые за много часов смогла вздохнуть свободно. Никаких больше пыльных руин, никакой затхлой воды и мерзких тварей, поселившихся в заброшенном городе. А главное — никаких безумных троллей.
— Наконец-то, — выдохнула жрица, выходя на лестницу, ведущую наверх, к Зул'Драку, и поворачиваясь к эльфу. — Мы дошли. Мы все же сделали это.
Путь до Заставы Смерти был недолгим, и вскоре отряд добрался до последней остановки перед некрополем — местом, где должна была решиться судьба некроманта, отравляющего жизнь обитателей Нордскола. Эльза знала с самого начала, что вернутся из этого похода только некоторые. Но никогда прежде она не чувствовала себя настолько живой.

ID: 6156 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 20 октября 2011 — 17:49

Комментарии (3)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
11 августа 2011 — 23:32 Zenov

Сие есть попытка описать то, как выглядит крепость после падения Короля Лича. Я старался не очень сильно влиять на игромеханику, путем увода группы героев внутрь крепости, однако прекрасно понимаю, что это может являться бредом сивой кобылы. Посему, как я думаю и участники сюжета, я не претендую на изменение лора или отражения данных событий в сюжетах иных людей.
Спасибо за внимание.

16 августа 2011 — 21:56 Тёмный шаман Кууро

Н... Невозможно! Тарон'Джа вечен!
Тарон'Джа...

16 августа 2011 — 22:01 Divine_Wind

ТАРОНДЖА ЗНАЕТ ВСЁ!!1