Северные ветра Северные Ветра. Крепость Драк'Тарон

Эльза Ориэлл Ливлетт фон Дум
Лигрим
Карл
Морея Кериасар
Элли Кромвель

Мастер - Zenov

Ранним утром небольшой отряд подъезжал к крепости Драк`Тарон. Лигрим остановил лошадь за пару метров от входа, спрыгнул и, пробормотав несколько слов, отправил лошадь обратно в свое измерение. Эльф спрятал руки под плащ и огляделся.
— Ну, вот мы и на месте.
Под деревом у входа в крепость сидело двое людей. Один завернулся в теплое одеяло и безразлично смотрел на красные угли костра. Лицо незнакомца скрывал тяжелый капюшон плаща, однако даже издалека было видно, как сильно его мучил холод. Еще больше его мучило соседство с...
Второй человек, сидящий у костра, едва заметно повернул голову в сторону отряда, услышав стук копыт. Это был высокий человек с располосованным шрамами лицом и забранными в хвост черными волосами. Его глаза чуть различимо светились холодным голубоватым светом, скрывая истинный их цвет. За спиной у незнакомца висел большой двуручный топор с двумя лезвиями, светящийся нанесенными на него рунами. Он был закован в латные доспехи, но шлем лежал рядом.
Эльф подошел поближе, вглядываясь в лицо человека и держа руку на рукояти меча. Но узнав человека, эльф расслабился и поднял брови.
— Ганс? Какого черта ты тут забыл? Где остальные?
Сидевший у костра вздрогнул и поднял затравленный взгляд на подошедшего эльфа. Потом быстро поглядел на своего спутника и, выбивая зубами чечетку, спросил:
— Это он?
Человек смерил эльфа взглядом и кивнул, не проронив ни слова. Медленно встал и повернулся к эльфу, глядя на него все тем же холодным, оценивающим взглядом.
— Лигрим, — его голос звучал как-то тяжело. Он будто растягивал слова, нарочно или по привычке.
— В чем дело? Кто это с тобой? И где, черт тебя побери, остальные? Где Жермен?
Рыцарь смерти сложил руки на груди, немного позвякивая доспехами. Он даже не удосужился посмотреть на тех, кто стоял рядом с Лигримом, казалось, они его вообще не интересовали.
Эльф нахмурился, вытащил меч из ножен и окинул человека тревожным взглядом.
— Ганс, кто это? Отвечай, это приказ. Я сейчас не в том настроении, чтоб ты мог так себя вести.
Человек поднялся и мелкими шагами вышел вперед, перешагнув через остатки костра.
— Сэр Лигрим, мы ждали вас. Прошу прощения, что перебиваю... Я Андре, — человек вышел, попытавшись отстранить своего спутника, однако это слабо получилось. — Нас послали сопроводить вас до Заставы и провести через Крепость.
Как бы в доказательство Андре вынул руку из-под одеяла и указал на каменную громаду.
— С вашим же отрядом все в порядке, однако командование в связи с какими-то проблемами решило дождаться вас.
Подув на замерзшую ладонь, Андре вновь закутался в одеяло, преданно смотря на эльфа и пытаясь игнорировать мертвое дыхание в затылок от своего спутника.
— Ты кто такой? Кто тебя послал? Не выводи меня из себя и отвечай на мои вопросы.
— Он с нами, — неохотно ответил Ганс, отодвигая своего спутника и глядя в глаза Лигриму. — Он любезно согласился стать проводником для вас и вашего отряда... сэр. — Последнее слово рыцарь смерти произнес с ударением.
Андре как-то сжался и попытался быть еще меньше, чем он есть на самом деле. Затравленно посмотрев сначала на эльфа, а потом на Ганса, он пролепетал нечто вроде "проводник" и попытался спрятать лицо под капюшоном еще больше.
— Ганс, прекрати юлить и ответь прямо. Кто вас послал? Почему меня не предупредили о проводнике?
Рыцарь смерти, изображая на лице смертельную скуку, принялся объяснять, резко рубя фразы.
— Стефан Вад. Из Заставы Смерти. Нам нужны были все отряды. Некромант засел так, что не вытащить без вашей помощи. С проводником пройти крепость будет быстрее. Этого достаточно или мне еще что-то требуется сообщить?
Проводник шмыгнул носом и добавил:
— Ныне в Крепости неспокойно, сэр. Там что-то произошло, и где-то с середины пути висит чумное облако. Можно только кружным путем...
И Андре извиняюще попытался поклониться
— Напомню тебе, Ганс, что ты все еще числишься под моим командованием. И я не позволю тебе так со мной разговаривать. Ты понял? Кто это? — Эльф мотнул головой в сторону Андре.
Из густого подлеска появился Готтард. И тут же проклял свой талант появляться не вовремя. Метров за сто от сюда он отпустил костяного грифона и пошёл на звуки голосов и запах костра.
— Проводник, назначенный Стефаном. Вы бы не прошли без него через зону чумы. А он знает окружные пути, — рыцарь смерти чуть склонил голову, но нисколько не смутился. — Прошу прощения, командир. Но вы должны попасть в Зул'Драк как можно быстрее.
— Я уже три раза слышал, что он проводник. Откуда он взялся? У Стефана есть возможность послать рыцаря в качестве проводника. Почему он послал... живого?
Эльзе надоело слушать это препирательство и она, осторожно протиснувшись мимо Лигрима, дернула его за руку.
— Слушай, нам обязательно сейчас этим заниматься? Или ты не доверяешь живым? — она сощурилась, глядя на эльфа.
Рыцарь смерти окинул человеческую женщину взглядом, не менее холодным, чем ледяные руны, покрывающие его топор. Не удостоив ее ответом, он посмотрел на эльфа и улыбнулся. Недобрая это была улыбка. Но он и не старался казаться дружелюбным.
— Командир, я не задаю вопросов. Я выполняю приказы. Стефан приказал привести его сюда, я привел.
— Лигрим... — рыцарь негромко привлёк внимание собрата по оружию. — Если он от Братства, пусть покажет знак.
— Не похоже на Стефана... Ну ладно. Знак при тебе? — произнес эльф почти беззвучно, дернув ухом в сторону Готтарда, видимо, привлекая его внимание. — Спасибо, брат.
Рыцарь повернулся к проводнику и грубо ткнул его локтем.
— Покажи, — велел он не терпящим возражений тоном.
Андре растерялся, попытался что-то достать и уронил свое одеяло. Сокрушенно охнув, он с затаенной злобой взглянул на своего спутника и, немного порывшись, достал из под теплого плаща кольцо на цепочке.
— Вот, все честно... — и проводник попытался поднять кольцо повыше, дабы эльф смог хорошо разглядеть.
Эльф повертел кольцо в пальцах, кивнул и отступил на шаг. Лигрим махнул остальным, глядя на Ганса.
— Прости за задержку, Ганс. Я должен был проверить. Что ж, пусть этот проводник идет впереди. Заведет не туда, умрет первым. — Рыцарь смерти пожал плечами.
— Я всего лишь выполняю приказ, — отчеканил он, — А мне велено доставить вас на Заставу Смерти как можно быстрее. Я помогу расчищать дорогу, если это понадобится.
Андре вздохнул и, подняв одеяло, снова укутался с головы до ног. Немного подумав, он притопал угли и развернулся к группе.
— Прошу следовать только за мной и выполнять мои требования. В Крепости ныне неспокойно, много... опасностей... У вас есть факелы?
Эльза задумчиво посмотрела на лошадей. В седельных сумках у нее были кремень и трут, а вот с факелами вышла накладка.
— А что с лошадьми? Оставим их здесь? — она посмотрела на Лигрима. — Надеюсь, ты хорошо видишь в темноте...
Эльф кивнул.
— Вижу, только не отставайте.
Морея хмуро наблюдала за перепалкой рыцарей смерти. Выспаться толком не удалось, и все тело ныло после ночи на земле у костра. Она уже готова была пожалеть о том, что поддалась импульсу и присоединилась к этой компании. Там, в Приюте, она и не планировала, что ее «помощь» продлится дольше, чем путешествие до ближайшего крупного населённого пункта. Но прямолинейность этого эльфа, Лигрима, подкупала. Впрочем, вряд ли он отдавал себе отчет, насколько верный тон выбрал тогда для разговора. Эльфийка улыбнулась уголком рта. Неважно кто ты, откуда, и как тебя зовут, если можешь быть полезен в достижении цели. Видимо, это общая черта всех рыцарей смерти. Да и соблазн передать ещё одному некроманту пламенный привет из Кель’Таласа был слишком велик.
Пробираться через руины и отпустить лошадей? Морея вздохнула. Ладно, уж что-что, а вернуться в Даларан она всегда успеет. К тому же, именно за тролльскими артефактами она и отправлялась в Зул’Драк. Посмотрим, вдруг и здесь найдется что-нибудь интересное.
Карл и Элли спрыгнули с лошадей, старик с сожалением посмотрел на ездовых животных, купленных за приличную сумму, и последовал за проводником. Ассистенка, услышав про темноту, переглянулась со стариком.
— В конце концов, у меня ещё есть магия, — тихо сказал он, — от нас не убудет.
Девушка-нежить быстро достала связку небольших факелов и протянула магу.
— Кхм... — старик с легким раздражением оглядел своих спутников, подумав, какие же они неосмотрительные, что не затарились столь нужной вещью. Однако, быстро успокоился, вспомнив аналогичный случай с собой, после которого стал всё продумывать куда тщательнее.
Элли макнула каждый факел в баночку с густым маслом и повернулась к спутникам.
Готтард снял с животных сёдла и уздечки. Нарочно пугать не стал: почуют опасность — сами разбегутся.
— Отлично, — Эльза кивнула Элли, благодарно посмотрев затем на Карла, — Отряду всегда не хватает кого-то запасливого и опытного.
Жалко было отпускать воронка, но жрица понимала, что тащить лошадь в крепость — идея еще более глупая. Лошадь может сломать ногу, да и банально не пролезть через обломки и руины. Гораздо милосерднее было отпустить их и надеяться, что кто-то найдет лошадей. Сняв узду с вороного, она хлопнула его по крупу. Конь ударил задними копытами в воздух и умчался в лес.
Лигрим молча взял факел, кивнув вместо благодарности. Затем повернулся к проводнику.
— Что ж... Веди.
Андре мелкими шагами подошел к лестнице и, взойдя на первую ступеньку, обернулся.
— Пойдем быстро. В случае опасности не разбегаться — в крепости множество тупиков и ловушек. Никто искать не будет.
И, вздрогнув от своих же собственных слов, быстро пошел в темный проем прохода.
В крепости было сумеречно — утренний свет освещал дорогу на много десятков метров вперед, выцепляя из тьмы обломки статуй, чьи-то брошенные инструменты и перевернутую телегу. На стенах оставалось немного от былого величия — камень носил в себе свидетельства чьего-то варварства и битв. Многих битв...
Эльф разжег факел, осмотрелся и заговорил. И без того гулкий голос отражаясь от стен разнес эхо по всему коридору.
— Значит так. Готтард, Эльза, Ганс, вперед. Мы идем впереди, все остальные кто не может сражаться в ближнем бою, сзади. Если вдруг что, упираемся и стоим до упора. Не разбегаемся кто куда. Ясно? Все согласны?
— Согласна, — Эльза подошла к Лигриму и посмотрела на него, улыбаясь своей обычной немного грустной улыбкой. — Я буду рядом.
Рыцарь смерти по имени Ганс только кивнул, глядя вперед, в темноту. Как будто он видел что-то, что скрывалось от взгляда других. А может, просто думал о чем-то своем.
Андре попытался держаться ближе к воинам, то и дело поглядывая по сторонам и с сожалением наблюдая запустение.
— А ведь когда-то тут было красиво... — и, опустив глаза, пошел дальше, пиная пред собой глаз одной из статуй.
— Не спускайте глаз и следите за проходами, — сказал Ганс, отпихивая Эльзу. — И не путайтесь под ногами, — пробормотал он, с презрением глядя на жрицу. Та только пожала плечами и сделала рукой жест "да пожалуйста", пропуская его вперед.
На Готтарда напала привычная меланхолия. То, что сделали Драккари, вызывало у него неизменную тоску о гибели мира. После удара Плети уже ничего не будет прежним. Его бестолковая жизнь — снежинка, растаявшая в огне пожара. Стоит ли о ней сожалеть... Случившееся здесь — вот настоящая трагедия. Он молчал, как молчал всю дорогу. Теперь он шёл впереди, и ничто не нарушало иллюзию, что он — один. А отряд с факелами за спиной — всего лишь призраки.
— Зря ты так, Ганс. Тут не ты один драться умеешь, и я еще сомневаюсь, что ты смог бы так же махать топором, как эта женщина глефой, прошлой ночью.
Эльф шел рядом с Гансом, изредка водя факелом в стороны и оглядывая коридор. Пустота и запустение. Останки былого величия.
Морея с грустью и досадой рассматривала варварски изуродованные статуи и барельефы. Она старалась держаться поближе к центру коридора, аккуратно переступая через обломки на полу и лишь изредка обходя самые крупные из них.
Элли шла чуть левее и сзади группы, глядя вперед, периодически останавливая взгляд на подозрительных темных углах, ожидая там увидеть какую-нибудь тварь. Карл сосредоточенно разглядывал стены, куски статуй, рельефы и орнаменты. Пару лет назад он тут уже был проездом, но так и не успел всё осмотреть как следует, и сейчас жалел о том, что он тут опять проездом.
— Элли, детка, мы сюда обязательно зайдем после того, как всё закончится. Я вижу тут кое-что... — старик вдруг обнаружил, что загляделся рельефом, и группа успела удалиться слишком далеко. Перейдя на бег, он догнал спутников.
Проводник остановился и поднял взгляд.
— Неужели прошел... А нет, вот он!
И, повозившись с одеялом, Андре вынул руку и указал на еле заметный проход, возле которого в стене торчала кирка.
Немного подождав, когда отряд полностью подойдет к проему, Андре покашлял, привлекая внимание Лигрима:
— Сэр, я хочу идти в середке вашего отряда... Я не боец, а дальше у нас могут быть проблемы. Я уже давно понял, что эта крепость не так проста, как кажется...
— Не нужно, Лигрим, — тихо сказала Эльза, немного пропуская вперед рыцарей смерти, буквально на шаг. Ей казалось, что лучше сейчас не ввязываться в конфликты. Кажется, Ганс просто не воспринимал живых воинов всерьез, и тому были причины. Ведь если бы она не чувствовала боли, усталости, потребности в еде и сне, то сражалась бы в десятки раз лучше, а главное, дольше. Ей внезапно стало стыдно смотреть им в глаза. И что она могла предложить против отряда рыцарей смерти? Свое не такое уж и отличное умение и большой фанатизм? Какая ерунда, право слово.
Желая отвлечься от этих мыслей, Ливлетт принялась осматривать окрестности. Крепость была разрушена, хотя раньше, похоже, это было довольно красивое место. Тролльская архитектура настолько отличалась от штормградской или гилнеасской, что буквально все в ней вызывало восторг.
Эльф помолчал, покусывая губу и дергая ухом.
— Значит так. Я иду с Готтардом, Эльза замыкающая. Ганс, если на нас нападут сзади, твоя задача в случае необходимости поддержать Эльзу. Ты понял меня? Это приказ. Те, кто идут в середине и не сражаются, несут каждый по два факела. Нам некогда будет освещать себе дорогу. Все согласны?
— Хорошо, — кивнула жрица, — Я постараюсь не подвести. — Она украдкой посмотрела на Ганса, но лицо того было непроницаемо. Сложно было угадать, о чем он думает, но возражать против приказа Лигрима не стал.
— Да-да – рассеянно произнесла Морея, разглядывая очередной рельеф, и поправила сползший за время пути сверток, перекинутый поверх сумки.
— А факелы пусть вот он и несет – махнула рукой в сторону проводника – Мне понадобятся свободные руки.
Эльза услышала, как эльфийка — кажется, ее звали Морея, — произнесла несколько слов в ответ на приказ Лигрима. Эльфийка тащила с собой нечто вроде свернутой тряпки. Интересно, зачем?..
— Я сражаюсь, — уверенно заявила Раннвейг, разминая плечи. В темноте девушка-дикарка казалась ярким светло-голубым светильником, так что факел для освещения ей вряд ли понадобился бы, а вот ее помощь коллегам по отряду могла быть весьма полезной.
Андре поправил одеяло и задумчиво поводил капюшоном в стороны – видимо, разглядывал своих спутников.
— Сэр Лигрим, сейчас вперед до развилки. Потом скажу дальше. И прошу всех — будьте осторожны на перекрестках! Даже я не знаю, что там может сидеть...
Карл пожал плечами и прибавил шаг, встав в середине группы. Элли отдала свой факел старику и достала пару огнестрелов чуть меньше локтя длиной. Старик на всякий случай окружил себя щитом из маны.
— Вода с собой? — спросил он у ассистентки. Та кивнула и похлопала по подсумкам на поясе.
Эльза помахала рукой Гансу и отправилась в конец отряда. В любом случае она не позволит, чтобы на отряд напали сзади. Хотя и самой было страшновато ходить вот так с открытой спиной, учитывая, что доспехов на ней не было, кроме стеганой кожаной куртки да плаща. Оставалось надеяться, что рыцарь смерти все же не оставит ее без помощи. Последний раз украдкой бросив взгляд на руины, она хмуро посмотрела на узкий проход, куда их вел Андре. Что-то тут было не так...
— Все, господа и дамы, выдвигаемся. Если кто-то может стрелять, то прошу, не стесняйтесь. Раннвейг, твоя задача, если что, прикрыть наиболее жаркий участок. Все всё поняли?
Эльф еще раз осмотрел отряд. Вроде все на местах, все всё поняли. Неплохо. Лигрим кивнул и, махнув Готтарду, пошел в тоннель, держа меч наготове.
Тоннель был узок, однако позволял идти двум воинам свободно и, в случае какого происшествия, более или менее свободно отражать атаки.
Стены покрывала занятная резьба, кое-где сочилась вода, образовывая небольшие лужи. Иногда попадался небольшой фонтанчик в стене или статуя, стоящая в нише. Здесь было ощутимо теплей, возможно, от того, что группа удалялась от входа, а может потому, что никто не мог почувствовать ни малейшего ветерка.
Тишина постепенно стала настолько плотной, что людям со слабой психикой захотелось бы крикнуть, дабы хоть немного развеять эту мертвую тишину...
Эльза шла спокойно, периодически оглядываясь назад, но факелы освещали лишь небольшой участок дороги. Чтобы успокоить нервы, она принялась про себя читать молитвы. Почему-то в голову приходили лишь молитвы за жизнь друзей... Она никогда прежде не боялась за свою жизнь. Страх этот был иррациональным, и скорее походил на страх неизвестности.
Через некоторое время, пройдя несколько резких поворотов группа приблизилась к перекрестку.
Проводник, который так и не снял одеяло, осторожно постучал по бронированной спине Лигрима.
— Нам прямо, сэр...
Элли направила огнестрелы то в одну сторону, то в другую, держа их на вытянутых руках.
— Ты что-то видишь, детка? — поинтересовался старик полушепотом.
Девушка-нежить пожала плечами и расстегнула один из подсумков левой рукой.
— Погоди, лучше я, — маг достал рунический жезл из чехла под мантией и направил в темноту.
— Надеюсь, никто не возражает, если я подсвечу коридор? — спросил он у группы, глядя в левый поворот развилки.
Эльф остановился, обернулся на проводника и кивнул.
— Ганс, в правый коридор. Если там кто-то есть, бегом назад. В бой до возвращения на перекресток не вступать, спину не показывать. И чтоб я больше такой самодеятельности не видел. У тебя есть гарантии, что в следующий раз из других проходов никто не выбежит? Подсветит он...
— Есть, капитан, — покорно ответствовал Ганс в своей обычно неторопливой манере и двинулся размеренным шагом в правый коридор. Свет от рун на топоре и доспехах немного давал света, но все же не достаточно, чтобы видеть дальше, чем на расстоянии пары метров.
— Может не стои... — Проводник не успел договорить...
Свет от рун Ганса медленно откусил от тьмы неплохой кусок. С левой стороны был завал, а вот с изучаемой было видно чьи-то тела. Орки... Видимо что-то пошло не так: потерялись они или же просто ошиблись. Им было все равно. Потому что, вися на шипастом потолке, особо не сожалеешь о ошибках.
Морея взглянула направо, но быстро отвернулась с выражением брезгливости на лице.
— Так... Ганс, назад. Все понятно. Туда мы не идем. Уже кто-то за нас сходил.
Поизучав орков несколько секунд взглядом, рыцарь смерти развернулся и сплюнул. Орки... Какая гадость. Еще даже большая, чем люди.
— Я бы порекомендовал вам держаться курса, проложенного Андре. Он профессионал, — сказал он, подходя к отряду.
Всю дорогу Раннвейг, разумеется, молчала. Ее не занимала резьба по камню, необычная и новая, ей были не так интересны проводники, люди явно заматеревшие в годах. Единственное, что ее беспокоило — безопасность отряда, и поэтому, отставив сторонние мысли, Раннвейг шла предельно напряженно. Тела орков не вызвали у нее эмоции отвращения — дикарка только вдохнула и выдохнула сырой воздух, сцепляя руки в замок.
— Все, идем вперед. Всем быть начеку, мы не знаем, что может сидеть на развилках.
Всё просто, когда есть командир. Готтард достал меч и вскинул на плечо.
Старик какое-то время смотрел в левый проход, который подсветил чуть ослабленным "драконьим дыханием", затем опустил жезл и посмотрел вперед, попытавшись без применения магии разглядеть что-то в темноте.
— Где там твои порошки? — шепотом спросил маг ассистентку.
Она убрала один из револьверов и извлекла из подсумка склянку. Привычным движением сдвинула маску-забрало вверх, раздвинула бинты на лице и сыпнула немного в рот, затем немного пожевала и снова закрыла лицо "ликом Темной Госпожи".
— Что ты видишь? — через несколько мгновений поинтересовался старик.
Проводник пробурчал что-то, глядя на мертвых орков, и поправил чуть не упавшее одеяние.
Коридор медленно терял свое небольшое величие. Стены сначала потеряли узоры, а потом и вообще медленно перешли в нешлифованный камень. Было понятно, что путники, видимо, входят в естественный туннель. Появились проходы, которые вели то в какие-то комнатки, то в коридоры. Проводник уверенно указывал путь, не смотря на то, что стены были до ужаса однообразны, а явных отметок не было видно.
Продвижение затруднялось тем, что возле каждой развилки приходилось делать остановку и разведку, однако ничего интересного замечено не было. Лишь один раз вдалеке был виден свет, однако Андре категорически запретил соваться туда.
— А что там? — спросила Раннвейг, скосив взгляд в сторону едва ли не хрестоматийного света в конце туннеля. В кои-то веки она подала голос после долгого молчания, и поэтому вопросительные нотки звучали немного хрипло.
— То, что лучше иногда не трогать... — И проводник попытался было идти дальше, нетерпеливо теребя одеяло в руке.
— Если бы когда-то дворфы не начали трогать землю, то никогда не открыли секреты Творцов, — и она сомнительно пожала плечами. С одной стороны, Раннвейг хотелось узнать, почему же нельзя на свет идти, а с другой — нельзя было подвергать спутников опасности.
Эльза изучающе смотрела на Ганса. Лигрим шел впереди, поэтому его она почти не видела, почти кожей чувствуя холодок, исходящий от человека — рыцаря смерти. Он спиной излучал презрение к живым, но, кажется, слушался капитана Лигрима... Или же просто их цели совпадали? Ей было неведомо, что творится в головах у нежити. Лигрим был первым неживым, которого она увидела и не убила на месте. Ганс был совсем другой. От него веяло могильным холодом гораздо больше, чем от эльфа или спутницы Карла. Может быть, все дело было в том, как он говорил — медленно растягивая слова и рубя фразы на короткие части, а может, все дело было в его непроницаемом лице со шрамами и тускло светящимися глазами... Эльза вздрогнула. Она боялась его, и этот страх был так же иррационален, как и страх темноты. Как будто у него на затылке были глаза, и он тоже изучал ее.
— Идем дальше. Нечего совать голову дракону в пасть.
Элли старательно вглядывалась в темный коридор со светом в конце, но ничего примечательного не разглядела. Она поймала взгляд Карла и пожала плечами.
— Хорошо, скажи, как заметишь что-то интересное. И... запоминай места, я хочу ещё вернуться сюда.
Коридор, который уже, казалось, никогда не закончится, неожиданно сузился до метра в ширину, однако после него начиналась большая пещера естественного происхождения. Видимо, когда-то тут находилось нечто вроде гигантского центра по распределению воды, которая шла по акведукам.
В воздухе стояла водная пыль и резко похолодало. Под ногами хлюпала вода...
Проводник поправил чуть было не упавшее одеяло и что-то пробормотал.
В рюкзаке Элли что-то вдруг негромко защелкало, словно кузнечики из Элвинского леса жарким летним днем.
— Ох, да что же тут... — Карл похлопал по её плечу, и ассистентка быстро скинула сумку и достала трещащий арканометр.
Эльфийка встрепенулась, оглядываясь и обшаривая коридор цепким взглядом прищуренных глаз. Вся её поза выражала настороженность, даже торчащие из капюшона уши.
— Стоп!
Это чувство было воистину незабываемым, и настолько же — болезненно-колющим. Как молния, в пасмурный день пронзившая насквозь незадачливого человека; а Раннвейг сейчас была этим человеком, оторопевшая от внезапной вспышки чужеродной магии. Аркана была везде — и в то же время нигде, а пелена, которая неплотно легла на глаза Раннвейг, имела яркий фиолетовый оттенок.
Проводник забеспокоился и подошел к девушке.
— Что случилось!?
— Аркана. Рождена не из линий Лей. Осторожно. У нее неприятный цвет, — успокаивающе потерев горячие виски, Раннвейг опустила руки, встряхнув их будто бы от воды.
— С нами ведь были маги... Это немного не моя сфера влияния. Прошу прощения за минутную слабость.
— Да ничего...
Неожиданно со стороны коридора, откуда пришла группа, послышался злобный, голодный вой. Так выли некоторые вурдалаки, впадая в безумие. Вой то спадал, то доходил до высоких нот, но было ясно одно — он приближался.
Жрица резко развернулась, вытаскивая посох из-за спины, благо места было много. Пытаясь разглядеть что-нибудь в затхлой тьме коридора, она тихонько сказала:
— Ранн, можешь подсветить немного?
— Быстро в пещеру! Нас все равно туда выжмут, а мы их будем держать в узком проходе! Готтард, Эльза, Ганс, зажимаем проход, все остальные ищите выход, но в тоннели не суйтесь!
Эльф быстро вошел в пещеру и повернулся лицом к проходу.
— Не узнаю этого воя. Зверь какой-то, что ли? — Раннвейг помотала головой, быстро приходя в себя. Ее руны все еще ярко светились, так что Эльзе незачем было просить усиления "светильника".
Раннвейг по приказу скользнула в пещеру. В свете голубоватых меток грот казался едва ли не волшебным.
Ганс послушно встал у входа в пещеру, чуть позади Эльзы и Лигрима, вместе с Готтардом.
Элли медленно достала револьверы и подошла поближе к Карлу.
На эльфа что-то упорно капало сверху. Он раздраженно задрал голову и побелел больше обычного.
— Мать твою! Горгульи на потолке! Ну все, вот теперь молитесь.
Лигрим развернулся от прохода в пещеру и поднял меч. Руны тревожно вспыхнули голубоватым светом.
— Лигрим, осторожнее! — Эльза провела рубящий удар глефой по горгулье, которая ринулась вниз, прямо на голову эльфа. Клинок скользнул по каменной шкуре, оставив вместо глубокой раны лишь царапину. Но траектория падения горгульи была сбита, и она упала на пол, колотя крыльями и пронзительно визжа.
— Займись лучше гулями, ты горгулий даже не поцарапаешь!
Эльф, осторожно, чтоб не навредить своим, заморозил горгулье голову и с силой рубанул по ней мечом. Не интересуясь результатом, он поднял меч, выискивая следующую цель.
— Сделаю, — ответила Эльза, широко размахиваясь и орудуя глефой, как косой, отбрасывая натиск гулей назад, в узкую пещеру. Она повернулась спиной к Лигриму, разбиравшемуся с горгульями, и Гансу, который махал топором, кромсая и тех, и других на части.
— Лигрим! — призывно вскрикнула Раннвейг, молнией метнувшись к эльфу. Кастет дикарки уже вовсю пылал — первозданному Огню, Огню самих Создателей, была неведома влажность и вода.
— Взрывная смесь! Дай ее мне сюда! Я смогу взорвать проход, если все пойдет совсем худо!
Эльф вытащил из сброшенного на пол мешка бутыль с зажигательной смесью и протянул Ранн.
— Лучше сейчас, иначе они его заполонят через пару минут по полной!
Карл под защитой Элли осторожно выбрал целью горгулью, которая наметилась на голову Ганса и выстрелил. Яркая вспышка пронзила полумрак пещеры и врезалась в грудь каменного существа, откинув её на стену и обломав одно крыло.
— Вон от прохода! Все! Быстро! — Раннвейг уже успела замахнуться, перехватив бутыль в левую руку. Ладонь дикарки вдруг охватило внезапно появившееся пламя, а огненная руна нагревания на коже — задымилась и истлела.
— Быстрее, ну! Шевелитесь, коль жить хотите!
Горгульи и вурдалаки… так, тут нужны грубые методы – а применявших их здесь и без неё было достаточно. Морея с помощью заклинания перенеслась подальше от входа в пещеру… и от горгулий, как она надеялась, всматриваясь в потолок. Взмахнув руками, она с видимой неохотой окружила себя щитом из маны.
Эльф отскочил от прохода подальше, отбиваясь от горгульи мечом.
Ледяная руна на лезвии погасла, дав рыцарю на время прочную броню прямо под кожей. Он едва успел выскочить из узкого коридора. Какой там, драться... Но если кто-то из врагов выживет — ему не поздоровится. Отходя, он рубанул наотмашь ту тварь, что напала на Лигрима.
С диким ревом (от страха, что ли?) Раннвейг раскрутила бутыль с уже бурлящей от температуры смесью в руке и метнула обжигающий "снаряд" прямо в свод каменного прохода, потрудившись рвануться назад.
Взрыв был просто оглушающий — и настолько же яркий — в подземелье на пару мгновений будто бы воцарился настоящий день.
Когда проход обвалился, погребя под собой толпы тварей, несколько из них все же успели проскочить. Горгульи нападали сверху, отвлекая бойцов, и Ганс решил, что момент действовать настал. Отскочив в сторону и оттолкнув одну из тварей ударом топора, он быстро приложил руку к одной из рун на оружии.
Эльза расправлялась с остатками тварей, но без поддержки своих соплеменников те стали намного слабее и не такими дерзкими. Внезапно она почувствовала, как в глазах начинает темнеть, перед взором заплясали разноцветные искры, и глефа медленно выпала из рук.
Ганс хорошо знал это заклинание. Ему потребовалась сила трех рун нечестивости, чтобы вызвать проклятие. Оно, правда, плохо действовало на нежить, но живые должны были хорошо почувствовать это. Он улыбнулся, когда пещера начала заполняться зеленоватой дымкой, сжимая горло живых и заставляя их слабеть прямо на глазах.
— Удачи, — сказал рыцарь смерти, отступая и теряясь где-то за пеленой зеленого тумана. — Скоро вы все присоединитесь к нам.
А на полу лежало никому не нужное одеяло....
Раннвейг теперь знала, что грязнорунникам — это рыцарям смерти, разлагающая магия которых нашла свою временную тюрьму в начертаниях, — нельзя доверять. Только пригодится ли ей это знание? Сначала надо подумать, как выжить — и, зажав рот рукой и стараясь не вдыхать отравленный воздух, Раннвейг напряженно оглядывалась по сторонам, щурясь от неприязненного курящегося дыма.
— Ганс! Поганый ублюдок, я тебя из-под земли достану! Вернись, сукин ты сын!
Эльф был просто в бешенстве. Он наудачу отправил нож вслед Гансу, но было не до того.
— Готтард! Ищи выход отсюда и побыстрее!
Что за?.. Все расплылось у нее перед глазами, а сумка стала как будто втрое тяжелее. Морея повернулсь на звук голоса рыцаря смерти, но сразу же пожалела об этом. Пещера — да что там, — весь мир лихорадочно закружился. Эльфийка сделала несколько неуверенных шагов и неловко взмахнула руками, пытаясь удержать равновесие. Туман... она пыталась сообразить, как отогнать от себя эту дрянь, но сил хватило только на то, чтобы зажать рот и нос рукавом, и закрыть глаза.
Элли, пользуясь своим острым от порошка зрением что-то разглядела и шепнула магу о своих наблюдениях. Карл хоть и мало видел, но все же понял, что ему пытается сказать его напарница...
— Акведуки, лестницы! Мы можем уйти через них!
И, не ожидая реакции от других, быстро двинулся в сторону вырубленных в стене ступеней
Что это? Откуда? Готтард ещё минуту не мог сообразить, что происходит. Только двуруч стал непривычно тяжёл.
— Готтард, хватит изображать из себя столб, шевелись, чтоб тебя! Хватай Раннвейг и вытаскивай наверх по акведукам! Быстро, ну!
Эльф подхватил Эльзу вместе с глефой и поволок по ступеням наверх, подальше от дыма.
— Готтард, шевелись!
Раннвейг... Кажется, вот она. Не обращая внимания на то, как и за что он хватает девушку, Готтард сгрёб её в охапку и бросился назад, думая только о том, как бы не упасть.
Готтарду вряд ли приключилось бы упасть: теряющая силы девушка, отчаянно зажимая нижнюю часть лица, и сама помогала рыцарю смерти бежать "с балластом" в охапке — изо всех сил переступала босыми ступнями по каменному полу.
Эльза, которая от неожиданности не успела задержать дыхание и глубоко вдохнула отравленный воздух, что-то сначала пыталась сказать, но вскоре ее глаза закатились, и она потеряла сознание. Только ее пальцы немного подергивались, как будто в судороге. Однако она была жива... пока еще.
— Лигрим! Ничего не вижу... Куда бежать? — задыхаясь, крикнул рыцарь.
Эльф выругался и рванул вниз, забросив Эльзу на плечо и зажав рукой глефу. Лигрим, не разбираясь, за что, схватил Морею и со всей возможной скоростью поволок обратно по ступеням.
— Готтард, бегом! Вверх по лестнице!
Кто-то грубо схватил её и куда-то потащил! Морея вскрикнула от неожиданности, вдохнув отравленный воздух и попыталась оттолкнуть этого кого-то ослабевшими руками. Яд обжег ей горло, и последнее, что эльфийка почувствовала, перед тем, как потерять сознание, – это удар о невесть откуда взявшиеся ступени и холод металла, царапающего щеку.
Добежав до вершины, Карл упал на колени и попытался умыться водой...
Однако в этом акведуке не было воды, а проем, куда он уходил, был довольно-таки большой, дабы продолжить путь. Внизу же плескалось зеленое море дымки, которое с какой-то жадностью теряла одну жертву за другой...
— Следом за этими двумя, Карлом и помощницей его! Беги, не стой столбом, черт тебя дери!
Эльф почувствовал что слабеет, но только крепче вцепился в свой груз, упорно таща их наверх.
— Прорвёмся, Лигрим! Нам эту дрянь... не впервой... — изо всех сил он рванул наверх, то ли волоча за собой девушку, то ли на неё опираясь.
Внезапно на Готтарда из зеленого марева выскочила горгулья и вцепилась в ногу, пытаясь уволочь вниз.
— Н-нет! — Раннвейг была слишком ослаблена, чтобы восклицать — поэтому вырвавшийся из ее глотки звук был больше похож на глухой рев. Так умирают или теряют связь с внешним миром благородные звери — но вряд ли кому приходилось слышать что-то подобное ранее.
Не чувствуя страха, она качнулась — и судорожными пальцами схватила горгулью за голову, с трудом активируя второй, оставшийся глиф Нагревания.
Готтард ухватился за стену. Мелькнула шальная мысль, не потерял ли в суматохе Сияние... Нет, вот он, оттягивает плечо, как никогда раньше. "На, тварь! Некогда с тобой..!" Раздвоенное лезвие пригвоздило горгулью к полу.
Лигрим дотащил наконец Морею и Эльзу до площадки перед акведуком и положил там, бросив рядом с Эльзой её глефу. Руки дрожали от перенапряжения, пальцы не разгибались.
— Готтард? Ты здесь?
Элли поняла, что Карл спасен от непосредственной опасности и внимательно огляделась. Отряд сейчас находился в подвешенном состоянии... в прямом смысле. Желоба акведуков, наподобие того, где сейчас пытались отдышаться живые, выходили из стен и уходили в стены напротив. Какие-то были заполнены водой, в других текла какая-то грязная жижа, третьи пустовали.
Все это было не только на потолке — некоторые желоба резко уходили вниз, другие выходили из крыши. Однако добраться до них не было никакой возможности...
Видимо когда-то эта пещера использовалась для управления подачи воды, да только теперь оказалась заброшена...
— Здесь, — отозвался рыцарь. — Извини, малость задержался.
— Я видел. Извини, не успел помочь. — Эльф опустился на пол и осмотрелся. — Ого. Сыровато здесь.
Погасла руна крови на клинке, одна из трёх. Зато частицы ядовитого тумана в его теле уже начали преобразовываться. Готтард вдохнул полной грудью, боль, сводящая мышцы, отпускала.
— Ерунда. Мы выбрались, брат. Если бы не ты...
— Творцы защитят, — заявила вдруг Раннвейг и, окончательно потеряв контроль над собой, грохнулась в обморок.
— Если бы не я, мы бы не вляпались во все это дерьмо... Ганс... Черт, я не могу поверить.
Эльф последовал примеру Готтарда и облегченно вздохнул.
— Чего там. Ты — единственный, кого он вообще насторожил. — Готтард отвернулся. Даже думать не хотелось, откуда у предателя оказалось кольцо.
Эльф сидел на площадке, скручивая самокрутку и размышляя. Да и размышлять то было особо не о чем. Нужно было выбираться отсюда, как можно быстрее. И найти Ганса. Но это потом. Лигрим кивнул сам себе, закурил и поднялся. Подошел к желобу, в котором тек небольшой ручеек воды, зачерпнул в ладони и, хмыкнув, вылил Эльзе на лицо. Наклонился и несильно постучал по щекам. Вроде должно помочь.
Девушка-нежить скинула рюкзак на каменный пол и достала аптечку. Ту самую коробочку, содержимым которой маг поделился с Эльзой в приюте Янтарной Сосны. Немного пошуршав бумажными свертками с таблетками, она достала маленький пузырек. "Совиный" порошок давал ей возможность довольно хорошо видеть в темноте, и она без особого труда различила надпись на нём: "нашатырный спирт".
— В Затонувшем Храме было так же? — шепотом спросила она, когда очнувшийся старик отпихнул кусочек ваты с резким запахом.
— Чем-то похоже... только меня на руках несла здоровенная калдорайская женщина, — ответил Карл после недолгой паузы, и уселся на пол, навалившись спиной на каменную стену с орнаментами.
Элли чуть задумалась, пытаясь представить размеры предыдущей спасительницы Карла, но вспомнила об остальных спутниках, когда её взгляд упал на светящиеся руны Раннвейг.
Она смочила кусочек ваты, поднесла его к лицу рунического мастера и стала ждать реакции.
— А что, собственно, случилось? — сонным голосом спросил Карл. В темноте раздалось бульканье, повеяло ароматом чего-то хмельного.
— Нам попался некромант и его нежить, — шепнула Элли обыденным тоном. Раннвейг слишком долго не приходила в себя, и она просто оставила кусочек ваты рядом.
— Можно, я попробую? — спросила Лигрима ассистентка мага, и, не дожидаясь ответа, отщипнула ещё ваты, смочила нашатырем и поднесла к носу Эльзы.
Жрица несколько секунд лежала, никак не реагируя на происходящее, а затем резко закашлялась и отпихнула руку Элли. Она сделала несколько хриплых, резких вдохов, чувствуя запах воды и мокрого камня, но болезнетворного газа больше не было. Она вытерла слезящиеся глаза и попыталась сфокусировать взгляд. Лигрим сидел рядом, остальные вроде бы тоже были на месте. Кажется, никто не погиб — и Эльза почувствовала, как огромный камень упал с души.
— Что... что там произошло? — она села, пытаясь привести мысли в порядок.
— Нас отравили заклинанием, арканометр его зафиксировал, — шепотом ответила Элли.
— Предательство. Ганс. И этот хренов проводник, Андре. Не зря я его подозревал, ох не зря... А кольцо, наверное, Ганса. Ублюдок. — Эльф судорожно втянул дым в легкие. В слабом свете горящей самокрутки его лицо казалось еще бледнее обычного. Застывшая маска смерти.
— Предательство... — медленно произнесла Эльза, вставая и подходя к эльфу. — Предатели заслуживают смерти. Мы найдем его. Вот только, — она посмотрела в желоб. — Как мы собираемся выбираться? Карты у нас нет, а проводник сбежал. Боюсь, как бы мы тут не заблудились.
— Эльза... Проводника никогда не существовало. Это был ученик некроманта, отрубите мне голову, если я не прав. У Ганса не хватило бы ума для этого заклинания. Это какая-то болезнь, смешанная с мором. И действует по площади. Хорошо, что мы с Готтардом успели вас вытащить. Еще бы чуть-чуть и все... Гули с горгульями тоже наверняка их рук дело.
Эльф опять судорожно затянулся.
— Он пожалеет, что родился на свет, — меланхолично произнёс Готтард. — Уж это я вам обещаю.
Рыцарь лежал, закинув руки за голову, как на пляже. Откуда-то сверху на него капала вода.
— В любом случае просто сидеть здесь и жаловаться на судьбу — не выход, — резонно заметила Эльза, подбирая с пола посох и вешая на спину. — Если отсюда есть только один путь, то вот по этому желобу. Скорее всего, предатель ушел именно этим путем. Рыцари смерти ведь не могут телепортироваться из одного места в другое?
— Нет. Сколько у нас осталось факелов? — поинтересовался эльф в пространство, отправляя окурок вниз.
Девушка-нежить огляделась и заметила кроме Раннвейг ещё одну лежащую без сознания — квельдорайскую магессу. Смочила ватку, поднесла к носу и стала ждать, попутно пытаясь выловить из памяти хоть какие-то знания и воспоминания, которые могли бы помочь привести Раннвейг в чувство.

ID: 6156 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 20 октября 2011 — 17:49

Комментарии (3)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
11 августа 2011 — 23:32 Zenov

Сие есть попытка описать то, как выглядит крепость после падения Короля Лича. Я старался не очень сильно влиять на игромеханику, путем увода группы героев внутрь крепости, однако прекрасно понимаю, что это может являться бредом сивой кобылы. Посему, как я думаю и участники сюжета, я не претендую на изменение лора или отражения данных событий в сюжетах иных людей.
Спасибо за внимание.

16 августа 2011 — 21:56 Тёмный шаман Кууро

Н... Невозможно! Тарон'Джа вечен!
Тарон'Джа...

16 августа 2011 — 22:01 Divine_Wind

ТАРОНДЖА ЗНАЕТ ВСЁ!!1