Северные ветра Северные Ветра. Рыцари, маги и эльфийские уши

Эльза Ориэлл Ливлетт фон Дум
Лигрим
Морея Кериасар
Карл
Элли Кромвель

...Все тело страшно болело, будто по нему прошлась целая кавалерия дренеев. Впрочем, в какой-то мере это было почти так. Болели мышцы руки, пальцы, выбитые и наскоро вправленные во время битвы, многочисленные царапины от битого стекла... Но хуже всего болела голова. Эльза осторожно села, пытаясь не делать резких движений. В глазах все немедленно поплыло, и она замерла. Рядом послышалась какая-то возня, и жрица медленно и осторожно повернула голову. "Да, сегодня лучше отдохнуть", промелькнула жалобная мысль у нее в голове, когда она увидела Лигрима, промывающего рану на плече.
— Как долго я пробыла в отключке? — тихо спросила Эльза, стараясь игнорировать свое не слишком приятное состояние.
— Эээ.. Всю ночь. Извини, пришлось положить тебя тут. Второй этаж слегка обгорел, а на первом все залито кровью.
Эльф закончил промывать рану и осмотрелся. Пробитый нагрудник и порванная поддоспешная рубашка валялись рядом. "Надо бы зашить." Эльф порылся в поясной сумке и начал неторопливо прилаживать к рубашке заплатку.
— Я тут после боя прогулялся до позиций орков. Нашел в придачу к вчерашней добыче несколько бутылок с этой их смесью, приспособленых для переноски. Но сегодня не советовал бы я никуда идти. Особенно тебе.
Эльза села на ступеньки, поджав ноги и опершись на руки. Лагерь уже начали восстанавливать — люди не хотели оставлять свой дом в таком виде. Обгоревшие бревна заменяли другими, благо рядом деревьев было в достатке, а кровь с пола уже почти везде убрали. Люди были бледны и усталы, но рады тому, что смогли отбить атаку. И в этом была заслуга не только Ливлетт. Она что-то внутренне решила и обратилась к Лигриму. Жесткости в ее тоне заметно поубавилось.
— Лигрим... Я хочу сказать вам спасибо. Вы помогли защитить этих несчастных людей, хотя не должны были делать этого. Хоть вы и рыцарь смерти... — она вздохнула. — Простите меня. Я не доверяла вам, и это было незаслуженно.
Эльф замер, только изредка дергая ушами. Развернулся всем телом к Эльзе, покусывая губу и автоматически продолжая зашивать рубашку.
— Мне... Мне, наверное, тоже стоит сказать вам спасибо. За то, что вы отдернули меня от двери. А извиняться не стоит, это было вполне обосновано. Как вы себя чувствуете?
Эльф нервно дернул ухом, уколов себе палец иглой, но не обратив на это никакого внимания и глядя на Эльзу. В его взгляде за ледяным туманом явственно угадывалось участие.
— Не очень хорошо, — честно призналась жрица, — Потеряла свой единственный нож, да и в общем и целом какая-то... усталость. Вам, наверное, это неведомо, ведь вы не чувствуете то, что чувствуют живые. Никогда не думала, что буду завидовать неживым хоть в чем-то, — попытка пошутить вряд ли удалась, и Эльза вздохнула. Ее новое снаряжение теперь тоже нуждалось в починке и заплатках, а глефа — в основательной заточке. Вспомнив, как вчера чуть не потеряла ее, Эльза содрогнулась. Тяжело было даже думать о том, что могло бы случиться дальше.
— А где Раннвейг? Она в порядке? Кажется, она тоже вчера выглядела истощенной.
— Раннвейг была где-то внутри, утром я её не видел. А нож... Я вчера снял кое-что с трупов, может вам подойдет? Ах да... — эльф порылся в сумке и положил рядом с Эльзой точильный камень. — Держите. Вам пригодится. Знаете... Я сейчас завидую вам. Я уже давно не чувствую усталости и боли. И потребности спать. Не считая мук совести и милосердия.
Эльза поднялась, медленно делая шаг к двери и опершись на стену. Нужно было срочно как-то приходить в себя. Тут она вспомнила, что некий рыцарь смерти, который вчера промелькнул у нее перед глазами, вроде бы оставлял какие-то травы. Может, у него найдется что-нибудь для снятия истощения?
— Тут был другой не-мертвый, вы его видели?
— Нет. Ушел, кажется. Оставил серебряный шалфей. Не торопитесь вы так... Это просто истощение. Я предлагаю отдохнуть сегодня. Нам все равно нужны лошади. Давайте-ка я вам помогу... — Эльф отложил зашитую рубашку в сторону, поднялся и поддержал Эльзу за руку. — Вы точно можете идти?
— Я могла бы и сама, — запротестовала Эльза, но все же смирилась. Что ему, эльфу-то? Да еще и неживому. Она ни разу не видела, чтобы он ел, спал или проявлял какие-то иные привычки живых. — Ладно. Нужно бы найти мой посох, вчера я его оставила где-то внутри. Заточить лезвие, починить одежду... черт... неплохо было бы еще и помыться. Там внизу вроде есть река.
— Я хоть и мертвец, но ваше состояние вижу прекрасно. И не надо пытаться убеждать меня в обратном, все равно ничего не выйдет. Посох свой вы оставили у лестницы, кажется. Сейчас я схожу за ним. А вы сидите тут и приходите в себя. Не стоит проявлять излишний героизм в таком состоянии. Вы и так настоящая героиня после вчерашнего. Я сейчас схожу за ним. На ступеньках моя фляжка, берите, если хотите.
Эльф осторожно прислонил Эльзу к стене, все же не рискуя слишком самовольничать и усаживать её на ступеньки. Еще раз посмотрел на нее и скрылся внутри Приюта.
Около развалин появились две фигуры в длинных одеяниях — старик в синей мантии, покрытой золотистыми узорами, и его спутник, или спутница, в холщевой робе с капюшоном и белой маске, напоминающей карнавальную.
— А мы вовремя... — прокомментировал человек в синем обстановку после боя.
Спутница молча кивнула и огляделась. Взгляд её остановился на гражданских у входа в здание со следами боя, она кивнула в сторону эльфа и человеческой женщины.
— Да, давай подойдем, — старик рассеянно махнул рукой в сторону входа в здание.
Когда Лигрим вернулся, Эльза чувствовала себя уже немного лучше. Туман из головы улетучился, оставив лишь холодное безразличие ко всему. Взяв точильный камень, она, предварительно протерев лезвие глефы тряпочкой, принялась его затачивать. Медленные, плавные и ритмичные движения помогали мыслям встать на место. Звуки скрежета по металлу могли бы показаться неприятными для обычных людей, но только не для воина. Это были лучше звуки в мире.
Закончив с заточкой, Эльза отложила оружие в сторону и принялась штопать дырки в одежде. За все это время она не проронила ни слова.
Старик подошел ближе к женщине, занятой приведением одежды в порядок. Спутница встала чуть в стороне, сняв тяжелый рюкзак и положив на землю.
— А что тут, собственно, произошло? — поправив седую бороду, он поинтересовался у сидящей на крыльце, — и могу ли я чем-то помочь?
— А ты, собственно, кто такой?— поинтересовался эльф усаживаясь на ступеньки и оглядывая пришельца с ног до головы. — Здесь произошел бой. Атака Орды, которую мы отбивали всю ночь. Если умеешь лечить, может, и поможешь.
Эльза, не отрываясь от своего занятия, посмотрела на человека и на его спутницу.
— Здесь вам не найти припасов, — призналась она, — Многое было уничтожено во время атаки. Мы сами едва выжили. — Она опустила голову и зашипела — укололась иглой. Руки почему-то немного дрожали. Свет, да что же это такое?
— Кто я... вероятно, вольный исследователь. А тут мне нужны некоторые инструменты, вовсе не еда, которую я сам делаю... — старик сложил руки шпилем и, прищурившись, глянул по сторонам, на раскиданные ящики, — что-то же должно было уцелеть?
Он махнул рукой спутнице, та быстро достала металлическую коробочку.
— Лечить я не то что бы мастер, но снадобья имеются, — старик взял коробочку из рук ассистентки, — какие вам нужны?
— Что-нибудь для придания сил, — Эльза наконец отложила иголку, решив, что в данный момент скорее пришьет сама себя к рукаву. — И от головной боли. Это для меня. Ранн, наверное, тоже что-то нужно, но она и сама магичить умеет. Лигрим? — она вопросительно приподняла бровь, глядя на эльфа. — Да, меня зовут Эльза. Я тут тоже проездом, как и вы.
— Мне нужны нитка и игла для наложения швов. И спирт. Вроде все, — сказал эльф.
— Спирт есть у меня в сумке, — Эльза посмотрела на Лигрима. — Остальное тоже должно быть там. Может быть, лучше попросить Ранн? Она вчера залечила рану от болта одним заклинанием.
— Карл, так ко мне обращайтесь. А это... — старик повернулся к спутнице и, немного помедлив, спросил, — как ты сейчас себя называешь, детка? Ах да, Элли. Это Элли.
Затем он извлек из коробочки бумажный сверток с таблетками и протянул Эльзе.
— Вот, взяли зачем-то обезболивающее, правда, так и не понадобилось.
Элли тем временем достала из рюкзака фляжку и протянула старику.
— Спирт тоже есть. Правда, опять же, непонятно зачем взяли... — Карл пожимает плечами.
— Я могла бы помочь тебе, — спокойно заметила Эльза, никак не решаясь, называть Лигрима на "ты" или на "вы". — Или ты сам справишься?
Взяв фляжку со спиртом из рук Карла, она протянула ее эльфу.
— Здесь есть лошади, если вам они нужны. Можно набрать воды... в лесу водиться дичь, если что, можно настрелять, если умеете, — продолжала она говорить, обращаясь к старику. — Впрочем, я вижу, что ни того, ни другого у вас нет. Слушайте, раз уж вы здесь, можете присоединиться к нам. Мы направляемся в Зул'Драк, если вам по пути. Все же путешествовать старику и девушке безопаснее в компании опытных воинов, — она позволила себе улыбнуться краешком губ.
— Помоги мне, если несложно. Неудобно самому зашивать раны. А Ранн беспокоить не стоит. С нее вчерашнего хватит. Где у тебя нитки с иглой?
— Да вот они, — Эльза показала на ту самую нитку, которой только что зашивала одежду. — Других нету, извини. Надеюсь, ты не чувствуешь боли? — поинтересовалась она и перевела взгляд на Карла. — Вы можете пока обустроиться здесь на день. Если вы согласны, то мы отправимся завтра утром, с рассветом.
— Даже если и чувствую, лучше потерпеть, чем словить заражение крови. Так что шей, не бойся, — эльф повернулся раненым плечом к Эльзе и хихикнул. — Тебе, надеюсь ничего зашивать не нужно?
— Хорошо, мы подождем. Если вы не против, мы тут поищем в ящиках нужные инструменты, — Карл заглянул в ближайший, однако, не обнаружив того, что нужно, отошел в сторону. — А где владелец приюта?
Элли тем временем успела порыться в рюкзаке и оценивающе оглядеть трупы. Затем задумчиво склонила голову чуть на бок и посмотрела вдаль.
— Мы тут всего на день, потерпи, — заметив скуку спутницы, старик взял её за руку и повел в приют.

Готтард отошёл уже на приличное расстояние от лагеря, и только тогда остановился. Для того, чтобы в который раз спросить себя, почему он бежит? К рыцарям смерти относятся с недоверием, это так, но их не гонят, если те соблюдают установленные обществом правила. Там был эльф. Он явно не собирался никуда уходить. Это были его люди, его привычный мир. Так и надо. Значит, он, Готтард, тоже имеет право вернуться и попробовать снова?
— Корин! — крикнул он в пространство, совершенно уверенный, что она где-то неподалёку и всё прекрасно слышит. В отдалении хрустнула ветка. Она намеренно обозначила своё присутствие. — Три дня. Всего три дня, — добавил рыцарь. Хотя, он вовсе не был уверен, что зомби поняла.
Постояв ещё немного, он поправил съехавшую под тяжестью клинка перевязь и зашагал обратно.
Завидев здание ратуши, рыцарь снова подрастерял былую решительность. Но, кажется, каждый был занят своим делом.

Эльза осторожно взялась зашивать эльфу плечо, не сразу попав в нужное место иглой из-за дрожащих пальцев.
— Да, с дрожащими руками зашивать порез на плече точно не стоит, — хмыкнул эльф, тихонько шипя. — О, а вот, кажется, и мой собрат возвращается...
— Не дергайся, а то я свои пальцы к твоему плечу еще пришью, — предупредила Эльза, делая последний стежок и перекусывая нитку. — Надеюсь, это было не очень больно.
Она услышала последние слова эльфа и посмотрела на дорогу. Да это же тот самый давешний рыцарь возвращается! Он вообще был немногословен, и Эльза не могла вспомнить, как его зовут. Но его помощь тоже оказалась как нельзя кстати. Травы Карла уже начали действовать, и Ливлетт чувствовала себя куда лучше. Бодро встав на ноги, она помахала рыцарю рукой.
Готтард сдержанно кивнул.
— Раненым нужна помощь? — спросил он вместо приветствия.
— Кажется, одному из "моих" стражников, вчера пол уха отхватили топором. Что с ним, я без понятия. Если хочешь, сходи глянь, — ответил эльф.
Тем временем прибежал запыхавшийся посыльный.
— Эй, кто сейчас не занят... лошадок-то примите!
— Каких еще лошадок?
— А мне почём знать! Лейтенант велел прислать. Только, я того... кажись, опоздал чуток. В общем, к воротам идите. Расписаться надо, да и покормить неплохо бы.
Эльза обернулась, глядя на Лигрима.
— Тебе лошадь не нужна. Но я предпочла бы ездить на ком-то более... живом, чем твой конь. Сколько у нас денег?
Солдат замахал руками.
— Какие деньги! Это благодарность!
— На лошадей хватит. — Эльф встал и набросив рубашку пошел к воротом. — Где там эти лошади?
— Какая щедрость, — жрица поклонилась, улыбнувшись. — Прошу вас, нам не нужны благодарности... Каждый вступился бы на нашем месте. Мы сделали то, что повелел нам долг перед Светом.
— Это кому как... — тихонько фыркнул эльф подходя к нужному месту и оглядывая лошадей. Четыре объезженных мустанга-трёхлетка мирно жевали папоротник по ту сторону бревенчатых ворот.
Посыльный достал из дорожного планшета бумаги.
— Распишитесь тут... и тут.
— Лигрим, распишись за нас. Я не хочу светиться в документах, — тихонько шепнула Эльза. — Вообще не хочу, чтобы кто-то знал, что я здесь. Поэтому дальше постараемся не ввязываться в дела Альянса.
Да... Если кто-то узнает... О, она прекрасно знала, кто. Человек, от которого она убежала аж за море. Месяц тряски и качки в корабле, гроши в кармане, туманное будущее. Все это было только с одной целью — чтобы он не нашел ее. Хотя, зная этого человека, можно было ожидать чего угодно. Эльза вздрогнула. Почему ее так это волнует? Она просто хотела жить дальше. Почему мысли о нем не могут покинуть ее несчастную голову?
— Я возьму вон того, вороного, если никто не против.
Эльф быстро расписался в нужных местах.
— Учти парень, если ты мне что-то не то подсунул, я тебя убью. — Лигрим подмигнул посыльному и повернулся к остальным. — Нам еще нужна еда. Точнее вам.
— Уф... господин рыцарь, все вопросы не ко мне, — посыльный нервно улыбнулся, сел на свою пятнистую кобылку и был таков.
— Может быть, не стоит быть таким угрожающим? — нервно покусала губы Эльза. — Насчет еды я уже говорила, тут припасов немного. По дороге можем набрать в лесу. Да и дичи тут полно.
— Ничего, переживет. — Эльф критически осмотрел пробитый нагрудник и со вздохом надел. — Ты в состоянии сесть на лошадь? Или нет? А еду можно, и правда, дорогой добыть.
Эльза фыркнула.
— Ты недооцениваешь меня, эльф. — Она взяла вороного жеребца под уздцы и легко запрыгнула в седло. Триумфально улыбнувшись, сделала несколько кругов вокруг Лигрима и направила лошадь к Приюту, к коновязи.
Решив что-то, Эльза резко развернула лошадь и начала спускаться по пологому склону. Там река делала небольшой крюк, образовывая залив. Ей давно уже хотелось поплавать, особенно после вчерашней битвы. Холодная вода Седых Холмов не только могла смыть с нее кровь и песок, но и придать сил. Помахав эльфу, она поскакала размеренной рысью и вскоре скрылась за деревьями.
Эльф шутливо развел руками, сделав виноватую физиономию. Потом повернулся к своему собрату.
— Ты с нами или как?
— С вами, — ответил Готтард не раздумывая.
Минут через десять Эльза была уже на берегу. Отпустив лошадь пастись, она сняла глефу и аккуратно прислонила ее к дереву. Внимательно оглядевшись, подумала, что никого поблизости нет, и пошла к воде. Присела на корточки на топком берегу и опустила руку в воду... бррр, холодная! Вздрогнув, жрица подумала, а такой ли хорошей была ее идея искупаться. Впрочем, хуже все равно не станет, а ездить с ног до головы в крови и грязи ей как-то не улыбалось.
Внезапно она услышала отдаленный шум, идущий откуда-то из леса, со стороны дороги. "Неужели эльф все-таки поехал за мной"? — с неудовольствием подумала Ливлетт.

Карл и его ассистентка немного побродили по первому этажу приюта и вышли из здания, не обнаружив ничего примечательного. Старик с досадой махнул рукой — нужных инструментов не нашлось.
Увидев, что все приобретают лошадей, последовал примеру большинства, и решил тоже обзавестись транспортом. Узнав цену, с невнятной руганью высыпал посыльному, приведшему лошадей, несколько золотых. Далее, не спеша, поплелся в конце колонны.

Раннвейг действительно была внутри здания — прямо в том складском помещении, где ей повезло окопаться совершенно одной, без наблюдения лишних глаз. Высунув язык от усталости и недосыпа, всю ночь после нападения — и утро тоже! — она неустанно перечерчивала стертые за бой руны. Бутылек с темно-охровой жидкостью медленно осушался каждый раз, когда Раннвейг макала в него тонкую-тонкую кисть.
Так начинался еще один трудный день.
Раннвейг закончила с обновлением рунного узора нескоро. Тихо, не производя почти никакого лишнего шума, в то время, когда ее спутники находились на крыльце Приюта, она медленно погружалась в медитативное состояние, чем-то сходное с трансом. Все ее дикарские метки светились тогда неземным светло-голубым сиянием, а глаза были плотно закрыты.

Несколько коротких вспышек от сорвавшихся с пальцев чародейских стрел. И еще одна. Вот и точка в этой нелепой истории с засадой, что пара местных оборванцев решили устроить на дороге. Морея вздохнула с досадой и наклонилась к брошенной сумке в поисках фляги. Давненько ей не приходилось путешествовать пешком, и в одиночку это порой было, действительно, беспокойно.

Эльза, наплевав пока на купание, решила все-таки проверить, что там за шум. К тому же ей показалось, что она увидела среди деревьев несколько странных вспышек, которые не были похожи на магию Света.
Взяв Асалу, она осторожно, стараясь не шуметь, подобралась к небольшой прогалине и увидела... первое, что она увидела, были трупы. Трупы людей, умерщвленных непонятным образом. И эльфийку, которая стояла посреди поляны.
Тонкая фигурка, закутанная в расшитый золотом и отделанный мехом плащ, наклонилась к сумке, а затем выпрямилась с небольшим предметом в руках. Из прорезей низко надвинутого капюшона, скрывавшего глаза, торчали длинные розовые уши. Сделав несколько глотков из фляжки, Морея подобрала сумку и сделала несколько шагов прочь с поляны, но вдруг остановилась, прислушиваясь.
Эльза шагнула вперед, угрожающе поднимая посох.
— Стой! — Она посмотрела на трупы. — Что здесь произошло? Ты убила этих людей?
Кажется, это была эльфийка. Если она из Орды, то вполне могла быть шпионом или просто мстить за вчерашнее поражение.
Помедлив немного, Морея снова вздохнула и приподняла сумку, показывая ее женщине.
— С этими, — фыркнула, — господами у нас вышел... скажем, имущественный спор.
Немного помедлив, эльфийка продолжила:
— И да, я убила их — ведь именно это они собирались сделать со мной. Потом, как утверждал вот этот вот — кивнула в сторону одного из трупов.
Бросив вещи снова на землю, Морея спрятала руки под плащом, тихонько, одними губами прошептав короткое заклинание. Затем стащила с головы капюшон, открывая аккуратно уложенные в узел серебристые волосы и ярко-зеленые (но безо всякого следа блеска Скверны) глаза.
Эльза опустила глефу, но в ее взгляде все еще проскальзывало недоверие. Такова была работа — она не имела права позволять злым людям использовать ее. А зная эльфиек, особенно эльфиек крови, стоило быть втройне осторожным. Об их коварстве и беспринципной жестокости ходили легенды даже в Орде. Жрица кивнула, не сводя глаз с трупов. Эльфийка не преминула обшарить их, судя по всему. Хотя мародерство и не считалось таким уж преступлением в эти времена, Эльза все же не любила иметь дела с трупами. Невольно она подумала про рыцарей смерти и усмехнулась.
— Я Эльза, служитель Света. Вам нужна помощь?
Вопрос был глупым. Эльфийка, наверное, владеет магическим искусством, чего не скажешь об Эльзе. Впрочем, если эльфийка вздумает напасть, жрица всегда успеет наложить на себя заклинание щита. Это было одно из немногих заклинаний, которые ей удавались. В остальном же она полагалась на воинское мастерство. Глефа, казалось, была даже больше по размерам, чем хрупкая эльфийка.
— Морея. А помощь? — эльфийка улыбнулась уголком рта и покачала головой. — Здесь она не нужна. Впрочем, возможно следует провести какой-нибудь обряд по случаю. Я-то точно не собираюсь прикасаться к этому отребью.
Эльза нахмурилась. Люди, пусть даже и разбойники, были все же людьми, а не животными. Ей не понравились слова эльфийки, но она не хотела, чтобы магичка ходила тут одна. Это могло кончиться большими неприятностями, как для нее, так и для нервных солдат Альянса, которые еще от вчерашней атаки не отошли толком.
— Я могла бы отпустить их души к Свету, если бы они не были уже мертвы. — Спокойный голос Эльзы смешивался с шумом реки за деревьями и ветром, колышущим высокие сосны. — А теперь нет никакой причины проводить ритуалы. Вон там, — она указала по направлению к дороге, — Лежит путь к Приюту Янтарной Сосны. Вы можете получить там все необходимое и двинуться в путь. Но я попрошу вас не упоминать об этом маленьком инциденте. И лучше идите так, что они видели ваши руки, — добавила жрица. Все-таки от идеи поплавать она не отказалась окончательно.
Морея проследила взглядом за рукой женщины, вскинув бровь:
— Тогда, быть может, проводите меня, Эльза? Прогулки в одиночестве, как вы можете видеть, притягивают подобные... инциденты.
Женщина вздохнула. Что ж, похоже, ее мечты полежать на берегу и поплавать в тишине и покое придется отложить на неопределенное время. Закинув посох за спину, она кивнула.
— Ладно, провожу, так и быть. Со мной вас точно пропустят в лагерь. Все же не стоит всем подряд показывать ваши глаза, люди напуганы, могут и выстрелить без вопросов.
Не ожидая ответа, жрица направилась по дороге, опираясь на посох. Ей хотелось посмотреть, как там Ранн — она не появлялась все утро. Двое рыцарей смерти нашли общий язык и куда-то ушли, явно перешептываясь о чем-то своем. Старик Карл и его странная подопечная, исследовав лагерь, занялись своими делами. Ливлетт вздохнула. Когда угрозы жизни не было, люди имели привычку разбредаться по своим углам.
Хм, неужели ее маленький маскарад не удался? Морея недовольно поджала губы, следуя за женщиной. Да уж, стоило сделать глаза голубыми — пусть ей и не нравился этот цвет. Что ж, если в этом самом Приюте действительно найдется все ей необходимое, об этом маленьком инциденте, действительно, можно будет забыть.
— Эльза, что же здесь происходит, если убивают только за зеленые глаза?
— Вчера нас чуть не прикончили ваши ордынские друзья, — бросила жрица на ходу, помахав рукой стражнику. — Только то, что мы оказались здесь вовремя, и спасло этих людей от ужасной гибели. И честно говоря, я не хочу проходить через такое еще раз. Война между фракциями — это не для меня.
Солдаты с подозрением отнеслись к маленький эльфийке, но вид Эльзы рядом с ней немного их успокоил. Все же человек, помогавший защитить людей, не мог привести с собой врага.
— Мои кто? — Морея рассмеялась. — Нет уж, к этой войне вы меня зря приписали. Я — ученый, исследователь. — развела руками, показывая ладони в жесте, должном обозначать миролюбие — Выбралась из Даларана на свою голову.
Остановившись у крыльца, эльфийка скептически осмотрела окрестности и хмуро покосилась на Эльзу. Весьма бедное местечко со следами недавнего нападения. Вряд ли здесь продавались нужные ей реагенты. А вот проблемы найти, небось, очень легко.

Готтард подошёл полюбоваться кониками. Когда-то, в прошлой жизни, он пытался обучиться верховой езде, но так и не смог преодолеть в себе непонятное смущение. Ему как будто было стыдно за то, что он такой большой и тяжёлый, и живое существо должно его нести на себе. Было в этом что-то неправильное.
Эльф спрыгнул с лошади, привязал её к коновязи и подошел к Готтарду.
— А ты как? Кстати, как тебя звать-то?
Рыцарь не сразу нашёл, что ответить на такой простой вопрос.
— Готтард, — назвался он после некоторой паузы и, зачем-то, церемонно поклонился.
Эльф протянул рыцарю правую руку.
— Лигрим. И каким ветром, тебя брат, сюда занесло?
Готтард железной хваткой стиснул руку Лигрима выше запястья в воинском рукопожатии. — В Зул'Драк иду. Увидел, что вас бьют...
— Куда? В Зул...
Эльф отпустил руку человека и согнулся пополам от хохота.
— Вот это совпадение!
Отхохотавшись сообщил он, с широкой улыбкой глядя на Готтарда.
Готтард невольно улыбнулся правой половиной рта. Больно уж смех эльфа был заразителен.
— Здесь больше нечего делать, брат. Если ты, конечно, не надумал стать фермером. Постой-ка. А вы там что забыли?
— Ну... Вообще, забыл я. А Эльза просто зачем-то увязалась за мной. Там появился новый очаг заражения Чумой. Лорд Могрейн приказал разобраться. Я отправил группу, и последнее, что знаю, это то, что они ушли с Заставы смерти к некрополю.
— Значит, у нас общие цели, — Готтард снова замкнулся и ушёл в себя.
— Ты прав, брат. Тем более что раньше этот некромант занимался созданием нам подобных. Это все что мне удалось выяснить.
Ничего нового Лигрим не сообщил, но остался один вопрос, который Готтард задал бы наедине.
— Лигрим... мы можем отойти на пару минут?
— Конечно.
Эльф неторопливо завернул за угол Приюта, где их не могли бы слышать остальные.
Готтард последовал за эльфом. Там, убедившись, что голоса доносятся невнятно, он спросил, серьёзно, как ребёнок, заглядывая в глаза. Благо, немалый рост позволял.
— Лигрим, этот некромант нужен мне живым. Хотя бы на сутки...
— Хм... Это брат дело не простое... Если мы останемся живы, я тебе его оставлю, делай что хочешь.
Готтард уже был готов услышать отказ. Или, как минимум, массу встречных вопросов. Всё-таки, в Акерусе дело серьёзно поставлено. Кто знает, для каких целей им понадобился сбежавший от возмездья отморозок. Но простота Лигрима снова его поразила. Ледяная стрела в груди начала таять, причиняя почти невыносимую боль. Сейчас он готов был ненавидеть всех этих людей. И харизматичного эльфа — особенно.
— Спасибо, брат, — процедил он сквозь зубы. — Я сделаю всё, чтобы мы выбрались живыми. И, по возможности, целыми.
Готтард неожиданно отвернулся и начал растирать рукой левую щёку от виска.
— Прости, брат. Мне надо немного побыть одному.
— Понимаю, брат. Мы выходим ближе к вечеру, я думаю.
Эльф несильно хлопнул человека по плечу и снова вышел к крыльцу, покусывая губу и дергая ушами, видно что-то обдумывал.

Эльфийка быстро нашла общий язык с обитателями Приюта. Может, виной тому была ее внешность, а может, людям просто не хотелось новых проблем. Эльза ошиблась, приняв ее за эльфийку крови, но по-хорошему это не имело значения. Ее волновало одно — количество присоединившихся к этому маленькому путешествию. Нет, конечно, Лигрим шел в Зул'Драк абсолютно сознательно, как и она. Все же у него было свое задание, а она... она просто не знала, где еще найти подходящее занятие. Остальные же присоединились к ним совершенно случайно. Возможно, стоило рассказать им о том, что из этого похода они могут и не вернуться. Да, это было бы честно. Не каждый согласится рисковать своей шкурой ради какого-то мифического задания.
— Лигрим? — Эльза заглянула за угол дома. Куда же подевался эльф? Нужно было срочно что-то решать.
— А? — Сидевший на крыльце эльф вынырнул из задумчивости, закусив губу и дергая ушами. Он явно о чем-то задумался. — В чем дело?
Эльза села рядом, задумчиво глядя вдаль.
— Я хочу поговорить с тобой... о том, что нам делать дальше. Ты же знаешь, что мы не можем взять всех этих людей с собой. Мы не имеем права подвергать их такому риску. — Она помолчала, затем сорвала травинку и начала ее жевать. — Предлагаю уйти сегодня тихо.
— Почему? Готтард идет с нами. Я не хочу его подвести. Ему нужен некромант... Живым. На сутки... Черт, этому парню не позавидуешь. Давай сначала спросим мнения остальных?
— Мы не можем так рисковать. Оставлять некроманта в живых непозволительно, — резко ответила жрица, — Что же касается остальных... Они даже не знают, что их ждет. Да я и сама не знаю. Какое право мы имеем возлагать на них это бремя? Хорошо, рыцарь смерти идет с нами. Но другие... может быть, для их же блага не стоит рассказывать им обо всем. Они подумают, что это только очередное приключение.
— Оставлять некроманта в живых? Моя дорогая Эльза... Он умрет. Только не быстро, от удара твоей глефы, а медленно и мучительно, чувствуя каждую каплю уходящей жизни. Знаешь почему? Обычно мы с ними так не поступаем.
— Посмотрим, — голос Эльзы свидетельствовал о том, что она была далеко не убеждена. — В любом случае, нужно сначала добраться до него. А каким образом это сделать, я пока не знаю. Для начала нам нужно попасть в Зул'Драк.
Карл и его спутница присели неподалеку, на деревянную скамейку. Старик, поддерживая образ изысканного джентльмена, перед тем, как сесть, подложил шелковый платок. Элли же, считая себя в некотором роде нежитью, не стала особо заморачиваться, присев на скамейку, лишь разок смахнув пыль рукавом.
— Достань пыль номер семнадцать, и... кристаллы из третьей баночки, — старик достал жезл, отдаленно напоминающий огнестрел, и разложил на коленях смятую газету, — молвят, нам доведется повоевать в ближайшее время.
— Я лично прослежу, чтоб эта сволочь сдохла. Медленно... Он создавал нам подобных, а я две недели корячился на столе у некроманта, пока не сдох. — Эльф смотрел прямо в глаза Эльзе, видимо бессознательно сжимая и разжимая кулаки. Лигрим сам того не замечая, уже прокусил себе губу до крови. — А в Зул`Драк отсюда проще всего попасть через Драк`Тарон. Город Драккари, сейчас заброшен. Но там все равно не стоит задерживаться. Быстро проскочим, а там уже недалеко до Заставы смерти.
Эльза внимательно слушала Лигрима, ни один мускул на ее лице не дрогнул. Она протянула руку и вытерла кровь, стекающую из прокушенной губы эльфа.
— Я знаю, что ты чувствуешь. Может быть, не в точности, но понимаю тебя. И я обещаю, что мы убьем этого некроманта. Ты и твои собратья будут отомщены.
Она улыбнулась, думая о том, что, скорее всего, их всех ждет смерть. Может быть, и ее тоже. Но говорить об этом сейчас не было никакого смысла.

Морея вошла в деревянное здание, которое, судя по всему, и называли Приютом. Короткий разговор с управляющим подтвердил ее выводы — припасы и снаряжение здесь были наперечет, так что заводить разговор о более сложных материях, таких как чародейские реагенты, она и вовсе не стала.
Медленно и аккуратно, опираясь на перила, эльфийка поднялась на второй этаж. Кое-где помещения обгорели, но все же, здесь было чище и спокойнее, чем внизу. Заняв ближайшую свободную комнату, Морея устроилась на ящиках, открыла сумку и принялась перебирать оставшиеся у нее материалы. В принципе, должно хватить, но работать придется предельно аккуратно.
Расправив узорчатый сверток со свисавшими с краев длинными кистями — то, что в неповрежденном виде должно было быть компактно сложенным зачарованным ковром, перекинутым через сумку, эльфийка принялась спарывать вышивку — ту ее часть, что была словно выжжена.

ID: 6101 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 20 октября 2011 — 17:51