Он, она и её дуэнья

Граф Драйлин Крайтен
Лоррана д'Вальдес эт'Бишен
Гильдия Великий Дом Крайтен

Яркий солнечный диск уже скрывался за кронами Элвиннского леса, бросая последние лучи на величественные фасады Крайтен Холла. Эти последние лучи уходящего дня проникали сквозь цветные витражи, создавая в гостиной с высоким потолком и величавыми колонами в углах необыкновенную игру света и тени. В высоком камине потрескивали дрова, казалось, что их блики исполняют прощальный вальс с лучами уходящего солнца.

Маленький столик возле камина был накрыт на две персоны, украшен фруктами, вином и цветами. Лепестки бутонов красных роз ещё были покрыты вечерней росой, видимо, их срезали совершенно недавно. Два царственных кресла, драпированных синим шелком стояли по разные стороны от стола.

Светлейший стоял у витражного окна, волшебство этого вечера не было чуждым его сердцу. Граф посмотрел на настенные часы, сгорая от нетерпения в ожидании своей гостьи. Разгладив рукава изумрудно-зеленой мантии из тончайшего луносветского шелка, он убрал руки за спину. Синяя муаровая лента, гордо перекинутая через левое плечо и завязанная изящным бантом у правого бедра, поблескивала в неярком свете свечей. Блестел и герб королевства, так искусно вышитый на перевязи банта. Бросив ещё один беглый взгляд на часы, он снова вернулся к фонтану на площади перед дворцом графства Крайтен.

Небольшой крытый экипаж, влекомый двумя лошадьми, подъехал к крыльцу дворца и остановился. С подножки сзади экипажа спрыгнул мальчик-лакей в ливрее цветов дома д'Вальдес. Он открыл дверцу и помог выбраться двум особам женского пола - баронессе Лорране и её компаньонке (какая же уважающая себя молодая девушка поедет в гости без дуэньи?). Баронесса взяла дуэнью под руку и, поднявшись немного по ступеням, дала знак кучеру. Мальчик-паж мигом взлетел на свое место, кучер хлестнул лошадей и экипаж отъехал.

Перемолвившись с провожатой парой слов, Лори улыбнулась, сжала её руку, будто ища одобрения, и женщины стали подниматься ко входу.

Вышколенные слуги заботливо распахнули двери перед гостями графа и проводили их в приготовленную гостиную. Один из слуг тут же принес скамеечку для дуэньи, на которую, как оказалось, не рассчитывали. И тут же исчез, незаметно прикрывая за собой дверь. Лоррану и Тарину окружило великолепие, какого у себя дома они не видели. Девушке аж захотелось съежиться и куда-нибудь исчезнуть. Тарина, женщина лет сорока, умудренная годами, поддерживала юную баронессу, и, крепко держа за руку, не давала пропасть в этих высоких потолках, колоннах и блеске.

Драйлин медленно развернулся и, улыбаясь девушке, подарил ей кроткий приветственный кивок. Медленным, размеренным шагом Светлейший направился к ней.

— Добрый вечер, юная леди, — раздался его голос в полумраке гостиной, — своим появлением в моей скромной обители вы оказали нам великую честь.

Подойдя к девушке так, что между ними оставался один лишь шаг, он взял её маленькую речку и едва прикоснулся губами к тонким беленьким пальчикам.

— Не утомила ли вас поездка, баронесса, — поинтересовался он, глядя девушке прямо в глаза; на лице читались безмятежность и спокойствие, подчеркнутые легкой улыбкой, — как здоровье Его Благородия?

— Добрый вечер, Ваше Сиятельство. — Лори присела в книксене, приветственно кивая головой и тем самым отводя глаза. Тарина повторила движение и отошла на шаг за спину баронессе. — Благодарю вас, папенька здоров, хоть и доказывает врачам обратное. Дорога была вполне легкой и ничуть не утомила нас.

— У нас, в Великом Доме Крайтен, существует традиция, — протяжно начал он, — преподносить подарок гостю, который впервые переступает порог Крайтен Холла.

Коварно улыбнувшись, он направился к столу, предлагая баронессе последовать на ним. Взяв со стола тонкую вытянутую деревянную шкатулку, Светлейший отрыл её, демонстрируя гостье свой дар:

— Этому колье никогда не затмить глубины ваших глаз, —промурчал он, демонстрируя баронессе золотое колье, усеянное лесными изумрудами. Камни хитро поблескивали, отражая блики свечей, — оно может лишь подчеркнуть их совершенство.

— Благодарю вас, милорд, но,—Лоррана смущенно взглянула на графа, — я не могу принять такой роскошный подарок.

И что за мода у этих девиц — жеманничать и заставлять их уговаривать? Однако, казалось, что баронесса была тверда в своем мнении — не может принять и все тут. Дорогие подарки обязывают отвечать на том же уровне, а уровень у семьи д'Вальдес не дотягивал...

— Почему же, — удивился он, слегка склонив голову и изучая лицо девушки, — оно пришлось вам не по вкусу. Мне показалось, что колье как нельзя лучше подошло бы вам, миледи?

Он слегка опустил уголки губ, выдавая своё разочарование. Казалось, что блеск его зеленых глаз угас и теперь они безжизненно смотрели в глаза юной леди или даже сквозь них.

— Мне, — на одно мгновение замялся он, — весьма неловко, что я не сумел угодить вашему вкусу и смутил вас. Однако, вы должны знать, что презент всегда был и останется односторонним актом внимания, который не требует ответа. А потому, я очень прошу вас принять это колье.

— Дело не в моем вкусе, милорд, — а может быть, даже и в нем, не зря же сегодня на ней было серебро с жемчугом, в цвет платью — светло-серому, с белыми вставками и серебристой вышивкой. — Прошу прощения, я не хотела каким-либо образом обидеть вас своим отказом... Колье так прекрасно, что мне показалось, что его место на королевской шее, нежели на моей.

Пару мгновений помедлив, он закрыл шкатулку и положил её на стол рядом с местом, которое, скорее всего, предназначалось баронессе:

— Прошу к столу, — мягко заговорил он; за словами последовала теплая улыбка, — быть может, к концу вечера вы измените своё решение, но я не смею настаивать.

Драйлин слегка отодвинул кресло, чтобы юная леди могла присесть.

Подобрав юбку, чтобы не помять, Лори грациозно села в предложенное кресло, обернулась на графа и благодарно улыбнулась ему. Дуэнья села на скамейку возле кресла, вынимая из небольшого мешочка на поясе книгу и углубляясь в чтение.

Граф направился к своему креслу, опустился в него, поднял взгляд на свою собеседницу.

— Чувствуете, — внезапно громко поинтересовался он, — осень уже начала подбираться к прекрасному Элвинну: утренний туман стал гуще, а ночи холодней. Она придет уже совсем скоро, а за ней и зима. Однако, я несказанно рад, что снега у нас не бывает. Не представляю, каково это — пробираться сквозь снежные завалы и мороз. А буран? Говорят, что это ужаснейшее из природных явлений севера...

Слуга тихо подошел к столу и наполнил три бокала прекрасным вином, столь же тихо он удалился.

— Удивительно, — продолжил щебетать граф, — а мне все кажется, что только вчера я был ребенком, который порой бегал по этому лесу.

— Осень, мне кажется, лучшее из всех времен года. Еще тепло, но листва становится красной и золотой, — немного удивилась поведению графа, но разговор поддержала. — Не знаю насчет бурана, но вот в лесах эльфов крови — вечная осень. Мне бы хотелось посмотреть на это чудо. У отца служит дворф, и он, когда я была маленькой, рассказывал мне про свои горы, и как у них там хорошо. Про то, какой там снег и как они веселятся, кидаясь снежками и катаясь на коньках.

— "Кидаясь снежками", — замысловато повторил он последнюю фразу собеседницы, — меня всегда возмущали эти низменные забавы. Вы не находите их пугающими или даже, более того, опасными?

Выдержав паузу, он улыбнулся, чтобы продолжить:

— Вы только подумайте, — на этот раз его голос звучал воодушевленно и даже несколько возвышено, — человек поднимает с земли нечто холодное, мокрое, порой даже грязное. Лепит из этого пушечное ядро лишь для того, чтобы направить его в другого человека, по возможности — в лицо, конечно же.

— Забавно ли это? — возмущенно спросил он, а после строго покачал головой. — О, нет-нет! Это крамола, самая настоящая крамола!

— Но мы же говорим о дворфах, верно? — девушка аккуратно отщипнула виноградину, но задержалась, чтобы закончить фразу. — Это другая раса с другими устоями, традициями и взглядом на мир. Оценивать их действия с позиции нашей морали и норм поведения будет немного неправильно, не находите? То, что мы находим опасным и неподобающим, для них может быть совершенно наоборот. А то, что правильным считается у нас — может осуждаться у них.

— И вы бы позволили этим, — он проделал недюжинные усилия над собой, чтобы выговорить следующее слово достаточно сдержанно, однако, по выражению лица все же можно было прочесть его отношение, —дворфам испортить умы ваших детей!? Заразить их этой безумной идеей!? Это пугающе, милая, пугающе!

Светлейший плотно сжал губы, после чего поднес к ним бокал и отпил немного вина.

— Только подумайте, - возмутился он, - что будет, если факт того, что умы детей испорчены этой дворфийской ерундой, будет предан огласке. Ужасно! Бедняжки тот час же потеряют всех друзей, на них будут показывать пальцем.

Баронесса смутилась, не найдя, что ответить, но затем, вспомнив что-то, рассмеялась.

— Знаете, милорд, наблюдая за детьми из приюта и простонародья, над которыми у нас в семинарии было шефство, я могу сказать с уверенностью, что им не чуждо наслаждение забавами любых рас. И потерять друзей из-за такой, как там считается, "ерунды", им не грозит. А вот ребенок благородной семьи не должен подвергаться такому влиянию, тут я с вами совершенно согласна.

— Ваш папенька хорошо воспитал вас, — гордо проговорил он, будто сам являлся этим самим папенькой и приподнял бокал, провозглашая тост, — за Его Благородие и прекрасную дочь, которую он подарил всем нам.

Отпив ещё немного вина, он вернул бокал на стол.

— Пришлось ли вам по вкусу моё скромное жилище? — тактично поинтересовался он. — Знаете, многие говорят, что ему недостаёт хозяйки.

Слегка приподняв уголки губ, он продолжил:

— Эта, — сделав витиеватый жест рукой, он позволил себе легкую насмешку, — стерва, что так гордо звалась моей супругой, и слышать не хотела об этом месте. Кажется, вся жизнь этой глупой девчонки заключается в распитии напитков, поедании сыра и закатывании сцен. Да простит Свет эту грешницу.

Лори поддержала тост и отпила немного вина.

— Вы очень любезны, милорд, одариваете меня не только подарками, но и комплиментами...

Тут речь зашла о замке, и это дало Лорране повод оглядеться и наконец рассмотреть обстановку.

— Очень зря, у вас прекрасный замок, — откликнулась она на фразу Драйлина, избегая темы о бывшей жене графа, — сразу видно, что у его хозяина отличный вкус. Обстановка замечательно подобрана и выдержанна в одном стиле... Просто изумительно.

— Как же все-таки хорошо, что меня и эту женщину больше ничего не связывает, — кажется, он не услышал последние слова баронессы, — если бы эта причинная подарила мне детей, что было бы!? У них была бы дурная кровь.

Он строго сжал губы и раздувая ноздри слегка вздернул подбородок.

— У собак точно также, — пояснил он собеседнице, немного успокаиваясь, — если сука попалась с изъяном, то и щенки будут ненормальные!

— Я думаю, все же неправильно сравнивать женщину с неразумным животным, какой бы она ни была, — мягко возразила Лоррана. Хотя внутри у девушки все кипело и возмущалось, виду она старалась не показать, и продолжать неспешный светский разговор. - К тому же в наше время женщина может и не воспитывать своих детей. На это существуют кормилицы и няньки, с которыми влияние материнского характера можно свести на нет и воспитать того, кого хочешь видеть сам...

Светлейший иронично отмахнулся:

— И где же вы увидели женщину, — скептически поинтересовался Драйлин, слегка приподнимая брови, — миледи, вы не представляете, о чем говорите. Ну да ладно, если мы потратим отведенные нам часы на обсуждение этой недостойной особы, мы окажем ей слишком большую честь.

Черты его лица смягчились, взгляд встретился с глазами юной леди и легкая улыбка тронула его губы.

— Я не перестаю восхищаться вашим отцом, воспитать такую достойную дочь, — он улыбнулся шире и, выдержав короткую паузу, снова продолжил, — должно быть, ежедневно множество кавалеров просят у вашего папеньки разрешение ухаживать за вами.

— Ну что вы, совсем нет,— Лори отвела глаза, потом вновь взглянула на Драйлина искоса, сквозь ресницы. — По крайней мере, отец еще ни разу о таком не говорил. Да и я, как вы знаете, вышла в свет совсем недавно, Видимо, кавалеры еще не успели меня разглядеть. Ведь кроме меня есть еще множество достойных молодых леди, которых ежедневно представляют ко двору...

— Продолжайте, — мягко проговорил он, — мне очень интересно узнать вас поближе. Расскажите о себе, дорогая.

— Я уже говорила, что мне особенно рассказывать нечего. Маму я не знаю — она умерла через пару лет после моего рождения. Воспитывали меня няньки, кормилицы и, в юношеском возрасте, Тарина. Моей ближайшей подругой была Маэв, но, когда мне было пятнадцать, она вдруг неожиданно пропала и десять лет от неё не было ни слуху, ни духу.

Лори вздохнула, крутя колечко с жемчужиной, что красовалось на её тонкой руке. Колечко, как и все украшения, было сделано в виде листика, жемчужина на котором лежала, как капля росы.

— Но, мне кажется, история моей жизни не интересна. Со мной за два месяца в Доме Крайтен случилось больше, чем за все предыдущие годы. В семнадцать отец определил меня в семинарию при штормградском соборе. Там я и училась до недавнего времени. Вскоре там появилась маркиза, через полгода после её появления случился неприятный казус, из-за которого отец настоял на моем переезде в загородное поместье и никуда не выпускал.

Заметно было, что рассказывать по неприятном происшествии и последствиях девушке не очень хочется, и она старается побыстрее пропустить этот момент.

— Боюсь зайти слишком далеко, — слегка замялся он, — однако не расскажите ли мне об этом казусе, дорогая?

Он тепло улыбнулся девушке.

— Мы в Доме Крайтен умеем хранить секреты, — заговорщически прошептал он.

— Ох, да ничего особенного. И хорошо, что вы не слышали. Это не секрет, но... Просто неприятно вспоминать.

Лори попыталась ускользнуть от темы, но тут в разговор вступила дуэнья.

— Да ладно вам, Лоррана. Хвала святому Свету, это "недоразумение" не окончилось печально, но вам урок на будущее — не принимайте приглашений непроверенных молодых людей.

Лоррана, от слов Тарины, казалось, не могла найти места, куда исчезнуть. Хотелось провалиться вместе с креслом или стать невидимкой.

— На деле все просто. Разбойники решили нажиться и обманом выкрали нашу голубку из стен семинарии. Но бравые стражи быстро их нашли и упекли за решетку, возвращая драгоценность её отцу.

Светлейший понимающе кивнул.

— Благо, что все хорошо обошлось, — он приподнял свой бокал и улыбнулся гостям, — я боюсь смутить вас, милая, но задумывались ли вы о замужестве? И что думает об этом ваш папенька?

— О замужестве? Я?.. Нет, пока не думала. А отец,—Лоррана под впечатлением от предыдущей темы никак не могла подобрать слов.

— О, отец нашей прелестницы только и мечтает, как бы найти ей достойного супруга да вытолкнуть из родного гнезда. А ей бы только сироткам помогать да хозяйство вести...

—Тарина! — возмущенно перебила дуэнью баронесса, сжимая подлокотник кресла так сильно, что пальцы побелели.

— А что, разве я ну вот хоть немножечко вру? – пожилая дама вскинула брови. — Нет, говорю чистую правду.

Граф тепло улыбнулся дуэнье и медленно заговорил:

— У вас замечательная подруга, милая, — он снова приподнял бокал, — за Тарину, пускай Свет продлит её дни.

Отпив немного вина, он вернул бокал на стол и снова нарушил тишину:

— Мне кажется, ваш отец полностью прав, дорогая, — бархатный голос, неторопливо полилась речь, — вам давно пора задуматься о замужестве. Остаться одинокой — печальная судьба, никому её не пожелаю.

Дуэнья с удовольствием поддержала тост в честь себя, а Лори лишь слегка пригубила вино.

— Говорят, что тот, кто много разговаривает — находка для агента ШРУ, — сердито произнесла девушка, глядя на Тарину. Затем перевела взор на графа. — А Тарина, боюсь, стала бы для этого агента не столько находкой, сколько проклятием... Что же по поводу вашего совета...

Тарина только хотела вставить свое веское замечание, но была прервана красноречивым взглядом Лорраны, улыбнулась и снова взялась за чтение.

—Я может быть, и задумалась бы, но пока подходящих кандидатов на роль моего мужа не было. Да и вообще их не было, милорд, если судить об этом по молчанию папеньки.

— Мне не терпится принимать вашего папеньку в моей скромной обители, — он кротко приподнял уголки губ, — надеюсь, Его Благородие окажет нам великую честь, почтив нас своим присутствием.

Склонив голову на бок Светлей несколько мгновений откровенно рассматривал девушку, иногда встречаясь с ней взглядом.

— Признаюсь, я сам порой задумываюсь о женитьбе, — его голос стал совсем медовым, — это моя самая заветная мечта: супруга, которая подарит мне множество детишек. Замечательно, верно?

— Думаю, ваша супруга будет счастливейшей женщиной на свете, —Лоррана улыбнулась графу, поднимая бокал. — Предлагаю следующий тост за то, что бы вы нашли избранницу, разделяющую ваши взгляды на жизнь, которая была бы вам не только "поставщиком детишек", но и другом.

Граф приподнял свой бокал, поддерживая тост. А через мгновение он отпил немного вина.

— Что же, милая, прислуга покажет вам ваши покои, — улыбнулся он, — с нетерпением ожидаю вашего папеньку. И выражаю вам свою благодарность за прекрасный вечер.

— Вам спасибо, милорд, за столь любезное приглашение.
Лоррана встала и поклонилась графу. Так же поступила и дуэнья, произнеся слова благодарности, и гостьи, увлекаемые слугами, вышли из гостиной и направились в отведенную им комнату.

ID: 6085 | Автор: mandarin
Изменено: 9 августа 2011 — 2:34

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
9 августа 2011 — 0:35 Elkon

Красивая игра. Драй и Шер, вы бесподобны.

9 августа 2011 — 0:39 mandarin

Спасибо большое, дорогой. :)