Северные ветра Северные Ветра. Битва у Янтарной Сосны

Эльза Ориэлл Ливлетт фон Дум
Лигрим

Мастер — Zenov

------------------

Вместе с рассветом, тишину Седых холмов нарушили глухие удары, с какими что-то втыкают в дерево. Если бы Эльза проснулась прямо сейчас, то увидела бы, что угли в костре еще красные, на небольшом плоском камне лежат несколько кусков жареного мяса и стоит открытая фляга. Рядом лежит уже знакомый черный плащ, на него брошена плотная пачка перевязанных бечевкой бумаг и лежит меч в ножнах, а в рукоять меча вделан большой сапфир. Между тем стук, доносящийся из небольшой рощи за рекой, стал чуть чаще. Перевязь у Эльзы за спиной слегка сдвинута, кажется, кто-то ночью вынимал глефу. Но сейчас она вроде на месте, только перевязь сдвинута.
Эльза проснулась на рассвете, но эльф куда-то ушел. Стук разбудил ее, и жрица первым делом взяла глефу. Нужно было всегда быть готовым ко всему. Кажется, стало немного теплее, но спросонья она все равно мерзла, поэтому надела плащ и осмотрелась. Ее внимание привлекли бумаги, лежащие на плаще эльфа, и она решила, что не будет ничего зазорного в том, если она посмотрит их. В конце концов, они, пусть и на время, стали напарниками в этом деле.
Подойдя к месту, где ранее спал эльф, она присела и развязала веревку, принявшись перебирать бумаги.
Бумагами оказалась плотная пачка карт, причем там обнаружились и карты Запределья, явно сделанные вручную. Дальше пошли какие-то чертежи, списки, похожие на накладные. Чертежи, как и карты, были сплошь исчирканы малоразборчивыми пометками.
Стук тем временем прекратился. Раздался только громкий шорох, и затем наступила полная тишина.
— Лигрим, вы здесь? — Эльза, просмотрев карты, аккуратно положила их на место и встала, сделав несколько шагов в ту сторону, откуда раньше раздавался шум.
Ответом Эльзе послужила полная тишина. Единственный способ все узнать — это сходить самой.
Женщина пожала плечами. Ну и куда подевался этот рыцарь смерти? Придется идти искать его. Взяв сумку и повесив глефу за спиной, она осторожно направилась вглубь леса.
Буквально через несколько шагов перед Эльзой предстало сплошь покрытое глубокими порезами дерево. Земля перед ним была истоптана, а несколько нижних веток сломаны.
"Интересно, — подумала она, обходя дерево и внимательно осматривая его со всех сторон. — Меч вроде бы остался у костра. Тогда что тут, черт возьми, произошло?"
Решив, что гадать больше не имеет смысла, Ливлетт приложила руки к губам и закричала:
— Лигрим! Вы где!
Чуть позади Эльзы раздался тихий свист, и её деликатно похлопали по плечу.
Она чуть не подпрыгнула от неожиданности и обернулась, мгновенным отточенным движением выхватив Асалу из-за спины.
На низкой, но толстой ветке дерева обнаружился Лигрим, который висел на ней вниз головой, зацепив ногами, и улыбался. Уши его слегка шевелились, а на груди обнаружилась перевязь с метательными ножами, объясняющая странные следы на дереве.
— Это не смешно, — пробормотала Эльза, пряча оружие и с укором глядя на эльфа. — Я подумала, что вы враг. Что, если бы я убила вас ненароком? Хотя, наверное, смерть вам уже не страшна.
Она махнула рукой в сторону костра.
— Давайте, собираемся и уходим. У нас нет времени на всякую ерунду.
Эльф тихо рассмеялся и спрыгнул с ветки с тихим шорохом.
— Вижу, несколько лет в виде мертвеца не убили мое умение прятаться. Я не хотел вас пугать, думал что вернусь до того, как вы проснетесь.
На эльфе обнаружился черный пластинчатый доспех, видимо, совершенно не мешающий ему двигаться. Лигрим задумчиво дернул ухом и неторопливо направился к лагерю.
Настроение было не очень хорошее, хотя по утрам Эльза всегда была в плохом настроении. Не говоря больше ни слова, она пошла за Лигримом, вспоминая увиденное ею в картах.
— Здесь неподалеку есть какая-то деревня. Может быть, доедем до нее и остановимся там? — сказала она приглушенно, жуя кусок мяса, оставленный на камне. — Знаете, информация в нашей работе — важная вещь. Может, узнаем поподробнее, что творится в Зул'Драке.
— Вижу, утро не добавляет вам хорошего настроения, — заметил со смешком эльф, изучая вынутый из ножен клинок. — Если мы доберемся до Заставы смерти в Зул`Драке, то получим полную информацию из первых рук. Но если хотите, можем доехать и до деревни, мне все равно. Спать на голой земле, думаю, не слишком приятно.
— Я привыкла, — пожала плечами Ливлетт. Спрятав флягу в сумку, она огляделась. — Как вы это делаете? Ну, с лошадью. Не думайте, что мне интересно, — поспешно поправилась она. — Просто хочу знать, с кем путешествую. Нужно быть всегда осторожной.
— Простенькое заклинание призыва, не более. Тяжелое наследие прошлого, — хмыкнул эльф, переворачивая лезвие другой стороной и ударяя его пальцем. — А если серьезно, я и сам толком не знаю. Вижу, вы мало знаете о рыцарях смерти и о том, что мы, собственно, есть.
— Я не веду дела с нежитью. Точней, не вела до этого момента, — жрица подошла к эльфу и посмотрела на него снизу вверх. Даже при ее немаленьком росте ночные эльфы все равно были гигантами по сравнению с людьми. — Надеюсь, что узнаю, ведь, как я и говорила, — информация важнее всего. Пока что вы не вызываете подозрений, да и Серебряный Авангард доверяет вам. — Она немного помолчала, а затем добавила уже куда более дружелюбным тоном: — Что ж, давайте выдвигаться.
— Как хотите.
Эльф пожал плечами, пряча свои бумаги под плащ который уже успел надеть. Заметив, что веревку развязывали, Лигрим хмыкнул, покосился на Эльзу, но промолчал, отойдя на пару шагов. Через пару минут повторилась та же история, что и накануне. Эльф подъехал поближе и протянул Эльзе руку.

...Раннвейг всегда считала, что деревни, подобные Приюту Янтарной Сосны в Седых Холмах, — это истинные очаги спокойствия и уюта, окруженные недружелюбными к чужаку с материка созданиями прихотливой природы.
В тот день, когда Ранн пришлось наяву посетить такое место, мнение о недружелюбии нордскольской фауны только лишь подкрепилось новыми эмоциями и впечатлениями: до самого Приюта Раннвейг добралась без происшествий — ну, почти, если, конечно, не считать дороговизну полета на грифоне, предшествующее ему неспокойное плавание на рейсовом корабле и внезапное нападение ворга — и это-то случилось у самой деревни!
Однако же, в самом Приюте ей не нашлось места для отдыха и, уж тем более, ночлега — деревня оказалась похожей больше на наскоро развернутый лагерь, чем на полноценный населенный пункт. Кроме того, местные поселенцы попросту не могли не заметить, как легко одета очередная "туристка" — словно не боясь мороза, она, разрисованная дикарскими метками, провела весь день на улице, одетая только лишь в льняную тунику. Им было невдомек, что тогда Раннвейг пользовала один из глифов огня — и "подогревалась" жгучей силой Лей-линий.

Близился вечер, и с каждой минутой на улице становилось все холоднее и холоднее. В свою очередь, близящаяся непроглядная ночь поочередно зажигала на небосклоне новорожденные звездочки, светящиеся неловко и тускло.
Те поселенцы, которым было, куда идти, чтобы провалиться в долгожданный сон, уже разбредались по своим жилищам. Вне помещений, в конце концов, остались только охранники поселения и Раннвейг, чьи руны начали светиться красноватым светом особенно ярко и заметно. Стражи побаивались пришелицы, однако, не имели никакого повода арестовывать ее — поэтому просто старались к ней не приближаться.
А ночной мрак становился все явственней и явственней.

— Хм... Конечно, деревня — это слишком громко сказано. Зато это место полностью оправдывает свое название.
Задумчиво произнес Лигрим, останавливая лошадь у подножия холма и глядя на стоящее на вершине здание. Становилось темно и заметно похолодало.
— Раньше тут народу, конечно, побольше было. Это тоже своего рода перевалочный пункт, как видите. Надеюсь, вам найдется место для ночлега.
Эльза, кряхтя, спрыгнула с седла, с трудом подавив желание поприседать. Мышцы страшно затекли, а от быстрого галопа голова немного кружилась. "Да что ж я за неженкой такой стала?", недовольно подумала она. Да, стоило ей десяток дней проваляться в кровати, как уже успела отвыкнуть от суровых походных условий.
— У меня есть деньги, так что, думаю, пустят на ночлег, — она замахала руками проходящему мимо стражнику, и тот неохотно остановился. — Эй, стойте! Есть у вас место для двух усталых путников?
Перебросившись со стражником парой слов, Эльза указала на высокое здание, умостившееся на самом краю холма. С одной стороны холм был пологим, и вверх вела узкая тропинка, а с другой — обрывался вниз, в реку, где издалека был виден небольшой остров. Нужно было переговорить с управляющим, который выделил бы им место. О комнате речи не шло, но спать хотя бы придется не под открытым небом.
— Усталость берет свое, да? Ну, это еще не самое страшное.
Эльф легко спрыгнул с лошади и взмахом руки отправил её подальше от поселка. Нечего народ провоцировать.
Лигрим задумчиво посмотрел на Эльзу, пошевелил ухом и широким шагом направился к указанному зданию.
Так уж случилось, что Раннвейг — а при дальнем рассмотрении девушка казалась нематериально-призрачной красной гирляндой — нашла удобное место для медитативного созерцания северных далей как раз таки у того самого высокого деревянного здания.
Итак, девушка-гирлянда заметила приближение новых приключенцев не сразу — только тогда, когда они взошли на узенькую тропинку, вытоптанную ногами таких же, как они, приезжих.
Закутанная в плащ женщина, за плечом которой торчал длиннющий посох, прошла прямо рядом с девушкой-гирляндой, едва не задев ее, а потом остановилась. Задумчиво потерла подбородок и, наконец, обернулась, глядя сверху вниз на странную путешественницу.
— Почему вы сидите на улице? — мягко спросила Эльза. Голос, которым она обратилась к девушке, сильно отличался от жесткого тона, коим она разговаривала с Лигримом.
Прежде чем ответить, Раннвейг пожала плечами и медленно кивнула — видимо, хотела таким образом поприветствовать обратившуюся к ней женщину.
— Да вот, не хочу беспокоить тех, кто уже есть внутри. Да и косятся на меня не слишком-то приятно, а почему — это ведь вестимо, потому, что разрисована, — взгляд темных глаз девушки внимательно — но нисколько не пытливо! — изучал путешественницу.
— Кроме того, а вдруг — нападение? При всем моем уважении к здешним людям, я сомневаюсь, что они смогут обороняться сами. Глядишь — и помогу чем-то. Мое дело нехитрое.
— А со мной вы, Эльза, другим тоном говорите, между прочим.
Фыркнул эльф, останавливаясь и оглядывая девушку-гирлянду. Рассеяно почесав ухо и видимо что-то прикидывая в уме, Лигрим пару минут задумчиво молчал, затем тихо заговорил, почти в ухо Эльзе.
— Знаете что? Отдайте-ка вы ей мое место, оно мне все равно не понадобится. Деньги я вам верну. Если управляющий заартачится, пригрозите... Пригрозите мной. Я думаю, это достаточно веский для него аргумент?
Эльза фыркнула, отходя от Лигрима и присев рядом с девушкой.
— Нет, ну это не дело. Давайте-ка вы пойдете с нами. Там, где двое, там и трое поместятся. — Жрица улыбнулась и протянула руку, кажется, абсолютно не обращая внимания на странные рисунки на теле девушки. — Лигрим, вы тоже. Мы с вами отправились в это путешествие вместе. Да и к тому же, я хочу за вами приглядеть... мало ли что.
Когда милосердная женщина обратилась к эльфу, названному Лигримом, Раннвейг не удержалась — все же мазнула взглядом и по нему, тут же сощурившись. Это явно не был обычный эльф, однако, что с ним было не так, девушка сказать затруднялась.
Впрочем, с созерцания калдорея Раннвейг быстро переключилась обратно на разговор с женщиной.
— А если нападение?.. А, впрочем, хорошая компания в таком месте — тоже находка ценная, ценнее, во всяком случае, золотых звенящих монеток.
И тогда разрисованная приняла любезно поданную руку, легко поднявшись с обмерзлого пола. Женщина, несомненно, могла почувствовать аномальное тепло, исходящее от ладони Раннвейг.
— Ах вот как... Недоверие, пррелестно, пррелестно. Как ожидаемо и предсказуемо. Видимо, статус капитана Клинка не развеял вашу уверенность в том, что я стану резать мирных селян и поднимать трупы? Пррелестно.
Промурлыкал эльф, усмехаясь и даже не думая понижать голос. Замечание Эльзы его явно задело. Эльф повернулся к девушке-гирлянде, отвесил ей легкий полупоклон:
— Действительно, идемте с нами. Нечего на улице мерзнуть из-за рисунков на теле. Глупость это.
Кивнув и проигнорировав замечание эльфа, жрица открыла дверь и указала на узкую лестницу, ведущую на второй этаж. Хотя вторым этажом назвать это можно было лишь с натяжкой — всего лишь небольшая галерея, опоясывающая периметр здания и ведущая в складские комнаты. В одной из таких кладовок, отодвинув бочки и ящики к стене, компания и должна была расположиться. Места было маловато, но зато здесь было тепло, и крыша кое-как защищала от дождя и снега.
— Я пойду, поговорю с управляющим, — сказала Эльза и направилась вниз, искать того, кто был ей нужен. Она не планировала оставаться здесь долго.
Что ж, Раннвейг была рада и такому ходу событий — поддержание глифа усиленной теплоты медленно, но неумолимо отнимало у нее силы, так что, когда троица оказалась в складском помещении, светящаяся красным девушка светиться все же перестала — потушила, знать, нужную руну.
Однако же — не стала начинать разговор первой, увлекшись созерцанием узора на тыльной стороне ладони с таким видом, будто постигает всемирную Истину.
Эльф тихо ругнулся и стащил перчатки. Если приглядеться, можно заметить руну на тыльной стороне его правой ладони. Невнятно бормоча себе под нос что-то явно нелестное, Лигрим принялся сдвигать к стене стоящие в кладовке бочки и ящики.
— Как вас зовут? — тихо обратился он к странной девушке.
— Раннвейг из рода Тэнарри, — ответила она и опустила ладони на колени, усевшись в так называемую позу лотоса. Судя по отрешенной улыбке, неудобств эта поза ей не доставляла — равно как и поддувающий в спину сквозь щелки бревенчатого дома ветер.
— А вас?
Конечно же, рунная мастерица — а это была именно она, судя по поведению и разрисовке на теле — заметила узор на правой ладони эльфа. Более того — она не заметила, а прямо-таки почувствовала близкое присутствие какой-то из знакомых рун.
Эльф расчистил какое-никакое пространство и присел рядом с Раннвейг, обхватив колени руками. М-да... Халтурно тут строили, в спину изрядно дует.
— Лигрим, — лаконично представился эльф, раздраженно дернув ухом. — Как вы уже, наверное, поняли, рыцарь-капитан Черного Клинка. Что, впрочем, не убеждает некоторых людей в том, что я не опасен.
Рыцарь расстегнул перевязь с мечом, положив его поперек себя и постукивая по ножнам. Ощущение присутствия рун исходило именно от него.
— А что это за руна у вас на руке? — прямо так, в лоб спросила Раннвейг, правой ладонью потянувшись к поясной кожаной сумочке, застегнутой на заклепку.
— То, что она из образа огня, я знаю... Но вот кто нанес ее — вот это мне поистине интересно. Немногим оказывают честь в нанесении на тело подобных узоров.
Раздался негромкий звук, похожий на единичное клокотание какой-нибудь хищной птицы — это Раннвейг наконец открыла поясную сумку, заклепка которой долго не поддавалась.
— Нанес её мне мой старый знакомый, Асгейр Златорун, рунный мастер-дворф. Собственно, это только часть рисунка. — Эльф вытянул меч из ножен. — Остальное тут.
Через несколько минут после того, как Эльза ушла вниз, с улицы донесся какой-то шум и крики. В принципе, поначалу это казалось не очень подозрительным, но вскоре крики усилились и донеслись звон мечей и лязг доспехов.
В этот же момент дверь в комнату распахнулась, и в проеме показалась высокая фигура Эльзы. Плащ отсутствовал, медно-русые волосы расплескались по плечам, а на плече был длинный порез.
— Знакомая техника, — оценила Раннвейг, степенно кивнув и продолжая рыться в суме. Однако, только лишь заслышала зловещий перезвон мечей, мигом вскочила с пола.
— Я так и знала. Беда! — призывно возвестила девушка, сжимая кулаки до побелевших костяшек. Раннвейг не боялась — наоборот, она бесстрашно зажглась внезапной идеей защиты деревеньки.
— Что там? Не похоже на зверей, люди? Как могут люди не отставлять междоусобицы в таком месте?!
Эльф, не задавая никаких вопросов, вскочил, сжимая меч в руке, и полетел вниз по лестнице, перепрыгивая через ступеньку, рассудив, что разберется на месте.
Эльза взяла глефу, прислоненную к стене, и побежала вслед за эльфом. Говорить ничего не потребовалось, ее спутники сами все поняли. Стражи в деревне было немного, всего с десяток человек, но никто и не додумался предупредить ее о том, что совсем рядом орки уже захватили опорный пункт Альянса и внизу, на том самом острове, до сих пор шли бои.
Подходов к деревне было немного — с трех сторон она была окружена отвесными скалами, а вот склон холма был единственным путем. По нему-то и прошелся отряд орков. Похоже, это была разведка, но теперь им было известно, насколько незащищенной был Приют Янтарной Сосны.
Не удовлетворившись ответом — точнее, его отсутствием, — Раннвейг стояла на месте еще с пяток секунд. Но — времени ни в коем случае не теряла. Узор за узором, глиф за глифом, она зажигала боевые руны — готовила их к использованию. Из сумы был извлечен стальной кастет — и он зажегся ярким пламенем, когда Раннвейг активировала глиф горения.
С такой степенью подготовки девушка и выскочила из холодного помещения, спустившись по лестнице не менее быстро, чем эльф или женщина с глефой.
Оказавшись вне здания, Раннвейг ахнула — однако, быстро взяла себя под контроль снова.
— Что, черт побери, случилось?
Эльф молча оглядел трупы и сплюнул. Знакомая работа.
— Орки?
— Осторожно! — предупредила Эльза. Один из разведчиков, улучив момент, подобрался к ним сзади. Привычно рука Эльзы, плотно обмотанная тканью, нажала кнопку в середине посоха, открыв длинное острое лезвие. Взмах — и орк был пришпилен к земле, дергаясь, как насекомое, проткнутое булавкой. Эльза присела, вытащила лезвие из полумертвого орка и тихонько прошептала: "Да пребудет с тобой Свет".
— Отлично. И много тут еще таких?
Эльф неторопливо двинулся в темноту. Хорошо, что он прекрасно видел в темноте. Внезапный удар ему мало грозил. Наверное.
Эльза поднялась, взяв глефу двумя руками. Поднимать такую тяжесть и махать ею было довольно сложно. После каждого боя мышцы болели невыносимо, но такова была расплата.
— Это еще не все. Будьте готовы, — бросила жрица.
Руны на теле Раннвейг светились струящимся призрачным светом: одни — красным, другие — синим, а иные — и вовсе бледно-желтым. Такое светопреставление, без сомнения, могло с легкостью привлечь к себе внимание врагов, поэтому Раннвейг потрудилась накинуть на плечи плащ.
— Творцы нас защитят.
Командир стражи деревни (хотя по сути он был всего лишь лейтенантом в небольшом отряде, который предоставила деревне Лига Исследователей), пробежал мимо них, что-то на ходу выкрикивая о том, что нужно защищать проход к Приюту всеми способами.
— Ввязались же, — пробормотала Эльза, крутя в руке глефу, — Что будем делать? Останемся или уйдем?
Эльф вынырнул из темноты, помахивая мечом.
— Останемся. Повеселимся как следует.
Эльф зловеще усмехнулся и снова нырнул в темноту, направившись к проходу в Приют.
— Остаться — лишь бы не в земле. А мы и не останемся — мы отобьем нападение и победим. Так велят законы чести и жизни.
Ночная непроглядная тьма покрыла чело храброй девушки, и лишь рунные образы, мерцая под неплотным тканым плащом, обозначали ее местоположение.
— Хорошо, — ответила Эльза и улыбнулась. — Кто, кроме нас, сможет помочь этим людям. И хотя это не наше дело... Лигрим? — кажется, эльф уже куда-то убежал. Или слился с тенью, как он любил делать. Ливлетт вздохнула. Ну что ж...
Она направилась туда, где дорога была наиболее узкой. Здесь хорошо просматривался путь к деревне, и почти кого угодно можно было заметить, если он попытается пробраться к обжитым зданиям. Эльза увидела лейтенанта, тот помахал ей рукой и стал делать какие-то непонятные жесты в сторону деревьев. Она не совсем понимала, к чему...
— Идут! — заорал лейтенант, — Приготовиться к бою!
Эльф и правда слился с тенью за деревом чуть дальше от лейтенанта. Если сделать резкий выпад мечом, жертва ничего даже не поймет. Эльф замер, настороженно прислушиваясь.
Раннвейг была готова — о, более чем готова! Ее очи прямо-таки пылали желанием отбить нападение — как и тяжелый стальной кастет, окутанный огненными языками, которые лизали кожу девушки, однако же, — не жалили.
Эльза вышла немного вперед за линию обороны. У стражи были щиты и короткие одноручные мечи. Глефа была намного длиннее, и ей проще было не подпустить врагов до ближнего боя. Лейтенант попытался ее остановить, но она только отдернула руку и тихонько что-то сказала ему. Затем закрыла глаза и начала читать заклинание щита.
В этот же момент отряд орков добрался до дороги и они побежали вверх по тропе, осыпая линию обороны стрелами.
Эльф заметил пробегающего мимо лучника и резко выбросил меч вперед, с таким расчетом, что бы пробить стрелку горло и тут же нещадно вывернуть меч полукругом, опять скрываясь в тени и оставив ему голову полуотрезанной.
Она не могла удерживать щит над всеми стражниками, только над собой и лейтенантом, и услышала, как падают на землю раненные защитники. Но в данный момент это было неважно. Эльза перехватила глефу и побежала вперед, стараясь не сбросить концентрацию щита.
— Они не пройдут.
Раннвейг сказала это таким уверенным и твердым тоном, будто бы точно знала, каким будет исход нелегкой битвы. Она и вправду знала — точнее, думала, что знает; думала, что непременно поможет одержать победу, поразив захватчиков своими способностями.
Ветер, невиданно сильный и холодный, обжег бы морозом кожу простого человека — но не кожу Раннвейг. Для нее ветер был истинным помощником и другом: по дружбе он помогал ей и сейчас, ступенька за ступенькой вознося девушку в воздух, позволяя ей левитировать и одновременно готовить еще одну руну к высвобождению.
Эльза глубоко вздохнула, впадая в обычное свое боевое состояние. Она как будто вышла из своего тела, управляя им, как кукловод — марионеткой. Боль в мышцах ушла на задний план, все мысли, все воспоминания — тоже. Осталась только ее рука, и как продолжение ее руки — Асала, орудие Света, дарующее последнее прощение перед смертью. "Я не могу позволить злу свершиться", сказал голос внутри ее мозга. Она почувствовала, как что-то горячее течет по ее шее. Кровь? Кажется, щит все-таки пробили. А может, это была кровь убитых ею орков. Это уже не имело значения.
Со стороны ополченцы увидели, как вихрь стали вонзился во вражеский отряд, как нож в масло. Глефа мелькала, залитая кровью, превращая живых существ в неприглядную кроваво-красную массу. Это было страшно.
Эльф орудовал в тылу вражеского отряда, выскакивая из темноты и нанося удар. В один момент он остановился, руны на клинке ярко вспыхнули красным, и орочий отряд хлестнула плеть огня. А проклятый эльф вновь скрылся в темноту, ощущая, как по руке струится кровь. Кажется, все же достали.
...и тут воздух прорезала огромная молния. Да, она взялась будто бы ниоткуда, вызванная прихотливой Раннвейг; она появилась, и безвозвратно унесла жизни тех захватчиков, которым не посчастливилось оказаться в самой середине вражеского отряда. Ослепительная вспышка была страшной по силе своей, и могла с легкостью выжечь глаза тем, кто, завороженный, смотрел, как вызванная молния сначала выкашивает их товарищей, а потом — исчезает, растворяясь.
Эльф неожиданно вынырнул из темноты рядом с Эльзой и рассмеялся. Он держался от нее на почтительном расстоянии, но орудовал клинком с не меньшей быстротой и силой.
— Нравится а?
Весело спросил эльф Эльзу, отшвыривая в сторону очередной труп.
Битва была в самом разгаре, когда к лейтенанту подбежал лучник с башни.
— Сэр, у нас проблемы! Идут еще орки!
Смахнув кровь с меча, лейтенант Думонд огляделся. Его люди держались из последних сил, были раненные... Нужно было что-то срочно решать.
— Перегруппироваться! Гражданских в приют! Лучников на башню! Отступаем, ребята!
Лигрим продолжал махать мечом рядом с Эльзой, изредка поглядывая на нее. Она походила на какой то адский станок, как-то оказавшийся на тропе. Эльф на секунду остановился, синеватая вспышка одной из рун — и в темноту полетело ледяное прикосновение. Тому, кто с ней встретится, не очень-то повезет. Эльф усмехнулся и продолжил свою кровавую работу.
Ветер, сильный и непокорный оркам-захватчикам, все еще держал Раннвейг в воздухе, морозными порывами облекая ее фигуру, растрепывая черные волосы и заставляя льняной плащ реять ободранным флагом.
Раннвейг смотрела: смотрела на проделанную молнией работу, на товарищей-приключенцев, редящих ряды зеленокожих ордынцев, вдаль, на... Подкрепление, идущее с севера.
— Они уже близко! — крикнула Раннвейг, но ветер смягчил ее голос; украл громкие нотки отчаянного предупреждения. И тогда девушка попросила порывы воздуха успокоиться, опустить ее на землю...
Ветер не стал отвергать эту просьбу, и через десяток секунд Раннвейг наконец коснулась кончиками пальцев жесткой земли. Руна на лодыжке девушки, затрепетав синим светом, истерлась.
Лигрим внезапно оказался совсем рядом с Ливлетт, но она его не замечала. Если приглядеться, можно было заметить, что она вообще никого и ничего не замечает вокруг себя, кроме врагов. Зеленые глаза потухли. В них больше не было жизни. Казалось, вся ее жизнь ушла в глефу, которая мелькала так быстро, что было невозможно уследить. Рука Эльзы едва заметно дрожала, напряженные мышцы стонали от боли, но она не замечала этого.
По шее Эльзы текла струйка крови. В бок будто что-то впилось, и в мозгу только проскочила мысль "Задели болтом, сволочи"... Но боль тоже ушла на второй план. Она знала, что не сможет сражаться так долго, но этого и не требовалось. Кажется, разведотряд сильно поредел, и орки начали отступать. Эльза сжала зубы так, что могла услышать, как они скрипят. Ее рука дрожала все сильней, и даже перчатка не помогала — ладонь жгло как огнем.
— Лиг...рим, — выдохнула она, поворачиваясь к эльфу, — Отступаем...
Думонд не любил таких заварушек. Как он мог допустить подобное? Ужасно. Ему было плевать на звание, но могли пострадать люди!
Слава Свету, что рядом есть эти путники... Без них уже давно бы их смяли.
— Сэр! Гражданские эвакуированы!
— Отлично, рядовой. Немедленно отправить нашу укротительницу грифонов... как её..
— Вана Грей, сэр!
— Так вот, немедленно её отправить в основной лагерь. Пускай немедленно присылают подкрепление, мы тут долго не продержимся. После этого быстро в приют, мне не нужно, чтоб кто-то остался без защиты стен!
Твердым шагом он вошел в здание и осмотрелся.
— Лавки и бочки к дверям. Делайте баррикады и закрывайте тут все, когда зайдет последний человек! Троих отправьте на окна — пускай швыряют на головы этих тварей все, что потяжелей ночного горшка. Остальные на места, все делаем согласно тренировкам!
Эльф только присвистнул, оглядев Эльзу. Вытащил из-под плаща пару метательных ножей и напоследок послал в темноту.
— Отходим.
Эльф говорил спокойно, даже, кажется, с некоторыми нотками веселья в голосе.
Лигрим медленно начал отходить спиной по направлению к Приюту, держа меч обеими руками и следя, чтоб никто не выпрыгнул из темноты.
Выхватив взглядом из всей этой адской кутерьмы своих новых знакомых, Раннвейг двинулась к ним, уверенно ступая босыми ногами по земле. Ее кастет все еще полыхал пламенем, импульсивно выбрасывая из ярко-желтого плавящегося чрева, которым теперь казалась обычная ранее сталь, алые искры.
— Я помогу, — заверила она, лишь только увидев раны Эльзы, — Но надо попасть в Приют. И как можно скорее!
— Идем, — тихим, охрипшим голосом сказала жрица и побежала к приюту, немного прихрамывая. Глефу она повесила за спину, а правую руку прижимала к груди.
Когда последние выжившие забежали в дом, двери закрылись. Эльза села у стены, переводя дыхание, и пытаясь придти в себя. Она задрала рубашку и осмотрела бок. Плохо... Болт, кажется, застрял. Придется доставать.
Она зашипела от досады и боли. Шею только немного задело, серьезных ранений не было — лишь пара царапин. Повезло.
Эльф нырнул в Приют последним, но медлил закрывать дверь, вдруг еще кто-то отстал. Орки были еще не совсем близко, можно было немного подождать. Если бы кто-то из них сунулся, тут же бы получил подарочек в виде метательного ножа.
Снаружи показалась высокая тощая фигура, закутанная в плащ по самые глаза.
Кто он и откуда взялся — сейчас не было времени для вопросов.
— Я прикрою снаружи, — сказал незнакомец эльфу. Голос звучал приглушённо и неожиданно мягко в сложившейся напряжённой обстановке.
Эльза тем временем пыталась нащупать болт в боку. Ополоснув руку из маленькой фляжки со спиртом, она засунула два пальца в дырку и ухватилась за болт, потянув на себя. Из глаз брызнули слезы, но жрица только приглушенно вскрикнула. Из раны хлынула кровь, но она быстро зажала ее рукой, судорожно снимая другой рукой нож с пояса.
— Ранн... поможешь? — слабо позвала она. — Нужно накалить лезвие.
— Но я ведь могу просто заживить рану... — начала было Раннвейг, всплеснув руками. Очередная руна, мелкая и, видимо, незаконченная, вспыхнула на ее запястье мягким зеленым светом.
— Творцы дают мне силы, которыми я могу пользоваться во благо. Исцеление так же подвластно мне, хотя и не в том объеме, как, например, огонь или ветер.
Старый солдат, с пышной бородой, схватил незнакомца за шиворот и с криками "Какой на хер прикроешь!?" втащил в здание, давая отмашку на закрытие двери. Тут же несколько человек оперативно закрыли её на толстый дубовый засов и подперли скамьями, предварительно отпихнув мешавшего эльфа.
Лейтенант напряженно осматривал давно знакомое помещение, которое придется ему оборонять. Судя по докладам, у них были потери. Трое погибших, один критически ранен... С башни же пришел доклад, что в их сторону двигается крупный отряд орков в пятьдесят голов. Но были и хорошие новости — укротительница грифонов не растерялась и вывела всех птичек в воздух, умчавшись в сторону основных сил Альянса.
— Всех, кто умеет стрелять — к окнам! Маги...— Думонд задумчиво посмотрел на таинственную девчушку, которая явно летала над полем боя. — Маги, если могут, помогают раненым, а после защищают окна. Да поможет нам Свет, господа!
— Ну, ты же не стала бы заживлять рану с болтом под ребрами, — криво улыбнулась Эльза. — Если умеешь, то я буду благодарна. Мне, честно говоря, совсем не хотелось бы снова валяться неделю в кровати и ждать, пока заживет.
Эльза, не убирая руки, чтобы не истечь кровью, поддернула рубашку повыше. Как оказалось, шрамов на ней было достаточно. Один, особенно здоровый, казался совсем недавним. На животе все еще оставались следы от ниток. Эльзе было плевать, одним шрамом больше, одним меньше, главная проблема — время. Ведь теперь она была в одной лодке с этими людьми, и хотела помочь им, как только могла.
Эльф, улыбаясь, прислонился к стене, скручивая пальцами самокрутку. Можно было ждать. Либо подкреплений, либо пока выломают дверь. Второй вариант был ему больше по душе. Убийства имели свой особый вкус, но он почему-то редко бил первым. "Все мы законченные психи."
— Все живы?
Вполголоса поинтересовался Лигрим, поджигая самокрутку и затягиваясь. Выдохнув дым к потолку, рыцарь проворчал.
— Где ж раньше был ваш чертов хваленый Свет...
Готтард осмотрелся, привыкая к полумраку. Затем, неспешно сбросил плащ и достал двуручник из-за спины.
Раннвейг, верно, услышала просьбу командира Думонда, однако, никак на нее не прореагировала — все ее внимание теперь поглощали повреждения Эльзы — точнее, та самая рана от болта.
Сперва, убедившись, что в открытой ране не осталось щепок от выдернутого древка, Раннвейг одними лишь кончиками пальцев левой руки коснулась кожи женщины.
Руна на запястье, ранее казавшаяся мелкой и непримечательной, загорелась еще ярче, чем раньше. Зеленоватый свет, чем-то похожий на высвобожденную энергию природы, мигом свился в ниточку и маленьким ужиком пополз прямиком в рану. И там — окончательно растворился, заживляя плоть, артерии, а затем — и кожу. С последним пунктом, однако, волшебство рун справиться до конца не успело — остался незаживленным красный рубец.
Жрица с недоверием осмотрела шрам. Чтобы добиться таких результатов самой, ей потребовалась бы как минимум неделя. Она подняла глаза и улыбнулась, глядя на Раннвейг.
— У тебя талант... Благодарю. — Встав, Эльза подошла к двери. — Говорите, если нужна помощь, командир. — Она обращалась к лейтенанту.
Изрисованная рунами девушка смиренно кивнула в благодарственном жесте и, встряхнув уставшими ладонями, последовала за Эльзой.
Думонд лично проверил, как забаррикадированы оба выхода, ободряюще улыбаясь солдатам и гражданским. На втором этаже раздавались крики раненного — судя по всему, жить ему осталось недолго, и это тяжким грузом лежало на плечах лейтенанта.
— Говорите, если нужна помощь, командир.

ID: 6034 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 20 октября 2011 — 17:50

Комментарии (8)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
6 августа 2011 — 22:27 WerewolfCarrie

В роли ГМа данной боевки - Каптерка aka zenov, спасибо ему :)

7 августа 2011 — 12:28 Divine_Wind

Ну наворотили (%
Прям оборона дома Павлова. А может, тов. Каптерка специально такой эффект создавал?

Кстати, с какой целью орков понесло вдруг? Просто нащупали подходящий момент?

7 августа 2011 — 17:09 Zenov

Да, у меня тоже такие ассоциации появились, когда все закончилось ^_^
А орки напали так как это война, а почему бы не уничтожить один из пунктов противника, коль это возможно? В войне никогда не упустят возможность попинать за бесплатно... Только зубы обломали товарищи ордынцы.

7 августа 2011 — 20:13 hfactor

орки нападали ПРОСТО ТАК? 0о

7 августа 2011 — 20:33 Lone_Wolfy

А че такого, у нас некоторые личности так вообще при виде эльфов сразу загораются идеей срезать у них уши.

7 августа 2011 — 21:00 hfactor

уши? какие уши? *прячет за спину связку эльфийских солёных ушек*

7 августа 2011 — 21:10 WerewolfCarrie

По той же причине, по которой ведется борьба за остров прямо рядом - нужна территория, нужны ресурсы. А т.к. остров на время был захвачен Ордой, то решили заодно и Приют присоединить.

7 августа 2011 — 21:15 Zenov

Приют - отличная точка для поддержки своих войск с высоты. Плюс Альянс так же лишается важной позиции для координации своих действий и перевалочной базы. Почему бы и нет?