Viva la Conquista! Глава восемнадцатая. Хрупкие альянсы

Валеор Эдмунд Североградский
Педро Рамон Веласкез де Кастилия-Романья
Алоринна Тинориэн
Дагнар Перо Феникса
Анита Бренненханд-Блэйк

***

Тем временем, Родриго Альварез с войском уже несколько часов ждали у условного места встречи — но ни отряда паладина, ни Веласкеза все не было. В конце концов, поскольку солнце уже клонилось к горизонту, Альварез скомандовал ночлег, и войско суетливо принялось располагаться на ночевку. Поскольку условным местом была обнаруженная разведкой покинутая деревня троллей, то командующий решил расположить солдат прямо в каменных домах.

Алоринна сидела на обозной телеге, свесив ноги с краю и болтая ими, одновременно поедая кусок вяленого мяса и пытаясь избавиться от грызущей ее тревоги. Сама же телега стояла на дороге вместе с другими телегами обоза и артиллерией, а войско уже вовсю располагалось в стоящих по обе стороны от тракта домах. Патрули и дозоры уже были высланы, и солдаты хмуро разводили костры и принимались готовить ужин. Исчезновение паладина и капитана очень сильно подорвало дух отряда, и если бы не железная рука Альвареза, то половина войска бы уже дезертировала.

После боя, восстанавливая силы, Шери отсиживалась в открытой повозке. Крики, боль, ужас, смерть — вот, что властвовало на поле боя. Своими щитами, волшебница, как могла, старалась уменьшить страдания людей. Признаться честно, происходившее вокруг — это совсем не то, на что она рассчитывала, когда отправлялась в путешествие. Тогда казалось, что это мирное предприятие и столько людей нужно лишь для раскопок. Приплыли, побродили по древним храмам, решили пару загадок, выкопали сокровища, да уплыли героями. Казалось всё так просто! Но всё повернулось иначе, здесь разразилась целая война.

Ещё после атаки на форт её так и подмывало подготовить портал, закинуть туда этого балбеса Релара и уйти самой. Вот только сделать это она не решалась, как ни странно, люди вокруг рассчитывали на ней, на помощь и поддержку.

Взрыв гогота неподалёку отвлёк девушку от мрачных мыслей. Наверняка это солдаты после боя. Стараются расслабиться и радуются, что живы.

Шери выглянула из повозки.

— Ну как ты? — приветливо обратилась к Шер Ринна, улыбнувшись ей. Улыбка, правда, вышла нервной; молодая волшебница не могла скрыть своих волнений. За прошедшее время чародейка старалась завязать дружеские отношения с магами, но они почему-то ее избегали, и ее это очень огорчало. Кроме Дагнара, ей было не с кем общаться, а ее, как весьма общительную особу, это порядком удручало.

— Не очень, — поёжившись, ответила Шер, и поплотнее закуталась в свою мантию, — Всё совсем не так, как я представляла себе.

Шери поморщилась:

— И Педро куда-то запропастился. Сидим тут, а там в лесу рыскает... всякое.

Волшебница хмуро указала в сторону зарослей.

— По идее надо отдохнуть и восстановить силы, но как тут заснёшь?

— Ты, наверное, представляла себе мирную экспедицию, да? — сочувственно поглядела на Шер эльфийка, — Да ты не бойся, можешь спать смело. Ведь я же рядом!

И Ринна звонко расхохоталась, тряхнув копной светлых волос. Однако ее смех быстро стих, и она лишь грустно вздохнула, протянув себе под нос:

— Чего бы только я не отдала, чтобы снова увидеть Дагнара...

Шерион глянула на Алоринну.

— Чудной он. Взял и ушёл. Вообще, зачем надо было одному соваться в джунгли? Вон, обычно же целый отряд отправляют.

Девушка напряжённо вглядывалась в джунгли неподалёку, словно ожидая, что оттуда вот-вот выскочит орава троллей и диких животных. Она никак не могла расслабиться.

— Мой муж еще и не в такие дебри хаживал, и оставался цел и невредим, уж поверьте, — с гордостью заметила Ринна, тоже вглядываясь в чащу. Ей почему-то казалось, что она слышит какие-то звуки — похожие на цоканье копыт.

— А в какие? — осторожно спросила волшебница у эльфиийки. Она внезапно поняла, что эти двое могут быть старше на сотни лет и могли многое повидать.

— Ну... например, в Запределье. Или в лесах Транквиллиона — знаешь ведь, что это за место, да? — ответила Ринна. По ее тону было понятно, что она не совсем уверена в том, что говорит. Все-таки Дагнар редко распространялся о своих делах.

Шер кивнула:

— Читала о них, но сама никогда не была там. В Запределье, судя по описаниям Кадгара, вообще лучше не соваться. Толпы демонов, да странное, опасное зверьё. Хотя, как ни странно, и к этому можно приспособиться. В экспедиции в эти земли отправлялись только лучшие воины и исследователи Альянса. А вот о Транквиллионе мне известно куда меньше. Это ведь где-то на севере? Там, кажется, проходил путь нежити на Луносвет.

Как ни странно, но в обществе Алоринны стало легче. Мрачные мысли отступили и ситуация стала казаться не настолько плохой.

— Да, именно так. Когда негодяй Артес шел со своим нечестивым войском на Луносвет, он прошел сквозь наши леса, как... как... как гоблинский крошер! Больше в тех лесах не было слышно смеха, больше там не светило солнце, больше не резвились звери. Все покрыл трупный тлен, мерзостная вонь. В чаще темного мертвого леса, среди опутанных нерубской паутиной стволов деревьев гнездилось зло, зло в чистом виде. Хуже всего был след от армии Короля Мертвых — ужасная, незаживающая рана, нанесенная земле. Шрам, ужасный черный шрам — полоса оскверненной земли шириной в лигу, где не растет больше ничего, ни самого захудалого цветка. Только лишь трупный тлен и бродячие трупы, не нашедшие упокоения в этой проклятой земле, — мрачно отвечала Ринна на вопрос Шер.

Поправив сползавший шлем (а с доспехами после битвы эльфийка расставаться не пожелала), Алоринна добавила:

— А Запределье... я провела там часть юности. И ты знаешь, я... не очень-то люблю об этом говорить.

— Да уж. Мне повезло больше. Сколько себя помню — всегда жила в Элвиннском лесу или Штормграде. У нас небольшая ферма в окрестностях башни Азоры. Самое страшное, что случалось — так это нападение волков в одну из голодных зим. Хотя, была ещё поездка к дяде в Темнолесье. По пути ничего не случилось, но напугалась я тогда сильно.

Шери усмехнулась:

— Даже попав в Штормград и начав учиться, мне всегда казалось, что большой мир где-то далеко и меня ну никак не касается. По сути, если бы не Рел, я бы так и не вылезла из города. До сих пор не могу понять хорошо ли то, что вытащил меня или плохо.

Эльфийская чародейка взглянула на коллегу с состраданием — и с тщательно скрываемой завистью.

— Да уж... но что поделать, наш мир жесток. И лучше тебе столкнуться с этим и принять это раньше, чем позже — а то может быть слишком поздно.

— Когда вернусь — до конца учёбы точно никуда не вылезу, — пробурчала Шер, кутаясь в свою мантию. И Релу по голове буду стучать, если туда придёт ещё какая-нибудь гениальная мысль отправиться куда-нибудь, — немного подумав, добавила она, — Пусть сначала закончит обучение.

Девушка взглянула на Алоринну:

— У вас-то оно сколько длится? И вообще как проходит? Вот так в полевых условиях?

— А, так вы еще ученики? А мне почему-то казалось, что еще подмастерья... — протянула Алоринна, вглядываясь в темнеющий лес. Ей определенно слышался звук копыт, приближавшихся к лагерю.

— У нас, на факультете школы ограждения, все так же, как и у всех, хотя мне повезло. Мой дядя, Элендор, он в Даларане архимаг — может быть, слышала о нем? Он хоть и член Серебрянного Союза, но не особо любит светиться на людях. Так вот он меня практически сразу взял на индивидуальное обучение. Понимаешь, я не хотела учиться со Похитителями Солнца, этими...ну...впрочем, ладно. А среди серебряных я тоже была чужой, меня все сторонились. Вот и получалось, что я своя среди чужих, и чужая среди своих.

Эльфийка грустно усмехнулась.

— У моего дяди есть хороший друг, человек. Я, правда, не знаю, как его зовут, но меня он просил называть его Гробовщиком. Странное и зловещее прозвище, правда? Хотя он примерно таким и казался — никогда не показывал своего лица, всегда скрывался под плащом и капюшоном. Вот он был чертовски сильным боевиком, многому меня научил. Вот если бы я училась у него, я бы, наверное, была уже мастером... а так еще подмастерье, вот незадолго до путешествия экзамен сдала, — добавила она чуть погодя.

Теперь звук копыт отчетливо слышали все. В предзакатном полумраке они четко разносились над деревней.

Немного приподнявшись, Шер всматривалась туда, откуда был слышен шум.

— Ну наконец-то капитан Веласкез вернулся. Теперь бы ещё Рел с поисковым отрядом и Дагнаром...

Один за другим, свободные от дежурства солдаты тоже выходили встречать командора.

Однако это был не капитан. Минуту спустя в деревню въехало несколько всадников в зеленых плащах и добротных латных доспехах. Первый в этой процессии держал в руке древко, на котором развевался белый флаг.

То тут, то там среди войска Педро слышались удивленные возгласы, шепотки и ворчание.

— Какого хера этим тут надо? И где же капитан? — послышалось совсем рядом со стороны тройки солдат, стоявших совсем рядом.

— Бес их знает... ничего, сейчас ясно будет, — ответил кто-то из них.

— Мы прибыли на переговоры! — крикнул всадник, тот самый, что нес белый флаг.

— Интересно, что им нужно? — задумчиво и слегка испуганно задала сама себе вопрос Алоринна, не спуская глаз с рыцарей.

— Эти цвета я где-то видела, — нахмурилась Шери, — Они принадлежат случайно не... кхм... конкуренту капитана?

— Бартоломеу, драть его в зад! Сначала стрелял в наш корабль, а теперь переговариваться хочет, — раздалось ворчанье со стороны тройки солдат.

Шерион покосилась на говоривших.

— Что-то мне это о-очень не нравится... — протянула Ринна, нахмурившись.

Опасаясь, что это уловка, командиры войска Веласкеза приказали поднимать солдат, готовить оборону и выслать разведчиков.

Появление незваных гостей взбудоражило лагерь. Он зашумел, словно рассерженный улей.

Командующий в отсутствие капитана Веласкеза, Родриго Хорхе Грихьяльва де Альварез, старый, высокий и худой, как жердь, рыцарь, вылетел из дома, где временно расположились офицеры.

Лагерь уже не готовился ко сну. Из окон каждого дома на переговорщиков смотрели арбалеты и аркебузы, на улице заняли позиции мечники и пикинеры. Спокойно, будто бы ничего не произошло, Родриго запрыгнул на своего коня, и не спеша подъехал к процессии.

— Кто вы такие и что вам нужно? — отчеканил он, пристально вглядываясь в лица пришельцев.

— Фернан Диогу Кабрал ди Эшпериту-Санту, бывший рыцарь Штормградского королевства, — криво улыбнулся голова процессии, еще довольно молодой воин. Передав знамя рыцарю рядом, он подъехал чуть ближе. — Я прибыл от имени Бартоломеу Жуана ди Оливейры для переговоров.

Шер внимательно рассматривала переговорщиков и слушала разговор.

— Хорошо. В таком случае вы пройдете со мной в дом, а ваши люди останутся здесь.

Всадники спешились и направились в дом, где квартировали офицеры. Оставшаяся свита переговорщиков терпеливо ждала на улице — казалось, направленные на них стволы аркебуз их несколько ни смущают.

Напряжение, зависшее в воздухе, ощущалось чуть ли не физически. Солдаты настороженно провожали глазами посланника.

Алоринна внезапно прильнула к Шер, и заговорщицки прошептала на ухо, совсем как какая-нибудь деревенская девчонка из Красногорья:

— Давай подслушаем, а?

Та кивнула:

— Двинем ближе к дому?

— Ага.

Аж сияя от предвкушения очередной авантюры (а молодая чародейка была неисправимой авантюристкой. Стоило лишь ей почуять в воздухе запах очередного приключения, как она была готова забыть обо всем на свете), Ринна осторожно спрыгнула с обоза и как ни в чем не бывало неспешно направилась к углу ближайшего дома. Убедившись, что на нее никто не смотрит, она внезапно резко шмыгнула в тень, за стену домика. Где наткнулась ещё на человек пять таких же случайных прохожих. Те старательно делали вид, что занимаются своими делами: курят, да отдыхают от дежурства.

Тихо выругавшись на талассиане, Ринна решительно направилась к задней стене дома офицеров, откуда из открытого окна бил свет и раздавались голоса.

Такое «хлебное место» не могло быть не занятым. Тут то и дело проходил кто-то из дежурных, замедляя шаг или потягиваясь неподалёку от окна.

Шер тем временем поосматривалась, да двинула следом за волшебницей, ещё не догадываясь, что не они одни решили послушать.

— ...от меня, и что же вы хотите? — Доносилось из окна. Голос парламентера отвечал: — У нас в плену находится ваш предводитель, Педро Рамон Веласкез де Кастилия-Романья.

Наступила пауза.

— Полагаю, вы хотите получить за него выкуп? — нарушил молчание Альварез.

Проходивший мимо дежурный едва не споткнулся. Шер едва подоспела к словам о выкупе.

— О да. Надеюсь, вы понимаете, что щедрость в данном вопросе приветствуется. Раскошеливайтесь, и господин Веласкез и его рыцари будут освобождены в целости и сохранности, уверяю вас, достопочтенный господин Альварез, — льстиво молвил Фернан Кабрал.

Шерион остолбенела, понимая, о чём разговор. Вот чего уж она не ожидала. Ей казалось, что это обман, ведь капитан всегда просчитывал всё наперёд, всегда был предусмотрительным и осторожным.

Словно услышав ее мысли, Кабрал добавил:

— Если вы мне не верите, то взгляните на это.

Очевидно, он показал Альварезу какую-то вещь из принадлежавших Веласкезу. Люди принялись расходиться, ведь самое важное уже услышали. Из встреченной ранее пятёрки остался только один солдат, вытряхивающий что-то из сапога у стены дома.

Шери, закусив губу, гадала, что будет дальше.

— Хорошо, — раздался голос Альвареза, — Тогда мы встретимся на условном, известном вам месте, и продолжим переговоры завтра вечером. Всего хорошего.

— Всего хорошего, дон Альварез. Приятно иметь дело с вами, — ответствовал Кабрал.

Переговоры были окончены, но Алоринна и Шер услышали только часть из них. Что же было ими упущено?

Шерион коснулась плеча чародейки и кивнула, мол: «Давай уйдём отсюда».

ID: 14232 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 17 сентября 2013 — 9:59