Viva la Conquista! Глава восемнадцатая. Хрупкие альянсы

Валеор Эдмунд Североградский
Педро Рамон Веласкез де Кастилия-Романья
Алоринна Тинориэн
Дагнар Перо Феникса
Анита Бренненханд-Блэйк

— Кого я вижу! Мой славный, дорогой, троюродный брат, собственной персоной!

К Педро не спеша, вразвалочку направлялся низкий и толстый человек в точно таком же шлеме, как у Педро — разве что перья были другие. На нем была добротная пузатая кираса, плечи скрывал темно-зеленый плащ, пошитый из прекрасной ткани, а на поясе висели ножны меча.

Бартоломеу Жуан ди Оливейра широко улыбнулся, обнажив белоснежные зубы в обрамлении черной, как смоль, аккуратных бородки и усов, и приветливо распростер руки.

— Что же ты не хочешь поприветствовать меня, мой дражайший родич, Педро Веласкез? Неужели ты забыл старину Бартоломеу? Ну, так я тебе напомню!

Рыцарь ди Оливейра непринужденно расхохотался, и весело отдал приказ своим людям — пленников связать и бросить в походную клеть.

Огромный и здоровенный орк подошел к поверженному идальго, деловито засучил рукава, рыкнул "Спокойной ночи!", и со всего духу хватил Педро дубиной по затылку. Незадачливый глава экспедиции вырубился моментально.

Очнулся он оттого, что кто-то грубо тряс его за плечо.

— Эй ты, вставай! Господин хочет с тобой поговорить! — прорычал ему в ухо грубый орочий голос, и не успел идальго понять, что происходит и где он находится, его уже волокли по лагерю.

А то, что это воинский лагерь, было понятно с первого взгляда. Вокруг ровными рядами стояли палатки, у которых сидели солдаты — причем люди сидели отдельно, иные расы (а тут было немало орков и континентальных троллей, были представлены и дворфы, совсем немного эльфов и даже пяток тауренов — да что там таурены! Педро даже заприметил пару огров) располагались в другой части лагеря, у подножия холма. Рядом с палатками людей располагались большие коновязи с огромным количеством коней, неподалеку от коновязи и палаток стояли пара телег, доверху груженых доспехами, а промеж палаток то тут, то там стояли вигвамы из длинных пик. Сомнений не было — здесь расположились кавалеристы, рыцарская конница Бартоломеу. Где он умудрился набрать столько рыцарей (скорее всего, таких же обедневших) и верховых наемников, Педро понятия не имел, но покрывшись холодным потом, он был вынужден констатировать, что на глаз одних только всадников у Бартоломеу чуть ли не в два раза больше, чем весь отряд самого идальго. Всего на глаз идальго примерно оценил общую численность армии примерно в три-три с половиной тысячи голов, и из них около тысячи всадников, остальное разношерстная пехота, причем до двух третей пехоты составляли легковооруженные тролли-дикари, уже встреченные Веласкезом во время битвы у лагеря. Остальное составили наемные таурены, орки и тролли-пехотинцы, тролли-лучники, небольшой отряд дворфов-аркебузиров, пара дуболомов-огров и эльфийские рейнджеры-разведчики. Артиллерии, за исключением нескольких ручных мортир дворфов, не было совсем.

"Скорее всего, они шли налегке, раз не взяли с собой артиллерию... Святой Свет, спаси и сохрани — как же нам одолеть такое большое войско?" — лихорадочно размышлял Педро, пока его волокли в палатку Бартоломеу, высившуюся на самом верху холма. Рядом на длинном древке на ветру развевался штандарт — зеленое знамя с золотым щитом, а на щите была изображена королевская корона. Рассмотрев штандарт, Педро решил напоследок попытаться осмотреть местность.

Прямо перед ними высилась невысокая гора, а на склоне ее был расположен город. То, что город принадлежал троллям, сомнений не вызывало. Стиль построек был вполне характерен, да и между домами сновали фигурки, даже на таком расстоянии легко различимые на предмет принадлежности к расе троллей. Похоже, что город готовился к обороне. Справа от холма располагались джунгли, тянущиеся вдаль и вдалеке скрытые дымкой. Сзади картина была похожей, а вот слева через какое-то расстояние в джунглях угадывалась широкая прогалина — интересно, что бы это могло быть?

***

— ...а я говорю, ты тех других забыла, наверное. Те были всякие разные — там и наша родня была, с континента, и какие-то здоровенные клыкастые уроды, и какие-то коровотролли, а не только эти, как их... люди, во. И одеты они были в другие цвета, те все время все зеленое носили, а эти, вон, посмотри — по-другому ряжены совсем, — отвечал Джуго. — И прежде, чем я спрошу про леса, я сначала попытаюсь вернуть на место свою ногу.

Обернувшись к магу, тролль вновь принялся кривить рожу, выговаривая непривычные слова:
— Ты...ннога...сюда! Де...делать бистро!

При этом он сперва ткнул на свою ногу, затем на свой обрубок.

Троллька села на землю, закрыла лицо руками и издала низкий, хрюкающий и несколько разочарованный звук. Похоже, она была не очень довольна умственными и речевыми способностями своего собрата.

Тем временем тигр с интересом следил за раскачивающимся на ветке Валеором, терпеливо ожидая, пока тот не решит все-таки спустится на землю.

В голове у мага крутились мысли о побеге. До чего же глупая ситуация! Это же надо было так попасться. К тому же троллей всего-то двое кажется, больше никого не было видно. На окрик чародей хмуро зыркнул и кивнул на свои связанные руки, заодно пошевелив ими. Пусть развяжут сначала, а там уже видно будет, как приделать обратно.

Анита подошла поближе. Да, друзья её, наверное, сейчас обвинят в трусости. Ну и что. На подобный выпад она всегда могла возразить, что это был обходной манёвр.

Она приняла свой самый самоуверенный вид и взяла посох наперевес.

Воспользовавшись тем, что тролли переключили внимание на Релара, паладин вытащил походный нож откуда-то из-за голенища сапога и медленно, по возможности бесшумно принялся перерезать веревку.

Джуго вздохнул — тут уж ничего не поделаешь. Тролль кое-как с помощью палки на одной ноге подпрыгнул к магу, и вынув откуда-то из-за пояса костяной нож, перерезал веревки на руках кудесника, предварительно предупредив: "Если твой делать не то, плохое, то она ты убить, понимать?"

При этом он указал на лук охотницы.

Заметив действия паладина краем глаза, волшебник тут же смекнул, что надо как можно сильнее привлекать внимание и начал громко возмущаться:

— Да где это слыхано!? Вот так засады устраивать!

Он осторожно, стараясь не делать резких движений, но и не переставая ворчать, потянулся к ноге, которую следовало вернуть на место.

Услышав шорох, Тара вскочила на ноги. Через кусты ломился кто-то, похожий на заклинателя — по крайней мере, в руках у него была палка, вроде тех, что используют жрецы и служители лоа. Троллька считала себя свободной от предрассудков и страхов, но она не понаслышке знала, что шутить шутки с богами — себе дороже. Поэтому она натянула тетиву и направила стрелу туда, откуда шла Анита.

Веревка медленно, но верно поддавалась, и когда оставалось всего несколько резких взмахов ножом, чтобы она лопнула, тигр внизу дернул ухом и облизнулся.

Паладин думал, что рассчитал время, но ошибся — веревка с треском лопнула в самый неподходящий момент, и Валеор, выронив нож, свалился на землю огромной звенящей и дребезжащей кучей стальных доспехов.

Джуго дернулся и ткнул пальцем в паладина:

— Ты! Стоять! Не шевелиться, нельзя! Иначе умирать, твоя понимать?

Недолго думая, Анита направила посох на лучницу.

— Что быстрее, тролль, твоя стрела или мой огонь?

Мысленно Рел старался понять, что вообще произошло. Судя по всему, при телепортации было сделано что-то не так. Ещё бы, на общую массу маг не рассчитывал. Теперь нога тролля была отдельно от него самого, но в то же время связана с ним. Как такое возможно, чародей сам не понимал, да и как исправить тоже не ясно, нужно над этим хорошенько подумать.

Тут нависший над ним тролль отвлёкся на упавшего паладина. Отлично! А так как были свободны руки и рот, то можно было сотворить заклятье. Вот только какое? Щит? А затем уже всё остальное? Или же обездвижить тролля кольцом мороза и далее уже применять защиту?
Чародей остановился на втором варианте. Пара слов и вот вокруг него уже расширяется невидимая сфера, покрывая всё, чего касается толстым слоем льда... Включая и самого мага.

Но его предупреждение пропало впустую — белый тигр ринулся вперед, навалившись своим огромным телом на паладина и прижав его к земле, не давая подняться. Гигантская пасть оказалась всего в паре сантиметров от лица Валеора, дохнув на него восхитительной смесью трупного смрада и запаха несвежих зубов. Тот зажмурился и уперся руками в грудь животного, но оно было слишком тяжело даже для такого здоровяка, как Вэл.

Замерзая, Рел надеялся, что лёд сможет защитить его, пока готовит щит и заклинание, которое освободит из этой холодной тюрьмы.

Тара замерла, следя прищуренными глазами за Анитой, но стрелу не опустила. Человеческая самка говорила на странном наречии, но многие слова были понятны, хоть и звучали непривычно для ее уха. Два заклинателя... хотя один вмерз в лед, похоже, от него не будет проблем. Тигр разберется с человеком из стали, а остальные не причинят вреда. Следопыт, привязанный к дереву, слишком слаб, он едва сможет придти в сознание, его жизнь висела на волоске. Оставалось разобраться с Анитой.

— Ахун! — вскрикнула троллька, и тигр издал рык. — Если они нападут, убей его!

— Ах ты...! — тут Джуго попытался дотянуться до мага, но растянулся на земле, вывихнув оставшуюся ногу, поскольку эта нога была вморожена в невесть откуда взявшийся лед, и когда тролль падал, согнулся в неестественном положении. Еще чуть-чуть, и тролль получил бы перелом.

— Бес тебя подери, Анита, сделай что-нибудь! — прохрипел Валеор, изо всех сил извиваясь и стараясь ускользнуть от щелкающих перед лицом зубов.

Двое солдат, все еще стоявших на коленях, колебались — похоже, что в бой может возобновиться и ситуация переломится в их сторону. Один из них осторожно оглядывался, пытаясь найти взглядом отброшенные ими аркебузы.

— Нужно было сразу убить их, — прорычала Тара, не сводя глаз с Аниты. — Зачем ты вмешался, идиот?!

— Развяжи его, — приказала колдунья. — И мы не делать вам плохо.

— Потому что они бы убили тебя, дурья твоя лесная башка! — рявкнул Джуго, подвывая от боли и держась за оставшуюся ногу.

Троллька молчала, не двигаясь, еще несколько секунд, а затем, издав недовольное рычание, опустила лук. Похоже, теперь придется отпустить их, и этот факт вызывал в ней почти физическую боль. Так хотелось отомстить этим розовокожим за все, что они причинили ее племени и ее родной земле, но одна-единственная охотница, пусть даже в компании короля леса, тигра Ахуна, не сможет противопоставить этой силе ничего, кроме самоотверженной смерти во благо своего народа. Проще говоря — самоубийства. А это было бы совсем не продуктивно, потому что Тара могла послужить троллям живой, а не мертвой.

— Ахун, — прохрипела она, — отпусти.

Тигр оглянулся, словно бы не веря своим ушам, а затем с явной неохотой сполз с паладина и сел в отдалении.

— Ох, знал я, что плохо это кончится, Хаккар нас раздери, — причитал валяющийся на земле незадачливый тролль-лазутчик, все так же держась за ногу, словно боясь, что и она отвалится.

В первые мгновения магом овладела паника. Так всегда бывает, когда полностью оказываешься во льду. Ни пошевелиться, ни вдохнуть, ни оглядеться. Это не заклятье ледяной глыбы, где можно просидеть несколько минут.

Уняв накатившую волну паники, чародей принялся за освобождение. Часть заклинания, что отвечала за собственную защиту ото льда, в спешке была сформирована не полностью. Тем не менее, переохлаждение не грозит. А разрушить структуру льда довольно просто, если знать, как этот лёд сформирован, и тем самым, то место, куда следует приложить силу.

Вскоре после того, как охотница опустила лук, лёд на задней части мага начал трескаться. Секунда и он осыпался мелкими осколками.

— Хорошо, — женщина в мокром бордовом платье так и не отпустила своего оружия. — Теперь будем говорить.

— Спасибо, — пробурчал Валеор, поднимаясь и ощупывая собственное лицо. — Хотя ты могла бы появиться и чуть пораньше...

Солдаты тем временем быстро вскочили с колен, вновь схватили свои аркебузы и быстро подбежали к Валеору. Находиться от паладина дальше, чем на шаг, им явно было страшно.

— Нам не о чем говорить с тобой, человек, — фыркнула Тара, которая прекрасно знала, что доверять людям нельзя. Кое-кто им поверил, но они дорого заплатили. А врожденная осторожность охотницы помогла ей спастись и теперь давала возможность вернуться и отомстить.

Сначала заклятье, отклоняющее быстрые объекты, а затем осторо-о-ожно выглянуть из половинки своей статуи. Именно так Релар и сделал, удивившись происходящему.

— Нам — есть, — отрезала Анита, не обращая внимания на ворчание паладина. — Вы говорить люди в зелёном. И тролли с ними. Это наши враги.

Маг с некоторым удивлением наблюдал за разговором Аниты и тролля, изредка понимая отдельные слова. В остальном же всё было спокойно, никто не выскакивал с дикими криками, не устраивал засады, не пытался воткнуть в членов отряда всякие острые вещи. Чародей немного расслабился.

— А я тебе говорил, дубина ты стоеросовая, что это какие-то другие! — выругался Джуго, присовокупив пару крепких выражений в придачу.

— Неважно, — огрызнулась троллька. — Им все равно не место здесь! Все, что случилось после того, как они прибыли сюда — это войны и кровь. Боги разгневаются на нас, если мы не вышвырнем их отсюда всех до единого.

— Тьфу, аж слушать противно, ты собираешься сидеть на этих Лоа забытых островах еще десять тысяч лет? Если к нам пришли гости с миром, то законы гостеприимства требуют от нас принять их радушно. Боги разгневаются, если мы этого не сделаем, — ухмыльнулся Джуго, и спустя секунду прибавил: — А еще они нам помогут избавиться от зеленушников и Низших, чтоб их всех Хаккар сожрал!

— Если ты так хочешь убраться отсюда, не стану тебя держать, — она пожала плечами и тихим свистом подозвала тигра. — А я хочу сделать свой дом чистым от иноземной грязи.

Джуго лишь загоготал:

— Чистым? Да ты на себя посмотри, ты со своими лесами выглядишь такой же грязной, как золотарь в нашем городе! Поди, эдак скоро с Низшими спутаешься, они вон тоже только по лесам и шарятся.

ID: 14232 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 17 сентября 2013 — 9:59