Viva la Conquista! Глава шестнадцатая. Пропавший дозор

Валеор Эдмунд Североградский
Педро Рамон Веласкез де Кастилия-Романья
Алоринна Тинориэн
Дагнар Перо Феникса
Анита Бренненханд-Блэйк

…Он шел по лесу уже больше суток. И ему совершенно не хотелось поворачивать назад. Сколько уже месяцев прошло с тех пор, как он по-настоящему делал то, что ему хотелось делать? Дагнар не думал об этом, но сейчас он как никогда ощущал, насколько соскучился по такой жизни. Жизни, в которой ты сам себе хозяин, в которой только ты и лес — наедине, словно самые преданные в мире любовники. Несколько раз эльф хотел было уже вернуться в лагерь, но одна лишь мысль о том, чтобы снова застрять среди людей навевала на него смертельную тоску.

Ринна… Ринну он любил. Наверное. В конце концов, кому еще он нужен, кроме нее? Но она никогда не понимала. Не понимала того, чего хочет младший член клана Перо Феникса на самом деле. Ему не нужен был ни клан, ни богатство, а при мысли о том, что ему придется самому участвовать в омерзительных интригах, став главой клана, Дагнар чувствовал дрожь по спине. Нет, пусть лучше брат сам справляется с этим, а он, Дагнар, делает то, что делал лучше всего. И сейчас он шел по лесу, осторожно оглядываясь и неслышно ступая по мягкому покрову из травы, опавших листьев и ветвей.

За последние сутки он лишь уверился в том, что за ним кто-то следил. Это ощущение становилось все сильнее с каждым пройденным километром, и теперь эльф был абсолютно уверен, что за высадкой следили с самого начала. Но кто? И почему он до сих пор не проявил себя? Любопытство ли вело стрелка вперед, вглубь острова, а еще непередаваемый азарт и духовный подъем. Это была игра — эльф-следопыт и таинственный незнакомец, чей внимательный взгляд сверлил спину. Дагнар несколько раз замечал в кронах деревьев чью-то темную фигуру, но как только он выпускал стрелу — она исчезала. Бесшумно и мгновенно, словно настоящая тень. Но это была не галлюцинация, она действительно была настоящей.

Настоящей, как этот лес. Эльф слышал его дыхание, ощущал его запах, чувствовал, как бьется его сердце. То, что он так давно искал, само нашло его… и теперь, в этом странном лесу, он вступил в безмолвное сражение с тем, кто заявлял на него свои права. Кроме звериных троп, здесь не было никаких признаков жизни — кажется, что здесь совсем не жили разумные существа. Огромные деревья пронзали небо, подчас совершенно закрывая своими раскидистыми кронами небо, затянутое серовато-белыми облаками. Жара отступила, и в джунглях было удушающе-влажно. Где-то вдалеке слышались переклички птиц, а несколько раз высоко над головой проносился, закрывая солнечные лучи исполинскими крыльями, огромный орел. Дагнара не покидало ощущение, что этого орла он уже видел. Тот кружил над ним несколько секунд, а затем исчезал, чтобы вернуться через несколько часов.

Эльфу всегда удавалось находить общий язык с животными, но пока что, странное дело, он не встретил ни одного представителя местной фауны, хотя был уверен, что шел достаточно осторожно, чтобы их не спугнуть. Но они словно заранее знали о его приближении и убирались с дороги. Это его беспокоило. Может быть, они опасались вовсе не его, а его таинственного преследователя? Хотя называть его «преследователем» было бы слишком смело. Они каждую минуту словно менялись местами — в один момент преследователем становился эльф, в другой — он лишь шел по намеченному следу. Но это было настолько захватывающе, что Дагнар уже не мог просто вернуться и все бросить, он должен был выяснить, кто же его противник.

Игра продолжалась уже два дня, и эльф отошел так далеко от лагеря, что почти забыл о том, что в конце концов должен вернуться. Все прошлые события как будто постепенно стирались из памяти, оставляя лишь смутные воспоминания, словно плохой сон. Стрелок жил только сегодняшним днем, он жил этой игрой, которую вел с неизвестным, и все его существо ликовало. Наконец-то он на своем месте. Наконец-то он по-настоящему счастлив.

Теперь Дагнар понимал, что игра переросла в охоту — он обошел несколько искусно расставленных ловушек. Ему не пришло в голову, что их мог расставить кто-то другой. Нет, он знал — это тот, за кем он идет. Испытывает его. Проверяет на прочность. И эльф доказывал ему свою смелость и хитрость, обходя ловушки и продолжая упорно двигаться вперед по следу. Его кровь кипела в жилах, буквально сводя его с ума, и в голове билась лишь одна мысль: «Я тебя найду. Я тебя перехитрю. Вот увидишь». Иногда он вспоминал Ринну, Валеора и остальных, но теперь они были лишь бледными воспоминаниями. Теперь… теперь только Дагнар чувствовал себя живым, больше, чем за последние полгода вместе взятые.

Когда он наткнулся на первый труп, он не ощутил страха. Только уверился в том, что его противник опасен. В этот момент эльф пробирался через кустарник, медленно, стараясь ничего не задеть и не нашуметь. Только когда он увидел кровь, Дагнар остановился и посмотрел наверх. На высоком дереве, на одной из ветвей, раскачивалось привязанное за ноги тело. Человек… мертв уже достаточно давно. Прищурившись, эльф попытался его рассмотреть, но его одежда была изорвана в клочья. Похоже, это был один из тех, о ком говорил капитан Веласкез. Эльф не особенно прислушивался, но знал, что на остров высадились и другие люди. Что ж, похоже, им повезло меньше, чем команде капитана. Труп облепили мухи, и от него несло ужасным смрадом разлагающейся плоти, но стрелок ясно видел, от чего он погиб — с него сняли скальп. Голый череп белел в свете закатных лучей, покрытый личинками и блестящими толстыми мухами. Под тем местом, где висело тело, расплывалась засохшая лужа крови.

«Это предупреждение»? — подумал стрелок и нахмурился. Если так, то ему только что недвусмысленно намекнули, что продолжать преследование — плохая затея. Но разве он, Странник, когда-нибудь сдавался и бежал только лишь из страха? Обойдя дерево, он направился дальше, решив, что теперь стоит быть вдвойне осторожным. Его противник был искусен и беспощаден, и можно было лишь гадать, почему он до сих пор не попытался убить эльфа. Возможно, он тоже наслаждался игрой. Но любой игре рано или поздно приходит конец, и только от Дагнара зависит, окажется ли он победителем или проигравшим.

А проигравшего ждала только смерть.

Через несколько часов он наткнулся на еще один труп — тот был еще более старым, чем первый, и валялся на земле, в кустах. Он был полуобглодан дикими животными и уже почти разложился. Невозможно было определить, кто это, но эльф предположил, что это человек. В этот момент его чутких ушей достиг тихий, на грани восприятия шорох откуда-то слева, и не теряя ни секунды, эльф резко обернулся и выстрелил в направлении шума. Краем глаза он успел заметить, как откуда-то с ветвей дерева в сторону метнулась знакомая тень. Он никак не мог как следует разглядеть ее, но очертания напоминали человеческие. И опять он не смог попасть… Впрочем, он и не ожидал, что почти вслепую сумеет попасть. Его противник был ловок и скрытен, и почти превосходил по своим умениям самого Странника. Это еще больше подзадоривало эльфа, заставляя его не сдаваться и продолжать охоту. Он просто не мог уйти, не выяснив, кто же это такой. Да и не хотелось ему, если быть до конца честным.

И игра продолжилась… Когда солнце зашло, Дагнар понял, что он в лесу уже почти три дня. Три дня! Должно быть, Ринна и остальные уже думают, что он погиб. Неважно. Сейчас уже ничего не важно, кроме того, чтобы докопаться до сути и стать победителем в смертельной игре в кошки-мышки. Лес вокруг становился все гуще, и стрелок уже с трудом пробирался через заросли, едва не угодив однажды в болото — вода, покрытая мхом, выглядела как самая обычная полянка, и если бы эльф был менее бдителен, то провалился бы в вонючую трясину с головой. Но три дня почти без отдыха, без еды, не считая грибов и ягод, давали о себе знать. Дагнару становилось все труднее держать глаза открытыми и цепко следить за окружающей обстановкой. Может быть, следует все-таки вернуться?..

Нет, нет, нет. Он никогда себе не простит, если вернется. Никогда не простит того, что упустил такой шанс. Кто-то привел его сюда, в этот лес, и этот кто-то должен был привести его к цели. Ведь не может быть такого, что вся эта игра бессмысленна. Не может быть такого, чтобы не было тайны, которую он, Дагнар, может раскрыть, если будет достаточно стойким. Он шел вперед, стиснув зубы, и заставляя себя раз за разом оглядывать окрестности. Когда стемнело, он забрался на одно из деревьев и соорудил лежанку из ветвей и листьев. Следовало немного поспать, иначе он просто рухнет от усталости и жары. Лук он предусмотрительно привязал к кисти, чтобы не выронить во сне или… или чтобы его не украли. Прикрыв глаза, он погрузился в чуткий сон. Ему снились прежние девственные леса Квель’Таласа…

Поутру он наскоро позавтракал ягодами и корешками и, сделав пару глотков из фляги, направился в путь. Ловушек ему больше не встречалось, похоже, его таинственный противник решил, что ставить их больше не имело смысла, все равно эльф издали их замечал и обходил. А когда след вывел его к реке, он увидел то, что заставило его усомниться в собственном непомутненном разуме.

Прямо перед ним, на другом берегу реки, над обрывистым водопадом, стоял белоснежный тигр. Под его лапами солнце играло на мокрых камнях, а вода с шумом низвергалась в порожистую реку, над которой переливалась легкая дымка радуги. Солнце здесь наконец вступило в свои права, ведь его лучи больше не закрывали исполинские деревья, и эльф прищурился, потерев глаза. Неужели зрение не обманывает его? Нет, водопад, река и тигр, неподвижно стоящий наверху, никуда не исчезли. Животное было прекрасным — белая шкура без единого изъяна, чистые, любопытные желтые глаза, следящие за каждым движением охотника. Поистине, он выглядел как настоящий царь этого леса. Дагнар опустился на колени на берегу и, набрав воды в ладони, умыл лицо, покрытое пылью, грязью и потом. Что ж, умыться ледяной водой — не так уж плохо, особенно после трехдневного перехода по удушливым влажным джунглям. Когда он поднял голову, то увидел, что тигр все еще смотрит на него. Интересно, сможет ли эльф забраться наверх по скалам, не спугнув зверя? Кажется, тот не собирается нападать, просто смотрит, словно играет с ним. Но скорее всего он убежит, как только увидит, что стрелок приближается к нему.

— Эй, — негромко позвал Дагнар, делая осторожный шаг вперед. — Я не причиню тебе вреда.

Тигр отступил, нервно подергивая хвостом, и огляделся, видимо, раздумывая, стоит ли броситься наутек. Но эльф знал, как обращаться с животными, и надеялся, что и в этот раз сумеет найти с тигром общий язык.

Глаза зверя впились в лук, который Дагнар держал в руке. Тот, поколебавшись, медленно присел и положил лук на землю. Он не хотел пугать такой прекрасный экземпляр, и знал, что приближаться к диким зверям с оружием — значит, угрожать им. Сделав еще несколько мелких шажков вперед, эльф держал руки так, чтобы они были на виду. Приблизившись к водопаду, он начал осторожно взбираться наверх по мокрым скалам, молясь про себя, чтобы тигр оставался там и не счел его передвижения за угрозу. Зверь отошел чуть дальше, но пока не выказывал намерений убегать. Достигнув вершины, Дагнар перевел дыхание и остановился, внимательно глядя на тигра.

— Я друг… — он протянул вперед руку, будто приглашая животное подойти поближе. — Я твой друг, прекрасное создание. Царь зверей, властелин джунглей… позволь мне прикоснуться к тебе.

Зверь колебался, но через несколько секунд, которые тянулись долго, словно десятилетия, все же сделал один неуверенный шаг вперед. Дагнар терпеливо ждал, все так же неподвижно стоя с протянутой рукой. Хвост тигра хлестал по бокам, в прищуренных глазах пылал огонь, уши были прижаты к черепу, но эльф знал, что зверь не собирается нападать на него. Он был просто не уверен и смятен. Он будто колебался, решал, стоит ли доверять незнакомцу, не причинит ли он вреда? Но лицо эльфа было столь открытым и дружелюбным, а взгляд — миролюбивым и восхищенным. По крайней мере, эльф всегда вел себя так, когда нужно было подружиться с диким животным. Раньше его тактика всегда срабатывала… подкрепленная парочкой угощений. Когда широкий пушистый лоб ткнулся в ладонь стрелка, тот сначала даже не поверил, что это все-таки произошло. Но тигр на самом деле подошел к нему, он стоял так близко, что можно было услышать его мерное, гулкое дыхание, увидеть, как подрагивают его ноздри, как глаза пристально следят за каждым движением эльфа… Через мгновение зверь отпрыгнул назад, будто прогоняя морок, и затряс головой. Дагнар мог бы поклясться, что тигр сам удивлен своими действиями, что он пытается прогнать непрошеные мысли из головы.

Но ведь животные не думают так, как люди. Они не могут убеждать себя в правильности своих поступков.

— Кто ты? — спросил Дагнар тихо, но он был уверен, что зверь услышал его. Резко вскинув голову, тот посмотрел на эльфа со смесью волнения и неприязни. Не успел стрелок ничего сделать, как животное развернулось и длинными прыжками помчалось в лес.

— Нет! Постой! — крикнул эльф и рванулся за ним, напрочь забыв про лук, оставленный на берегу. Сейчас он не мог терять ни минуты! Ведь если он потеряет тигра из виду, то, скорее всего, больше никогда его не увидит. А этого он себе уж точно никогда не простит. К демонам лук! К демонам все! Он должен найти этого белого тигра, должен еще раз увидеть его, должен поговорить с ним… Ведь этот тигр, скорее всего, действительно дух этого леса. Властелин джунглей. Подобное существо не было похоже ни на одно животное, виденное эльфом прежде. Он будто бы был разумен и понимал каждое слово Дагнара. Может быть, он сможет договориться с этим духом, узнать тайны, которые скрывает лес? Такой шанс нельзя упускать… И все же он сейчас уплывал, как песок сквозь пальцы.

ID: 13829 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 29 июля 2013 — 9:04