Большая охота на лис

Гильдия Великий Дом Крайтен
Граф Драйлин Крайтен
Маэв Идилия Марселина де Луа
Лоррана д'Вальдес эт'Бишен
Тристана, графиня Ольгерд
Феликс ван Грейнхайм
Эдвард фон Дум

Как всегда во второй половине лета знатные Дома Штормграда отправляются на Большую охоту на лис.
Великий Дом Крайтен не был бы Великим, если бы не следовал этой старой традиции, и чем не повод для новых знакомств и установления деловых связей?

***

Утро встретило жителей Элвиннского леса яркими солнечными лучами и зноем. Впрочем, густая крона могучих деревьев спасала даже от самой жуткой жары. Сегодня в лесу необычайно часто для сих спокойных мест звучали выстрелы, разумеется, ведь среди аристократии начался новый сезон охоты на лисиц. Наверное, все штормградские Дома сегодня разгуливали по лесным опушкам. В наделе Крайтенов выстрелов еще не раздавалось.

Длинная вереница лошадей с наездниками и грузом шла по одной из опушек леса. Возглавлял "шествие" маленький смуглый старичок, он то и дело указывал направление людям, которые ехали сзади. Еще дальше плелись выносливые мулы с большими мешками.

Впереди показалась обширная опушка, прислуга там уже трудилась над возведением шатров и расстановкой утвари. Охотничий лагерь был почти готов и ждал главу Дома.
Вереница подъехала к лагерю. С одной из лошадей быстро спешился Армандо, генерал-адъютант подошел к лошади графа, протянул руку, чтобы помочь спуститься.

Светлейший посильнее ударил лошадь ногами по бокам и демонстративно проехал мимо старика, будто и вовсе не замечал его. Кажется, он направил скакуна к реке. Не трудно догадаться, что настроение у него куда паршивее обыкновенного.

Старик егерь бодрее, чем можно было ожидать, соскочил с коня, поправил торчащую изо рта старую деревянную трубку и принялся проверять снаряжение, что привезли с собой эти далекие от жизни леса люди...

Среди снаряжения, кроме огнестрелов, силков для мелких зверей и парочки арбалетов не было ничего такого, что могло бы быть полезно на охоте. Бережно упакованный ящичек с сервизом, пара ковров, столик на низких ножках и прочая абсолютно не нужная при охоте на лисиц ерунда.

Ворча и ругаясь под нос, егерь оглянулся на Армандо:
— Кто следил за сборами? Привезли такую рухлядь... Приманку-то хоть не забыли? А гончие псы где? Я что-то ни одной своры не вижу...
— К сожалению, — улыбнулся Армандо, — сии неженки посчитали, что сервиз нужнее, — после он указал в сторону, где долен был находиться Крайтен Холл, — собак доставят отдельно... Все же, это собаки... Да...

Генерал-адъютант прошел вперед, к лагерю, оглядывая расписные шатры. Да, красоты много, но пользы ноль, впрочем, в лагере им сидеть долго не придется.
— Собаки отдельно, — проворчал дед, перебрасывая трубку из одного угла рта в другой. – Еще, небось, и такс забудут... Норных собак с собой не взять, а? Ну что за охота?
Егерь поднялся с корточек и, недовольный, побрел осматривать лагерь, ожидая, когда прибудут остальные горе-охотники...

Тристана Эйршир направила лошадь в сторону опушки. Стан юной леди облегала красивая изумрудно-зеленая амазонка, из-за широкого кружевного ворота которой была видна нежная оливковая кожа шеи. На плечи накинут аккуратный темно-синий жилетик. Волосы уложены в тугой пучок и перетянуты несколькими нитями радужного жемчуга, которые сверкают на солнце, создавая легкий ареол вокруг свежего, немного разрумянившегося личика девушки. На ручках тонкие кожаные перчатки. "Если так пойдет и дальше, скоро я буду совсем на мели". Чтобы оплатить этот наряд, да и кобылу, Тристане пришлось снова продавать свои драгоценности. Видимо, настало время подключать родственничков.

Опушка бурлила. Откуда-то сзади послышался лай собак. "Хорошо хоть кобыла попалась спокойная!" Слегка поерзав в седле, баронесса завертела головой в поисках джентльмена, который поможет ей спуститься на землю...
Немного постояв у реки, наблюдая за быстрым течением, Драйлин резко развернул бедную лошадь. Нужно признать, несчастному созданию было нелегко, ведь все вытекающие скверного настроения графа она испытывала на своей шкуре. Но вот он уже подъехал к опушке, бросая быстрые взгляды как на шатры, так на недотеп, которые поднимали их.

— Почему опять все не готово, — едва слышно проговорил он, — Армандо, мне долго ещё пребывать на лошади, или вы все-таки перестанете глупо таращиться на лес, будто впервые видите его и соизволите исполнить свой долг?
Слегка прищуренные глаза сверлили генерал-адъютанта, на лице красовалась улыбка, граничащая с оскалом кобры.

— Конечно-с, Ваша Светлость, — тут же ответил генерал-адъютант, подбежав к графу и протянув ему свою руку. — Лагерь фактически готов, осталось лишь расставить утварь и поставить шатер для рабочих, чтобы ничто не мешало...
Крепко взявшись за руку адъютанта, граф спустился с лошади, надменно осматривая проделанную работу.

Лай и рычание заполнили прозрачный утренний воздух, наводнённый древесным и травяным ароматом. Издали показались псари, ведущие несколько свор гончих борзых и две дюжины разномастных такс и дворняг, натасканных на лазание по норам. Тявканье и вой, повизгивание, резкие окрики псарей, стук топоров, шелест ветвей... Птичий пересвист, стрекотание кузнечиков, жужжание разнообразных насекомых... Волнение и азарт пропитывали лес, словно краска пропитывает ткань в чане с кипящей водой...

Позади всей этой кавалькады, на вороном жеребце, тащился Феликс, как всегда в своём наряде и в шляпе с пером. За спиной винтовка и Грегори, советник графа. Немного усталым взглядом он смотрел вперёд, раздумывая, что можно делать ему на охоте. Разве что поддерживать образ доброго и чистого юноши, да вести беседу с этим Армандо. Кстати где он? Феликс оглянулся, выискивая его взглядом. Единственное, чем он мог себя занять — пытаться узнать что-то о старике, например о его слабостях. Поправив полы пальто, он тихо вздохнул, продолжая круговорот мыслей.

Позади юного графа, на своем мертвом коне, ехал Буря. Как всегда в темных, кожаных доспехах, при верном двуручнике. Неизменный шелковый платок на лице и мрачный взгляд. Не то, чтобы Буря не хотел ехать на эту охоту... хотя да, он ни капли не хотел ехать, единственное из-за чего он не отпросился в патруль — на охоте должна была быть маркиза.

Маэв выехала из середины нестройной когорты всадников, приподнялась в седле и огляделась. Лучи солнца, что пробивались сквозь ажурную листву, скользнули по ее роскошному наряду, обласкали тёплыми пальцами разрумянившееся лицо, поднимающееся, словно цветок лилии на изящном стебле шеи из пены кружев под подбородком. Сегодня был ее день. Особенный день. Предчувствие чего-то великолепного заполняло все существо молодой леди. Жемчужно-серый бархат амазонки, которая облегала женственное тело, сочетался с цветом ее глаз, высокие сапоги из перфорированного сложным узором сафьяна того же цвета, что и амазонка, были окованы тонкими металлическими уголками на носах. Тупые шпоры серебристого металла с инкрустацией служили, скорее, украшением, чем средством управления для ее белой в серых яблоках кобылы. Одной из лучших из конюшен Д'Вальдесов... Длинные серьги с дорогими желтыми топазами, играли от любого движения ее головы, увенчанной сложной прической из переплетения кос. Заколка с таким же камнем, как и на серьгах, блистала над левым ухом, притягивая взгляды окружающих.

Её же взгляд наконец-то отыскал Бурю. Холодная сталь серых глаз потеплела на миг и тут же вернулась в прежнее состояние. Маэв оглянулась на Лоррану, улыбнулась ей, мол, не волнуйся, и слегка кивнула.

Его Сиятельство старого указали на землю рукой, явно недоумевая, где же его кресло и почему он до сих пор стоит.
— Армандо, — притворно вежливо продолжил он свою тираду, — вопиющая некомпетентность. Все снова не готово. Порой мне кажется, что вы лишь на одно мытьё окон и способно.

После небольшой паузы граф продолжил:
— А потом, — его голос становился все тише и добрей, на лице сияла гаденькая улыбочка, напоминающая улыбку объевшейся жабы, — почему все эти существа издают столько шума. Немедленно распорядитесь, что собаки изволили замолчать. Кресло, Армандо, я жду, — он удивленно приподнял бровь, — вы ещё здесь?

Тристана нахмурилась. Все так увлечены своими делами, что совсем её не замечают. Ну уж нет! Не хватало в свой первый выход в свет попасть в такую нелепую ситуацию (девушка представила как она, пытаясь слезть, неудачно падает вниз головой, представляя всеобщему обзору шелковые панталончики). "Да лучше я весь день просижу в седле!" — и с гордым видом девушка направила лошадь вдоль опушки.

Мрачный взгляд пламенно-голубых глаз рыцаря смерти выхватил в свой обзор несравненную, по крайней мере, на взгляд Холтена, маркизу. Несколько секунд он смотрел только на нее, но спохватился и отвернулся, уставившись в спину Феликса.
— Ваша Светлость, — начал Армандо, — кресло уже стоит в вашем шатре, — он задумался. — Я могу распорядиться, чтобы его вынесли на улицу...

Генерал-адъютант обратил взор на собак и, улыбнувшись, продолжил:
— Я распоряжусь, чтобы собак и псарей отправили сгонять лис в одно место, они не помешают, — он отвесил поклон, — а теперь, — продолжил старик, — позвольте отправиться отдавать распоряжения псарям?

Егерь, разминающий ноги неподалеку, проверил, достаточно ли сух порох в пороховницах, хрипло, скрипуче расхохотался.
— Ежли вы думаете, что лис так просто согнать в одно место, то вижу, ни разу на этого зверя не ходили... Лиса, она сторожкая... Далёко от норы не отходит... в одно место согнать, — он снова рассмеялся.

Лоррана ехала на полкорпуса лошади позади Маэв, на гнедой кобыле. Свою любимую лошадь Лори без сожаления отдала маркизе, увидев, что та как нельзя лучше подойдет к образу прекрасной всадницы. Амазонка Лорраны была светло-бирюзовой — этот цвет исключительно шел к бледной коже и рыжим волосам девушки. Украшений на баронессе было немного: аккуратные серьги, подвеска и заколка в волосах, и все с лунным камнем — полупрозрачным, голубо-желтых цветов. И одежда и украшения были подобраны так искусно, что создавали образ неземной дивы, пэри.

Но какая же уважающая себя девушка прибудет на столь людное событие без пажа или дуэньи? Вот и за Лорраной ехала на ослике вылитая гарпия — средних лет женщина, чьей обязанностью было следить, что бы с воспитанницей чего не случилось. Она-то и помогла Лорране спешиться из дамского седла, нашла конюшего, распорядилась насчет лошадей и не забыла о прочих мелких заботах.

Драйлин холодно смотрел на генерал-адъютанта:
— Армандо, — сопереживающе начал он, — вам нужно обратиться к лекарю, должно быть, возраст сказался на слухе. Я хочу, чтобы моё кресло было установлено здесь незамедлительно.
— Какие будут распоряжения, граф? — с нескрываемым сарказмом поинтересовался у Феликса приставленный к нему рыцарь смерти.

Мрачный взгляд уткнулся в спину юного дворянина. Холтен не отводил его ни на мгновение, возможно, хотел проделать в своем нынешнем господине дыру? Кто знает...

Феликс наконец высмотрел Армандо, который уже успевал получать от графа Крайтена. Что ж, раз так, то можно пока расслабиться. Повернув голову в сторону советника, он негромко ему сказал: — Знаете, погода сегодня чудесна, но зачем вы поехали со мной? Мне уже не 16 лет и ружья я могу зарядить, — но тут отвлёкся на Бурю. – Будьте, наконец, хорошим гвардейцем и не задавайте лишних вопросов. И... хватит дырявить мне спину, а то противно, — и отвернулся обратно, думая, с кем бы "сыграть".
— Конечно, граф, — хмыкнул Буря и отвернулся, мельком поглядывая на маркизу.
Кажется, господин сегодня очень злой... интересно, почему?

— Конечно, — Армандо хлопнул в ладоши, тем самым подозвав к себе двух служек. — Вы слышали, господа и дамы, — служки отвесили поклон и направились в графский шатер, через минуту четверо плотненьких человека тащили большое мягкое кресло к графу. Постелив перед его
Светлостью ковер и поставив на него кресло, служки удалились.
— А подушка! — возмутился Драйлин, — прикажете поставить ноги на этот ковер?!
Служки, задрожавшие от одного голоса Его Светлости, кинулись в шатер, и через пару секунд уже поднесли графу большую подушку в тон креслу.
— Желаете еще чего-нибудь, — поинтересовался Армандо.
Светлейший медленно подошел к креслу и уселся на него, закидывая ногу за ногу:
— Вина, — пробормотал он, — красного, желательно сухого. И да, вы можете быть свободны.

Маэв вдохнула полной грудью:
— Вызовем господ на соревнование, пока не началось основное действо? — она подмигнула Лорране. — Галопом до во-о-он того дерева?
— Помилуй, маркиза. Я только что спешилась. И Таррина уже куда-то увела мою лошадь, — баронесса разочарованно развела руками. — Так что давай отложим игру в догонялки на потом, ладно?
Лоррана казалась смущенной, все-таки она впервые выбралась на такое мероприятие. Она отмеривала каждое движение, каждый наклон головы и взмах рукой, чтобы не показаться слишком развязной.

— Пф! — Маэв заметила премиленькую девушку, с недовольным видом оглядывающуюся вокруг, тронув поводья, она направила Цереру к ней.
Армандо лишь кивнул служкам, все еще трясущимся перед графом. Те забежали в шатер с припасами и вынесли бутылочку дорогого вина из личных погребов Дома. Следом выбежал служка с бокалом и те же четверо здоровяков уже тащили небольшой столик, видимо, как подставку для бутылки. Столик поставили сбоку от кресла, на него бокал, в бокал вино.

— Миледи, да благословит вас Свет, вы исключительно хорошо держите осанку в седле, и ваша свежесть и красота сравнятся разве что со свежестью этого прелестного утра, — Маэв открыто улыбнулась всаднице. — Маркиза Маэв Идилия Марселина де Луа, легат Дома Крайтен, — женщина с достоинством склонила голову, приветствуя незнакомку.

Но тут взгляд юного графа переметнулся баронессу Эйшир. Что бы с ней поделать, всё не утихало в нём. При первой встрече он не заметил в её словах и взгляде лжи или хоть намёка на скрытность, что его сильно удивляло — то ли она на самом деле такая, либо это ещё один достойный соперник. Тем не менее он не переставал глядеть на неё с некой улыбкой и потирать подбородок. Пойти на контакт? Нет? Что будет из-за этого? плохие ли последствия? — мозговая деятельность уже выматывала Феликса.

Лоррана со вздохом наблюдала за Маэв. Вот так всегда — поспешишь, людей насмешишь. Могла бы сейчас быть рядом и беззаботно щебетать вместе с девушками, но... И кой имп дернул её спешиться? Рядом с маркизой так спокойно. Она словно остров посреди бурлящих страстей высшего общества.

— Граф, разве нам не нужно подъехать к остальным? — спокойный и низкий голос раздался почти за плечом Феликса. Буря все еще смотрел на блистательную маркизу де Луа.

— Вы слишком привязались к маркизе, дорогой мой и настырный гвардеец. Увы и ах, я не в настроении наблюдать за тем, как граф отчитывает генерал-адъютанта, — негромко ответил юный граф, чуть улыбаясь. — Но я не буду мешать вам созерцать предмет вашего уважения и, может быть, восхищения. Всё-таки не зря же вы сюда пришли. Наслаждайтесь, — и улыбка стала до ужаса гадкой. Сам Феликс продолжил размышлять по поводу своей землячки и смотреть ей в спину.

— Моей благодарности нет предела, граф, — и опять неприкрытый ничем сарказм, — так я могу подойти к остальным или мне позволено только наблюдать?

— Как же вы сможете защищать меня и нести свой долг, если будете так далеко? Увы, опять же, лучше побудьте тут. Да и граф не в очень хорошем настроении, а вам ведь не нужны ещё конфузы вроде вчерашнего, так? — тихо усмехнулся. — Лучше держаться на расстоянии, лишь созерцая, как истинный джентльмен.

— Вы, как всегда, правы, граф, — без особых эмоций произнес гвардеец. Буря медленно поглаживал голову верного коня, который, как и хозяин, не выказывал никаких эмоций, лишь изредка водил глазами, выглядывая, что тут есть интересного.
Холтен же полностью переключился на Маэв. Ну, а что? Граф разрешил.

Тристана, погруженная в свои мысли не сразу заметила, что рядом с ней оказалась другая дама. Девушка узнала в ней ту весьма живую даму, заходившую к ним в приют. Окинув придирчивым взором наряд леди, она грустно вздохнула... Безупречно!

— Мадам маркиза, благодарю за теплые слова! Ваша же красота способна затмить собой даже яркое летнее солнце! — нежным голоском ответила девушка в тон маркизе. — Баронесса Тристана Эйршир, к вашим услугам. Мы с вами как то виделись, в приюте, не припоминаете? — склонив голову чуть набок, девушка весело смотрела на мадам де Луа.

— О, да, Его Сиятельство был весьма недоволен тем, что я помешала вашей беседе, такое разве забудешь? — Маэв заулыбалась, немного смущенная. Мадам ее величать рановато, конечно, но не поправлять же леди? — Дом Крайтен взял вас под крыло, я так понимаю? Полагаю, весьма удачное стечение обстоятельств для нас... Скажите, чем вы намерены заниматься? Определенные предпочтения? Что-то, чему я могла бы способствовать?

— Миледи, не сомневайтесь, очень скоро я обязательно поставлю в известность о своих намерениях всех, кто ими заинтересуется! — девушка немного смутилась. — Но давайте не будем беседовать о делах! Ведь сегодня охота — праздник! Давайте развлекаться! Жду не дождусь, когда смогу пришпорить лошадь и помчаться за лисицей. Правда, до этого я участвовала только в охоте на диких собак! — девушка изящно поклонилась.

Светлейший рассматривал округу и собравшихся людей спокойным, размеренным взглядом: одни его совершенно не интересовали, других же он не знал и явно не желал узнать. Слегка вздернул подбородок, сжал губы в тонкую ниточку, нарушил молчание:
— Где маркиза де Луа, — обратился он в пространство, не адресуя свою речь кому-либо конкретному, — кажется, она собиралась представить одну юную особу, к отцу которой я испытываю теплые чувства. Я желаю её видеть.

— Конечно, — улыбнулся Армандо — Маркиза прибыла вместе с указанной вами, — он призадумался, — юной особой... Я немедленно приглашу их к вам.
Армандо ровным шагом направился к маркизе, которая общалась с той девушкой из приюта. Стоит заметить, что Армандо был вновь одет не по погоде: широкополая шляпа, плащ-дождевик. Но, кажется, что старика это не слишком заботило. Он подошел к маркизе и, отвесив поклон, заговорил:

— Доброго утра, многоуважаемая маркиза, — он указал рукой в сторону графа — не хочу отвлекать, но граф желает увидеть и пообщаться с вашей подругой, баронессой Д’Вальдес Эт’Бишен.

Маэв вздохнула, показывая, как огорчена тем, что леди приходится прерывать беседу, и обернулась к Армандо:

— Конечно, мессир Понкайо, сию же секунду. Лоррана уже спешилась, помогите же и мне, и мы доставим Его Сиятельству удовольствие общаться с нами, — маркиза протянула изящную руку, дабы генерал-адъютант помог ей спешиться.

— Конечно же, — Армандо взял маркизу за руку, помогая ей спускаться на землю, после чего отвесил очередной поклон. — К сожалению, не могу составить вам компанию, ибо надо обговорить кое-что с псарями, — отвесив третий поклон, Армандо быстро удалился.
Старик егерь, оказавшийся неподалеку от баронессы хмыкнул, услышав про "помчаться за лисицей". Он дождался, пока Армандо и другая леди отойдут, и подошел к стременам лошади, взглянул на красавицу снизу вверх и неторопливо произнес:

— Благородная госпожа, я могу вам помочь покинуть седло? — видимо, это была не первая охота с аристократами, на которой ему повезло побывать. — Если вы пожелаете, я расскажу вам о том, как мы будем охотиться...
Маэв, как могла быстро, отыскала взглядом Лоррану, взмахнула рукой, сдерживая порывистость своих движений, устремилась к подруге.
— Идем, моя милая, я наконец-то представлю тебя Его Сиятельству!

— Ох, неужели случился конец света, что ты вдруг внезапно вспомнила обо мне, твоё благородие? — Лоррана приподняла юбку, чтобы не запнуться, и ускорила шаг, пытаясь поспеть за своей стремительной подругой.
— Конец Света случится, если мы не поспешим, смотри, у него уже брови изгибаются, он весь — нетерпение! — Маэв хихикнула и тут же прикрыла рот ладонью, стремясь обрести вчерашнее состояние покоя...

Маэв было проще, ее амазонка внизу была выкроена наподобие мужских брюк для верховой езды и имела лишь баску, ниспадающую до лодыжек и не мешающую ходьбе...
— Ну, если уж и ты нервничаешь, то мне Светом велено это делать, — тихо в сторону сказала
Лори, все-таки догоняя маркизу и беря её под руку. Так две леди и предстали пред светлые очи графа.

— Ваше Сиятельство, — Маэв радостно улыбнулась графу, делая книксен. — Позвольте представить вам Ее Благородие Лоррану Д'Вальдес Эт'Бишен, дочь барона Пьера Д'Вальдеса Эт'Бишена подругу моего детства и ныне личного ассистента!

А тем временем Феликс, усмехнувшись каким-то своим мыслям, проехал вперед, жестом приказав Грегори и Буре оставаться позади. Молодой граф оказался рядом с баронессой-землячкой и с доброй улыбкой снял шляпу, таким жестом приветствуя. Вполне натуральная, не выдающая лести улыбка была подарена ей, и тот незамедлительно спросил:
— Не помешаю вашему отдыху, миледи? Тогда, в приюте нам не удалось толком познакомиться. Почему не прикрыть сейчас эту маленькую оплошность.

Вдруг Тристана услышала мужской голос. Обернувшись, она узнала молодого человека, также бывшего в свите графа в тот памятный визит. Немного смутившись, девушка улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой и ответила: "К вашим услугам, милорд!"

Егерь, видя, что его помощь не требуется, убрался к собакам...

Лоррана, в ответ на столь витиеватое представление от своей подруги, также присела в неглубоком книксене, склонив голову и опустив взгляд в ковер.
— Мое почтение сиятельному графу Крайтену... — произнесла девушка.

Драйлин собрал всю волю в кулак и выдавил из себя нечто отдаленно напоминающее дружественную улыбку. Пару мгновений он спокойно смотрел баронессе в глаза, будто изучал её мысли, а затем заговорил:
— Необычайно приятно видеть вас сегодня здесь, юная леди, — речь его была мягкой, медленной и весьма тихой, — как же все-таки приятно лицезреть дочь столь почитаемого человека, как ваш папенька.

Он повернул голову, глядя на Маэв и продолжил:
— Ваши друзья, милая, — промурлыкал Светлейший с легкой льдинкой в голосе, — порой говорят о вас куда ярче поступков. Однако мне льстит ваша дружба. Уверен, что вы многому сможете научиться у юной леди.

На пару мгновений Драйлин отвлекся в девушек, устремив взгляд на столик возле кресла. Бутылка уже была практически пустой, а ведь праздник только начался.

— Маркиза, будьте добры, соберите людей, — тепло произнес он, кажется, его настроение понемногу улучшалось, — пора уж и торжества начинать. Я буду держать речь по случаю открытия ежегодного сезона охоты в графстве.

— Как прикажете, Ваше Сиятельство, позвольте заметить, вы здесь сегодня самый изящный кавалер, — Маэв бросила быстрый взгляд на подругу. — С вашего дозволения, — маркиза умудрилась совершить реверанс, не потеряв равновесия, и удалилась.

— Не соизволите ли напомнить свое имя? — Тристана все также обезоруживающе улыбалась. Как давно уже подметила девушка, мужчинам не свойственно обижаться, если скреплять свои слова таким вот милым выражением лица.

— Моя оплошность, да не будет мне прощения, — не проявив ни капли обиды, сказал тот, немного драматизируя. — Феликс ван Грейнхайм, граф юго-восточных наделов великого Гилнеаса. Смею ли я узнать ваше имя, о свет сией кавалькады? — и вновь очаровательная улыбка. Белые зубы, правильный прикус, всё при нём.

Девушка смутилась. Граф Крайтен упомянул, что знаком лишь с одним её соотечественником. Что ж, вот и он. Ван Грейнхайм, значит... Слышали, слышали. Но при дворе Седогрива они не встречались.

— Тристана Эйршир, дочь покойного барона Эйршира, которому принадлежали земли на северо-западе Гилнеаса, — девушка смотрела прямо в глаза молодому человеку, ожидая... Осуждения?

— Эх, северо-западные земли... море... романтика, что сказать. Жаль, что я не был знаком с вами ранее. В самой юности не очень жаловал светские вечера, ибо там мой отец лишь уходил глубоко в дискуссии с лордом Годфри и... Впрочем, не важно. Мы с вами встретились сейчас, и это меня несомненно радует, — ни капли отрицательных эмоций, осуждений или лжи. Все идеально... кажется.

Светлая амазонка маркизы мелькала среди шатров, ее звонкий высокий голос далеко разносился по опушке. Оказавшись рядом с Холтеном, она подняла на него сияющий взор:
— Мессир Буря, Его Сиятельство велели собрать людей, он собирается произнести речь, как вы полагаете, разумно ли будет сейчас отвлечь вашего господина от прекрасной дамы?
Уста говорят одно, глаза — иное. Колкие точки зрачков расползаются, охватывая едва ли не всю радужку, отпущенный миг свободы чувств минует, и Маэв смиряет себя, заставляя гордо вздернуть подбородок и напустить на лик спокойствие и равнодушие.
— Думаю более, чем разумно, миледи, — рыцарь соскочил на землю, хлопнув коня по крупу, — я займусь этим, если вы не против конечно, — то же спокойствие, твердый, мрачный взгляд, но в глубине глаз можно было заметить теплоту, которую вызывала Маэв, одним присутствием рядом с Бурей.
— Благодарю вас, гвардеец, надеюсь, служба у Его Сиятельства ван Грейнхайма для вас столь же полезна, как и когда вы находились при мне, — ее глаза смеются, ликование выплескивается из широких зрачков, уголки губ трогает лукавая усмешка... Понимает ли он? Да... Да.
— О, как я на это надеюсь, миледи... — едва уловимый смешок, — что ж, пойду предупрежу Его Сиятельство, — он слегка поклонился и большими, твердыми шагами зашагал к Феликсу.

Тристана расслабилась. Этот юноша, конечно же, в курсе всего, раз упомянул лорда Годфри. Что же, по крайней мере, с чувством такта у него, вроде, все в порядке.
— Меня это радует не меньше! — девушка слегка покраснела. "Что это! Раньше я не смущалась от внимания мужчин..."
— Хм, знаете, мне стало интересно — что баронесса столь великой державы, как Гилнеас, забыла в сиротском приюте Штормграда? Это, конечно, благородно, но до того дня о вас никто не слыхивал при дворе, — продолжил тем же мягким тоном Феликс. Всё по плану.
— Жарковато, не находите? — попыталась выкрутиться девушка. Быть может, он не заметит её смущения, — Так о чем вы? О приюте? Я всего лишь помогала детям, в меру своих возможностей на тот период времени.

— Граф, Его Сиятельство граф Крайтен хочет произнести речь, нам следует подойти к нему, — Буря прищурился, глядя снизу вверх на своего нынешнего господина. Непривычно.
— Конечно, Буря. Думаю, миледи, вашу историю вы сможете вкратце рассказать во время нашего шествия к графу Крайтену. Моё любопытство не знает границ, увы. Особенно когда эту жажду утоляет прекрасная дама, — и повернулся обратно к баронессе. — Совсем немного. Но что поделать нам, северянам? Это юг, каков он есть. Вы помогали детям, безусловно, но... почему вы не объявлялись при дворе?

Холтен молча остался стоять позади юного графа. Глаза вперились в глаза его собеседницы. Кто она? Хм… кажется, я видел ее где-то... ах да, в приюте, интересно...
Однако это лишь мысли, взгляд был как всегда мрачным и пугающим.
— Вы настойчивы, граф! — девушка загадочно улыбнулась и чуть пришпорила лошадь. — Что ж, буду с вами откровенна, я попросту страшилась высокого общества! — тут взгляд её переместился на спутника юноши. Брр, какой мрачный тип!

— Что, мисс, пора. Идёмте. — Феликс слез с лошади, затем подошёл к Тристинане и подал руку. — Граф не любит ждать, увы и ах. Нам лучше поспешить. А историю свою расскажете потом, когда нам удастся остаться одним, — и вновь лучи приветливости и очарования. Феликс предложил руку баронессе и повернулся в сторону графа, который был в кресле..
"Неужели! Ну наконец то, у нее уже начинала затекать спина от неподвижного сидения в седле".

Девушка легко соскользнула с лошади, угодив прямо в объятия графа. Улыбнувшись, Тристана отстранилась и мягко произнесла:
— Буду рада! И конечно же, спешим к графу!

Маэв заспешила дальше... Лоррана, несомненно, развлечет графа, пока маркиза занята, кто еще? Армандо? Тристану предупредит Феликс, она сама итак торопится...
Завидев пухлую фигуру генерал-адъютанта прямо перед собой, Маэв едва не врезалась в него, но вовремя притормозила:
— Мессир Понкайо, скорее, надо все организовать для спича!
— А? — Армандо обернулся к маркизе — Да, я сейчас же приду... — он еще раз обернулся к псарю и указал куда-то рукой — Псы, благо мое, готовы, да... Все готово, — он улыбнулся девушке — Пройдемте к Его Светлости?
— Да, да! — Маэв подхватила его под локоть и потянула за собой.

Драйлин обвел людей взглядом, обнаружив подошедшего Феликса, он позволил себе кроткую улыбку:
— Ба, — затянул он, улыбаясь ещё шире, — да, как я погляжу, Феликса в детстве аки бабу воспитывали, раз он позволяет себе испытывать терпение собравшихся. Черт пойми этот Гилнеас!
После этих слов Драйлин довольно рассмеялся, однако он не забыл о такте и допустимых нормах.
— Ну вот и настал час открытия очередного сезона охоты, — торжественно объявил он. Для некоторых было неожиданностью узнать, что граф все-таки может говорить громко, — с чем я вас, друзья и поздравляю. Хочу сказать, что доброта, благодарность и любовь — чувства, которые идут от самой человеческой природы, подтверждений не требует, ибо изначально являются чистыми, священными по своей природе.

Он выдержал паузу.

Скоро уж дозреет последний урожай, — продолжил он, медленно обводя взглядом собравшихся людей, — и наступит пора чествовать прошедшее лето, что преподнесло нам свои дары. Однако сейчас иное время, время оросить землю медом, чтобы подготовить её ко сну, молоком, чтобы сон её был крепок и спокоен, и кровью, чтобы насытилась она и на следующий год одарила нас не менее щедро.

Во время слов Светлейшего женщины-служки, стоявшие подле него, сначала полили землю медом, а затем молоком.

Его Сиятельство одобрительно кивнули:

— Пускай начнется охота, как дань благодарности уходящему лету, — восторженно объявил он, — спускайте собак!
Егерь, ожидающий наготове, дал знак охотникам и псарям. Гончие, хрипя и воя, сорвались, словно разномастные стрелы из лука, и помчались вниз по склону, туда, где должны были быть лисьи норы. Их задачей было загнать туда рыжих красавиц, потом наступит очередь черных с подпалинами такс...

Феликс отреагировав на шутку графа учтивой улыбкой, перевёл взгляд на Тристану, иронично повёл бровью. "Ох, этот граф", — отчётливо читалось в этой гримасе. Не снимая загадочной улыбки с лица, впрочем, как обычно, он перевёл взгляд на борзых, вспоминая отцовскую охоту. Было времечко...

— Помню, маркиза, вы хотели пойти на лисью охоту, — улыбнулся Армандо. — Всякая желанная цель наступает, есть лишь времени вопрос... и труда, — генерал-адъютант проводил псов взглядом, радостным и слегка детским. Уж очень сильно он любил собак.

Маэв первая громко захлопала в ладоши, принуждая прочих присоединиться к аплодисментам.
— Великолепная речь, милорд Крайтен, великолепный день, и, я надеюсь, госпожа Удача сегодня не покажет нам хвост, милорды и миледи, — она сделала знак, и виночерпий обошел собравшихся по кругу, подав каждому бокалы, полные вином. — За удачную охоту! — она подняла свой бокал.

Улыбнувшись словам маркизы, юный граф подхватил бокал и поднял на уровне головы. Кивнув, отпил половину.
— Эх... — генерал-адъютант проводил псов взглядом — За удачную охоту, да, — он слегка приподнял бокальчик так, что его никто и не заметил.
Тристана ответила на жест Феликса покачиванием головы, похлопала вместе со всеми в ладоши, после чего также взяла бокал. Пригубив немного, воскликнула: "Какое прелестное вино!"
Буря по-прежнему молча стоял позади юного графа, скрестив руки на груди. Взгляд без особого интереса оглядывал всех подряд, Драйлина, Феликса, Тристану, опять Драйлина, Маэв, Маэв, Маэв… Армандо... Маэв...

Драйлин довольно осушил бокал до дна и небрежно отправил его на стол к уже пустой бутылке.
— Развлекайтесь, лорды и леди, — снова скандировал он, поудобнее устроившись в кресле и поочередно изучая собравшихся гостей.

Тристана всматривалась в лицо графа Крайтена, пытаясь поймать взгляд. Она ведь его ещё не поприветствовала...

Немного помедлив, сиятельный лорд покинул своё удобное кресло, направившись в закрытый шатер, дабы почить на роскошных специально подготовленных для него перинах. Несмотря на опьянение, походка его была ровной и элегантной.

Некоторое время посмотрев в спину графу, Тристана пожала плечами, после чего перевела взгляд на пустую бутылку и усмехнулась.

Маэв покачивала бокал в тонких пальцах, из-под ресниц поглядывала на Холтена, вновь и вновь сталкиваясь с ним взглядами. Ей казалось, воздух вокруг искрит от этих столкновений, будто от звона скрещивающихся клинков... Отсутствие его неслышного медленного дыхания у плеча, тяжелых шагов позади нее, громады, вырастающей за ее спиной, куда бы она ни направлялась, нервировало.

Испустив негромкий вздох, она обратилась к Тристане:
— Леди, как вы находите наше общество?
— Нахожу его весьма милым, миледи! — при этом взгляд её перешел на графа ван Грэнхайма. Чуть улыбнувшись, девушка снова посмотрела на маркизу. — Не представите ли вы мне свою спутницу?
— С удовольствием, Ваше Благородие, знакомьтесь, Ее Благородие, баронесса Лоррана Д'Вальдес Эт'Бишен, дочь барона Эт'Бишена, знаменитого своей непреклонностью и великолепнейшими способностями в воспитании достойных наследниц, — Маэв улыбнулась, отпивая из бокала.
— Рада знакомству, ваше благородие! — Тристана присела в реверансе. После чего обвела взглядом всех присутствующих. Так вот оно какое, высшее общество Штормграда. Улыбающиеся лица, вежливые поклоны.. Сколько в них правды? Сколько искренности? Сколько тайн скрывают эти люди, за своими сладкими речами? Хорошо, если хотя бы десятая часть. И ей это нравится! Да-а-а, она вернулась в свой круг, с его особыми правилами выживания. Что же, милорды, миледи, охота продолжается! И пусть никто не пострадает.. В этот чудесный летний день!

Граф Драйлин Крайтен скрылся в палатке, дворяне, столпившиеся вокруг, переговариваются.

Воздух трещит от возбуждения, ведь скоро они почувствуют запах крови!

— Маэв, вы, похоже, взяли себе целью меня окончательно смутить. Сначала перед графом, теперь перед сей леди. — Рыжая приветственно кивнула Тристане и Феликсу, которого только сейчас ей удалось внимательно разглядеть. — Я тоже очень рада знакомству с вами. Вы недавно в наших краях?

Именно так, ваше благородие! — Тристана обворожительно улыбнулась, — Не стоит смущаться! Ведь ваше достоинство не подлежит сомнению. Как и ваша красота! — баронесса улыбнулась ещё шире.

Армандо не подавал особых признаков внимания к ситуации, генерал-адъютант лишь по чуть-чуть распивал вино из бокала, изредка встряхивая бордовую жидкость. Тем не менее, взгляд был устремлен в сторону скрывшихся в лесу собак.
"Еще немножко подождем, и я оповещу, что можно отправиться..." — пронеслось в голове старика: "А вино миленькое, да..."
-Хм... — заговорил он — Думаю, псам хватит часа... После мы можем сесть на лошадей и отправиться в лес.

Маэв отошла от подруги, предоставив новым знакомым общаться между собой, встала рядом с Армандо:
— Вы правы, мессир Понкайо, если желать достаточно сильно, мир не устоит перед этой силой, — улыбнулась она.

"Начинается обмен любезностями... Кукушка хвалит петуха." — пронеслось в голове Лорраны и на мгновение отразилось во взоре. Но тут же исчезло.

— Миледи Маэв, вы представили меня, но ни словом не обмолвились о нашей новой знакомой... Не порядок, — незлобно поддела Лори свою подругу и обратилась к баронессе. — Простите меня, но с кем я имею честь разговаривать?

Проводив взглядом маркизу, Феликс вновь переключился на созерцание разговора двух прелестных дам, учтиво улыбаясь каждой их фразе. Тем не менее он пытался читать во взгляде Лорраны что-нибудь, что поможет ему увидеть её сущность. Она была в списке тех, о ком ещё нужно узнать. И всё же на данный момент, кроме очаровательной улыбки, юный граф ничего не выказывал.

Маэв, краем уха уловила шпильку Лорраны и рассмеялась, подмигнула девушкам, отпила немного вина. "Хорошо, что не забыла вчера навестить доктора Моро... Ох уж эти светские события, ни одно без вина не обходится... Слава Свету и алхимии, теперь я, по крайней мере, не опьянею с первого бокала"...

— Баронесса Тристана Эйршир, из Гилнеаса! — девушка присела в реверансе. Так много реверансов за последние дни.
— О, как приятно. Я никогда не была в Гилнеасе, и очень мало слышала. И как вам Штормград? — Лори немного смущалась. Она редко бывала в высшем обществе и предпочитала слушать, а не вести разговор.
— Штормград великолепен! — а что еще она может сказать? — Слышала, он был совсем разрушен во время одной из войн? Что ж, то что я увидела по прибытию, делает честь местным зодчим!
— О, да... И зодчим... — девушка сделала паузу, и гораздо тише продолжила, — и рабочим. — Тут же сменила тему, — Леди, а вы расскажете мне о своей родине? Я всю жизнь мечтала путешествовать, но вместо этого просидела взаперти — то в семинарии, то в поместье отца. Маэв же не просто так упомянула, что он "знаменит непреклонностью". Второго такого упрямца еще поискать нужно.
— Рассказать о моей родине? — Тристана задумалась, вспоминая шумные улочки столицы, величественный собор Рассвета, изящную обстановку особняка Седогривов, где она так беззаботно танцевала, влюбленная в юного принца. Зеленые поля, крутые горы, обрыв, с которого сорвалась её мать. Их родное поместье, лужу крови вокруг бездыханного тела отца...
— Моя родина великолепна! Была таковой.. Когда-то. Но, боюсь война, землетрясения и наводнения изменили её до неузнаваемости. Потому теперь я также как и вы, ничего о ней не знаю! — натянув улыбку, тихо проговорила Тристана.
— Ох, я, кажется, задела неприятную тему. Нижайше прошу меня простить. — Лори была искренне огорчена.
— Что вы, эта тема очень приятна.. Быть может, граф Грэйнхайм сможет вам рассказать больше? — Тристана улыбнулась, посмотрев на Феликса. — Вы еще не знакомы? Разрешите представить,
Феликс ван Грейнхайм, граф юго-восточных наделов великого Гилнеаса, — пусть мужчина отдувается, ей и правда не по душе эта тема...

Буря молча, как всегда, стоял позади Феликса. Мрачный взгляд по очереди оглядывал всех собравшихся, однако ни звука, ни каких-либо эмоций рыцарь не выказывал.

Тристана, отвыкшая от светских бесед, получала несказанное удовольствие от общения, но все же предпочла бы скорее начать охоту. Конечно, ей больше по душе скакать на лошади, следуя за сворой гончих, ведь это такая возможность щегольнуть своими навыками верховой езды! Но и охота на лис обещает быть весьма интересной.

— Главное, — старик повернулся к маркизе, — чтобы сила не физическая, но незримая... духовная была... — Понкайо улыбнулся. — А физической ничего не решишь... никогда...
Он поглядел себе в бокал и опустошил его окончательно, затем, взор вновь устремился в лес — лай притих.
— Я именно об этом, Армандо. Женщина созидает незримое, а мужчина — видимое. Так кто же на самом деле правит этим миром? — Маэв улыбнулась ему. — Как ваше здоровье, после того случая в порту мы не имели возможности даже поговорить...
— Я в порядке, — улыбнулся старик. — Благо, я не потерял всех своих бывших навыков выживания в море... — он снова повернулся к маркизе — Знаете, я бы сказал, что в мире правят не мы с вами... вот и все... Хех...
Маэв рассмеялась, прикрыв ротик ладошкой.
— Править миром — это ужасно нервное занятие, не находите? Всегда найдется кто-нибудь, чьи амбиции превзойдут амбиции царя горы... А большинству людей, в общем-то все равно, под каким флагом ходить...
—Тот, кто царствует на слишком большой горе — царствует не долго... — улыбнулся генерал-адъютант — Никогда не следует ставить перед собой цель взобраться на высочайшую из гор... Да и зачем? Чтобы просидеть на ней пару минут? — он задрал указательный палец кверху и заулыбался еще шире.

Маэв как раз отвлеклась от Армандо и подумывала, не развеять ли молчаливого Феликса, за плечом которого вырастал мрачнеющий с каждым мигом все больше Буря...

Драйлин слегка отодвинул балдахин своего шатра и вышел на лесную опушку. В глаза сразу же бросилась его новая одежда, придворный мундир лилового цвета бел сменен на длинную мантию одинакового с ним тона, однако в ней были вставки белой ткани, на которых красовались расшитые золотом змеи, окруженные растительным орнаментом. Пояс на два тона темнее основного цвета наряда крепко затягивал талию, а его концы свисали практически до земли.

Белые перчатки из тончайшего шелка акцентировали внимание на длинных, тонких пальцах Светлейшего.

Кажется, недолгий отдых пошел ему на пользу. Он медленно прошелся по поляне взглядом, явно кого-то разыскивая.

Как говорится в народе, не бывает ничего идеального.

Со стороны шатра рабочих донесся довольно необычное тонкое тявканье, хотя, собаки убежали в другую сторону. Дальше — больше, меж кустов мелькала чья-то низкая тень, сложно было сказать, была ли это собака или... Лиса?

Видимо, осмелившись, животное выскочило из кустов и молниеносно помчалось к столу с угощениями, в прыжке схватило славно зажаренную курочку со стола и побежало к другому краю опушки.

Если приглядеться, то можно заметить, что это была удивительного солнечно-рыжего цвета лисица. Так же можно было заметить ее необычайно крупные размеры, что, впрочем, можно было списать на густой мех.

Буквально на минуту зверь остановился и внимательно изучил светское общество, но, видимо, не посчитав их вкусными, рванул дальше.

Маэв вскрикнула, увидев предмет своих мечтаний так близко, к счастью, бокал ее был почти пуст и от резкого движения драгоценная жидкость не расплескалась и не испортила не менее драгоценное облачение маркизы.

— Лиса! Лиса! Немедленно, подать мне Цереру! Ах, что же вы стоите, господа и дамы, по коням! Уйдет же ведь! Милорд Крайтен, Ваше Сиятельство, прикажите же догонять!
Заметив вышедшего из шатра графа, Тристана сделала несколько шагов вперед, дабы поприветствовать его сиятельство, как вдруг услышала возглас маркизы.

— Ну вот и началось, господа, — обернулась на суматоху баронесса и как раз заметила вышедшего из палатки графа. Поприветствовав его книксеном (ай, все равно не заметил) она обратилась к дуэнье, что почти не отходила от своей воспитанницы. — Таррина, попроси подать Флору, да побыстрее! Я не хочу плестись в хвосте.

Дуэнья взяла на себя заботы по поиску уведенной лошади и вскоре уже помогала Лорране сесть в дамское седло. Как оказалось, Лори не нуждалась в поводыре и вскоре уже гарцевала рядом с маркизой.

Драйлин удивленно уставился на маркизу, совсем что ли из ума выжила девка. Прервав свои размышления, Его Сиятельство медленно покачали головой:

— Место женщины за столом, дорогая, не в седле, — на сей раз его текучая, медленная речь несла в себе послевкусие строгости, — когда же вы это поймете?
Увидев Лоррану, он просиял от радости:
— Что же вы, милая, — плавно затянул он, растягивая слова, — присоединитесь к столу и расскажите мне о себе, о делах вашего папеньки.

Он вежливо указал на стол возле своего шатра. Слуги уже несли второе кресло.
— Эхе... Эво как... — улыбнулся старик, провожая лисицу взглядом — А что, маркиза, лисичка очень милая... помню, вы себе домашнюю хотели... Эта за овчарку сойдет... Хех...

— Милорд, умоляю, будьте снисходительны! — тонкие брови маркизы встали домиком, удивительные глаза едва не наполнились непритворными слезами. — Я безумно хочу эту лису!

— Хотеть можно замуж, — громко отметил Драйлин, — но не лисицу!

— Милорд, я исполняю все обязательства неукоснительно, и приношу Дому Крайтен огромную пользу, неужели вы не можете проявить свою высочайшую доброту к маленьким женским слабостям?! — нижняя губа Маэв задрожала.

Светлейший нервно махнул рукой, мол скачи уже, только не зуди тут.

Лисица тем временем снова остановилась и поглядела на "бушующую" толпу весьма хитрым взглядом, будто хотела, чтобы за ней погнались и, разумеется, остались в дураках. Чертов зверь пилил толпу поистине аристократским взглядом.

— Смилуйтесь, милорд. — Лоррана натянула поводья, останавливая Флору и смотря на графа Крайтена умоляющим взглядом. При этом была очень мила и наивна. — Разрешите нам её догнать, я вас умоляю. Вы же великодушнейший из смертных и сие дозволение лишь скажет это миру еще раз.

Уже было затрепетавшая от азарта, Тристана, услышав слова графа, совсем стушевалась. Надо же, неужто не придется сегодня ей мчаться по лесу? Да и её саму он не пожелал заметить. Что ж, раз на то воля его сиятельства, придется постоять в сторонке. Еще не настало время, когда она сможет требовать к себе большего внимания.

— Благодарю! Вы не пожалеете! — серые глаза маркизы де Луа воспылали. — Айя, Церера! Гони! — Маэв пустила лошадь иноходью, лавируя меж высоких сосновых стволов.
Феликс же молчал. Молчание сейчас было его самым сильным оружием. Зачем вмешиваться в эти капризы и ругань, если можно просто посмотреть на это и извлечь для себя пользу? Думы не утихали. "А ещё можно полюбоваться новенькой баронесс-..." — он оборвал эту мысль, резко задумавшись, откуда она. Баронесса? Любоваться? Нет-нет-нет, видимо жара даёт о себе знать. Сейчас есть цели поважнее. — таки перебивал себя он, но взгляда от Тристиан отвести не смог.

Драйлин удивленно посмотрел на юную баронессу. За эти пару молчаливых мгновений во взгляде явно читалось глубочайшее разочарование.
— И что бы сказал ваш папенька, — очень холодно прочеканил он, — благо, Его Благородие не видят безумия, которому поддалась его без сомнения достойная дочь. Дурная компания на вас плохо влияет, миледи, вы вольны поступать как знаете. Однако, я должен сообщить вашему отцу о подобном безрассудстве, чтобы Его Благородие не сочли меня соучастником и покровителем этого безумия.

Не удосужившись произнести ещё что либо, он резко развернулся и удалился в свой шатер.
— Эх... Ведь потеряются... — с этими словами Армандо быстро взобрался в седло лошади, поданной ему одним из служек. — А светлейший молодой граф Грейнхайм не желает попробовать себя в стародавней забаве аристократии?

Буря полностью поддерживал юного графа, молчание — золото. Спокойный и твердый взгляд проводил Маэв, чего бы не случилось там...

Слова Армандо побудили юного графа отвлечься: — Почему бы и нет, месир Понкайо? Помнится, раньше мне уже давали ружьё и возможность поохотиться. Хорошо бы проверить старые навыки.
— Феликс ликовал. Слова генерал-адъютанта заставили его новые и непонятные мысли утихнуть, дав ему прежнюю концентрацию на своей цели.

Тристана погрузилась в раздумия. Что же ей делать? Граф удалился, но, конечно, он её видел. Не будет ли участие в погоне растолковано, как неуважение к его словам? Её положение ещё слишком шатко, чтобы им рисковать. И Тристана спокойно продолжила пить вино. Поймав взгляд графа Феликса, она в очередной раз мило ему улыбнулась.
"О... я надеюсь, что про меня он забыл... у меня нет никакого желания скакать за чертовой лисицей, ради потехи этого молокососа", — однако рыцарь по прежнему стоял на том же самом месте, опустив руки по швам.

Лоррана поникла. Граф ухитрился одним взглядом испортить все удовольствие от прекрасного дня, от охоты... Маэв уже умчалась, искать её по лесу было бы по высшей мере необдуманно.

Вздохнув, Лори с тоской взглянула туда, где еще шевелились ветви, потревоженные Церерой, и молча спешилась. Попросив Таррину принести чего-нибудь попить, баронесса удалилась от толпы, погруженная в свои мысли.

— А наша прекрасная леди может составить нам компанию, м? — лукаво спросил он, повернувшись к баронессе. — Не хотелось бы терять общество такой дамы. Ах да... — и повернулся к советнику и Буре. — Вы оба останьтесь здесь. И нет, Грегори, вы не поедете. — резко ответил, как только советник уже по-менторски поднял палец. — Лучше исполните волю графа Крайтена, если это потребуется.
— Какая прелесть, — хмыкнул Холтен и отошел от графа, замерев в паре тройке метров от старого места.
— Что же, господа, давайте не будет отставать от многоуважаемой маркизы, — Армандо прижал бока коня коленями и проскакал пару метров вперед. — Давайте, пока не забыли, куда она ускакала...

Маэв мчалась за лисицей, низко приникнув к гриве своей стремительной кобылы, пару раз оглянувшись, она с изумлением заметила, что никто за ней не последовал... Что же это такое? Странно... Но лисий хвост впереди не дал ей задуматься над этим получше...

— С удовольствием, Ваше Сиятельство! — и Тристана подала слуге знак подвести лошадь. Вот это совсем другое дело. Прямое приглашение графа Феликса избавит её от двусмысленного положения. Какая удача! И девушка ловко запрыгнула в седло.

Армандо тем временем так же скрылся между стволов деревьев.

Между тем, у Лорраны и её дуэньи состоялся серьезный разговор. Пожилая женщина распекала девушку, как неразумного ребенка, упрекая в том, что та подставила под удар честь дома, фамилии и вообще, разве так её воспитывал батюшка? Разговор был долгий и очень тяжелый для Лорраны. В конце концов девушка не выдержала упреков дуэньи и собственной совести и приблизилась к шатру графа.
— Прошу прощения, милорд... — робко дала она о себе знать.

Видя, как Армандо скрылся, Феликс быстро сел на своего вороного скакуна и поправил ружьё.

Оглянулся на Тристану, вновь улыбнулся, скомандовал: — Вперед, пошла! Не отставайте, мисс Эйшир! — и пришпорил коня, после чего тот сначала шагом двинулся вперед, постепенно набирая темп.
Тристана пришпорила лошадь, и за несколько секунд вырвалась вперед, обгоняя графа.
"Не отставайте! Не на ту напал!" — в мыслях веселилась девушка.
Драйлин сидел на изумрудно-зеленой софе, его слух был потревожен вторжением юной леди, которая, все-таки, оказалась куда более воспитанной и значительно благоразумнее своей непутевой подруги.

— Входите, — раздался вежливый голос из шатра. Он наполнил вторую чашку крепким травяным чаем, чей аромат уже успел наполнить пространство своей волшебной магией, — холодный разум возобладал над вашим горячим сердцем.
Наполнив маленькую серебряную чашечку травяной смесью, он убрал его обратно на стол.

— Узнаю выправку вашего почтенного папеньки, — вежливо протянул он, — и это душу мою согревает.

— Я прошу прощения за свою выходку, Ваше Сиятельство. — Лори опустила глаза долу и слегка покраснела. — Видимо, долгое ожидание, наглость лисы и порывистость маркизы затуманили мой разум. Надеюсь, мой отец не узнает о моей оплошности.
Девушка мило улыбнулась, на миг подняв взгляд на графа и снова опустив голову.
— Мой отец также высокого мнения о Вас и порядках, которые Вы установили в Доме Крайтен, иначе бы он не отправил меня к Вам. И мне греет душу осознание того, что и Вы, Ваше Сиятельство, хорошо относитесь к нашей семье.

Светлейший вежливо указал на мягкое кресло, которое стояло напротив софы, на которой расположился он, по другую сторону столика.
— Я взял на себя смелость, милая, и наполнил вашу чашку замечательным травяным чаем, — промурчал он, — присаживайтесь, расскажите о себе, о папеньке.
— С вашего позволения, — Лоррана взяла чашку кончиками пальцев и опустилась в кресло. — Я думаю, мой отец будет очень горд узнать, что вы проявили любопытство к его скромной персоне.

Девушка сделала глоток чая, и устремила на графа взгляд своих каре-зеленых глаз.
— А что именно вы бы хотели услышать, Ваше Сиятельство?
Его Сиятельство медленно проводил взглядом по лицу девушки, удивляясь её красоте. Он опустил глаза чуть ниже: плечи, грудь, живот. А затем легкая улыбку тронула его губы и он заговорил:
— Удивительно, — восхитился он, — и где же барон достал цветок столь редкой красоты.

Он тепло улыбнулся девушке, глядя ей в глаза:
— А главное, — улыбаясь протянул граф, — как Его Благородие могли пойти на столь тяжкое преступление и прятать вас так долго, м?
— О, — баронесса улыбнулась, — после одного инцидента мой отец стал опасаться, что меня сорвет кто-нибудь недостойный, посему и спрятал от глаз всего света. Да я и сама была так напугана, что не хотела появляться в обществе. Те, кто знавал мою матушку, не устают повторять, что я взяла её красоту, но я, к сожалению, её так никогда и не увидела. Только на портретах.
Лори отвела взгляд в сторону, печально вздохнув, видимо, воспоминания о безвременно умершей матери навеяли некоторую грусть.
— Не печальтесь, милая, — утешая её, голос его звучал уверено, медовые переливы лились медленной рекой, — ваша матушка щедро одарила вас. Думаю, глядя на себя в зеркало, вы порой узнаете её.

Он немного помолчал, все ещё пребывая под чарами красоты. Его рука скользнула к столу, и вот маленькая серебряная чашечка уже коснулась его губ и душистый напиток лишь усилил волшебство красок шатра и необыкновенной лилии, которая сидела напротив неё.
— Как здоровье Его Благородия, — все также тихо поинтересовался он, неотрывно созерцая девушку, — не хворают ли?
— Благодарю, Ваше сиятельство, отец здоров, как никогда. — Баронесса снова взглянула на Драйлина и улыбнулась ему, зеркалом повторяя его жест с чашкой. — Хоть он и сетует иногда, что не может принимать непосредственное участие в жизни ордена Серебряной Длани, но всем известно, что это лишь его каприз, а не состояние здоровья, не дают ему это сделать. Он целиком и полностью отдал себя светской жизни, сменив клинок на перо.

Сиятельный лорд несколько раз кивнул юной баронессе, продолжая дивоваться её красоте. А быть может это полумрак шатра, крепкий травяной делает вещи краше чем они есть на самом деле? В данный момент это не играло для него никакой роли, он просто хотел продлить эту волшебную тишину, а потому изящным жестом он снова наполнил чашечки чаем, продолжая любоваться юной леди.

Через пару мгновений серебро вновь коснулось его губ, оставляя терпкий привкус лесных трав и тишина продолжилась.

Обмен взглядами, обмен жестами, немота губ, запах лесной свежести, запах терпких трав, пряное вино — все это продолжало своё молчаливое волшебство.

Граф молчал — молчала и баронесса, чувствуя себя немного неловко в этой ситуации. Она то обводила взглядом обстановку, то отводила глаза, искоса разглядывая графа, но так, что бы это не казалось вульгарным. Душистый запах чая, серебро сервиза и удобство обстановки (а так же относительная тишина за пологом шатра) заставляли забыть, что они сейчас находятся в глубине леса, где идет охота за лисами.

— Вам понравилась охота, дорогая, — нарушил он тишину шатра, — пожалуй, это самая лучшая охота в моей жизни. Она познакомила меня с вами.
— Охота великолепна, милорд. — Лоррана медленно наклонила голову в подтверждение своих слов и снова подняла её, — И я даже благодарна плутовке-лисе за чудесные минуты разговора с вами, милорд. Ведь, если бы она не увела из лагеря почти всех, вряд ли бы нам удалось так спокойно пообщаться.

"Охота? Сидеть на месте — это охота?" — вопила какая-то часть девушки, но Лори все-таки удавалось сохранить спокойный взгляд и размеренность жестов.
— Я бы хотел позволить себе ещё большую дерзость и пригласить погостить у меня, в Крайтенн Холле, — его бархатный голос отражался от плотной ткани шатра, — если вы не возражаете, я напишу письмо вашему папеньке и приглашу его на ужин. Также я укажу в письме, что вы проведете во дворце Элвиннских лесов пару-тройку дней, под моим присмотром, безусловно.

Драйлин сдержано улыбнулся, однако его глаза направленные прямо в глаза девушки говорили о другом, в них светилось явное желание, страсть обладать этим неземным созданием.
— Вы окажете нам великую честь, если дадите своё согласие, — продолжил он, — а появление вашего папеньки мы примем за высочайшее благословение Света.
— Вы очень любезны, Ваше Сиятельство. — Лоррана смутилась от взгляда Драйлина и скромно отвела глаза, делая вид, что поправляет несуществующую складку на юбке. — Настолько, что отказаться от вашего предложения будет с моей стороны верхом неучтивости. И, я уверена, что отец мне не простит, если я лишу его чести гостить у вас. Посему, я принимаю ваше приглашение.
Кротко кивнув головой, Его Сиятельство одарили юную леди ещё одним взглядом полным желания:
— Вы даже не представляете себе, — практически шепотом произнес он, — насколько вы сейчас меня осчастливили. Однако, я попрошу вас рассказать о себе, ведь я ничего о вас не знаю.
Он вы держал паузу:
— Но поверьте, — зазвучал воодушевленный голос, — я как никто другой хочу узнать вас как можно... ближе, дорогая.

Он двусмысленно улыбнулся баронессе и слегка склонил голову на бок.
«Вполне себе представляю, граф», — подумала Лоррана, отвечая на его улыбку — своей: прямой и наивной.
— Поверьте, граф, история моей жизни скучна настолько, что вскоре вгонит вас в сон. А расхваливать свои умения — признак дурного тона. Пусть лучше о них вам скажут мои дела на должности помощника легата, на которую меня великодушно приняла маркиза де Луа.

Баронесса ненадолго замолчала, а потом коротко и тихо рассмеялась.
— Однако, я на неё сердита. Она целый месяц обещала представить меня вам, и сделала это только сегодня.
— Помощника легата, — удивился он, — но зачем же столь юному созданию утруждать себя этой скучной и тяжелой работой?
Драйлин тепло улыбнулся девушке и продолжил:
— Думаю, вы могли бы сопровождать меня, — предположил он, — вот уж действительно дельное занятие, соответствующее статусу благородной леди.

— Скучной? — удивилась Лоррана, — Нисколько. Я привыкла держать хозяйство Дома эт'Бишен, и ничуть не считаю это занятие скучным. Да и подругу подводить не хочется — бедняжка уже так замоталась без помощников, что от неё скоро останутся одни глаза. Но, если вы настаиваете... — баронесса сделала небольшую паузу, — я могла бы попробовать совмещать эти два занятия. Быть полезным вашему Дому — это великая честь для любого.
— Что вы, — несколько печально вдохнул он, — я не смею настаивать, душенька, решение можете принять лишь вы.
Он хитро улыбнулся юной жемчужине.
— Вам понравится Крайтен Холл, — уверил он баронессу, — ему никогда не затмить вашу красоту, он может лишь подчеркнуть её.

Конь генерал-адъютанта маневрировал меж огромных деревьев и многочисленных коряг, следуя точно за виднеющимся вдали силуэтом маркизы. Еще чуть-чуть, и он нагонит нее.

Лиса тем временем и не собиралась уставать, она то скрывалась под корягами, то наоборот, выскакивала на самые видные бугры.

Маэв привстала в стременах — к счастью, граф ничего не сказал о ее мужской посадке — выглядывая рыжую бестию, и внезапно вспомнила, что у нее при себе ничегошеньки нет... Ни огнестрела, ни арбалета, вообще ничего... В азарте погнавшись за животным, как, интересно, она собиралась его добыть?

— Маркиза, — послышалось справа, Армандо уже поравнялся с женщиной и протягивал какую-то сетку с железными грузиками на концах. — Как без силков вы собрались отлавливать лисичку? Или вы ее не живьем хотели?

— О, Свет! Армандо! Я даже не подумала об этом! — Маэв придержала Цереру, выбившиеся из прически пряди мазнули по лицу, щеки ее горели, в глазах плескался восторг погони. — И как с этим обращаться?

Феликс, видя уже впереди пыль от копыт Армандо, попытался его догнать. Нет, не ради помощи маркизе, разве чтобы посмотреть, что будет. В таком темпе, в седле, он уже был рад тому. что вновь мыслит здраво, хотя на данный момент ему думать некогда. Он лишь иногда оглядывался, чтобы проверить, не потерялась ли там позади баронесса.
— Ох... Ладно, я постараюсь сам ее выловить, — улыбнулся старик, — мы же не будем сейчас курс обучения пользования силками проходить? — он отпустил поводья и взялся за два края сети.

Лисица, само собой, сдаваться не очень хотела и, предчувствуя беду, резко свернула налево, где тек небольшой ручей, обложенный камнями, перепрыгнула через него и скрылась за завалом из коряг.

Генерал-адъютант вновь схватился за поводья и, показав маркизе жестами остановиться, начал замедлять шаг коня.
— Что? Не поедем дальше? — Маэв прищурилась, глаза ее повторяли все лисьи прыжки...
— А кони не пройдут на такой скорости — улыбнулся старик — Предлагаю более медленным темпом перебраться через ручей... лисица и сама выдохлась...
— Выдохлась? Да вы посмотрите, это же сущий монстр! Церера — лучшая из конюшен Вальдесов и не смогла ее нагнать! Может, я и не столь великолепная наездница, как, например, леди Тристана, но не впервые в седле! — Маэв запальчиво взмахнула рукой.
— Хорошо, — улыбнулся генерал-адъютант. — Едьте вперед, вот силки, думаю, вы видели, как я их держал? — Армандо протянул силки маркизе.
— Вы мне потакаете! Хитрый, да? — Маэв прищурилась. — Что вы знаете такого, чего не знаю, я, а? – женщина, тем не менее, приняла сеть из рук генерал-адъютанта.
— Ну, сейчас я знаю, что мы уже очень далеко заехали... И леса наших земель периодически отчищаются от коряг и прочего мусора... — улыбнулся Армандо.
— Ну что ж, Церера, давай покажем наше мастерство, а? — Маэв нашла глазами место, показавшееся ей удачным для переправы, и, усмирив все же, свой непокорный дух, пустила кобылу шагом...

Тристана прижала левое колено к боку лошади, и чуть стегнула её хлистом, переводя в галоп. Заметив впереди корягу, девушка нагнулась вперед, левое плечо к правому колену, правая нога крепко опирается на стремена, руки вперед.. Прыжок! Девушка элегантно перелетела через препятствие, после чего расслабила поясницу и перевела лошадь на рысь. Со стороны все смотрелось изящно и просто. Не замечая ничего, девушка наслаждалась ездой.

Лисица вновь показалась на виду у маркизы, но на этот раз ситуация усложнилась — из-за обилия коряг она то и дело пропадала из виду, что делало поимку еще сложнее.

Феликс к этому времени уже успел доскакать до Армандо. Увидев его, остановился и огляделся. А маркизы уже нет... ну и чёрт с ней, мы зашли уж слишком далеко. Где там баронесса?
Церера со своей прекрасной наездницей неторопливо пересекла не слишком глубокий ручей.

Густой лес кончился, впереди расстилалась лесостепь, вероятно, где-то среди этих холмиков и зарослей кустарника лисья нора...

Выйдя из ручья, кобыла приостановилась, прядая ушами, и нервно отфыркиваясь. Маэв поправила сеть, лежащую поперек седла, и оглянулась назад... Надо же, Феликс и юная Тристана уже здесь!
"Так, пора найти остальных" — девушка с силой вжалась в седло, стеганула хлыстом и натянула поводья. Лошадь остановилась. Прислушавшись, Тристана уловила где-то сбоку голоса и шум ручья.

Пустив лошадь шагом, очень скоро девушка была рядом с графом и генерал-адъютантом.
— Так где же лисица? — дыхание девушки было чуть прерывистым, щечки совсем разрумянились.
— Маркиза задалась задачей собственноручно выловить зверюшку, — улыбнулся Армандо.
— Какая глупость, — с улыбкой, как-то по-доброму сказал граф. — И ради этого вы гнались за ней, поставив себя и нас в неловкое положение? или вы думали поймать её голыми руками? — изогнул он бровь.
— Миледи так непосредственна! — улыбнулась Тристана, выискивая глазами маркизу. Заметив её чуть поодаль, девушка перевела взгляд искрящихся карих глаз на графа.
— Я передал ей силки, граф — генерал-адъютант продолжал улыбаться. — Впрочем, не забывайте, что вам все еще никто не запретил ловить это животное, и вы можете продолжить свои поиски за ручьем.
— Как вы находите эти леса, милейший граф? Не правда ли, они весьма отличаются от гилнеасских. У меня сложилось впечатление, что я скачу по открытому полю! — сказала девушка, оправляя амазонку.
— Незачем графу Гилнеасскому прыгать по корягам за какой-то лисицей. Видимо, в этой части леса за этими корягами не смотрят... тем не менее, я не собираюсь рисковать своим конём ради попрыгушек за зверушкой. Хотя, если маркизе угодно гнаться — пусть, ей никто не мешает. — но граф замолчал, услышав голос рядом. — Очень отличаются. Только вот поле... скорее поле с корягами и терном.
— Видимо, вы никогда не охотились на западе! — рассмеялась баронесса.
— Видимо, так, — кивнул он девушке. — У нас, на юго-восточной части лесов почти не было, поэтому отец отправлялся на юг, а там... красиво, но даже в полдень нужно было зажигать фонари.

Маэв узрела лису у холма, не так далеко, как она думала... Секунда, и Церера уже мчится резвой иноходью, тонкие руки маркизы на скаку разворачивают сеть, длинный рывок, сетка летит-летит... Лиса, казалось бы, уже попалась, но миг — и хитрованка, махнув хвостом, скрылась за холмом. С досады выкрикнув не слишком приличное ругательство, подслушанное у Холтена, Маэв поехала за сеткой...

Из-за холма раздался радостный крик, громкое ржание коня и негромкое недовольное повизгивание лисы. На несколько секунд повисла тишина, прерываемая лишь тихим, восхищённым шепотом, а потом из-за холма показалась гнедая лошадь, на которой восседал высокий мужчина, держащий в руке силок, в котором находилась пойманная лисица. Последняя была явно не в восторге и норовила цапнуть охотника за руку, но ей это никак не удавалось и она лишь рычала и тявкала в бессильной ярости. Юный барон усмехался, глядя на тщетные попытки ухватить его за руку. Свободной рукой он откинул темно-коричневый капюшон плаща, который явно знавал лучшие времена. Густые и длинные русые волосы разметались на ветру, на несколько мгновений закрыв сияющие, ярко-зеленые глаза и безупречную улыбку. За плечом Денадора висело его любимое ружье, в ножнах на поясе скромный одноручный клинок, без особых украшений. Да и вообще, наряд барона более подходил обычному охотнику или фермеру, чем сыну благородного господина.

— Какая прелестная добыча, эх, опять я обыграю Эдварда, — усмехнулся фон Дум младший, разглядывая пойманную лисицу.

— О, Свет! Вы поймали мою лису! — Маэв, вся в радостном возбуждении, мгновенно сменив досаду на восторг, ринулась к всаднику.
Счастливый взгляд оторвался от лисицы и обратился на маркизу. Легкое недоумение появилось на лице Денадора: — Вашу лису?

— Конечно! — Маэв протянула, было, руку к сетке. — Маркиза Маэв Идилия Марселина де Луа, легат Дома Крайтен, к вашим услугам, милорд! Эта красавица, или красавец, наглейшим образом своровала курицу со стола Его Сиятельства и... ну просто напрашивался на погоню! Я ее чуть не поймала, но вы... вы меня опередили... Немного... Или вам чуть больше повезло, — Маэв перекинула ногу через круп лошади и изящно спустилась на землю, подбирая сетку.

— Денадор, я и не старался тебя обыгрывать... — раздалось из-за холма — Сотню раз говорил, не люби наш папаша охоту, меня бы тут не было...
Из-за холма выехал белокурый, слегка женоподобный юноша, на вид он был младше человека в капюшоне, но в глазах чувствовалась какое-то неприятное ощущение, будто в нем засело под сотню злобных чертей.

— Так, а это что за особа в наших краях? — Эдвард осмотрел маркизу то ли презрительным, то ли оценивающим взглядом. — Собственно, что легат почтенного Дома Крайтен забыл в землях Дома Дум?

— Легат забыла здесь лисицу, — Маэв широко улыбнулась двоим незнакомцам. — С кем имею честь беседовать, милорды?

— Эдвард, конечно, ты не старался, куда уж тебе, — без злобы, не желая обидеть, рассмеялся Денадор и соскочил с коня, по прежнему держа в руках силок с лисицей, которая видимо смирилась со своей участью.

— Денадор фон Дум, к вашим услугам, миледи, — он учтиво поклонился маркизе, изучая ее взглядом, совершенно открыто. На лице сияла счастливая улыбка, подумать только, встретить здесь красивую женщину он явно не предполагал.

— Так что же, отправимся за маркизой? — баронесса направила лошадь в сторону ручья. Проскакав некоторое время, баронесса заметила всадницу, а рядом... еще каких то мужчин.

— Фи... — Эдвард скривил недовольную гримасу. — Мне плевать на эту тварь, но по всем законам королевства эта лиса, перебежав ручей, стала собственностью нашего Дома, — он подъехал к маркизе и, чуть не продырявив ее своим злобным взглядом, указал на нее своим тощим пальцем. — А вот не в вашей компетенции тут вопросы задавать, миледи... Вы охотились за пределами земель вашего Дома, это огромное пятно на репутации Его Светлости графа Крайтена...

— Как же мы решим судьбу этого животного? Я так мечтала хоть ненадолго оказаться в лисьем обществе, но, видимо, охотница из меня та еще, — Маэв засмеялась, колыхнулись серьги, подвески на заколке поймали солнечные блики, щедро рассыпая их на лицо женщины, на ямочки на щеках, на светлые волосы... — А вот решать, кто и чью репутацию запятнал, я полагаю, лучше собственникам земель. Мы гнали ее из владений Его Сиятельства, я сама начала погоню, а вы, будьте добры, усмирить свой язык, иначе это станет не просто пятном на вашей репутации, но несмываемым позором на имени дома Дум, милорд, — Маэв, все так же улыбаясь, подняла глаза на блондина.

— Эдвард, будь вежливее, перед нами все же дама, — возмутился Денадор, плавно подхватывая силок с лисицей и подходя ближе к людям. Он легонько хлопнул братца по спине, мол вежливее будь.

— Миледи, я буду очень признателен, если вы разрешите вручить вам этот скромный подарок, — подарок это явно не Эдвард. Лисица разумеется.

— Феликс, вздохнув, поехал за баронессой. "Ну что за непутёвость, — думал он, – видимо, она ещё не привыкла к этому обществу и к выходкам маркизы, которым ни в коем случае нельзя потакать, да...". Ещё раз вздохнув, он двинулся за ней, через ручей.

Лицо юноши скривилось в еще большем неудовольствии и желании преподать урок чертовке, впрочем, Эдвард еще сильнее хотел наказать брата за сию бессмысленную щедрость.
— Не сомневаюсь, что граф будет крайне огорчен, когда узнает о вашем поступке, моя милая леди... — улыбнулся Эдвард довольно правдоподобно — Впрочем, даже не мне и не брату решать... — барон обернулся, высматривая кого-то за холмом.

— Что за балаган, Денадор?! — из-за холма выехал престарелый человек в увешанном орденами мундире в сопровождении толпы людей, видимо, свиты.

Спустя мгновение маркиза перевела взор на Денадора.
— Милорд фон Дум, моя благодарность не знает границ. Она тяжелая? — поинтересовалась Маэв. — И, раз уж речь зашла о взаимных обвинениях, для меня будет большим удовольствием пригласить вас в наш скромный охотничий лагерь, — снова короткий взгляд на Эдварда, — Его Сиятельство выслушает ваши претензии, милорд фон Дум. С огромным интересом, — женщина смеялась над ним. Определенно.

— Тяжелая... и если вы приглашаете нас в ваш лагерь, то разрешите донести эту бесценную и, видимо, не совсем довольную добычу, — лиса опять попыталась ухватить юношу за палец, а когда ей опять это не удалось, она лишь зарычала.

Заметив подъехавшего графа, Тристана обеспокоенно на него взглянула:
— Милорд, вам не кажется что маркиза в опасности? Там какие то люди..
Однако голос позади "слегка" остудил пыл юного фон Дума. Он развернулся и посмотрел на отца:

— Это не балаган, отец, просто я поймал лису и случайно встретил прекрасную маркизу де Луа. Она легат благородного Дома Крайтен и она пригласила нас в их лагерь, — улыбка по прежнему не покидала лицо Денадора, даже, когда он смотрел на своего отца, который был явно строгим.
Граф глянул вперёд, на холм, чуть прищурившись, затем ответил: — Нет, нет. Это братья фон Дум, из Лордерона. Недавно они по случайности попали в нашу башню, где мы неплохо поговорили. Не думаю, что они ей навредят. — и вновь улыбнулся.

Маэв сделала глубокий, почтительный реверанс:
— Досточтимый господин фон Дум, охотничьи навыки вашего сына просто великолепны. Не сомневаюсь, что это ваша заслуга!

Лицо Денадора чуть тронула краска, но он попытался справится с собой. Все же он редко общался с женщинами, а еще реже с красивыми женщинами.

— Хо-хо-хо, навыки охоты из поколения в поколения передавались в великой династии Дум! — рассмеялся секунду назад строгий старик. — Вот только, не каждому он дан... — старик самостоятельно слез с коня, отвергнув помощь слуги, и подошел к лисице. — Знатная, однако, жаль отдавать... Но желание дамы — закон, хо-хо... Многоуважаемая маркиза, для меня и моих сыновей будет честью навестить ваш лагерь.

Эдвард просто промолчал, впрочем, по лицу юноши и его активному поглаживанию шеи было видно, как сильно он был зол.
— Отец, вы как всегда великодушны и мудры, — скромно сказал Денадор, едва не кинувшись к нему на шею. А то Эдвард еще заставил бы оставить лисицу...
— Как считаете граф, нам стоит подъехать ближе и поприветствовать сих господ? — в глазах читается неуверенность.
— Думаю они сами со всем справятся и познакомятся. — видимо Феликс не очень хотел иметь дело ещё с фон Думами, ибо это ему только мешало. Только чем? — Лучше по дороге обратно поохотимся на лис... без бешеных скачек, без силков, словно... кхм, — вместо того, чтобы закончить фразу, он замолк и вновь обрёл жизнерадостный вид.

Тристана вопросительно посмотрела на графа. Как это оставить даму одну, наедине с незнакомцами? О, да там их уже много больше! С другой стороны, идея Феликса кажется куда более приятной...
— Что же, вверяю себя его сиятельству! — улыбнулась девушка.
— Тогда следуйте за мной и не отставайте! — звонко и радостно усмехнулся он, разворачивая лошадь и начав двигаться, постепенно переходя на галоп.
"Лучше я пока побуду под опекой графа... Эта маркиза, верно, сумеет за себя постоять."

Маэв опустила ресницы, выпрямилась.

— Хо-хо, давайте, что ли, проедемся? — старый барон, снова отвергнув предложения помочь, залез на лошадь и, взяв из рук одного из слуг причудливый стальной шлем и надел на голову, теперь он еще больше был похож на какого-то важного главнокомандующего — Уважаемая маркиза, указывайте! — победоносно произнес отец братьев.

Внимание Эдварда тем временем привлекала знакомая фигура, стоявшая вдали.
Хлестнув лошадь, девушка направила её вслед за графом. Обрадовавшись его аллюру, баронесса также перешла в галоп. Все-таки рысь — не самый удобный способ езды в дамском седле.
— Маркиза, вам помочь взобраться на вашу прелестную лошадь? — учтиво поинтересовался юный барон, все с той же улыбкой глядя на Маэв.
— Конечно, милорд, буду рада принять вашу помощь, — она откинула привычным жестом со лба прядь выбившихся волос и с улыбкой приняла его руку.

Когда маркиза оказалась на лошади, юноша быстренько "взлетел" на свою.
— Ну что ж, думаю, мы готовы отправиться к вам в гости, миледи, — он очаровательно улыбнулся

Маэв, одной рукой держа поводья, а другой почесывая своего коня за ушком.
— Если бы ко мне, Ваше Благородие, увы, к Его Сиятельству графу Драйлину Крайтену, но учтите, моего "увы" вы не слышали, — рассмеялась она, трогая Цереру с места.
— Да, да, конечно — засмеялся старый барон — К слову, я до сих пор не соизволил представиться, Нозел фон Дум, барон, — сказал он это со свойственным ему громогласным тоном, присущим военным.

Голос барона прозвучал из-под шлема, как из бочки.
— Ваше Благородие, позвольте же и мне представиться еще раз, — Маэв поравнялась с лошадью пожилого барона. — Маркиза Маэв Идилия Марселина де Луа. Я слышала, ваше оружие пользуется огромным спросом, и оно весьма качественное...
Денадор держался строго позади Маэв, все так же почесывая коня, чтобы... успокоится? Наверно, а может просто любил животных, а может и то, и другое сразу... кто знает?
— Миледи, а давно вы служите благородному Дому?
— Да, хо-хо, наш дом с самого начала существования занимался изготовлением оружия! — раздался громогласный голос. — За качество я отвечаю лично!

Эдвард лишь еще сильнее озлобился на всех окружающих, впрочем, встретив корящий взгляд отца, он быстро "надел" на себя маску довольного человека.
— О, милорд фон Дум, не так давно, как хотелось бы, — Маэв обернулась на Денадора, — всего два месяца, но могу вам сказать с полной уверенностью, что это лишь начало победоносного шествия Маэв де Луа в качестве легата, и начало восхождения Дома Крайтен на недосягаемую высоту, — она расхохоталась. — О, Свет, слышал бы меня сейчас Его Сиятельство, вдоволь бы посмеялся...

— Ну что вы, я уверен, что вы говорите чистую правду, — звонко рассмеялся юноша, — я слышал, что как раз сейчас доходы благородного Дома Крайтен резко пошли в гору, что я так понимаю ваша заслуга, миледи? — никакого хвастовства, никакой иронии, чистая правда прямо в лоб, да, это Денадор.
— Не столько моя, сколько тех людей, которые верой и правдой служат Дому уже много лет. Я лишь проводник некоторых новаторских идей милорд. И да, я знаю, как делать деньги, — Маэв опустила ресницы и улыбнулась уголком рта, чуть краснея. — Мне многие говорят, что это не женское дело, но мой случай доказывает обратное...

***

На скаку достав силки, представляющие собой два медных тежёлых шарика, связанных веревкой, Феликс начал осматриваться в поисках лис. Хорошо, Грегори дал ему это в начале охоты, а то вдруг здесь убивать лис из ружья — дурной тон. Хотя, думал Феликс, у них здесь почти все — дурной тон. Кажется, вон там промелькнул рыжий хвост. Граф немедля развернул лошадь в ту сторону и поскакал.

Прижав колено к крупу лошади, баронесса развернула животное, и помчалась вслед за графом. Заметив, что тот достал силки, девушка пристально всмотрелась, и да! Эта лиса! Рыжая плутовка вильнула, направившись прямо к всадникам, и вдруг... Нырнула в нору!

— Ушла в нору... хм, а норных нет. — он поправил шляпу и дернул плечом, чтобы получше закинуть ружьё.

— Но что же делать? О, как я хочу эту лисицу! — в глазах девушки горел неподдельный азарт. Лагерь же совсем недалеко.. Лисица скорее всего затаилась, нужно срочно доставить сюда собаку!

— Ну-с, тогда я буду вынужден вернуться в лагерь, чтобы взять собак. — он улыбнулся, двинулся на лошади к ней. — А вы пока можете посмотреть за этой лисицей. У вас есть что-нибудь, кроме силков?
— У меня нет даже силков, граф! — девушка рассмеялась, — Не соизволите ли одолжить мне ваши?
— Конечно, прелестная, — и он протянул силки. — Вы ведь умеете ими пользоваться? Если нет — можете взять моё ружьё. — улыбнулся. — но я мигом, благо конь мой быстр.
— Надеюсь я справлюсь с силками, милорд. Ружьем же я совсем не владею! — девушка улыбнулась, принимая силки из рук графа.

Кивнув, Феликс быстрым галопом направился к лагерю. Что на него только нашло... и правда так увлечься охотой. Он явно такого не планировал.
Не прошло и пяти минут, как ван Грейнхайм вернулся на то же место, только с поводьями трех псов, которые неистово вынюхивали лису.

— Ату! — скомандовал он, выпуская с поводка одну из такс. Одна мигом шмыгнула в нору, где затаилась лиса.

Спущенная с поводка, собака тут же исчезла в норе. Через несколько секунд послышался приглушенный лай. Подземный гон начался! Лай продвигается под землей, юные господа следуют за ним. Вдруг что-то меняется, слышны звуки борьбы. И вдруг визг! И все затихает. И вот что-то скребется, рычит... Земля у одного из отнорков зашевелилась, и вдруг оттуда появилась собака! Пятясь задом и перебирая кривыми ножками, такса вылезает наружу и, о чудо! В зубах у нее лисица!

— Какая прелесть. — усмехнулся граф. — Вот ваша лиса, миледи. — и вновь улыбнулся девушке.

Девушка переводила сияющий взгляд с лисицы на графа. — О, милорд! Я в восторге! Я так давно не испытывала такого счастья! — она вся светится, солнце играет на жемчуге прически, ротик чуть приоткрыт, щечки трепещут... Совсем как в те времена, когда некоторые мужчины теряли голову, очарованные баронессой.
— Это всё для и ради вас, мадам. — граф мило улыбнулся. — Продолжим охоту или вернёмся к шатру?
— Думаю, стоит вернуться! Я совсем устала.. Ах, какой замечательный день! — что это? Вроде бы девушка подмигнула графу, или это все игра света?
— Вернёмся. Похвастаетесь лично, без чьей либо помощи полученным трофеем. Да и в спокойной обстановке будет время поговорить, — и ещё более широкая и милая улыбка.

Девушка, скромно опустив голову, в ответ на улыбку графа. — Не соблаговолите ли вы доставить так учтиво названный моим трофей в лагерь? — и девушка чуть прижала ногу к лошади, заставляя её начать медленный шаг.
— Немедля. — Феликс учтиво кивнул, также переведя лошадь на шаг.
Через какое-то время молодые люди появились в лагере, с видом победителей. Юный граф нес лису, Тристана сияла.

***

За приятной беседой баронам и маркизе дорога показалась куда короче, чем могла бы быть... И вот вскоре опушка наполнилась людьми...

— Прекрасные шатры! — сказал как отрезал старый барон — Хо, даже отсюда вижу, что это работа лучших швейных мастерских! — по лицу барона можно было сказать, что он был всем доволен, чего нельзя было сказать о Эдварде, юноша уже давно отвлекся от основной беседы и разглядывал узоры на рукояти своего ножа, изредка пиля взглядом маркизу.

Юноша восседал на своем коне с истинно королевской выправкой. Было видно, что он куда чаще своего брата придавался конным прогулкам. Чистый взгляд зеленых глаз осматривал лагерь Крайтенов и Денадор был явно впечатлен: — Какая красота, — негромко произнес он, все так же почесывая ухо своего коня.

— Но я полагаю, что истинная красота сейчас рядом с нами, вы согласны, отец? — под красотой явно имелась в виду Маэв.

Маэв явилась на опушке в сопровождении троих блестящих кавалеров и орды их слуг, счастливая, сияющая, то и дело она бросала восхищенные взгляды на лисицу, что затихла в силках у Денадора...

Лоррана обратила внимание на ворвавшийся в благословенную тишину гомон. Было ясно, что поляна заполняется вернувшимися с охоты аристократами.

— Кажется, маркиза де Луа вернулась с победой. — Заметила баронесса, меняя тему с той, что вводила её в смущение. — Ваше предложение очень лестно для меня, я... — легкая заминка, — подумаю.

— Их не существует, милая, — замысловато произнес он, — разве вы не заметили, что мир за пределами этого шатра прекратил своё существование?

Светлейший с интересом посмотрел на девушку, ожидая её ответа.
— Рядом с вами, милорд, весь мир не имеет значения. — Ответила в тон Драйлину Лоррана, смотря ему в глаза, выдерживая его взгляд и не отворачиваясь.

Светлейший снова молчаливо кивнул своей собеседнице, задумчиво рассматривая её волосы.

Баронесса чуть склонила голову к плечу, сложив руки на коленях и впервые за весь разговор неприкрыто рассматривая Драйлина. Ей был интересен этот человек, с которым её столкнула воля её отца. Её внимательные глаза, казалось, замечали каждый жест собеседника. Ей льстило его внимание и его комплименты, хоть она и не совсем понимала, что именно за ними стоит. Ну ничего, отец вряд ли даст её в обиду, а Маэв, искушенная в придворных делах, скорее всего поможет распознать чьи-либо сети…

Возле одного из шатров сидел Холтен. Кажется он единственный, кто не разделял радость от этой охоты. Он молча сидел и поглаживал меч. Глаза были закрыты.

На щеках маркизы появились ямочки, румянец удовольствия от неожиданного комплимента расцвел на ее лице.

— Гвардеец Буря! — окликнула она его. — Будьте добры, помогите мне спуститься, боюсь не устоять на ногах, о, это седло...

Глаза рыцаря распахнулись, он поднялся и направился к прибывшим.
— Вы вернулись достаточно быстро, Ваше Благородие, — обратился он к Маэв, помогая ей спуститься. — Я смотрю, благородные Денадор и Эдвард здесь, как же вы их встретили?

Маэв, на секунду дольше задержалась в крепких руках гвардейца... "О, Свет! Еще одно прикосновение, еще один взор! Холтен... Холтен...". Отступила, скромно улыбаясь, дабы не мешать мужской беседе. Видимо, эти двое уже были знакомы и даже... ладили? Нужно присмотреться к фон Думу лучше...

— О, мессир Буря, я рад вас видеть, — Денадор соскочил с коня и протянул рыцарю руку. Обменявшись рукопожатием, юноша представил отца: — Барон Нозель фон Дум, мой отец.
Очень приятно, — буркнул рыцарь, глядя на барона, — у вас прекрасный сын, господин.
— Кхмр... Хо-хо, да, это вы тот самый хороший человек, который так точно дал определение характеру моего старшего сына? — старый барон снял шлем и отдал его служке, слез с коня, вновь отвергнув помощь, и промаршировал к рыцарю смерти.
— Хотел бы я знать, как он меня тогда назвал... — вновь рассерженный Эдвард с пустился с лошади и подошел к отцу, задрав нос, осмотрел гвардейца.
— Я не уверен, что вы правильно меня поняли, господин, я имел в виду вашего младшего сына, Денадора, — спокойно ответил Буря. — Со старшим, увы, мне не довелось вести бесед, — все так же негромко добавил рыцарь.

— Я все правильно понял, мессир, — барон подошел вплотную, наклонился к уху рыцаря и полушепотом пробормотал. — Этот сноб еще та задница, в нём сошлись все недостатки рода...
— Кхм... знаете, я думаю, мы поладим с вами, господин, — едва слышно выдохнул рыцарь. Под платком застыла усмешка. Да, отец явно куда лучше старшего сына.
— Что привело вас в наш лагерь? — Буря посмотрел на старшего из фон Думов.
— Многоуважаемая маркиза, разумеется, — улыбнулся старый барон, сделал пару шагов назад. — Возникли несколько недоразумений, но теперь все в порядке, и маркиза пригласила нас сюда...
— О, это похоже на нее, господин, — кивнул рыцарь, — что ж, тогда прошу, располагайтесь, правда граф сейчас в шатре и, кажется, занят... но здесь есть что выпить или перекусить.
— Я бы сопроводил вас лично, но меня срочно вызвали, кажется, в одном из патрулей что-то случилось, — негромко произнес рыцарь, — я польщен, что лично знаком с вами, надеюсь это не последняя наша встреча, господа.

— Узнаем, что там за шум, — предложил Драйлин, подходя к баронессе и протягивая ей руку.
— Как пожелаете, ваше Сиятельство. — Лори с благодарностью приняла руку графа и встала. Держа ладонь на локте графа, она с поистине королевской грацией прошествовала к выходу из шатра. Голова поднята, спина выпрямлена — сказывается воспитание и наличие рядом Драйлина, перед которым "сесть в лужу" уж очень не хочется.

ID: 5981 | Автор: Idanielle
Изменено: 28 августа 2011 — 17:57

Комментарии (5)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
4 августа 2011 — 14:49 Гадкий ретконщик apelsin

Хм... Большое спасибо, что отредактировали лог, пока я в Тамбове. Всех люблю ;)
*потискал Рава и пошел отбиваться от волков*

4 августа 2011 — 17:27 Idanielle

Возвращайся к нам скорее, все очень соскучились, жаждем продолжения! Мы тоже тебя любим!

4 августа 2011 — 21:59 Магистр Laэн

Прекрасно :)

9 августа 2011 — 2:32 mandarin

Лорик, я нашел в чем ошибка. Указано "аристократы", а не "аристократия". В "Переезде" такая же проблема. Исправь пожалуйста.

9 августа 2011 — 14:06 Idanielle

Договорились!