Визит в поместье Марлей

Тристана, графиня Ольгерд
Феликс ван Грейнхайм
Гильдия Великий Дом Крайтен

Летний ветерок весело задувал в окна кареты. Пожилой кучер в ливрее Дома Крайтен проявлял чудеса управления, заставляя лошадей спокойно преодолевать виражи горной дороги. Время от времени за деревьями открывался вид на долину, залитую ярким светом послеобеденного солнца.
Вдруг, за очередным поворотом, появился деревянный указатель, на котором красовалась надпись, явно нанесенная совсем недавно: "Поместье Марлей". За указателем вглубь леса уходила дорожка, присыпанная гравием. Через несколько минут начали вырисовываться очертания высокого здания. Поместье Марлей представляло собой сооружение с явными элементами дворфийской архитектуры, такое же массивное и холодное с виду.

Прогромыхав прямо к ступеням входа, карета остановилась. Спрыгнувший с подножки лакей открыл дверцу кареты и подал руку молоденькой девушке. На ней платье цвета молодой листвы, тонкая воздушная накидка и широкополая шляпа в тон платью, украшенная красными и белыми искуственными розами.

Тристана Эйршир удивленно осмотрелась. Это место чем-то напомнило ей их родное поместье, также запрятанное в горах и укрытое лесом. Следом за баронессой из кареты выкатилась маленькая служанка Дина, которую Тристана забрала из приюта, взяв под свою опеку.
Почему то никто их не встречал... Девушка завертела головой в поисках молодого графа и его спутника.

Следом за каретой следовал мрачный рыцарь на не менее мрачном, мертвом коне. За всю дорогу они оба не издали ни звука и, кажется, Буря даже не шевельнулся в седле. Его руки спокойно держали поводья, но конь сам прекрасно знал, что ему нужно делать, поэтому Холтен держал их просто так. Ярко-голубые глаза безо всяких эмоций смотрели вперед, изредка бросая взгляд на окрестности. Когда карета встала, рыцарь остановил коня и спрыгнул на землю. Одет он был практически как обычно, разве что вместо черного платка, голову скрывала черная маска из плотной ткани, в остальном все тот же темно-синий кожаный доспех. За плечами висел верный клинок, скрытый ножнами.

Пройдя рядом с Бурей, молодой граф, что ехал на своём вороном коне позади кареты всё это время, жестом подозвал его и прошёл к баронессе Эйршир, улыбнулся, и конечно же, подал ей руку. Пару секунд очаровательный взгляд задержался на ней, затем заинтересованно перешёл на поместье, в которое они приехали:

— Неплохое поместье, мисс Грэйхарт, — изрёк он, кивнув. — Ну-с, пройдём?

— Конечно, милорд! — обворожительно улыбнулась девушка.

Холтен молча следовал за графом, окидывая все и вся своим мрачным взглядом.

Вдруг парадные двери с грохотом отворились, и на пороге появился старый дворецкий, одетый в бордовую ливрею, и чересчур громким для этого худосочного тела голосом провозгласил: "Их Сиятельство граф Деннис Артикус Марлей!"

Следом за ним быстрым бодрым шагом вышел полноватый невысокий мужчина средних лет, одетый в ярко красную мантию. Широко раскинув руки, он быстро спустился по ступеням, и немного высоковатым голосом произнес: "О, это видимо наша племянница Тристи? Малышка! Да ты копия своей матушки!" — с этими словами граф схватил баронессу в охапку и оторвал от земли.

Выбравшись из объятий графа Денниса, девушка улыбнулась ему, произнеся несколько дежурных приветственных фраз.

— Разрешите представить, граф Феликс ван Грэйнхайм из Гилнеаса! — с этими словами в глазах графа Марлей промелькнул какой-то странный блеск и он принялся расшаркиваться.

— Моё почтение, сударь, — своеобразно поклонился Феликс, приветливо улыбаясь, впрочем, как обычно. Но затем показал назад. — Это Буря, гвардеец Дома Крайтен, который был приставлен ко мне в качестве охраны. Надеюсь, его вид не испугает ваших слуг, — и усмехнулся.

Невразумительный звук раздался из-под маски. Горящие глаза Бури на миг встретились с глазами графа Марлея, но вскоре гвардеец уже смотрел в другую сторону, помня приказ Драйлина.

Граф Марлей несколько секунд смотрел на Бурю. Выражение лица резко изменилось из подобострастно-приветливого в.. презрительное? Но, спохватившись, он снова перевел взгляд на Тристану, взял её под руку и повел в дом, жестом предлагая Феликсу следовать за ним.
Тристана умоляюще посмотрела на графа Грэйнхайма. Этот её дядя, а точнее, как она уже поняла, родной брат её бабушки, не смог обмануть своими сладкими речами и объятиями, и вызывал у девушки чувство, схожее с отвращением.

Феликс, в свою очередь, последовал за графом Марлей, не переставая любоваться Тристаной. Жестом указал Буре следовать за собой, также мимолётно указав пальцем в пол, мол, голову вниз, да.

Рыцарь, конечно, зашагал вслед за графом, но голову не опустил, разве что просто не смотрел на живых, предпочитая оглядываться по сторонам, рассматривая окружающую обстановку.

Внутреннее убранство особняка было под стать внешнему. Все было каким-то... чересчур огромным. Граф повел гостей по длинному коридору. Украшений на стенах почти не было, только несколько канделябров да картин. Несколько раз повернув ("Ну и лабиринт!" — пронеслось в мыслях у Тристаны) граф открыл дверь в большую гостиную. Окна были занавешены темными шторами, зато трещал камин, что создавало некую иллюзию уюта. В большом кресле вполоборота ко входу восседала старая женщина в лиловой мантии, отороченной мехом. Выражение лица дамы навевало мысль о том, что она уловила какой-то не слишком приятный запах. Рядом с ней стоял высокий красивый мужчина, лет тридцати, и широко улыбался.

— О, вот и пожаловали наши гости из Крайтен Холла! — голос женщины был мягок, что совсем не соответствовало её лицу. — А что же, сам молодой Крайтен не соизволил посетить старую графиню?

"О, он еще раз показал свою мудрость, несомненно" — пронеслось в голове Холтена, когда он все здесь разглядел и замер позади Феликса и его спутницы.

— У молодого Крайтена, увы и ах, слишком много дел. Ни минуты покоя, всё ради родного королевства. Но не отчаивайтесь, я буду сегодня вместо него. Позвольте представиться — Феликс ван Грейнхайм, из Гилнеаса, — почти сразу ответил он. Ему явно не нравилось всё это, но он не сдавал позиции. Единственное, что он делал помимо сладостных речей — смотрел на Тристану, внутри себя пытаясь понять, почему он это делает... вновь.

— Тоже один из этих собак Седогрива? — старуха, по-другому не хотелось её назвать, встала, опираясь на руку мужчины, который при этих её словах закатил глаза и улыбнулся Феликсу.

— Ну-ка, Арчи, подведи меня к внучке. Из-за этой чертовой Стены мне так и не пришлось увидеть сие дитя.

Подойдя к Тристане графиня бесцеремонно схватила ту за подбородок.

— Да-а, чувствуется грэйхартская порода. Но не забыла ли ты детка прихватить какие-нибудь документики? Мало ли вертихвосток сейчас пытаются найти себе тепленькое местечко, воспользовавшись добротой старой графини!

После чего старуха отвернулась, и схватив под руку графа Денниса, громким шепотом произнесла:

— Дорогой братец, отведи меня в мои покои, время дневного сна! — тот подскочил, и взяв графиню под руку вышел с ней из комнаты, не забыв бросить подобострастную улыбку Феликсу и уничижительный взгляд Буре.

Холтен усмехнулся, продолжая оглядывать все, что находится вокруг. Кажется, Феликс уже не так рад, что попал сюда... я его понимаю, скорее всего, очередной гадюшник с напыщеными трусами и прочими отбросами...

Юный граф молчал. Молчал и смотрел на всю эту гадость. Нельзя было сказать по лицу, что он недоволен, но он явно думал лишь о том, чтобы сбежать отсюда. С Трис-... - и на этом обрывал мысли, думая лишь о "высшей цели".

Тристана ошарашенно переводила взгляд с двери, за которой скрылась её бабка, на Феликса. Она явно не ожидала такого поворота событий и была в полнейшей растерянности.

— Не принимайте всерьез слова моей матери, уважаемый граф Грейнхайм, Тристана, — мужчина, оставшийся в комнате, поклонился обоим поочередно. — Берет свое возраст. Когда-то она была не столь... прямолинейна. Разрешите представиться, граф Арчибальд Грэйхарт, из Лордерона, являюсь кровным дядей юной Тристаны Эйршир, или уже не Эйршир? — граф Арчибальд тепло улыбнулся девушке и Феликсу. Эта улыбка, в которой не читалось ни капли фальши, создавала приятный контраст с тем, что произошло до, и Тристана немного расслабилась.

— О, нет, нет, все еще Эйршир! — баронесса присела в реверансе.

Буря все так же молчал, стоя позади юного графа. Взгляд смотрел куда-то вперед, за плечо графа Арчибальда и ничего не выражал, абсолютное спокойствие только и всего.

— Вот как? Будьте осмотрительны граф, когда-то я упустил не менее прекрасный цветок, затянув с признаниями! — и Арчибальд весело рассмеялся. После чего перевел взгляд на Бурю. — Почему же вы не представите мне вашего грозного спутника?

— Это Буря, гвардеец Дома Крайтен, сударь, — кивнул Феликс в такт словам Арчибальда, улыбаясь. — А что вы там говорили о признании, простите? — и изогнул бровь.

— Да, одну красавицу увели у меня, можно считать, из под венца, с тех самых пор я холост! — граф широко улыбнулся и развел руки в стороны. — Что же, думаю, всем нам стоит присесть. Давайте сюда, поближе к камину, я прикажу подавать чай. А гвардейцу Дома Крайтен будет, наверное, интересно взглянуть на коллекцию оружия, собранную мной лично? — граф Арчибальд при этих словах указал на стену, сбоку от камина.

— Не совсем, но спасибо, — впервые за сегодняшний день раздался голос из-под капюшона. Тяжелый и мрачный, он был подобен огромной глыбе льда, что неуклонно падала в пропасть. Буря еще раз посмотрел на графа и отошел к его коллекции, без особого интереса принявшись разглядывать ее.

— Пусть смотрит, может быть, она его впечатлит. Не подумайте, он же мертвец, а они все такие мрачные, будто на собственные похороны пришли... хотя у них наверняка каждый день — собственные похороны, — усмехнулся ван Грейнхайм и глянул на баронессу. — А как вы допустили то, что у вас так увели даму?

— Наверное, был слишком молод, да и падок до других очаровательных цветков, — граф снова расхохотался. — А про мертвецов, это да... Ну и страху я натерпелся, когда мы бежали из Лордерона! Я никогда не был воином, меня к знаниям больше тянуло.

"Очередной трусливый человек, понятно, — Буря поморщился. — А еще коллекция оружия, не смешите меня".

Тристана, совсем смущенная разговором мужчин, робко села в мягкое кресло.
Слуги уже принесли чай и блюдо с пирожными. Девочка служанка, вся бледная от страха, поднесла Буре чашку.

Рыцарь обернулся и посмотрел на девочку.

— Большое спасибо, — суровый тон чуть смягчился. Он протянул руку и осторожно взял чашку с чаем. Принюхался и добавил: — Люблю чай, — Буря кивнул и вернулся к коллекции, чуть сдвинув маску, чтобы пить.

Девочка оторопело посмотрела на грозного мужчину, после чего как-то криво поклонилась и предпочла побыстрее ретироваться.

Феликс всё также молчал. Даже будучи в компании такого человека, как Арчибальд, он чувствовал себя немного неуютно среди этих мрачных штор. Он с лёгкой улыбкой переводил взгляд с графа на Тристи, как уже называл её в своих мыслях, кивая в такт словам.

— Так что же, Тристана, ты теперь под опекой Крайтена? Это, несомненно, хорошо. Буду откровенен, дядюшка Деннис уже строит радужные планы, как бы использовать такое внезапно появившееся знакомство. Он уже, верно, отчитал матушку за негостеприимство! — граф улыбнулся девушке. — И про документы забудьте! Вы один в один ваша матушка. Я последний раз видел сестрицу, когда она была как раз в вашем возрасте, а сам я совсем мальчишкой! Словно и не было всех этих лет. Вы писали, что она уже давно скончалась. Что ж, очень грустно...

Граф помолчал некоторое время, погруженный в славные воспоминания детства, после чего обратился к Феликсу: — Так вы познакомились в Гилнеасе?

— Отнюдь нет, сударь. Нам удалось познакомиться уже здесь, на юге. Знаете, я до сих пор не могу поверить тому, что встретил в Доме Крайтен гилнеасскую кровь, да ещё и такую очаровательную... — но не позволил себе продолжить, не переставая недоумевать. Будто говорит не он, а... он, но года таки три назад. Снова.

Тристана как-то странно посмотрела на Феликса, после чего чуть покраснела, и повернулась к дяде.

— Милорд Грейнхайм был очень добр ко мне с первой минуты нашего знакомства, за что я ему безмерно благодарна, — и девушка чуть потупила взор.

Граф Арчибальд покачал головой, улыбаясь смущению баронессы.
— Ах, юные создания! Не должно вам пожинать горькие плоды войны, должно лишь развлекаться и радоваться вашей юности! Хотя я и сам ещё полон сил! Хо-хо! А не закатить ли нам бал? Поместье не так мрачно, как кажется на первый взгляд, если открыть все шторы! Мы держим их закрытыми, так как мадам графиня сетует на головную боль, вызываемую ярким светом!

Лорд дал знак слуге, тот быстро подошел к окну и отодвинул в сторону тяжелую темную ткань. Комната, залитая солнечным светом, преобразилась. Обстановка была, возможно, слишком вычурная, но зато выполненная в светлых летних тонах, что создавало впечатление горной лужайки. Блики заиграли на клинках, что ещё усилило яркий свет, даже немного заслепило глаза.

"О Плеть, зачем? С*** свет..." - опять пронеслось в голове Бури. Однако он все так же молча попивал чай, разглядывая разнообразное оружие, собранное графом Арчибальдом.

— Кстати, Буря, обратите внимание на тот меч в центре, видите, с рунами? Гордость моей коллекции! Чтобы выменять его мне пришлось... Ох, натерпеться не меньше страху, чем при том самом побеге! Я пытался изучать эти руны, но пока безуспешно. Быть может, при случае, вы мне чем-нибудь поможете?

Грейнхайм всё также учтиво кивал, глядя то на коллекцию оружия, то на графа, то на баронессу (кстати, в её сторону чаще всего), попивая чай. А мысли вертятся, вертятся...
— Не думаю, ваше сиятельство, хотя в этом мире возможно все, - негромко отозвался рыцарь, делая еще один глоток чая.

— Ну, будем надеяться что все сложится к лучшему! — хотя было не совсем понятно, что он имеет ввиду под "лучшим". — Так что вы думаете по поводу бала, граф? В наших краях, когда знатную девушку представляют в свете, родители закатывают ого-го какое празднество. Конечно, барон в свое время не поскупился, но то было в Гилнеасе... Думаю, сие очаровательное создание достойно праздника в её честь, после всего чего бедняжка натерпелась!

— Более чем достойна, — кивнул юноша. — Ведь лишь моего внимания ей явно должно быть мало, — и улыбнулся. — Не так ли, прелестная?.. — повернул голову в сторону баронессы, не договорив.

Тристана вся зарделась от слов юноши. Да и идея бала в её честь так обрадовала девушку, что она засветилась ярче солнца за окном.

— Что вы, милорд! Ваше внимание для меня бесценно! — очаровательно улыбнулась Феликсу, и добавила, глядя на графа Грэйхарта: — Ах, милый дядя Арчибальд! О бале я даже не смела мечтать!

— Что ж, тогда дело за малым! Составьте список тех, кого бы вы хотели видеть, и я тут же отправлю приглашения! В поместье давно не принимали большое количество гостей сразу, и, пообщавшись с графами Марлей, вы понимаете почему. Но теперь — совсем другое дело! Приветствуем дорогую родственницу! Граф встал и поклонился Тристане.

— Вы намереваетесь остаться на ночь, граф Грэйнхайм?

— Почему бы и нет? Мой советник сейчас в башне, значит, работа будет на нём. Честно — мне не очень хочется крутиться как белка в колесе, вместо того, чтобы провести вечер с очаровательной дамой. Хотя, это уже зависит от Тристаны, не так ли? — он, чуть прищурившись, посмотрел в глаза баронессе.

— Что ж, тогда прикажу готовить покои вам, да и вашему гвардейцу. А сейчас, не хотите ли совершить прогулку к озеру? Тут совсем рядом, оно очаровательно!

Тристана улыбалась графу Грэйнхайму. Этот вечер обещает быть приятным, чего нельзя было подумать, как только они приехали. И как она будет жить со своей бабушкой? Но дядя, вроде, относится ко всему с юмором. Вот и она попробует. А теперь, в компании очаровательного графа Феликса, его грозного гвардейца Бури и своего веселого дядюшки Арчибальда они будут гулять, рассказывать истории и наслаждаться солнечным весенним днем!

ID: 5949 | Автор: Merciless rozalba
Изменено: 5 августа 2012 — 14:59