Переезд!

Лоррана д'Вальдес эт'Бишен
Маэв Идилия Марселина де Луа
Гильдия Великий Дом Крайтен

Легат Дома Крайтен Маэв де Луа переезжает жить к своей подруге Лорране д'Вальдес эт'Бишен.

Отыгрыш барона Бишена, слуг, прочего - Шерин, она же Лоррана.

***

Лоррана давно уже не спала. То и дело в доме раздавался её звонкий голос, указывающий слугам на то, что и куда нужно отнести, что переставить, где что помыть и что приготовить. Казалось, рыжая бестия была в двух местах одновременно — вроде бы она только что распекает тебя за пыль на камине, и уже разговаривает с торговцем, принесшим овощи на кухню.

Вскоре в Штормградском доме барона Д'Вальдеса все блистало чистотой, стол был накрыт для завтрака, а Лоррана стояла на крыльце, нетерпеливо постукивая туфелькой по мрамору и то и дело поправляя заботливо уложенную дуэньей прическу.
— Где же они?.. — пробормотала Лори, развернулась, прикрикнула на первого попавшегося слугу, чтобы принес из сада пару букетов цветов.

— Шевелитесь быстрее, лентяи! Маркиза скоро прибудет, — Лори вздохнула, мечтая, чтобы Маэв не брала с собой этого хама, которого она с некоторых пор постоянно таскает с собой. Если этот гвардеец хоть слово скажет в присутствии папеньки — может разразиться такой скандал, что жизнь медом не покажется точно. Барон и так недолюбливает маркизу...

Экипаж ожидал уже минут двадцать. Кучер на козлах уже успел заскучать, пофлиртовать с какой-то служанкой и заскучать еще раз.
— Почтенный, хватит мух ртом ловить, куда тут ставить эту хрень? – Буря держал в руках тяжеленный, укрытый чистой тканью пресс.
— Куда-куда. Вон же внизу отделение для багажа. Туда и пихай, — кучер спрыгнул на землю и открыл ящик, прибитый к полу экипажа.

Буря кивнул и осторожно положил пресс в ящик.
— Сейчас еще принесу, — хмыкнул рыцарь и вернулся к маркизе.

Маэв, нетерпеливо притоптывая ногой, оглядывала комнату. Не забыла ли чего? Вроде бы, нет...
— Что еще брать? — раздался спокойный голос Бури.
— Остальное, ты ведь унесешь? — Маэв указала на чемодан и два узла.
— Еще бы, — усмехнулся Буря и вскоре уже тащил ее нехитрую поклажу вниз.
Маэв едва поспевала за ним, но зато они быстро оказались у кареты.
— Доброе утро, мессир! — Маэв кивнула вознице. — Заждались?

Гвардеец убрал багаж в предназначенное для него отделение и остановился возле кареты, ожидая, чтобы подать маркизе руку.
— Такую красавицу, как вы, миледи, грех не ждать, — пожилой возница вернулся на свое место, ожидая, когда маркиза со спутником соизволят сесть. — Хозяйка, небось, все глаза проглядела. Давайте уж быстрее.

Маэв оперлась на руку Холтена, поднялась в экипаж, откинулась на обитую бархатом мягкую спинку сиденья и радостно вздохнула.
— О, Свет, какая ностальгия!
— Мне бы ваш оптимизм, миледи, — вздохнул Буря, забираясь в карету в след за маркизой.
— Старый барон очень, очень придирчив к этикету, внешнему виду и соблюдению традиций. Он могуществен и влиятелен. И он жесток, как весь Пылающий Легион вместе взятый... И он считает, что меня воспитывали в несколько более свободном духе, чем это допустимо. Так что не удивляйся, что при нем я буду только молчать, говорить да или нет и улыбаться, — предупредила Маэв.

— Я вообще буду молчать, так что все хорошо, — Буря издал нечто вроде смешка и смолк.
Экипаж понесся по улицам Штормграда со всей возможной скоростью и аккуратностью. Вскоре он подъехал к крыльцу столичного дома Д'Вальдес. У которого, как и предсказывала Маэв, выстроилась вся когорта слуг — от садовника до горничных. Во главе всего этого действа, с гордо поднятой головой и степенной осанкой, которой позавидует любой граф, стоял сам Франциск Пьер, за спиной отца маячила Лоррана.

— О, Свет! Помоги мне! — тихо помолилась Маэв, вынула из кошелька знакомые стеклянные чётки, состроила торжественное лицо и кивнула Холтену. — Когда выйдешь, не забудь поклониться и поприветствовать! Ради всего святого!
— Задницу поцеловать нужно? – иронично вздернул бровь гвардеец.
— Я думаю, без этого можно обойтись, — рассмеялась против воли маркиза.
— Какая жалость, — заметил Буря, после чего открыл дверь, вылез из кареты, подал руку маркизе. Потом развернулся к сборищу людей, едва поклонился и произнес: — Добрый день.

Маэв нацепила на лицо свою самую сияющую улыбку и вынырнула из кареты. Присев в глубоком реверансе, женщина почтительно склонила голову перед старым бароном.
— Ваше Благородие, да благословит Свет вас, вашу семью и ваш дом!
"Только бы он был в хорошем настроении, только бы он был в хорошем настроении, только бы..."
Барон облагодетельствовал маркизу легким кивком.
— Я рад и счастлив принимать вас в моем доме, дорогая маркиза Де Луа. — В словах барона сквозил неприкрытый сарказм. Ясно было, что он совсем не рад и очень несчастлив.

Все слуги при виде маркизы низко поклонились.
— Прошу вас, проходите в нашу скромную обитель. Лоррана, распорядись.

Лори молча кивнула, по её жесту слуги расступились, пропуская гостей в здание.

Буря молча шагал в след за Маэв, на ходу поправляя свой клинок. Взгляд был более, чем мрачен.

Маэв держала подбородок более приподнятым, чем обычно.
— Ваше гостеприимство не знает себе равных во всем Азероте, милорд Д'Вальдес, а очарование и организаторские таланты вашей дочери делают ваш дом особенно великолепным местом. Лоранна, будь так добра, распорядись, чтобы слуги были крайне осторожны с моделью пресса. Она дорогая и предназначена для глаз самого графа Крайтена!
— Ох, с удовольствием. — откликнулась Лори и исчезла отдавать распоряжения. Барон предложил
Маэв руку и повел маркизу в дом, не удостоив гвардейца и взглядом.
— Лоррана не говорила мне, что сюда прибудет сам граф... — недовольно поджал губы барон. — Это существенное упущение, мы не готовы к приему таких высокопоставленных гостей.
"О Свет, покарай меня, умоляю!" — что-то подобное крутилось в голове Бури, пока он шагал в след за Маэв.

— Милорд, не извольте беспокоиться, — маленькая рука маркизы недвижно лежала на сгибе локтя барона. — Его Сиятельство пока занят неотложными делами, но я уверена, он почтет за высочайшую честь, если вы изволите пригласить его в ваше великолепное имение. Тем более у вас есть для этого чудесный повод, Лоранна сегодня вступает в должность личного ассистента легата Дома Крайтен по экономической и хозяйственной части. Вашей покорной слуги, милорд, — Маэв улыбнулась ему, приглашая порадоваться успехам дочери.

— О, я несказанно счастлив. — По тону барона можно было понять, что это только слова, и ничего более. — Еще я рад, что вам, милочка, наконец-то хватило благоразумия нанять охрану. Кстати, надо будет распорядиться, что бы его поселили в крыле для слуг. Дочь моя, ты слышала?
Лоррана только появилась в зале, но тут же исчезла исполнять поручение отца.

Барон подвел миледи к столу, передавая Буре обязанность поухаживать за маркизой.
— Садитесь, моя дорогая, завтрак вас уже заждался.
Гвардеец все так же молча отодвинул стул, предлагая маркизе сесть на него, после чего чуть отошел назад и замер, скрестив руки на груди.
"О, Свет! Поселить его в крыле для слуг!!! Чудовищнее и быть не могло..."

Маэв кивнула:
— Времена ныне не слишком спокойные. Гвардейцу Дома приходится сопровождать меня после того, как я едва не была похищена с причала, где наблюдала за отгрузкой партии вин Дома в Даларан. Мы осваиваем новые рынки, милорд. Дом Крайтен всегда уверенно идет вперед. Сотрудничество с ним очень благотворно скажется на вашей семье. Тем более граф Крайтен очень сурово блюдет честь дворянина и ставит ее превыше прочих добродетелей, — маркиза взяла салфетку с подставки и развернула ее на коленях.
— О, именно поэтому я и направил Лоррану в Дом Крайтен. Я уверен, там она сделает блестящую партию и карьеру, что немаловажно в наше время. — Барон разговаривал с Маэв покровительственным тоном. С помощью слуги он сел во главу стола и ему тут же налили кофе. Держался барон с поистине королевской надменностью.

Вскоре вернулась Лоррана и устало села на свободное место. Бурю, естественно, никто не приглашал.

Он и не особо хотел, его вполне устраивало, что он может молча стоять позади Маэв, окидывая всех презрительным и мрачным взглядом, изредка поправляя платок или меч.
— Я не думаю, что в нашем доме, да еще и за завтраком на вас кто-нибудь нападет. — Заметил барон. — Дорогая Маэв, попросите своего верного пса сдать клыки в оружейную.

Маэв покосилась на Бурю, потом перевела серые глаза на барона:
— Ваше благородие, Дом Крайтен гордится тем, что элитные бойцы его гвардии всегда и везде, не важно, спят они или бодрствуют, находятся в пути или в гостепреимнейшем из домов, где ничто никому не угрожает, имеют при себе оружие и настолько хорошо контролируют себя, что ничем не угрожают окружающим. Лишить гвардейца его меча — все равно, что отнять у здорового человека обе руки по плечи. Это безопасно, но совершенно бесполезно, милорд Д'Вальдес. Однако, если вам не доставляет удовольствия лицезреть моего преданного пса, как вы изволили выразиться, я немедленно отошлю его туда, где он будет более полезен, Ваше Благородие, — Маэв смиренно опустила глаза.

Взгляд Бури был спокойно и, наверное, весьма нагло устремлен в глаза барона. Впрочем, он всегда и на всех так смотрел, даже на графа... особенно на графа.
— Я думаю, что это будет гораздо более благоразумно, нежели наблюдать здесь его кислую мину. Кажется, одно его присутствие портит аппетит моей дочери.

И правда, Лоррана почти ничего не ела, хоть и носилась все утро, как заведенная. Она сильно нервничала, хоть и старалась не показывать вида, и страстно желала, что бы этот завтрак наконец закончился.

Едва-едва удержал колкость, лишь из желания не навредить маркизе.

— Конечно, к его виду и присутствию и мне пришлось долго привыкать, —согласно кивнула Маэв. — Сейчас я бы смогла и уснуть в его присутствии, поскольку он не единожды доказывал свою верность, преданность и прекрасные бойцовские качества. Однако непривычному человеку его вид внушает несколько суеверный ужас, и я прекрасно понимаю Лоррану, милорд. Нужно отдать дожное вашему повару, все блюда настолько хороши на вид и так чудесно пахнут, что хоть бы армия самого Короля Лича стояла сейчас за дверями, меня бы это не отпугнуло от этого стола, — Маэв широко улыбнулась. Буря, будьте добры, проследите за тем, чтобы пресс был водворен на место без происшествий. Далее следуйте распоряжениям мажордома Его Благородия.
— Никак нет, миледи, у меня строгий приказ генерал-адъютанта, не отходить от вас дальше, чем на пару метров, если вы не в городе, — спокойно возразил Буря, не двигаясь с места.
— Но миледи в городе, сударь. — Возразил барон, чуть поджав нижнюю губу. Он явно был недоволен тем, что ему перечат. Лори, заметив эту гримасу, занервничала еще больше, теребя салфетку, лежащую на коленях. И вообще вела себя странно — молчала, уткнула взгляд в тарелку, и почти не двигалась.

Маэв поперхнулась булочкой, которую только что откусила, едва пересилила себя, чтобы не закашляться, спокойно и с достоинством отпила из чашечки глоток кофе.
— Я полагаю, сейчас уже поздно разбираться, кто кому и что приказал, мессир Буря. В таком случае, боюсь, вам придется сдать ваше оружие, — ее голос был убийственно спокоен. В нем так и сквозила невозможность выбора.
— В городе, поэтому я стою от нее, несколько дальше, чем пара метров, — все так же спокойно вещал рыцарь.
— Ну, если никому не будет страшно брать мой меч... — он пожал плечами и вытащил клинок, вместе с ножнами. Рукоять была украшена черепом, глазницы которого слегка полыхали красным. Если его вытащить из ножен, то можно заметить, что на нем начертаны руны, слегка мерцавшие бледно-зеленым.

По мановению руки барона, к гвардейцу тут же подскочили мальчишки из прислуги. Эти бестии уже давно положили глаз на меч и всё гадали, когда же им выпадет возможность разглядеть его поближе. И, хоть меч и был для них тяжел, они все-таки утащили его в оружейную.
— Не беспокойтесь, сударь, в нашем доме тоже есть... Такие, как Вы. Хотя лично я был против инициативы Его Величества Вариана принимать на службу предателей Плети. Кто знает, что у них на уме и не предадут ли они нас в удобный момент так же, как некогда — Артаса?
— Безусловно, всем мы поголовно грешны, но предателей среди нас нет, — спокойно ответил Буря, вновь возвращаясь к состоянию — неподвижная скала. — В отличие от большинства живых, — добавил он.
— Да-да, конечно. Все так говорят... — Отмахнулся барон, не вступая в пререкания с гвардейцем. Слишком много чести немертвому — еще спорить с ним.

— Простите его, милорд, гвардейцы не сильны в светских беседах и порой не знают, где промолчать, а где можно высказаться, — Маэв опустила ресницы и тут же подняла их. — Держите ли вы еще связь с однополчанами из Серебряной Длани? Славный орден переживает новый рассвет, но старая гвардия еще способна показать им, чего стоит ветеранская звезда на парадном кителе, — гордо произнесла она. Да, это было настоящая гордость, а не просто уместная лесть...
— О, да. К сожалению, я уже не в том состоянии, чтобы, как некоторые, строить на плацу молодежь, — здоровье не позволяет. Но, если вдруг случится какая заварушка, многие из нас могут встать на защиту королевства.
Забота Маэв польстила пожилому барону. Он даже улыбнулся уголками губ.

Вокруг то и дело суетились слуги, что-то убирая, что-то подставляя. Но можно было сказать, что завтрак подходил к концу — на столе даже появилось вино.
— Не желаете ли вина, моя дорогая? — Предложил д'Вальдес маркизе.
— О, Свет! Это же "Амьен ле Руж!" — одно из самых дорогих вин нашего Дома, — Маэв оживилась, на щеках заиграли ямочки. — Я всегда знала, что Дом Д'Вальдес Эт'Бишен очень состоятелен, а теперь убеждаюсь в том, что Лоррана достойно управляет вашими финансами, милорд! Молю, чтобы Свет ниспослал мне супруга, столь же строгого и мудрого в вопросах воспитания, как вы, ибо видя результат, можешь сказать с уверенностью, кто за него ответственен, — Маэв незаметно подмигнула подруге, мол, не волнуйся, я еще помню, как вести эти политические разговоры...

"Угу, супруга ей строгого" — Буря по прежнему стоял позади маркизы и пялился в глаза барона.

"Один на примете у меня уже есть. И судя по тому, как он вел себя с приютскими детьми, строгим он будет точно..." — подумала маркиза, улыбнувшись своим мыслям.

Смотреть в глаза барона было трудновато, ибо тот, смерив один раз гвардейца взглядом, повернулся к Маэв и не спускал с неё глаз, обмениваясь любезностями. Находиться под прицелом было Франциску не впервой — все-таки при дворе за каждым твоим шагом наблюдают десятки, которые только и ждут, когда ты оступишься. Поэтому дискомфорта барон не ощущал. А вот негодование было. Как это так, какой-то гвардеец пялится на него, будто он не хозяин дома, а обезъянка в клетке. Барон д'Вальдес, наливая вино в бокал маркизы, слегка улыбнулся её неприкрытой лести и произнес:
— Все-таки я многое упустил в её воспитании. Мать Лорраны, да сбереги её душу Свет, была слишком мягкой женщиной, а я — постоянно в разъездах... Вот и... — развел он руками. — Скажите, миледи, неужели граф не учит своих гвардейцев, что не сводить глаз с того, кто выше тебя рангом, тем более, находясь в гостях, неприлично?

— Я бы не хотела, чтобы Ваше Благородие полагал, что гвардейцы Дома Крайтен все поголовно плохо обучены манерам, это было бы крайне прискорбно, особенно для меня, ведь я ЧУВСТВУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, — с особым значением, так, чтобы Холтен это понял как нельзя лучше и недвусмысленно, произнесла она, — за этого человека, который высочайшим приказом был ко мне приставлен. Позвольте уверить вас, что я сама делаю все возможное, дабы усмирить дикость нрава, присущую рыцарям смерти и поднять их манеры на должный уровень. Возможно, мне стоит самой взять несколько уроков этикета и манер, милорд, это никогда не бывает лишним...
"По крайней мере он уже не бросается на людей, норовя сожрать их живьем и не плюется оскорблениями направо и налево, и не зовет меня легатом", — мысленно окончила она.
Если бы не платок, то все смогли бы лицезреть зловещую ухмылку, что давно застыла на мертвенно-бледном лице рыцаря, но он молчал и явно не собирался отводить взгляд от лица барона.

— Вы меня все больше и больше удивляете, маркиза. Похоже, служба в Доме Крайтен пошла вам на пользу. Надеюсь, что там укротят и строптивый нрав моей дочери, который, кстати, в немалой степени ваша заслуга, миледи. Однако, я посоветовал бы как можно меньше водиться с людьми более низкого положения, чем вы — вас это не красит в глазах претендентов на вашу руку. Да и от них можно нахвататься всяких вольнолюбивых мыслей... Например, о том, что бы надеть красный платок и свергнуть Вариана Ринна.

"Разумеется не красит, кто ж рискнет подойти к ней, пока я рядом?" — глаза рыцаря мягко полыхали голубым огнем. Руки были опущены по швам, левая слегка подрагивала, как и всегда, когда Буря находился рядом с человеком, которого был готов придушить.

Маэв мысленно досчитала до десяти, глубоко вдохнула и выдохнула:
— Милорд, женщина всегда должна обладать достоточной свободой мышления, чтобы отличить коня от кобылы и золото от позолоты, а так же, чтобы отличить человека приличного от того, кто таковым не является. Не делает ошибок лишь тот, кто не делает ничего, а принимая во внимание юный возраст Лорраны, можно лишь посочувствовать вашим терзаниям, как отца. Уверяю вас, было бы гораздо хуже, если бы она выросла не способной к тому, чтобы иметь на все свобственное мнение. Но к счастью, вы ее отец и в этом она пошла в вас, и именно это замечательное качество и позволило мне считать ее достойной занять место моего личного ассистента, Ваше Благородие, — Маэв подняла бокал с вином. — За успех и процветание вашего Дома, милорд Д'Вальдес, да пребудет с нами Свет!

Барон приподнял бокал, принимая тост.
— Знаете, миледи, не были бы вы так молоды, я, может быть, подумал бы о вас, как о возможной супруге. — По лукавому взгляду Франциска было заметно, что старик шутит.— Но я уже слишком стар, чтобы жениться во второй раз.
Благодаря дипломатическому умению Маэв, его отношение, кажется, сменилось, и теперь он смотрел на подругу Лорраны достаточно благожелательно. Лори облегченно вздохнула, улыбнулась маркизе и пригубила вино. Закончив завтрак, барон встал, учтиво поцеловал руку маркизы и, принеся свои извинения на неотложные дела, поднялся в кабинет.

Буря явно не понимал такие шутки, взгляд стал еще ледянее и мрачнее. Он проводил им барона, едва слышно выдохнув, когда барон исчез из поля зрения, рыцарь уставился в стену.

— Ух, каков, а? — Маэв облегченно рассмеялась. — Твой отец — просто сокровище, Лори! Не даром мои родители всегда его превозносили, правда, в основном за глаза, потому что стоило им увидеться, как тут же начинались эти бесконечные споры о воспитании!
— Угу, "сокровище"... — с уходом барона какая-то часть напряжения спала. — Слишком стар для женитьбы, да? Это не мешает ему иметь армию любовниц, минимум три из которых живут сейчас в нашем загородном доме. Уж кому-кому, а ему-то только о воспитании и спорить, ага...
Лоррана жестом указала слугам на то, что можно убирать со стола.
— Пойдем, я покажу тебе твою комнату. Думаю, вещи туда уже отнесли.

У Маэв слегка кружилась голова от выпитого, все же вино было довольно крепким, щеки ее раскраснелись, на лице появилась и не собиралась исчезать улыбка.
— К чему ему жениться еще раз? Это же сплошные траты и тем более юридически не выгодно, — Маэв пожала плечами, ее немного повело в сторону и если бы не предупредительный Буря, вовремя вставший почти вплотную, вышел бы весьма неприятный конфуз. — О, Свет, — пробормотала она. — Я не могла отказаться, но в следующий раз надо будет принимать что-то перед тем, как садиться за стол. Не слишком трезвая маркиза де Луа, это испытание для нервов окружающих, — она потерла брови. — Одно хорошо, такой хмель быстро выветривается.

— Миледи, будьте осторожны, — негромко произнес Буря, осторожно держа Маэв под локоть, — пройдемте в вашу комнату.
Маркиза благодарно кивнула своему спутнику и устремилась сквозь бурлящий поток прислуги за подругой.

Лоррана привела подругу и её спутника на второй этаж к жилым комнатам и открыла одну из дверей.

Комната выходила окнами на юг и поэтому в ней всегда было солнечно. Обстановка была скудной, но роскошной — кресло, туалетный столик с зеркалом, платяной шкаф и кровать. в одной из стен пряталась маленкая дверь, за которой была умывальня, стояла большая деревянная ванна, и прочие нужные приспособления.

ID: 5869 | Автор: Idanielle
Изменено: 9 августа 2011 — 14:14