Псы Войны Псы Войны - Пролог. Рангари в мёртвом королевстве

Гильдия Батальон "Вороний Дозор"
Рангари Кханаад

Рассвет Хан встретил в развилке раскидистого дуба в нескольких километрах от Грозового. Гилнеасское утро, судя по всему, не так уж сильно отличалось от любого другого времени суток - все та же унылая серая хмарь, обложенное облаками небо и накрапывающий дождик.

Перед тем, как вздремнуть пару часов в импровизированном гнезде, Хан кое-как перемотал обожженные участки тела бинтами, предварительно аккуратно надрезав куртку и натерев раны жутко пахнущей лечебной мазью. Жжение прекратилось, но болеть ребра будут еще несколько дней - это рангари знал по собственному опыту.

Следы уже успело подзасыпать, но они все еще ясно читались в слякоти, покрывающей тракт. Хан аккуратно спустился с дерева и пошел вдоль него на запад, туда, где из тумана проглядывали верхушки высоких холмов.

Через несколько километров на развилке рангари наткнулся на еще один перевернутый дилижанс, того же, судя по всему, времени, что и брошенная карета в Грозовом. Здесь тракт разделялся - мощеная дорога уходила дальше на северо-запад и шла на подъем. Простая тропинка, вся размокшая и поросшая травой, шла в холмы. Один из конских следов уходил по ней.

Хан двинулся в холмы, рассудив, что следы на тракте наверняка ведут куда-то к конечной точке его путешествия - больше было просто некуда. А вот что незваные гости забыли в холмах - это большой вопрос. Следы были четкие и вели вверх по крутому подъему. Прямо перед гребнем - за ним начиналось небольшое плато - следы копыт ушли куда-то в сторону, как будто лошадь испугалась и убежала. Дальше неизвестный шел пешком. Сапоги у него были самые обыкновенные, даром что ступал он легко и мягко.

На плато царил туман. Рангари поглядел туда-сюда, пока его взгляд не зацепился за торчащие из дымки концы каких-то не то шестов, не то балок. Он двинулся поближе, пользуясь туманом, как прикрытием, затаился у поваленного бурей ствола дерева. Движение справа привлекло его внимание.

Порыв ветра разорвал на секунду завесу тумана, и он увидел, что к стволу буквально прибит несколькими стрелами Отрекшийся. Тот же ветер снова пошевелил волосы и полы куртки дважды трупа. Дреней выругался про себя.

Стрелы на трупе оказались длинными, с простым, но функциональным оперением. Такие пускают из ростовых луков, которыми пользуются в человеческих королевствах. На черное оперение Отрекшихся было не похоже. Дважды труп явно провисел тут недолго и еще не начал разлагаться повторно. На рукаве была все та же бурая повязка. Хан сорвал ее и убрал в карман - мало ли, пригодится еще. Да и в качестве улики подойдет.

Туман немного рассеялся, и то, что рангари поначалу принял за пару веток мертвого дерева впереди оказалось двумя столбами, вкопанными под углом друг к другу. Между ними был распят ворген. Он провисел тут несколько дней, судя по долетевшему запаху и по личинкам, которые копошились в ранах. В груди торчал кинжал с потертой костяной рукоятью. Тело было истерзано - воргена убивали долго и с каким-то извращенным вкусом.

Следы сапог доходили до воргена и обрывались там же. А вот неподалеку в траве обнаружилось еще одно тело. Хан перевернул его на спину. Это оказался довольно молодой - на вид лет двадцати или двадцати пяти - человек с рыжими волосами и бородкой. Левую щеку венчало клеймо в виде льва, а на правой руке не хватало двух пальцев - безымянного и мизинца. Порезы выглядели свежими. Одет он был в серый дорожный плащ, темно-зеленую куртку и удобные сапоги. В груди торчал обломок стрелы, почти ушедший внутрь. Рядом в траве нашлась и вторая половина. Оперение было черным. Рангари задумчиво посмотрел на обломок, откинул его подальше, не желая иметь ничего общего с черными стрелами в любом их проявлении. Затем прикрыл лицо убитого его же плащом.

Короткий осмотр карманов принес несколько мелких монет, складной нож и кучу прочей мелочи, какая частенько может заваляться где-то далеко, да так и остаться. На куртке было полно сухой хвои и мелких веточек. Грязь вокруг тела была разбрызгана. Хан глянул вверх, на дерево, под которым лежал труп. Так и есть - части веток не хватает. Значит, упал сверху и снес при падении. Поодаль, в жухлой траве, обнаружились лук и колчан, явно принадлежавшие убитому. Лук был из хорошего тиса, черненый и с серебряными накладками.

Затем пальцы дренея наткнулись на что-то еще, скрытое в шве куртки. Воспользовавшись ножом убитого, Хан вспорол ткань и вытряхнул на ладонь туго скрученный свиток, прикрытый непромокаемым кожаным чехлом. Бумага гласила, что некий Сэм Альтхилл в случае смерти передает свои обязательства по выплате долга некоему Блейзу своей сестре, Патрисии Альтхилл. Внизу стояла печать и подпись одного из многочисленных штормградских нотариусов. Хан свернул импровизированное завещание - грустно, наверное, из имущества иметь только долги - и сунул его в свою сумку.

Прихватив оружие убитого (оно оказалось, даже по строгим Хановым меркам, на удивление неплохим), рангари двинулся обратно. В голове уже практически сложилась картина того, что здесь случилась. Вот тут стрелок отпустил лошадь, тут - встал и натянул лук, снег характерно примят там, где он перенес вес на правую ногу. Убил Отрекшегося, который развлекался с воргеном какое-то время. Потом зачем-то влез на дерево - готовил на кого-то засаду? - и сам был убит черной стрелой.

В этих краях был только один тип лучников, которые такими пользовались.

Глаза, что следили за его передвижением - мертвые, красные глаза - рангари чувствовал уже довольно давно. Следивший (или, вернее будет сказать, следившая) если и уступали Хану в мастерстве скрытного перемещения и наблюдения, то ненамного. Впрочем, пока активных действий не намечалось, и дреней не видел смысла в том, чтобы нервничать по этому поводу. Деваться все равно было некуда.

У брошенной кареты наметилось какое-то движение. Хан тут же бросил свои трофеи и затаился.

Движение пропало так же быстро, как и началось, но зоркому глазу рангари почудился взметнувшийся и пропавший в тумане черный плащ. Слежка была тут как тут. Дреней аккуратно и осторожно обошел дилижанс стороной, сделал крюк с другой стороны тракта и затем вернулся. В грязи было несколько отпечатков. Самый свежий - и самый легкий - напоминал женский сапожок на невысоком и широком удобном каблуке. Точно эти.

Прямо по соседству был профиль волчьей лапы.

С болот, что лежали по другую сторону от Королевского тракта, донесся глухой, полный злобы вой. Рангари почел за лучшее покинуть этот негостеприимный перекресток со всей возможной скоростью, даже не потрудившись вернуться за луком и ножом, которые оставил у начала тропинки в горы. Всегда можно забрать их потом.

Тракт пошел на подъем, взбираясь к мосту, который был переброшен через ущелье. Хан пробирался осторожно, стараясь не скользить по вязкой грязи и мокрому снегу. Туман все так же застилал окрестности, а с неба сыпалось нечто среднее между дождем и мокрым снегом. Справа тракт резко обрывался, уходя вниз, и под откосом начинались болота.

На секунду очередной порыв ветра разорвал пелену тумана, который здесь был грязно-серым, словно старая вата. Хан бросил взгляд направо - и уловил, как между двумя особенно густыми языками на болоте мелькнул силуэт. Это явно был ворген, но совершенно белый, словно первый декабрьский снег. И роста он был огромного. Альфа - а это явно мог быть только альфа - промелькнул и исчез.

Рангари передернуло, и он заторопился дальше по тракту.

Через несколько часов пути он миновал еще один старый, уже начавший приходить в негодность мост. За ним туман на секунду поредел, и рангари открылся вид на саму столицу Гилнеаса. Мертвый город расстилался в устье залива, мрачно уставившись на окружающую местность, уже начавшую приходить в полное запустение, темными провалами пустых окон. Между высокими узкими домами клубился все тот же туман, только иного цвета - бледно-желтого. Над всем этим довлел высокий шпиль не то замка, не то собора. Хан постоял некоторое время, проникаясь этой картиной, нехотя отвел взгляд. Заспешил прочь.

Два тракта - тот, что шел поверху, и тот, что поднимался снизу - слились здесь в один. С нижнего тракта дальше на запад вели новые отпечатки - еще четыре цепочки лошадиных следов, которым не было еще и трех дней. Вместе с последней оставшейся от Грозового Перевала цепочкой выходило, что в поместье как минимум пять человек.

До поместья Седогривов рангари добрался уже под вечер, когда начало темнеть. В сгущающихся сумерках подобрался поближе к узкому серпантину, что вел в бывшую королевскую резиденцию, притаился в расселине близ дороги и принялся ждать.

Ждать пришлось недолго. Через полчаса после того, как рангари занял свою позицию, в крайнем окне мигнула лампа. Раз, другой, третий - словно кто-то открывал и закрывал шторку фонаря, подавая сигналы. Со стороны моря тоже появились вспышки, в том же порядке. Хан пригляделся. За туманом, в открытом море, он увидел большой парусный корабль - не меньше фрегата - который сигналил в сторону поместья. Через три или четыре минуты перемигивания хлопнули паруса и фрегат скрылся за густой белой пеленой.

Хан же устроился поудобнее и стал наблюдать. Впереди еще предстоял непростой путь до Килевой Гавани...

Со скальной вершины за ним следили зоркие птичьи глаза.

ID: 18284 | Автор: Volpe.Rossa
Изменено: 17 февраля 2016 — 21:08

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
17 февраля 2016 — 21:02 Volpe.Rossa

Логи выкладываются через пень-колоду. Недостающий кусок, повествующий о первом дне операции, уже в работе, скоро будет.