Случайная встреча

Лоани из Рунных Тотемов
Кумаон из Громового Рога
Гильдия Дети Матери Земли

Попрощавшись с охотником, Лоани еще долго не могла уснуть - задремавший было дух странствий пробудился и настойчиво будоражил сердце. Нет, она любила Мулгор, но тут ей было тесно... Му'ша почти скрылась с небосклона, когда тауренка наконец погрузилась в недолгий сон.

Первые лучи Ан’ше проникли через проем входа таверны и заиграли на её убранстве, пробираясь все дальше и дальше, пока, наконец, не достигли Кумаона, спящего на циновке у дальней стены. Охотник пошевелился, чихнул, не открывая глаз и наконец сел. Некоторое время таурен сидел, пытаясь осознать где он и что тут делает, но, наконец, видимо придя в себя, почесал поясницу и тряхнул головой. Новый день уже начался - с улицы доносились голоса, стук копыт, шелест листвы и все это сплеталось в могучее дыхание большого города.
Охотник распаковал свой рюкзак, развел огонь в очаге и принялся готовить нехитрый завтрак, а львица, учуяв соблазнительные запахи - подошла к таурену и принялась терпеливо дожидаться своей порции.

Едва алая полоса прорезала небо, возвещая о начале нового дня, Лоани встала и, наскоро приготовив завтрак отцу и брату, собиралась уже уйти прочь из дома.

- Куда ты так летишь, Лоани? – голос старика отца застал тауренку на пороге их шатра. – Глаз великой Матери едва открылся, а ты уже скачешь как заведенная. Что случилось?

Лоани обернулась, даря отцу одну из своих самых обезоруживающих улыбок. Кончик хвоста ее подергивался в нетерпении, но она взяла себя в руки.

- Я хотела сегодня пораньше выбраться из города – пока не стало слишком жарко. Мой шандо постоянно напоминает мне о необходимости учиться… - девушка изо всех сил старалась не выдавать своего волнения.

Буарахо скрестил руки на могучей груди и покачал рогатой головой.
- Твой брат освободится после полудня и сможет с тобой пойти. Дождись его.

Тауренка прижала уши и умоляюще посмотрела на отца.
- У него наверняка есть дела поважнее, чем бесцельно мерить копытами землю, папа… Обещаю, что буду предельно осторожна…

Кумаон неторопливо позавтракал, разделив приготовленое поровну и поставив перед Налу её порцию, затем, покрутив головой, решил все-таки оставить вещи в столь гостеприимной, несмотря на отсутствие её хозяина, таверне. Вскинув ружье на плечо и поправив арбалет, висящий за спиной, охотник надел патронташ, проверил полон ли он и позвав львицу, шагнул наружу. Пора было подумать о том, как устраиваться в этом городе - ну а хорошему охотнику всегда найдется занятие. Таурен намеревался углубится в отроги горного хребта, чьи сияющие вершины возвышались недалеко от Громового Утеса и попытаться поохотится на их обитателей. День казалось бы ничем не отличался от прошлых дней, но сегодня события вышли из привычной для Кумаона колеи.

… - Охотник никогда не бродит бесцельно, Лоани. – строго произнес отец. – Лучше помоги мне со шкурами, что добыл Морху - их надо обработать.

Старый охотник был непреклонен. Он очень любил свою дочь, и вся его суровость была скорее напускной. Да, Лоани родилась и выросла в Степях и большую часть своей жизни кочевала со своей семьей. Но смерть любимой жены надломила старика, и он старался держать дочь подле себя. Тем более что характер у молодой тауренки был далек от смиренного и она не раз ввязывалась в истории. И хотя Буарахо понимал разумом, что вечно удерживать порывистую дочь ему не удастся, сердце его болезненно сжималось каждый раз, когда та покидала пределы города.

Разочарованно вздохнув, девушка подчинилась. Настроение было испорчено и лишь истории, рассказанные накануне новым знакомым, грели душу.
«Я обязательно увижу эти земли своими глазами и исхожу их своими копытами от края до края!» - эта мысль все больше укоренялась в сердце молодой шу’хало.

Ан’ше прошел уже полпути по небосклону и начался склонятся к закату, когда Кумаону наконец повезло. Великолепный архар с роскошными рогами стоял на уступе скалы, возносившейся над головой охотника, выглядя снизу насколько крохотным, что его можно было заслонить одним пальцем. Охотник вскинул ружье, выдохнул, привычно отрешаясь от всех эмоций и поймав момент, плавно потянул за спуск. Грохот крупнокалиберного ружья, отражаясь от скал многократным эхом, ударил в чувствительные уши львицы не слабее, чем приклад - в плечо таурена, но оба не повели и ухом - это стало уже привычным. Архар еще какое-то мгновение стоял, затем завалился на бок и полетел вниз, цепляясь по пути за выступы скал и когда он упал к ногам охотника - стало ясно что тяжелая пуля начисто снесла животному голову. Охотник отложил свое оружие и, достав набор кожевника, приступил свежеванию добычи, а львица - к трапезе.

Тени постепенно удлинялись, возвещая о неизбежном наступлении вечера. Высоко в небесах, расправив великолепные крылья, парил степной орел. От зорких его глаз не ускользало ни одно движение внизу, но птицу не интересовала добыча, а посему все мелкие звери удостаивались внимания не больше, чем окружающие их пейзажи. На зеленом ковре травы показалась водная гладь озера, окружавшего тауренское поселение. С такой высоты шатры из шкур кодо казалось, могли уместиться на ладони - если бы таковая имелась у пернатого наблюдателя, а рогатые их обитатели были не больше муравьев. Описав широкий круг, орел камнем спикировал вниз, к воде. Почти у самой ее поверхности птица вновь расправила крылья и пронеслась над озером, касаясь когтистыми лапами водной глади. Затем она устремилась вверх, звонко проклекотав сидящим на берегу пестрошкурым шухало.
Поймав поток воздуха, орел направился в сторону Громового Утеса но тут острого его слуха достиг гром, многократно отраженный от ближайших скал. Этот звук явно не был ворчливым рокотом природы и птица полетела на поиски его источника. Тот нашелся довольно быстро - у подножия скалы сидел таурен, занятый свежеванием своей добычи. Рядом с ним лежала некрупная львица, поедавшая свежедобытое мясо.

Охотник наконец покончил с разделкой туши и очисткой шкуры и, взвалив получившийся сверток на спину, приготовился было двинуться в обратный путь, но тут его внимание привлекла Налу, поначалу припавшая к земле, а затем большими прыжками понесшаяся куда-то в сторону. Кумаон проводил удивленным взглядом обычно флегматичную львицу, но затем заметил парящего над ними орла. Таурен сначала нахмурился, потом улыбнулся и опустил свою ношу на землю. Достав кисет с трубкой, охотник принялся неторопливо набивать её, с улыбкой наблюдая за тем, как Налу носится кругами, пытаясь догнать орла, парящего над львицей.

А птица словно дразнила хищницу, то снижаясь, то взмывая вверх почти перед самым львиным носом. Наконец эта игра наскучила пернатому созданию и оно уселось на один из отвесных уступов так, чтобы прыткая львица не сумела бы потрепать красивое оперение.
Чуть склонив голову на бок, орел посмотрел на охотника.

Кумаон к этому времени уже прикурил трубочку одной из гоблинских чиркалок и теперь спокойно смотрел на птицу, попыхивая душистым дымом. Налу же села у основания уступа и задрав голову, следила за орлом. Кисточка на конце хвоста львицы подрагивала, выдавая напряжение зверя, но в целом она не выглядела угрожающе.

Громко проклекотав, орел расправил крылья и спикировал на землю неподалеку от таурена. Не долетев до нее, птица исчезла в непонятно откуда возникшем вихре, поднявшим в воздух облако травинок. Когда тот утих, на месте орла стояла тауренка. Она тепло улыбнулась и приветственно кивнула Кумаону.
- Да хранят тебя Предки. А я то думала - кто распугал всех зверей в округе столь громогласным выстрелом?

Кумаон приветственно взмахнул рукой с зажатой в ней дымящейся трубкой, но не успел что-то произнести - Налу рыжей молнией кинулась к тауренке и встала на задние лапы, заставив Лоани покачнуться. В следующее мгновение шершавый язык зверя уже вылизывал щеки девушки - львица явно очень рада была видеть её. Охотник не удержался от добродушного смешка, наблюдая за этой сценой.

Лоани звонко засмеялась и обхватила кошку руками, прижав ее к себе. Наконец эмоциональный порыв хищницы спал и Налу чинно уселась около Кумаона.
- Прими мои поздравления - этот архар стал достойным даром Матери Земли тебе. Вот только шум распугал всю дичь в округе

Таурен дождался пока его питомца закончит с нежностями и степенно кивнул юной друидке:
- Да хранит тебя Мать-Земля, Лоани. Рад так снова увидеть твой непоседливый хвост - тут охотник слегка усмехнулся, затянулся и выпустив клуб дыма, продолжил:
- Бычок отличается громким голосом и упрямым характером, но и может он многое. К примеру, был случай в Драконьем Погосте... На наш отряд напал йормунгар - огромный ледяной хищный червь, из тех, что сидят под снегом и ждут свою добычу. Так вот, Бычок тогда смог пробить лобную чешую чудовища - а она у него будет покрепче чем иные доспехи из металла у наших воинов! Впрочем - тут рука таурена указала на диск клонящегося к закату Ан'ше - нам нужно возвращаться в город - иначе мы рискуем не успеть к остановке подьемников.

- Ну если мы поторопимся, то успеем наверняка. Этот архар не выглядит слишком уж тяжелым? - тауренка хитро улыбнулась и, дождавшись пока таурен поравняется с ней, неся свою добычу, принялась засыпать его вопросами про йормунгара и прочих тварей, населявших далекие заснеженные земли.
Наконец вдали показались подъемники. По дороге в сторону бредущих к городу тауренов быстрым шагом шел крупный шу'хало. На морде его было написано раздражение, хмурый взгляд буравил девушку и не предвещал ничего хорошего.
Лоани вздохнула и пробормотала:
- Кажется, он немного рассержен...

Кумаон перевел взгляд с девушки на приближающегося таурена. Зоркий взгляд охотника быстро заметил определенное сходство между ними и сделать соотвествующие выводы ему не составило труда. Спросив у Лоани - "брат?" - Кумаон повернулся к раздраженному шу'хало и дождавшись пока тот подойдет, обратился к нему:
- Да хранят тебя Предки, уважаемый!

Морху, а это был действительно он, смерил охотника внимательным взглядом и произнес низким басом:
- Мир тебе, незнакомец. Пусть духи всегда благоволят тебе на охоте и впредь. Прошу простить, но мы с Лоани немного спешим - от последних слов девушка сжалась, хоть и продолжала упрямо смотреть на брата. Тот никак не отреагировал на нее, лишь бросил:
- Иди за мной, Лоани.

- Прошу простить и меня, уважаемый, но в чем её вина? - обратился к Морху Кумаон, положив свободную руку на плечо девушки. Налу же, уловив напряжение девушки, припала к земле, внимательно следя за движениями вновь прибывшего таурена.

Таурен, уже было направившийся в сторону города, обернулся и коротко бросил:
- Вина ее в том, что она несколько забывается и не держит обещаний. Идем, Лоани.- повторил он.
Девушка посмотрела на Кумаона и тихо произнесла:
- Не переживай, мне и правда уже пора. Рада была увидеться, надеюсь - не последний раз. - тень улыбки коснулась мордашки шухало.

Охотник улыбнулся в ответ, затем отпустил Лоани и, подозвав львицу, успокаивающе погладил её. Проводив долгим взглядом удаляявшихся тауренов, он вздохнул, поправил свою ношу и неторопливо зашагал в сторону подьемников. Вечер уже вступал в свои права, а ему еще предстояло пристроить добытого им архара. Кумаон насвистывал нехитрый мотивчик, но на душе иногда становилось тревожно и вспоминалась напряженная мордашка юной Лоани. Все ли будет с ней хорошо?...

ID: 15961 | Автор: Зануда rb.18
Изменено: 21 мая 2014 — 7:45