Дети падших Звезд 30. Разрушение Илин'рута

Нишали
Сальфириан Кровавая Луна

Долгие недели завоеваний завершились полным успехом. Мир, который сквернорожденные называл никак иначе, как Илин’рут, в честь прародителя всего рода, состоял из семи регионов. Черно-зеленая неприглядная Селия, где билось сердце мира, именуемое Горном Скверны. Выжженный красный Нарак, ставший логистическим центром. Пустынный Дженидар, чарующий своей суровой красотой. Индустриальный задымленный Зиркадол, чьи печи не остывали ни на миг. Черные крепости Пирабаала, состоящие из сотен укрепленных казарм, плацов и стрельбищ. Мрачный и темный Блаизон обладал самой похожей на калдорайскую архитектурой, а посреди него в окружении сотен угрюмых статуй возвышался белокаменный шпиль. Самым же обширным регионом нового мира стали земли вечного дождя, Балфар.
Цитадель в центральном регионе, Селии, уже была почти достроена. И новый зал совета, большой и роскошный, словно призванный отражать величие достижений Избранных, наконец, увидел первый совет.
Нишали прогуливалась по новому залу. Никого еще не было. Последние дни выдались свободными. Все закончилось. Хотя она понимала, что это лишь конец первого этапа. Впереди вечность. По крайней мере, она надеялась на это. За эти недели эльфийка научилась контролировать свою силу. Поэтому сейчас она была уже со своими обычными зелеными глазами. Да и, более счастливая.
— Вижу, сегодня ты в настроении, Нишали Ярость Звёзд, — в зал зашла Илория.
Нишали улыбнулась.
— День хороший.
— Действительно, — она вздохнула и подошла к большому витражу, из которого открывался вид на угрюмые земли Селии и Нарака, — Жаль, что эти земли светлее от этого не станут.
— Знаешь. Я тут подумала. Может, мы найдём живой мир? Ничейный.
— Мы не изменим того, чем мы являемся, — эльфийка с едва уловимой тоской посмотрела на свою руку, — А мир лишь испортим. Надеюсь, что в будущем мы сможем сделать этот лучше.
— Ты жалеешь о том, что стала демоном?
— Иногда... я вспоминаю, какова была жизнь до Раскола. И жалею, что сейчас не так... — Илория смотрела на переливающиеся и извивающиеся энергии Круговерти Пустоты, струящиеся по небу над Илин’рутом, — Но сейчас её уже нет.
— Знаешь, ради того, чтобы я тут оказалась, мне пришлось выдернуть Азерот из своей души. Иначе я бы просто не смогла.
— Ты видела, как наш народ прозябает в лесах, без величия белокаменных городов, где магия доступна каждому, нужно лишь протянуть руку. Без чудес, что калдорай достигли, когда безраздельно властвовали на Калимдоре, — Илория грустно посмотрела на Нишали, — Мы могли это вернуть, восстать из пепла после Раскола, возродить величие наших предков. Но, — она покачала головой, — они испугались. И отринули всё, что возвеличивало имя нашего народа и вселяло ужас в сердца наших врагов. Нас с мамой изгнали за то, что мы не желали отринуть магию, как того хотели они. Когда они использовали новый источник, как им вздумается. Ты отказалась от своего Азерота, а мой у меня отняли.
— А меня просто убили. Потому что не подхожу им. Давай не будем об Азероте. Он там. А мы тут.
— О чём секретничаете? — в зал ввалился Арентил в компании пары ботов, которые несли какие-то устройства.
— Просто... разговариваем, — Илория снова посмотрела в окно.
— О том, как красиво в этом мире, — Нишали села стол и посмотрела на Арентила, — Я все-таки хочу себе покои. Что бы в них можно было попасть как в старый реактор. Помнишь?
— О, да. Это настоящий рай, полный новых возможностей для творчества. Я улучшил барьер от бездны, завтра можно приступить к монтажу остальных башен... — Арентил призадумался, взял у одного из ботов большой блокнот и интенсивно пролистал несколько страниц, — Чтобы люк в полу открывался от нажатия по плите?
— Да. И что бы такой же глубины. Я теперь могу парить. А вход будет на полу в кабинете, — Ярость Звёзд призадумалась и добавила, — Хотя вся идея была в том, что все падали в реактор и становились топливом... не будет уже того эффекта.
— На верхних этажах есть ещё место для подобной конструкции. Если убрать... и это сократить... — Арентил задумчиво смотрел в блокнот, — Да, я отдам распоряжение.
— Что? Никаких убрать или сократить. Не надо тогда.
— Я думал сделать обзорную площадку, которая закручивала бы скверну вот так, — он описал несколько кругов, — Но изменю планы и сделаю это... что ты там хотела.
— Нет. Не надо. Все равно. Эффект не тот.
— Я тебя понимаю. Обзорная площадка будет гораздо эффектнее, — Арентил положил блокнот на стол, чтобы Нишали тоже могла посмотреть на его наброски, — А ещё будут захваты для скверны здесь и здесь. Представь, шпиль будет светиться, изображая символ Ярости Звёзд. И энергия будет брать своё начало здесь, на обзорной площадке.
— Попробуй сделать его раза в два больше. Что бы видно было издали.
— Ещё? — Арентил удивленно посмотрел на неё, — Конструкция шпиля не позволит сделать его ещё больше. Иначе его нельзя будет увидеть полностью, а иначе какой смысл?
— Символ наш должен быть виден со всех частей. Как мне кажется.
— Действительно... — Арентил начал черкать в блокноте, — Тогда мы сделаем его и на этих гранях тоже. Всего четыре, зато будет видно отовсюду!
— Ну, или так. Хотя один огромный был бы внушительнее.
В коридоре послышались шаги. Вскоре в зал зашли оставшиеся Избранные:
— Все в сборе, — констатировала факт Митерия, усаживаясь на своё место за столом, — Отлично. Тогда сейчас же и приступим, — она вложила свой меч в специальное отверстие в столе. Её примеру последовали остальные, только Арентил увлеченно что-то писал в блокноте.
— Но один огромный не будет видно со всех сторон!
— А если спроецировать его в небо. Высоко. Возможно, тогда будет видно. Но не знаю, возможно ли.
— С неба? — Арентил нахмурился, — Нет, но можно установить проектор...
— Мы вас не отвлекаем? — Митерия недовольно приподняла бровь и посмотрела на беседующую парочку.
— Нет, не отвлекаете, — покачала головой Ярость Звёзд, — Мы вас слушаем.
Арентил забрал свой блокнот и поспешил занять своё место за круглым столом.
— Во-первых, хочу отметить завершение первого этапа войны с Легионом. И пускай внимание Саргераса сейчас сконцентрировано на Азероте, нам нельзя быть небрежными и привлекать слишком много внимания. Пылающий Легион — это миллионные армии, по сравнению с которыми наши тридцать тысяч — песчинка. Только вот крепости Пирабаала могут содержать гораздо больше, поэтому нам надо озаботиться пополнением численности наших войск.
— Мы уже подыскиваем подходящие миры, отдаленные аванпосты. Чем дальше они от Аргуса, тем меньше там страх перед Саргерасом и хуже снабжение, — монотонно пробубнила Илория.
—Что будем делать с азеротцами? Надеюсь, вы не забыли, из-за кого мы оказались в таком затруднительном положении, — Алладон внимательно посмотрел на главу семьи.
— Во-первых, я против военных действий против Азерота. Во-вторых, для них мы уничтожены. Не стоит лишний раз привлекать внимание. Они не собираются уничтожать миры, как наши враги.
— Сомневаюсь, что они считают нас мёртвыми. Даже если и так, рано или поздно они станут для нас угрозой, — сказала Митерия.
— А с чего такие мысли?
— Поэтому они напали на нас на Балфаре. Они считали угрозой нас даже после смерти Отца. И любая попытка работать с ними выходила боком.
— Не любая, — Сальфириан обернулся на эльфийку в черном платье.
— Посмотрим, как долго твои друзья, служившие когда-то Иллидану, будут тебе верны.
— Пока они не сделали ничего, что заставило бы меня усомниться в них. Вы все жили вдали от Азерота слишком долго и не понимаете, каково положение дел там. Да, есть предатели, безумцы, — эльф посмотрел на Нишали в этот момент, явно намекая на кого-то конкретного, — Но такие далеко не все.
— Ну, знаешь. Судя по имеющейся информации, их вел ТанденТар. Не будь его, я не думаю, что они смогли бы хоть что-то сделать.
— То, что они бы не смогли, не значит, что они не хотели. Если бы не хотели, Танден'Тар воевал бы в одиночку.
— Кто знает? Стоит напомнить, что некоторые их союзы уже спорные. Если мы не будет проявлять интереса к Азероту, возможно, избежим столкновения.
— В любом случае, быть с ними на ножах – не единственный выход, — облокотился на стол Сальфириан, — Мы можем изменить их отношение к нам. Десять лет назад они считали Иллидари угрозой, а теперь они работают с ними сообща.
— Хорошо, я поняла, — цыкнула Митерия, недовольно зыркнув на бывшего охотника, — Мы не будем пока проявлять агрессию в сторону Азерота. Нам же боком выйдет. Но всё же стоит проследить за ними. Ярость Звёзд, распорядись, чтобы наши агенты держали нас в курсе насчёт их грядущей кампании на Аргусе.
— Мне удалось внедрить парочку агентов в ряды армии демонов, что под контролем Мрачной Жатвы. Они докладывают.
— Хорошо. Так же стоит приступить к созданию того аванпоста на Азероте, о котором ты говорила. Наёмники уже наняты?
— Нет ещё. Мы ведь не решили точно, нужен он или нет. Я отложила создание на потом.
— Тогда самое время начать. Но наёмники не должны ничего знать о том, что служат нам.
— Да. С этим я разберусь. На Азероте много наемников.
— Желательно, чтобы эти наёмники хорошо зарекомендовали себя среди местных фракций.
— Да. Разумеется. К слову. А зачем эти штуки для оружия? — Показала на места для оружия.
— Чтобы не болтались, где не попадя. Не все готовы расстаться со своим оружием даже на время совета, — Арентил посмотрел на Рилиана, Алладона и Митерию.
— Я чувствую себя теперь не очень комфортно... — Нишали свои клинки на специально отведенное для них место на столе, — Теперь получше. К слову, Арх, как вербовка?
— Хорошо. Среди предложенных тобой охотников были весьма одаренные эльфы. Они сейчас расквартированы в бывшей цитадели Илентира, разбираются там и приводят всё в порядок.
— Я рада, что они согласились.
— Их тренировал Иллидан. Они очень способные убийцы демонов, но не думаю, что со слугами бездны у них будет больше проблем. Конечно, ещё остаётся проблема их смертности... Но они пока не хотят говорить о принятии демоничества, хотя с их образом жизни это вопрос времени.
Нишали потянулась.
— Вирал сообщил, — поведала всем о недавних новостях от сына Итендила Илория, — что Танден'Тар укрывается на Азероте в составе организации, которая является союзником одного из крупных политических блоков. Он будет держать нас в курсе событий, но пока нанести удар по нему не предоставляется возможным без объявления войны Орде.
Аллидон скрежетнул зубами.
— А разве Орда всё ещё является крупным политическим блоком? Мы можем выставить его убийство, как результат внутренних распрей. Или как очередную выходку Сильваны.
— Вряд ли кто-то поверит в то, что Сильвана строит козни внутри своей нации. Именно среди живых мертвецов Танден’Тар нашёл себе укрытие.
— Как иронично, — слегка улыбнулся Сальфириан.
—Все возможно, главное дать повод. Возможно, нам удастся очернить его. И тогда баньши сама избавится от него.
— Если ты знаешь, как это сделать... — Митерия внимательно посмотрела на Нишали, — Думаю, мы будем не против выслушать.
— Не имею никакого понятия. Нужно выяснить все. Что он делает. И как на это повлиять.
— Алладон. Ты у нас лучше всех разбираешься в школе иллюзий. Попробуй выяснить, что затевает Танден’Тар и его новые друзья.
— Ты не против, если я убью его вместо того, чтобы с ним нянчиться?
— Если у тебя получится. Но лучше не рискуй. Он знает, кто мы. И в случае, если поймёт, чем мы стали, это знание может разлететься по Азероту, как пожар.
Алладон не ответил, лишь лязгнул латной перчаткой, сильнее сжав кулак.
— Если его убить. То не разлетятся. Можно ещё осквернить место. Пусть думают, что Легион постарался.
— Сальфириан, расскажи ещё раз, что ты понял из сражения с Танден'Таром.
— Его очень тяжело убить. Благодаря своим выдающимся магическим способностям и владением заклятиями крови. Он так же превосходный боец, так как смог в одиночку противостоять и убить практически всех членов моего отряда тогда.
— Просто вы все были слабаками, — рыкнул Алладон.
— Ах, да... — Сальфириан перевёл взгляд на своего дядюшку, — Твои способности к маскировке имеют ту же природу, что и у Иссилиата, верно?
— К чему ты клонишь? — Алладон слегка подался вперёд, оперевшись локтем на стол.
— Ты помнишь, как я победил его? Хотя подожди, тебя же там не было, — Избранный с толикой удовольствия смотрел, как его близкий родственник закипает от ярости, — Духи ощущают мир иначе. И твоя маскировка на них вряд ли сработает. А в подчинении Танден'Тара постоянно находятся души его давно умерших последователей. Ты вряд ли сможешь подобраться к нему близко.
— Тогда месть откладывается ещё на некоторое время. Какие у нас цели ещё?
— Положить конец угрозе Зей'Хары и нанести ещё несколько ударов по отдалённым, но не бесполезным аванпостам Легионе. Нам нужны ресурсы, чтобы восстановить все регионы. С этого и начнём.
— Эредарке, которую вы принимаете за Энуаару, — буркнула себе под нос Нишали, поправляя Митерию, после этого добавила уже громче, — А насчёт ударов по легиону, я всегда за.
— Тогда мы начнём с вторжений на далёкие миры-рудники Легиона. Арентил, предоставь Илории сведения о ресурсах первостепенной важности. Как только она найдёт подходящий аванпост, мы атакуем в течение двух стандартных дней.
— Искать будет непросто, но я постараюсь, — Илория сдержанно кивнула.
— Больше распоряжений у меня нет, — Митерия встала, взяла свой меч и направилась к выходу. Остальные последовали её примеру.
— Тогда может быть кто-нибудь хочет размяться? Из свободных.
— Ты знаешь, что я всегда за, — обернулся Сальфириан.
— Моего внимания требует обустройства шпилей связи на Блаизоне, — Митерия поспешила к выходу, — Постарайтесь в этот раз друг друга не покалечить.
— Прошлый раз ты оказался не на высоте, Арх. Но пойдём. Надеюсь, что ты прорвешься через покров.
— Ты ещё не видела, чему я научился с тех пор, — он сдержанно улыбнулся.
— Вот и увижу. Кто хочет посмотреть?
В зале остался только Рилиан, который задумчиво кивнул. Алладон выбежал из помещения первым, за ним проследовала Митерия, Арентил и Илория удалились вместе, явно обсуждая поставленный главой совета вопрос нехватки ресурсов.
Идти до арены пришлось минут десять-пятнадцать. Сальфириан это время потратил, чтобы рассказать, что его ждало на Азероте, и как он рекрутировал других иллидари.
Добравшись до арены, Нишали встала посередине и приготовилась к тому, что Арх будет пытаться пробить ее покров.
— Не против, если в этот раз я со своим? — Сальфириан кивнул на Сарест, перекованный клинок Нит’разшира, в своей руке, который он вонзил в землю.
— Ага, только мне нужно собрать силы. Пять минут, — эльфийка принялась спокойно стоять не двигаясь посреди арены. Ее медленно окружал покров. Очень медленно.
— Как скажешь, — по мечу пробежал пульс красной энергии хаоса, — Времени у нас полно.
Сальфириан выдернул меч из земли обратным хватом и... обернулся:
— Что-то не так, — он взволнованно оглядывался по сторонам.
Нишали открыла почерневшие глаза и осмотрелась. Действительно, что-то определенно было не так. И это что-то нависало над ареной в виде портала бездны, исторгавшего жутких аббераций, сотканных из магии тени. Рилиан среагировал незамедлительно, телепортировавшись к разлому и описал в воздухе широкую дугу. Призрачный силуэт за его спиной скопировал движение, располосовав оставшихся.
— Нишали, закрой разлом! — бросил ей Сумеречный Странник.
— Ни секунды покоя... — протянул Сальфириан.
Нишали прыгнула к разлому, и попыталась его закрыть. Но что-то не выходило:
— Рилиан, я не могу найти точку закрытия. Оно не закрывается! — сквернорожденная схватила клинки и избавилась от новой волны порождений бездны.
— Это происходит по всему миру, — Сальфириан осматривал Илин’рут своим призрачным зрением.
— Его должно быть кто-то поддерживает. Нишали, Сальфириан, найдите его! — Рилиан описал ещё одну широкую дугу, рассеивая подоспевших слуг бездны, — Я поддержу порядок в Селии. Скорее!
— Оттуда, Арх. Идем! — Ярость Звёзд уверенно схватила Сальфириана и затащила его в заблаговременно созданный разлом, который вёл в провинцию Дженидар.

ID: 19848 | Автор: Всем нужный Азерит
Изменено: 8 декабря 2017 — 21:59