Дети падших Звезд 27. Неожиданная встреча

Сальфириан Кровавая Луна
Эланданир Блёклый Локон

Ночнорожденная увидела множество скверноподданных в этом импровизированном лагере. Большинство из них были в истощенном состоянии. Лежали или сидели. Кто-то уже находился в состоянии, схожим с помрачнным.
Метрах в тридцати она увидела чародейку, которая так же приняла скверну. За ней шёл воин в богато украшенных доспехах и несколько манопардов, груженных кристаллами. Она раздавала их своим собратьям, чтобы немного утолить их голод и отсрочить ужасный момент иссыхания.
— Ты ведь понимаешь, что этого надолго не хватит, — сказал воин.
— Легион бросил нас здесь. Элисанда погибла. И все наши жертвы были напрасными. Это всё, что я могу сделать, — ответила ему чародейка.
— Это всё из-за того, что мы вообще последовали за магистром. Она виновата в том, что мы сейчас находимся здесь, — выругался воин.
— Сейчас я и сама понимаю. Но что поделать? Всем нам надо расплачиваться за свои ошибки, — тяжело выдохнула чародейка.
Земля, где стоял их лагерь уже некоторое время, почернела от скверны, что они несли в себе. Природа отвечала на присутствие носителей губительной магии и умирала.
Эланданир не стала слушать никого из своих союзников. Она видела состояние скверноподданных. Рэдира Шенарата вышла из-за камня, за которым были все после переноса, и вышла в центр. Судя по отблеску на её силуэте, на ночнорождённой был барьер.
— По какому праву ты, безродная скверноподанная, напала на имущество Шенарата? — эльфийка была очень зла, она показывала на чародейку, принявшую Скверну. Её нательные руны ярко сияли, глаза светились, кончики волос переливались всеми оттенками лазурного.
Сальфириан ей ничего и не говорил. Лишь поддержал её начинание и так же вышел вперёд.
— Вы двое с ума сошли! Вернитесь обратно, идиоты! — бурчал дух, не желая показываться.
— Я не знала, что караван принадлежал Шенарату, и мне было всё равно, — сказала скверноподданная, — Он перевозил арканитовые кристаллы, которые могли утолить голод этих эльфов. И я не могла дать им сгинуть.
— Талмелия, держись за мной, — сказал воин, выставив перед собой щит и достав из ножен меч, засветившийся зеленым.
— Эланданир, верно? — сказала леди Чёрная Башня, — Уйди, пожалуйста. Вы победили. И даже больше — показали, что мы были неправы.
— Талмелия Чёрная Башня... Ещё один матриарх скверноподданных, — презрительно фыркнула ночнорождённая, — Это были *мои* кристаллы! Более того, по указу Первой чародейки все вы должны быть казнены за предательство своего народа.
Эланданир фыркнула и обнажила клинки Натендана, что лежали у неё в зачарованных ножнах. И протянула их Сальфириану, показывая, что у неё тоже есть защитник. Клинки не потерял своей силы и не были очищены, посему сквернорождённому их держать было даже приятно.
— Есть что сказать напоследок?
— Я готова сложить свою голову. Я служила Элисанде и повела этих эльфов за собой, — Талмелия сделала шаг вперёд, — Я вызываю тебя на Тал'ашар.
Сальфириан взял мечи Натендана и как-то странно улыбнулся, пораженный иронии. Он сделал пару взмахов, привыкая к их весу:
— Меч моего учителя привычнее, но и эти сойдут, — кивнул эльф.
— Нет, Талмелия, — вступился воин, — Я был твоим телохранителем в Сурамаре. И если быть битве, то я буду твоим чемпионом.
— Ну а ты как хочешь, Сальфириан? Справишься с ним? — Эланданир кивнула на воина.
— Ещё спрашиваешь… Но, Эланданир, это твой народ, — пожал плечами эльф, — Может ли ночной эльф представлять тебя на вашем поединке чести? Тал’ашаре.
— Ах, да... Но если она вмешается, не щади, — кивнула Эланданир и глянула на Талмению, — Будь по-твоему. Я принимаю вызов.
Белая Госпожа раскинула руки, и её барьер начал преображаться в настоящий доспех из чешуи какого-то создания. Эланданир встала напротив чемпиона Талмении и выставила на него руки. И времени она зря не теряла. С пальцев ночнорождённой сошли бритвенно-острые арканные копья, что устремились прямо воина-эльфа со всех сторон. Разумеется, перед этим она поклонилась оппоненту.
Воин тоже поклонился ей, после чего окружил себя барьером и выставил вперёд щит. Он резко исчез, переместившись вплотную к противнику, избегая заклинания, после чего наотмашь рубанул по Эланданир мечом, лезвие которого было соткано из магии скверны.
Эланданир следила за каждым действием чемпиона, а посему телепортировалась на то место, где он недавно стоял. И как только она развернулась к воину, она крикнула: "Ан'ах", и время для оппонента начало стремительно останавливаться.
И противник замер, не в состоянии даже двинуться.
— Из'нора-шанар; ам'тир рат! — начала шептать ночнорождённая, выпуская в обездвиженного чемпиона Талмении луч аннигиляции. Разумеется, она понимала, что может попасть в Сальфириана, и поэтому целилась в голову, формируя луч с низкого положения руки, чтобы луч ушёл вверх, когда снёс бы голову воина.
— Задай ему, чародейка! — крикнул уже сидящий на камне призрак.
Луч аннигиляции прошёл сквозь голову воина, в то же самое время его образ словно растворился в воздухе. Иллюзия. Сам же он возник за спиной у Эланданир и нанёс очередной сильный и быстрый удар.
— Хм, а ты не так прост, как кажешься, — улыбнулась Эланданир, исчезая во вспышке. И вокруг него появилось три... нет, четыре. Нет... пять, шесть, семь... Множество копия чародейки. И какая из них настоящая — неясно. Они все были как оригинал. И они заговорили в унисон, — Кто из нас Белая Госпожа?
— Я тоже могу играть в эту игру, — сказал воин, сотворив столько же копий. И каждая из них атаковала Эланданир. Каждую из её отражений. В случае с ним так же было непонятно, кто ж настоящий.
Все копии были побеждены... И пропали все, кроме одной. Оставшаяся Эланданир, судя по всему, и была настоящей.
— Талисра... Узнает об этом... Венадрос... — на последнем издыхании прохрипела Эланданир, не в силах даже покорчиться от жгучей боли.
Копии скверноподданного не желали отступать. Они все бросились на чародейку, чтобы добить её.
Чародейка выдохнула последний раз в своей жизни. Сначала погасли её нательные руны, потом и кончики волос... Последними потухли глаза, которые в последний момент жизни смотрели на настоящего убийцу. Тело Эланданир более не подавало признаков жизни, пронзённое клинками Скверны.
— Мой чемпион победил, Эланданир, — сказала Талмалия, с некоторой грустью глядя на чародейку, — Жаль, что ты не ушла.
— Это было не так сложно, — сказали все копии воина сразу.
— Ты, — скверноподданная обратилась к Сальфириану, — кристаллы остаются у нас. Покинь этот остров.
— Я пришёл не за ними.
... и пока чемпион радовался своей победе, с неба на него устремился луч от чародейки, которая держалась в воздухе. Вероятно, если бы тут был кто-нибудь из Триумвирата или Иссилиат, они бы почувствовали знакомую магию. Тёмная волна накрыла всё место дуэли, в глазах чемпиона Талмении всё погасло. Это было то самое заклинание, которое использовал Илентир на шпиле своей цитадели на Балфаре, но переделанное под тайную магию. Судя по всему, Эланданир неплохо ворует заклинания.
— Кристаллы мои, Талмения. И твой чемпион тоже.
— Что? Что ты с ним сделала? — Талмелия посмотрела туда, где парила чародейка.
— Скажем так, в его собственные желания, — Эланданир поправила свои одеяния и глянула на Талмению, — Что ты там говорила про кристаллы?
— Они твои, — леди Тёмная Башня склонила голову.
— Эланданир, — крикнул ей Сальфириан, протягивая клинок Натендана, — Ты вернула себе то, что хотела? Можно теперь я получу то, за чем пришёл?
— Итак, у тебя, значит, была цель. И я очень надеюсь, что это не моя жизнь. Спасибо тебе за помощь. Так зачем ты сюда пришёл?
Эланданир подобрала один из арканитовых кристаллов и прошептала короткую формулу. Кристалл из её рук исчез, а после и все кристаллы на этом мелком острове, даже из рук иссыхающих скверноподданных. Все они были направлены в Аз'дэлар, чтобы их вновь не украли по пути.
— Мне твоя жизнь без надобности, — он покачал голову, — С тобой всегда приятно иметь дело, так что... я надеюсь на взаимовыгодное сотрудничество в будущем.
— И что теперь? Ты хочешь всех нас казнить, Эланданир? — сказала Талмелия, посмотрев на своих голодающих людей.
— Спасибо, что спросила, я как раз хотел перейти к этому, — Сальфириан вышел на середину лагеря, где происходила дуэль, — Скверноподданные, — он развёл руками, указывая на всех эльфов, что населяли лагерь, — Вы совершили ошибку в прошлом. И я очень надеюсь, что вы извлекли из этого урок — Легиону вы не нужны, он так же просто от вас избавится, как примет к себе. И это ваше решение привело вас... сюда, — он покачал головой, — Вы все понимаете — для вас больше нет места на Азероте. Вы изгои. Но я верю в искупление. И второй шанс. Если вы готовы сражаться с Легионом, что обманул вас и вашу госпожу, а потом бросил здесь... — он посмотрел на Эланданир, — То я готов снова стать преступником, чтобы спасти тех, кто верит в искупление так же, как я.
— Перейти на сторону врага, чтобы потом обернуться против него с его силами... Как это мне знакомо. Вы, конечно, не фел'дорай, но я даю вам шанс, — Эланданир кивнула Сальфириану, — Быть может, Талисра будет рада и такому исходу.
— Мы изнываем от голода, — сказала леди Темная Башня, — Мы не в состоянии сражаться.
— Ваш голод имеет лишь временный характер и с лёгкостью может быть искоренён, — Сальфириан глянул на Талмелию.
— В таком случае... я готова повести всех, кто согласится на твои условия за тобой, — она склонилась перед сквернорожденным, — Кто ты?
—Сальфириан. Я представляю род Ярости Звёзд, — произнёс эльф. Талмелия посмотрела на Белую Госпожу и кивнула ей в знак признательности.
— Тебе важен твой чемпион? — спросила она, складывая руки на груди и глядя на Талмению.
— Он служил моей семье с тех пор, как смог поднять меч, — кивнула она.
— Я верну тебе его... Но сначала скажи, что тебе известно об Арентил Терновой Длани? — она глянула с прищуром на матриарха скверноподданных.
— Я... не знаю такого эльфа, — покачала головой Талмелия.
— Начертите круг разлома, пока мы с Эланданир обсудим кое-что, — бросил Сальфириан и направился в сторону берега, призывая ночнорожденную идти за ним.
Перед тем, как отправиться за Сальфирианом, чародейка сделала пас в сторону Талмении. Прямо перед ней возник её чемпион, свободный от всех чар Белой Госпожи. Когда ночнорождённая и сквернорождённый отошли, она глянула тому в пустые глазницы.
— Итак?
— После нападения на Балфар и смерти Триумвирата... большинство сквернорождённых не особо верят жителям Азерота. И Арентил, будучи теперь Избранным, вряд ли вернётся обратно заканчивать корабль.
Сальфириан встал на берегу и внимательно посмотрел в сторону Сурамара, пускай отсюда его и было невозможно рассмотреть, но его слепые глаза видели искрящуюся вдали магию города.
— То есть... Аз'адор так и останется остовом? — как-то расстроенно спросила Эланданир, опуская голову, — Получается, из-за каких-то безродных иллидари мы страдаем? Как эти псы вообще нашли вас? И почему вы не скрылись в Аз'дэларе, ведь я вам дала ключ.
— Их вёл некто Танден'Тар. Древний генерал Империи Калдорай. Он заручился помощью иллидари, которые спали и видели уничтожение сквернорожденных, и наёмников, которым всё равно кого убивать, лишь бы платили. Он нашёл и смог привести их на Балфар из-за меня. Тар могущественный чародей, способный читать любое живое существо, имея даже каплю его крови, — Сальфириан переминался с ноги на ногу, но затем не выдержал и начал расхаживать из стороны в сторону.
— И ведь только представители моего народа для него неуязвимы в плане магии крови... — задумчиво сказала Эланданир.
— Если ты думаешь, что тайная магия в крови его остановит... его не остановила даже скверна в моей, — он посмотрел на свою руку и сжал кулак.
— У нас нет крови, — помотала головой ночнорождённая.
— Я буду лишь рад, если ты права. Так или иначе, он очень могуществен. Пожалуй, самый могущественный из тех, кого я встречал. Благо, он практически не использует свой колоссальный магический потенциал в бою, — эльф посмотрел на небо, в котором виднелись очертания разлома, а через него угрожающе пылал Аргус.
— Я его убью, — на выдохе сказала ночнорождённая, — Кто-нибудь из выживших сквернорождённых может доделать корабль? Реакторная готова, сам реактор на моей части. Нужны орудия и всё, что должно быть внутри: панели и прочее. Вроде как я их не видела.
— Эланданир, — он посмотрел ей в глаза, — Тебя я тоже встречал. И твоя магия для меня как на ладони. Если встретишь его — беги. Насчёт корабля я поговорю с Арентилом. Сейчас у нас недостаточно рабочей силы, но, возможно, в течение месяца она появится. И он пошлёт кого-нибудь доделать корабль. Сейчас, кроме него, в этом никто из сквернорожденных не разбирается, поэтому, если кого тебе и стоит ждать, то какого-нибудь демона.
— Спасибо, Сальфириан. Если на вас опять нападёт этот... Танден'Тар, то немедленно приказывай всем бежать в Аз'адор. Места там предостаточно. И ежели вам нужна будет помощь, только позови.
— Тогда их было трое, — Сальфириан пожал плечами и посмотрел на свой плащ алого цвета с бронзовой окантовкой, — Теперь Избранных снова семеро, так что можно и пободаться. Вирал сейчас ищет, куда я его выкинул во время нашего боя. Я не могу сказать за всех, но если вам потребуется помощь — ты тоже знаешь к кому обратиться. Возможно, даже ваши падшие братья снова смогут зарекомендовать себя, — он улыбнулся и кивнул на скверноподданных.
— Возможно. В таком случае... прощай?
— До скорой встречи, — он улыбнулся ещё шире, — Камень связи ещё у тебя?
— Разумеется, — кивнула Эланданир, — И спасибо тебе за всё.
Чародейки улыбнулась на прощанье и исчезла в тусклой вспышке голубого света.
— В таком случае надо будет сказать Рилиану сделать замену... — он, приподняв бровь, обернулся и посмотрел на скверноподданных, что мастерили рунные круги для разлома, — Двое есть. Кто же следующий? — он качнулся вперёд и быстрым шагом направился к своим новым союзникам.

ID: 19839 | Автор: Взрывная Катюша
Изменено: 8 декабря 2017 — 21:45