Дети падших Звезд 25. Семь

Нишали Ярость Звезд
Сальфириан Кровавая Луна

Нарак есть Нарак. Казалось, что он вообще никогда не меняется. Всё то же красное солнце, всё те же иссушенные земли. И площадь цитадели тоже ничуть не изменилась. Там их ждала обеспокоенная Нисая, которая бросилась всех обнимать, как завидела:
— Рил! Ниша! Лори! — сквернорожденная липла ко всем, затем удивленно посмотрела на четвёртого, — Братик Сальфи? Братик Сальфи! — она попыталась обнять и его.
— Отвянь, — он остановил её правой рукой.
— Дай я тебя обниму!
— Где остальные, Нисая? — спросила Нишали, когда Нисая отлипла от нее.
— Тут, — сдавленно сказала Нисая, всё ещё пытаясь обнять Сальфириана, - Иллидари заперли, братец Вирал сразу же ушёл, как ему стало лучше... А... остальные здесь. Ждали вас... — она отпряла от охотника и надула губки, — Так не честно.
— Жизнь вообще нечестная штука. Смирись, — холодно буркнул ночной эльф. Ему определенно было неуютно находиться здесь.
— Дайте мне поговорить с Иллидари, — Поступь Тени посмотрела на Рилиана, явно не собираясь принимать «нет» в качестве ответа, — А потом мы можем провести собрание и решить судьбу сердечников.
— Хорошо. Встретимся в Покоях Тишины, — он направился вниз, — Нисая, проводи Нишали к Иллидари. Сальфириан, мне нужно с тобой поговорить. Много времени это не займёт.
— Да, плевать, — недовольно покосил взгляд охотник.
— Принято, — сквернорожденная выпрямилась, сделала серьёзное лицо и, махнув рукой, бодро пошла в тюремный блок. Нишали последовали за ней. Весь путь они молчали, явно думая каждая о чём-то своём. Охотник нагнал их уже возле тюремного блока.
Эльфийка крови сидела в клетке, запечатанная от магии, облокотившись на стену. Рана на голове почти затянулась, а вот её торс был достаточно серьёзно забинтован.
— Посмотрите-ка кто здесь, — диалог начал охотник, — Азалия, какая встреча! Как поживаешь?
— Ч-чего? Сальфириан? — удивленно сказала она, — Ты как здесь оказался? Выпусти меня, - она заметила подошедших сквернорожденных, — Ты с ними?
— Не особо, — он оглянулся и посмотрел на своих очаровательных спутниц, — Хотя сейчас меня не бросили в темницу, и на том спасибо.
— Эй! — возмутилась Нисая.
— Я задам тебе пару вопросов и отпущу, — проговорила Нишали, — Сальфириан тоже сможет уйти. После.
— О-о-о, ты такая великодушная, — съязвил охотник.
— Хотя не думаю, — продолжила Поступь Тени, проигнорировав подколку, — Что Иллидари примут тебя обратно. Теперь ты враг для них, так как косвенно помогла нам.
— Так, значит, — фыркнула Азалия, — Выставить меня скверноподданной хотите.
— Но ты ведь говорила, что Истребителя нужно просто очень жалостливо попросить, и он простит всё, — усмехнулся Сальфириан, — Даже убийство своих и сотрудничество с демонами, ведь так?
— Я думаю, что он сохранил жизнь Энтариилу только потому, что тот довольно хороший союзник. Нет, не хочу я тебя никак выставить. Ну, так что насчёт нескольких вопросов? — Нишали задумчиво прошлась вдоль решеток, — Хотя, ты всё равно пока никуда не торопишься, поэтому вопросы я в любом случае задам.
— Знаешь, она тоже довольно неплохой союзник, — Сальфириан кивнул на эльфийку крови.
— Спасибо на добром слове, — без особого энтузиазма ответила Азалия, — Задавай.
— Что ты знаешь о Зей’Харе?
— Кто это?
— Ответ понятен. А имя Энуаара тебе о чем-нибудь говорит? Тебе или другим Иллидари.
— Ммм, — протянула Азалия, вставая с пола, — Интересный вопрос. Давай-ка я сейчас спрошу у других Иллидари, — она оглянулась по сторонам, — А? Нет, видимо, не спрошу. Почему? Я заперта в чёртовой клетке и не могу ничего у них спросить! Не знаю я никакой Энуаары.
— Это все один и тот же эредар, — Нишали самодовольно улыбнулась, глядя на реакцию охотницы на демонов, — Повелительница Душ ее так называли в Легионе. Неужели вы не встретили ни одного упоминания о ней?
— Может, кто-то и наталкивался на неё, но я не грёбаный Истребитель, чтобы знать о действиях всех организации, — охотница с вызовом посмотрела на свою дознавательницу, — Никогда не слышала о легионовской шавке с подобным именем.
— Она была против Легиона и разрушала его изнутри, — в голосе сквернорожденной послышались нотки восхищения, — Хорошо. Энтариил. Каков его статус в Иллидари? Слышала о таком?
— Истребитель его простил. За убийство моего наставника и его мутные дела с вами. Он был важной шишкой в операции по вашему уничтожению на Балфаре, — Азалия говорила с отвращением, — Как и все пережившие этот поход, он был повышен до Карателя. Не знаю, куда он потом делся.
— Я бы его убила... Или нет, — задумчиво проговорила Поступь Тени, после чего обратилась к пленнице, — Спасибо за ответы, какими бы они не были. Однако перед тем как я вернусь, подумай, стоит ли возвращаться к ним. Мы против Легиона. Ты можешь остаться со мной, — она слегла приблизилась к решетке, чтобы лучше рассмотреть эльфийку крови.
— С тобой? — с подозрением переспросил Сальфириан.
— Если ты собираешься убить Энтариила, то я лишь буду надеяться, что Вечное Солнце поможет тебе в этом, — она кивнула на охотника, — Я лучше останусь с ним.
— Нет, мне на него все равно, — всё-таки определилась на счёт Энтариила сквернорожденная, после чего посмотрела на Сальфириана, — Да, Арх, со мной. Или тебе есть куда идти? В любом случае, я хочу добить Танден'Тара. А ты?
— То есть теперь ты здесь главная?
— Нет. А если бы была? — Нишали вопросительно посмотрела на Арха. В её голове начал формироваться план. Или нет. Она ещё не решила.
— О, да, — охотник выкатил бы глаза, будь они у него, — Это было бы... феерично.
Нисая смотрела на диалог Сальфириана и Нишали, как на разговор ссорящихся родителей. Не хотела вмешиваться, чтобы не попасть между двух огней.
— То есть, если бы я заняла место Отца, ты бы пускал фейрверки от счастья? — усмехнулась Поступь Тени, — Мило. Я, можно сказать, польщена. Но ты не ответил на предложение. Хотя у тебя тоже есть время подумать.
— Для начала я посмотрю, что вы собираетесь делать с силой Потустороннего, — ночной эльф скрестил руки на груди и показательно сделал шаг назад, дистанцируясь от сквернорожденных.
— Этого я тебе гарантировать не могу, — Нишали пожала плечами и развернулась к нему спиной, — Это не совсем от меня зависит, но мешать не стану. Хочешь – можешь попытаться. Выгонять – я тебе не помощник, — она бодрым шагом направилась в Покои Тишины, где должен был проводиться ритуал. За ней хвостиком засеменила Нисая, лишь раз озадаченно глянув назад.
Сальфириан догнал сквернорожденных уже на свежем жарком воздухе Нарака. Он следовал за ними на почтительном расстоянии, не желая продолжать разговор. Вместе они добрались до Покоев Тишины, которые представляли собой большой круглый зал с подмостками в центе. Возможно, это помещение использовалось для спаррингов и медитаций.
Все сквернорожденные эльфы уже были в сборе. Рилиан стоял на подмостках в центре залы, где был размещен громоздкий преобразователь. Цельный кристалл с заключенной внутри магией сущности бездны парил в не скольких метрах от него.
— А-а-а, — протянул Алладон, — Вы мне мою добычу привели, — он хищно посмотрел на Сальфириана, — Как раз вовремя. Станет свидетелем моего возвышения перед смертью.
— Это моя добыча, — парировала Нишали, — И я ее никому не отдам, особенно тебе.
— Сказали два демона, ни разу меня не победив, — усмехнулся Сальфириан, встретив полный ненависти взгляд своего дяди.
— А кто тебя вообще спрашивать будет? — он приблизился, но на его пути встал и Ноалорн.
— Я тоже не позволю тебе причинить нашему брату вред.
— Да вы с ума сошли! Он убил Избранного! Он заслуживает...
— Тихо! — повысил голос Рилиан, ударив металлическим наконечником ножен о каменный пол подмостков, чтобы привлечь внимание остальных, — Он победил Танден'Тара в карманном измерении и заслужил право находиться здесь сейчас.
— Не убил! — рявкнул Алладон.
— Но даже это больше того, что сделал ты, — Сальфириан улыбнулся, глядя на оскал сына Иссилиата.
— Я тебя… — подался вперёд Алладон, но был остановлен Ноалорном.
— Однако этого было достаточно, чтобы мы завладели сердцем. Пока большего и не требуется.
Алладон злобно зыркнул на своего племянника и в гневе отошёл подальше.
— В первую очередь ты будешь спрашивать меня, Алладон, — выпрямилась и самодовольно посмотрела на сквернорожденного Поступь Тени, — Сядь и успокойся, — после чего она перевела взгляд на Сумеречного Странника, — Теперь, когда у нас есть всё, что нам нужно, я хочу увидеть, кто собирается занять старые места.
— Фарина займёт место Натендана, в то время как каждый из нас последует по пути наших предков, — сказал Рилиан, — Если ты, конечно, не собираешься заявить свои права на один из осколков.
— Нет, я всё равно не планировала становиться Избранной, — покачала головой Нишали, — Это лишь помешает мне искать Энуаару.
— В случае если всё пройдёт по плану, тебе и не придётся, — Сумеречный Странник слегка нахмурился, глядя на эльфийку, — Тогда Избранные обсудят после ритуала твои обязанности и место в семье.
— В смысле Избранные? — Поступь Тени слегка повысила голос, — Я сама буду решать, что мне делать!
— Что ты имел в виду под "если всё пойдёт по плану"? — Митерия вышла вперёд.
— Среди прочих записей мы нашли информацию, что несколько попыток наделить сквернорожденных силой Избранного завершились неудачей. А претендент – погиб, — пояснила Илория. Она сидела у подмостков и нервно притопывала.
— Ты являешься частью семьи, Нишали. А семьёй будут управлять Избранные. Тебе придётся подчиняться.
Сальфириан беспардонно прошёлся к одному из вырезанных каменных угловатых выступов, выставленных по периметру залы, и уселся на него. Выгонять, видимо, его не собирались. Хоть представление посмотрит.
— В таком случае я буду управлять семьёй вместе с Избранными! — вспылила эльфийка, — Отец мне сказал возродить род Ярость Звёзд! — она почти прокричала второе слово, прижимая ладонь к груди.
— Ты хочешь править, но ты не хочешь… — начал Рилиан.
— О, да заткнитесь вы оба! — возразил Алладон, явно озадаченный этим неожиданным открытием, — У нас важнее проблема. Если ритуал опасен, то мы не должны проводить проводить его там, где можем умереть.
Прежде, чем Илория успела ему ответить, зал сотряс смех. Охотник сидел вдали ото всех и, подперев лоб кулаком, хохотал. Одно ему удалось точно. Внимание всех сквернорожденных было приковано к нему.
— Что здесь смешного? — не выдержала Митерия.
— Что, ты спрашиваешь? — ночной эльф поднял взгляд на неё, — Весь этот непроницаемый фасад. Демоны непобедимого Легиона. Бич тысячи миров. А в итоге вы лишь жалкая кучка трусов, раз страх неминуемой смерти может остановить вас. И после этого вы задаётесь вопросом, как же иллидари чуть не извели ваш род?
— Не смей насмехаться над нами! — оскалилась сквернорожденная, сжав кулаки и подавшись вперёд.
— Я не позволю какому-то молокососу упрекать меня в трусости! — бросил охотнику Алладон, направляясь к подмосткам, — Рилиан, я готов начинать.
— Эй, мы не закончили! — выкрикнула Нишали, желая привлечь к себе внимание.
— Мы поговорим об этом позже, — раздраженно сказал Сумеречный Странник, после чего подошёл к цельному ядру бездны и отколол от него кусок. Нишали недовольно скрестила руки на груди в знак протеста.

ID: 19837 | Автор: kate.repina
Изменено: 7 ноября 2017 — 19:31