Дети падших Звезд 24. Владыка Крови

Нишали
Сальфириан Кровавая Луна

Внутри огромной сферы цвета ночного неба находился целый город. Освещаемый фиолетовым светом луны, он простилался на многие километры. Белые высокие шпили, пример калдорайской архитектуры до Раскола, разрезали небо, в то время как обширные сады устилали землю. Сальфириан шёл по красивому деревянному мосту, перекинутому через канал, вода из которого через пару метров падала сплошным потоком в пропасть. Его отсутствующие глаза видели, что это лишь красивая иллюзия, которая магией этого чудного места обрела материю. Вдали, просвечивающаяся через здания, деревья и землю, горела темная звезда, в которую тонкой линией лился концентрированный лунный свет.
Группа через витиеватые улочки вышла на довольно обширную площадь. До источника ужасной темной магии отсюда было рукой подать, буквально два квартала, но именно здесь, в тени собственной статуи, стоял он. Танден’Тар, бывший генерал Империи Ночных Эльфов и самопровозглашенный Владыка Крови. Сальфириан переглянулся с Виралом, сквернорожденным эльфов, с которым судьба свела их для препятствия планам безумного ночного эльфа. Вирал сжал сильнее двуручный меч, что нёс в руке и с ненавистью посмотрел на противника. Танден’Тар смерил пришельцев привычным надменным взглядом. Возможно, он улыбался, но черная металлическая маска, закрывавшая половину его лица, не давала убедиться в этом наверняка.
Из группы вперёд вышел Велфоул, воздаятелю пришлось работать бок о бок с демоном, чтобы остановить служителя бездны, но долгие недели погони закончились. Теперь они стояли лицом к лицу, какой–то десяток метров разделяли их сейчас:
— Сдавайся, Танден’Тар. Прекрати это безумие, и мы проявим милосердие, которого ты, возможно, не заслуживаешь. Отступись!
— Ох, какой трудный выбор, — послышался ехидный голос Владыки Крови, — Наверное, мне понадобится время, чтобы подумать над твоим предложением, — он сделал наигранную паузу, — Хотя, знаешь, парнокопытное, пожалуй, я лучше просто выпотрошу твоих дружков, а потом посмотрю, как ты будешь подыхать в муках. Как тебе такой вариант?
— Ты, должно быть, шутишь, парень! — крикнул ему Броман Черносталь, — Нас девять, а ты – всего один!
— Я – Владыка Крови. Будь вас хоть сто девять, вас бы это не спасло.
Сальфириан и Вирал переглянулись. Оба понимали всю глупость слов своих союзников, но, видимо, воздаятель не мог не предложить врагу сдаться.
— Хватит слов! — Родерик, бывший рыцарь Штормграда, бросился в атаку, — Пора нашим клинкам говорить за нас.
Зак, маг-самоучка из Гилнеаса, выпустил в Танден’Тара сноп чародейских стрел, которые покорежили его доспех, но, когда Родерик нанёс удар, его противник с лёгкостью парировал обоюдосторонней глефой, а потом резким движением отсёк тому голову. Тело рыцаря звонко рухнуло и покатилось по ступеням вниз.
— Вот и поговорили, — усмехнулся слуга бездны перед тем, как на него напал Майкл, здоровенный ворген, орудующий двуручным мечом. Противники обменялись парой ударов, и не сносить Майклу головы, если бы в нужный момент его не прикрыл Вирал, отразивший смертельный удар. Зак, рассчитывавший проскользнуть мимо, бежал к темной звезде, на самом деле являвшейся сердцем жуткого чудовища бездны, которое должно было переродиться с минуты на минуту благодаря усилиям Танден’Тара. Удивление и страх застыли на его лице, когда длинный шип крови, тянувшийся из трупа Родерика, пронзил его шею. Маг повалился на пол, держась за горло, булькая уже собственной кровью.
— Так-так, — Тар парировал удары сразу троих противников, затем отпрыгнул назад, чтобы снова позлорадствовать, — Я не давал позволения убегать. Никто из вас… — его речь прервал громкий хлопок – Броман подгадал момент для выстрела. Круглая пуля достаточно солидного калибра пробила латный доспех в районе груди. Ликование Бромана было недолгим.
— Хренова… магия… — Бром левой рукой держал кинжал, вонзенный в собственную грудь, — Говорили мне… — дворф тяжело рухнул на землю.
— ... не выберется отсюда живым, — закончил мысль Танден’Тар, глухо рассмеявшись. Для окруженного со всех сторон он был на удивление уверен в своих силах. Ему всё же приходилось отступать, чтобы контролировать всех своих противников, а то ненароком кто-то мог и проскочить к месту призыва. Сальфириан провёл несколько успешных атак, один раз даже поразив сочленения доспеха Владыки Крови. Тому это не понравилось. Он сконцентрировал своё внимание на ночном эльфе и вышвырнул того через перила вниз, навстречу ужасной смерти.
Воспользовавшись всеобщим замешательством и рассредоточенным вниманием противника, Слейд напал на него сзади. Длинный кинжал прошмыгнул между железной маской и воротом нагрудника и вошёл сантиметров на десять в шею. Но, к его удивлению, Танден’Тар всё ещё мог двигаться. И это ранение, кажется, лишь его разозлило, а не упокоило навсегда, как рассчитывал человек. Из раны брызнула горячая кровь, которая обожгла руку разбойника, как кислота. Тот вскрикнул и отпрял от противника. Слуга бездны же сотворил заклинание, оттолкнувшее всех вокруг в среднем на метр, а потом в несколько широких шагов он оказался у незадачливого человека. Мощный рубящий удар навеки разлучил правую и левую половину Слейда.
Когда же бывший генерал обратил внимание на других противников, то обнаружил, что ворген уже во весь опор мчится вверх по лестнице к месту проведения ритуала, но Велфоул и Вирал в компании прыткой и верткой Азалии с пышущими скверной магическими татуировками на теле надежно заблокировали его. Магия света и скверна не давали ему продохнуть, загнав в глубокую оборону. Они не видели его хищную улыбку под железной маской, но Танден’Тар уже придумал, как исправить ситуацию.
Мощное заклинание ввело в состояние оцепенения всех трёх противников и, пока они не успели оправиться, он ловко огрел эльфийку по голове тяжелой латной перчаткой, от чего та пошатнулась и упала на землю. В то же время, наотмашь рубанул Вирала, пробив его доспех и раздробив рёбра. Удар ноги отправил сквернорожденного до ближайшей стены, о которую он ещё и достаточно сильно ударился головой. Остался лишь воздаятель, который уже пришёл в себя и, призвав благословение Света, бросился на противника.
— И это ты называешь магией? — почти сорвавшись на хохот, сказал ночной эльф, — Тебе понадобится, что-то большее! — удар светящейся темно-синим глефы прорезал магический барьер, серьёзно ранив Велфоула, — Покажи мне другие фокусы! Заставь меня воспринимать тебя всерьёз! — дреней выдержал ещё несколько ударов, пока Танден’Тар не пронзил его в образовавшуюся в нагруднике брешь.
— Но… свет… Наару… — воздаятель упал на каменный пол, делая свои последний вздохи.
— Неужели ты сюда не привел ни одного воина?! — рыкнул калдорай и обратил свой взор на лестницу, по которой от него убежал последний пришелец.
Ворген был быстрым. Достаточно, чтобы раздражать, но не настолько, чтобы убежать. Нагнал эльф свою жертву на широком балконе, откуда до горящего фиолетовым пламенем сгустка магической энергии, больше напоминавшей смолу, парящего над капищем, было всего сотни полторы шагов. Размашистый удар отшвырнул Майкла к перилам.
— Не разочаруй меня, псина, — с этими словами Танден’Тар бросился на воргена. Теперь можно было и развлечься. Майкл был силён, но он знал, что этот противник за гранью его возможностей. С дикой яростью он бросился на эльфа, который удивительно ловко парировал почти любой выпад, но, возможно, из-за боевого азарта или чрезмерной уверенности, всё-таки пропустил парочку. Однако на исход это никаким образом не повлияло. Владыка выбил тяжелый двуручный меч из рук вконец выдохшегося воргена, после чего тот устало упал на колени.
— Какое разочарование. Ты сдаёшься так просто, — калдорай занёс глефу для последнего удара, — И после этого ты смеешь называть себя воином?
— Иди к черту, грязный… — противник не дал ему договорить.
— И вновь я стою над телами своих поверженных врагов… — театрально сказал Танден’Тар, затем усмехнулся патетике.
Это был подлый удар, прошедший сантиметров на пять выше его головы и срезавший пару волосков. Владыка среагировал в последний момент, увернувшись и отпрыгнув назад.
— Всех ли? — проговорил Сальфириан, тяжело дыша. В следующее мгновение за ним появилась Азалия. Её лицо было перемазано зеленоватой кровью, всё ещё сочащейся из разбитого лба.
— Чудесным образом спасшийся герой приходит в последнюю минуту, — бывший генерал рассмеялся, — Банально… и глупо, — охотники без лишних слов бросились в атаку, засыпав Владыку чередой быстрых атак. И хотя он всё ещё был силён, но в этот раз его враги были осторожны. Они настолько его боялись, что это даже вызвало несвойственный ему искренний смешок. Подобная осторожность возникает тогда, когда ты встречаешься с кем–то невообразимо-опасным. И они были правы. Танден’Тар действительно сейчас был именно тем существом, которое стоило настолько сильно остерегаться. В какой-то мере он им даже завидовал. Где-то очень глубоко внутри. Владыка сделал пируэт и обманным выпадом подставил Азалию под свой следующий удар, который оставил глубокую рану от плеча до копчика. Она закричала и отпрыгнула назад, дальше продолжать бой для неё не предоставлялось возможности. Потом он решит, стоит ли её добивать или нет. Но это потом, а сейчас осталось последнее блюдо на сегодня.
— Ты остался один, Сальфириан, — калдой выпрямился и опустил глефу, приняв свою привычную надменную позу, — А время тикает. Тик-так. Потусторонний скоро будет свободен, если ты меня не победишь, — он смотрел на искаженное в бессильной злобе лицо своего противника, — Я ожидал от тебя намного большего. Ну же!
— Да, ты хоть когда-нибудь затыкаешься? — охотник провёл серию ударов, видимо, лишь пробных.
— Твоё бессилие просто уморительно, — Танден’Тар чуть подался вперёд, ехидно прищурившись, — Если начнёшь бежать сейчас, то, может, я снова посчитаю тебя слишком жалким, чтобы убивать.
— Хватит, — ночной эльф скрестил руки на груди и начал шептать себе под нос какую-то мантру.
— Нет-нет-нет, это слишком жалко. Даже видеть не хочу, — Владыка не стал дожидаться, когда его противник, наконец, будет готов встретить смерть, и атаковал первым, но Сальфириан увернулся. Ещё удар – тот же результат. После следующего охотник уже ответил, звонко полоснув по его доспеху, оставив глубокие вмятины, — А я уж подумал, что ты сдался.
К удивлению Владыки его противник стал двигаться иначе. Очень плавно, будто зная, как оппонент нанесёт следующий удар или применит заклинание. Тогда Танден’Тар решил сделать хитрый финт, чтобы сбить противника с толку. Но Сальфириан раскусил трюк и, уклонившись, двумя мощными ударами, пробив доспех, раздробил ему ребра на груди и глубоко полосонул по спине.
— Теперь-то ты показал зубы, — прорычал он, используя магию крови, чтобы свести урон на нет, срастив кости и плоть. Всё ещё не восстановившись, он ударил по дуге, тяжело ранив охотника, который и сам пробил металлический ворот и разрезал Танден’Тару горло, которое, однако, начало восстанавливаться практически мгновенно, — Хорошая попытка, но этого недостаточно, чтобы меня убить — послышался жуткий гортанный хрип Владыки Крови.
— А я… — Сальфириан отступил и тяжело бухнулся на одно колено, вонзив клинки в пол, — и не пытался, — он указал на магический круг, который за время боя начертила Азалия при помощи своей крови, а охотник лишь отвлекал внимание противника, — Всё кончено.
– О, всё только начинается, – Танден’Тар, видимо, ухмыльнулся. Он не шевельнулся, когда руны активировались, забирая его в нестабильный разлом.
За секунду всё стихло. Сальфириан проверил, что Азалия жива и её жизнь вне опасности. После этого взяв клинки, пошёл к темному сердцу так быстро, насколько мог. Времени совсем не оставалось.
— Наконец-то ты заткнулся, надоедливый хвастун, — буркнул себе под нос ночной эльф.
Добравшись до ритуала, он нарушил капище, над которым висел сгусток какой-то смолы, сочащийся магией бездны. Охотник, было, занёс клинок, чтобы уничтожить сущность нечестивой твари, но замер. Он видел, как потоки магии пытались вырваться, это «сердце» даже желало, чтобы он его разрушил. Калдорай нерешительно отшатнулся. Он не мог его разрушить. Тогда Потусторонний действительно освободится. Он не мог его так оставить. Ведь тогда со временем он всё равно разрушит эту оболочку. Ночной эльф взял оба клинка в левую руку и потянулся к сущности, которая в ответ скукожилась и высвободила волну магии, отшвыривая теперь уже незваного гостя.
Калдорай тяжело шлёпнулся в воду и вскрикнул от боли. После сегодняшний потрясений организм уже отказывался слушаться и требовал отдыха, но Сальфириан, весь мокрый, встал на ноги. Клинки лежали рядом. Прекрасный сказочный город ночных эльфов трещал по швам, буквально разваливаясь на глаза. Видимо Потусторонний не горел желанием становиться заключенным в теле живого существа. Снова. И решил убить всех, кто находился внутри сферы. Охотник, чуть выше щиколотки в воде, устремился к сущности, которую всё ещё видел где-то на уровне четырёх этажей выше через пропасть, которая образовалась только что…
ID: 19836 | Автор: Всем нужный Азерит
Изменено: 8 декабря 2017 — 21:37