Дети падших Звезд 23. Откровение

Нишали Ярость Звезд

На той стороне разлома её встретил старый добрый Нарак. Если его вообще можно назвать добрым. Старым-то определенно, Нишали в этом не сомневалась. Красные небеса и бескрайняя пустыня вокруг. Она никогда не могла подумать, что ей будет так приятно вернуться сюда. Эльфийка всё ещё была насквозь мокрой после вечно дождливого Балфара, как облезлая кошка. За ней через разлом на платформу вышел с десяток разношерстных демонов. И вся процессия сопровождалась целой сворой мелких назойливых бесов, не меньше двадцати.
Нишали осмотрелась – стражей на портальной платформе не было. Странно. Такого ещё никогда не было. Эльфийка слегка поморщилась и, шлёпая мокрыми башмаками, потопала знакомой дорогой в главный зал, где обычно проводил невероятно скучные наракские деньки Рилиан. По дороге ей встречались лишь мелкие низкоранговые демоны, вроде тех же ган’аргов. Стражи нигде не было. В том числе и у входа в зал, который оказался пуст. Поступь Тени растерянно прошлась по помещению, оставляя за собой мокрые следы. Странность за странностью. Нарак ещё никогда не был настолько унылым и пустым.
— Вот ведь... РИЛИАН! — прокричала Нишали, постаравшись, что бы ее голос был магически усилен.
Некоторое время не происходило ничего. Потом из коридора показалась фигура. Женская. Измученное лицо Нисаи засияло от радости, когда она увидели Нишали. Сквернорожденная с воплем "Сестрёнка Ниша!" бросилась к гостье.
— Ты жива? А Рилиан? — Поступь Тени подошла к сестре.
Сперва Нисая ничего не ответила, лишь крепко обняла сестру.
— Я так рада, что с тобой всё в порядке. Мы едва сбежали, — она слегка отстранилась, всё ещё держа Нишали за плечи, — Они до тебя не добрались?
— Иллидари? Кто они?
— Я... если честно, не особо помню. Вначале всё было тихо, а потом раздался крик "Чур, посох мой!", и откуда не возьмись, взялись эльфы, люди, дворфы. Не припомню Иллидари, но Рилиан что-то такое говорил. Когда он меня нашёл, все Избранные были уже мертвы… — Нисая тяжело вздохнула, говорила она с надрывом, явно тяжело вспоминая события того дня, — Мы сбежали.
— Хорошо, я поняла тебя. Где Рилиан?
— У себя, — Нисая кивнула на коридор, — С тех пор как мы вернулись на Нарак, он всё время у себя. Практически ничего не говорит. Он верил, что со смертью Илентира всё наладится, но... Наверное, он винит себя за это.
— Пойдем к нему и, — Нишали оглянулась на свору демонов, — Не обращай на них внимания. Отправлю на Селию потом, там поживиться есть чем до сих пор.
Нисая кивнула и вышла в коридор.
— Ты была у Зей'Хары всё это время? Ты давно нас не навещала, — сама Нисая тоже была не такой веселой, как обычно.
— Нет. Зей'Хара исчезла. Я не знаю куда, ее место занял Доретар, который решил отдать всё Кил’Джедену... Пришлось избавиться от него. В итоге на Селии сейчас разруха. Впрочем, отсутствовала я не просто так. Было одно дело.
— Секретное? — Нисая посмотрела на сестру через плечо.
— Уже даже не знаю, секретное ли или нет теперь. Но последнее время я искала кое-что, что касается всей семьи. Скажу при Рилиане.
— Хуже ему определенно уже не станет, чтобы ты не сказала, — Нисая открыла окованную каменную дверь. В комнате за круглым столом сидел Рилиан. Глаза эльфа были закрыты, не ясно спал сейчас он или нет. Голову он поддерживал опершимися локтями о стол руками.
Нишали прошла внутрь и уперлась взглядов в Рилиана.
— Это явно не то, что я хотела увидеть, и явно не Рилиан, которого я видела последний раз, — произнесла негромко Поступь Тени.
— Я тебя предупреждала, — Нисая осталась позади сестры, — И так уже не первую неделю.
— Рилиан, ты меня вообще видишь? — эльфийка подошла к Рилиану. Тот слегка вздрогнул, но в остальном никак не отреагировал. Она ничего лучше не придумала, как стукнуть кулаком по столу и крикнуть ещё раз, — Рилиан!
Определенного прогресса Нишали своими действиями добилась. Рилиан поднял веки. Его глаза лихорадочно вращались в глазницах, затем замерли и уставились в одну точку на столе.
— Мне что, выводить тебя из этого состояния силой? Рилиан, очнись.
— Это я уже пробовала, — сказала позади Нисая, — Мало было потерять почти всё там, на Балфаре, так ещё и Рил сам не свой после этого, - она тяжело вздохнула.
— Рилиан, это касается Илентира и Избранных.
— Все... — прохрипел Рилиан.
— Вау! Он заговорил, — Нисая подбежала ближе и присела на корточки у стола, глядя то на брата, то на Нишали.
— Мертвы... — продолжил он, — Из-за меня.
— Да не об их смерти я пришла с тобой говорить. Рилиан, я знаю, как вернуть не их, но их силы.
— Смысл? — всё так же хрипло сказал Рилиан.
— Смысл в том, что бы восстановить могущество Ярости Звезд. Могущество всей семьи. Отец считал это главное своей целью, пора уже взять себя в руки и посодействовать возвращению нашего могущества.
— Я... думал над этим, — Рилиан наконец перевёл взгляд на Нишали. Видок у него был просто ужасный, — Я не знаю, как это сделать.
— А я знаю. Поэтому я здесь, - сквернорожденная положила на стол сферу записей Нирагоссы, в которую она записала все, что было сказано Илентиром и его исследования в лаборатории. Все, что она узнала.
Рилиан перевалился и приподнялся в кресле. Затем взял сферу в руку и внимательно её рассмотрел:
— Что там?
— Информация о том, как Отец создал Избранных. И, главное, зачем.
— Ты не шутишь? — Рилиан нахмурился, — Ладно... вижу, что не шутишь. Затем, что они были оружием, это очевидно.
— Не совсем. Советую ознакомиться с информацией в сфере. Она тебя ещё удивит, можешь мне поверить.
Спустя... очевидно несколько часов. И ещё чуть-чуть.
— Это… это какая-то шутка? Он врёт. Я... — Рилиан убрал волосы с лица, — Этого просто не может быть. Мы были... — он слегка запнулся, затем увереннее добавил, — Мы были лишь оружием. А теперь ты приносишь мне записи, где он говорит, что делал это ради высшего блага или какого другого дерьма.
— По-твоему, я залезла в историю семьи ради того, чтобы узнать не правду? Нет, я в это верю. Иначе, почему всего семь Избранных? Не пять, не десять? Почему он сам не взял себе всю подобную силу?
— Знаешь, — Рилиан прошёл по комнате вдоль. Замер. Скрестил руки на груди, нервно постукивая пальцем по бицепсу. И нехотя продолжил, — Ты не была там. Ему не нужна была эта сила. Он и так был вполне себе впечатляющ. Для сидения на Балфаре ему больше и не нужно было.
Нисая в этот момент вернулась и какими-то не очень аппетитными закусками. Выглядели они... съедобно.
— Я, может, неверно поняла, но все же… он знал о заговоре. Более того, он хотел, что бы Иссилиат занял его место и защитил вас всех. Я была там, Рилиан, я видела, как вы сразили Отца.
— Иссилиат… — Рилиан стиснул зубы. Вспоминать о крылатом Избранном, который, очевидно, убил бы его, придя к власти, ему не хотелось, — И... подожди. То есть была там и просто смотрела, кто победит или что?
— Я не была там физически. Там была моя проекция. Я не смогла вам помочь. Энуаара... в общем, об этом я сожалею.
— И ты просто смотрела… — он подпёр спиной стену и задумчиво посмотрел в небольшое окошко. Молча, — Как Отец заточил Избранных в его мирке, чтобы выпить их досуха. Победа над ним вряд ли была возможной без помощи наших… неожиданных союзников из Сурамара. Иссилиат хотел убить меня за то, что я устроил освобождение Сальфириана. Он заявился туда после расправы над Отцом, знаешь? — Сумеречный Странник снова замолчал на некоторое время, явно обдумывая услышанное ранее, — И Илентир верил, что Иссилиат всех спасёт? - он прошёлся до стола и взял какой-то странный кусок мяса, - Не меня, это уж точно. Хорошо, что Сальфириан его прикончил. Уж по кому я не буду скучать, так это по Иссилиату.
— По крайней мере, последние слова, что он произнес перед смертью, предназначались Иссилиату. Да, я просто смотрела. Вы отправили меня к эредарке, сидеть там безвылазно. Это был мой единственный шанс увидеть хоть что-то.
— Я пытался связаться с ней. Перед тем, как мы отправились на Балфар, — Рилиан снова плюхнулся в кресло, — И множество раз после.
— Энуаара отсутствовала в этот момент. Доретар тоже. Она куда-то смылась. Потом вернулась, и вскоре исчезла, и все рухнуло. Впрочем, одно я могу сказать, Доретар спятил после её таинственного исчезновения. И сдал всё Кил’Джедену. И я от него избавилась. Так вот. Информация, что в этом шаре верна. Поэтому я попрошу тебя сейчас рассказать то, что было на Балфаре, когда перебили всех Избранных.
— Я ему никогда не доверял, — Рилиан откусил кусок мяса и, судя по его выражению, жевать его оказалось не очень-то просто, — Был обычный день, я разбирался в лаборатории Илентира, чтобы узнать... — он поджал губы и указал на шар, — Как он их делал. Люмения попросила меня разобраться. А потом... на нас напали. До сих пор ума не приложу, как им это удалось, — сквернорожденный эльф снова замолчал. Вспоминать события того дня было непросто. Рилиан обычно был совершенно непроницаемым, но не сейчас, — Я видел, как они убили её… Иллидари. И тот странный ночной эльф…
— Какой ночной эльф?
— Никогда раньше его не видел, — Рилиан покачал головой, — Половина лица закрыта железкой, кожа бледная, глаза красные. Маг крови, судя по всему.
— И больше ничего странного не видел? И, главное. Где тела Избранных?
— Если Илентир действительно усиливал их особыми сердечниками. И Избранных убили именно из-за них... То наверняка тот, кто это всё устроил, и забрал тела.
— Что ж. Надо вернуть сердечники. Есть ещё выжившие?
— Я не вступал в контакт ни с кем. С самого Балфара, — покачал головой Рилиан.
— Это ты не вступал, Рил, — Нисая зашла в комнату с подносом, на котором стоял графин и три стакана, — Сейчас скажу, кто выходил на связь, — она поставила поднос и начала перечислять, считая на пальцах, — Илория сказала, что они смогли выбраться. Ниалорн тоже в порядке, с ним были Митерия и Вирал. Алладон тоже выжил. И... кто-то ещё был. Да, Арентил. Он был в Сурамаре в то время. Строил корабль для ночнорожденных.
— Нисая, у тебя есть с ними связь? Скажи, чтобы собрались здесь… и что я хочу поговорить.
— Я попробую. Но не обещаю, что это будет быстро. И что смогу достучаться до всех, — Нисая уселась за стол и налила себе розового напитка.
— Если всё так, как говорил Илентир, — Рилиан указал на шар, — То сейчас нам нужна только Илория или Фарина. Без них мы вряд ли сможем провести ритуал, даже если будем знать как.
— Не считай меня неумехой, Рилиан. Однако, нам нужны в любом случае все. Ну... как минимум семь. Что бы восстановить Избранных.
— Я и не считаю. Но вряд ли за эти месяцы ты прошла тысячелетний курс темных искусств. Илентир сказал, что ритуал сможет совершить Люмения, но она мертва. Поэтому если кто-то и сумеет это сделать вместо неё, то это Илория, — он взял кувшин и наполнил два оставшихся стакана, один из них протянул Нишали, — Ну, трое уже есть.
— Кто знает, может и прошла. Но в любом случае, не я проведу ритуал. Трое? — Нишали взяла стакан и прокрутила его в руках.
— Что? — Нисая закрутила головой, то смотря на Нишали, то на Рилиана, — Я не слушала, извините.
— Рилиан, решать нужно всем вместе.
— Решать надо, когда будет всё готово. Сейчас мы даже не знаем, кто за этим стоит. И куда делись сердечники. Даже если у нас будет всё, что нужно, без них всё равно ничего не выйдет.
— Поэтому нам нужны все. Втроем много не насобираешь.
— Но… — добавил он, погодя, — Ты права. Собрать всех всё же стоит. Мы должны быть готовы к встрече с тем, кто всё это устроил. И поодиночке мы слишком слабы. Нам нужно держаться вместе.
— Нисая, пожалуйста, свяжись со всеми. Пусть придут, как только смогут. Если нужно – я лично каждого доставлю.
— Хорошо, — сказала она с набитым ртом. В руке она держала какой-то фрукт, — Постараюсь всех оповестить, как можно скорее.
— Рилиан. У меня есть еще один вопрос. Что стало с Архонисом?
— После того, как он расправился с Иссилиатом, — Рилиан отпил немного вина, — Избранные решили его отпустить. Итендил предпочёл считать его действия карой Элуны за все злодеяния, совершенные Иссилиатом.
— Отпустить... после чего? Что он сделал?
— Я же говорил, — он тяжело вздохнул, — После того, как мы убили Илентира, Иссилиат заявил о своих правах на его место. Никому это не нравилось, но никто не мог возразить. Тогда пришёл Сальфириан и по праву наследия вызвал его на поединок. Иссилиат согласился, уверенный, что быстро закончит и дело с концом. Но... быстро это не кончилось. Когда ему стало понятно, что у парня всё-таки есть шансы победить, он потребовал помощи. Но Итендил отказался и не дал вмешаться остальным, — Рилиан задумчиво постучал ногтем по железному стакану, — Задолго до нашего восстания, Иссилиат заключил договор, что ему никто не будет мешать, когда он заявит права на позицию Отца, но и помогать ему никто обязан не был. И тут на арену вышел его внук, готовый на всё, чтобы отомстить. Я был не против такого положения дел, ведь Иссилиат собирался меня убить за то, что я посодействовал побегу Сальфириана из его тюрьмы. Как тебе и обещал, — Сумеречный Странник кивнул Нишали, памятуя о давнем обещании, — Так что мне это было только на руку. Не успели мы и глазом моргнуть, как Иссилиат уже был мёртв.
— Откуда у него такие силы? Одолеть Избранного в поединке, — Нишали поставила стакан на стол. Она явно недооценила Арха. Более того, она поняла, насколько она его недооценила. Впрочем, мысли из себя плохие выбила быстро.
— Не хочу умалять его заслуги, но Сальфириан был не один, — Рилиан стыдливо отвёл взгляд, — Он всё-таки выручил меня дважды в тот день. Но для Иссилиата определенно было новостью, что против него будут сражаться… четверо.
— То есть?
— Он подготовился, — устало пояснил сквернорожденный, — Сальфириан. Его друг, который сидел вместе с ним. И двое духов. Его матери и древнего охотника. Которые были заключены в клинках. Так же он сражался и против Натендана в тот день.
— Друг? Это кто еще?
— Здоровенный калдорай-переросток. Весь в чешуе. С хвостом. Рас, вроде. Он пожертвовал собой, чтобы Сальфириан смог прикончить Иссилиата.
— Понятно. Итак. Куда дели его тело?
— Похоронили в склепе под цитаделью Илентира. Вместе с Амалиссой и Натенданом.
— Вот я ж... Тела еще там? Не знаешь?
— Я там не был с того нападения, — Рилиан пожал плечами.
— Хотя слишком наивно полагать, что части Потустороннего останутся после убийства, — резонно заметила Нишали.
— Можно проверить. Но предположим, что это действительно имеет отношение к Потустороннему. Кто бы за ними не охотился, его не остановили живые Избранные. Вряд ли он бы пропустил мёртвых.
— Еще успеется. Оставлю сферу тебе. Я это уже все выучила. А мне надо отдохнуть. И подумать над некоторыми вещами.
— Твоя комната всё ещё твоя, — Нисая тепло улыбнулась.
— Над чем? — поинтересовался Рилиан.
— Над тем, что делать дальше.
— Я тоже... уже подумал, — Рилиан постукивал ногтем по лакированной поверхности стола, — Илентир сказал, что подсказка в его предсмертных словах, так?
— Верно.
— Он сказал, чтобы Потустороннему не дали освободиться, это верно. Но он попросил об этом моего отца, а не Иссилиата…

ID: 19835 | Автор: kate.repina
Изменено: 7 ноября 2017 — 19:23