Дети падших Звезд 20. Кем я стал

Энтариил Взор Скверны

Так как барьер ослабел, Энтариил без труда смог его сломать ударом глефы. Выйдя из него, он тут же в несколько инфернальных прыжков забрался на крышу и побежал вслед за Рилианом, буквально по следу из его крови и внутренностей. Далеко он уйти не мог. И Взор Скверны нашёл его, пускай всего лишь эхо. Рилиан смотрел на Илентира, что стоял там, где был разрушен пол. Здесь так же было четверо Избранных и трое ночнорожденных. В одном из них Энтариил узнал своего брата, которого он считал давно погибшим.
— Что?.. Венадрос? Мой маленький Вен?.. — Энтариил остановился и подошёл к иллюзиям, не веря своему взору, — Брат... ты жив. Не может быть... — беловолосый помотал головой, — Нет. Это иллюзия. Морок. Рилиан хочет меня запутать... — Увидев брата, Энтариил стал испытывать противоречивые чувства, — Если он был тут, то он наверняка в их плену... Я доберусь до тебя.
Запах крови был отчётливым. Рилиан не мог скрыться от того, кто выслеживает такую добычу тысячалетиями. Он двинулся дальше по следу.
Эхо Илентира упало на одно колено и сказало:
- Потусторонний не должен освободиться. Атолад… - и с этими словами оно сгорело в пламени. Видения слегка поплыли, после чего Энтариил услышал отголоски слов одной из ночнорожденных:
— Кто теперь будет править родом?
— Триумвират, — ответило эхо Избранного с молотом, убитого Энтариилом в большом зале.
— Может быть, сквернорождённые хотят ещё что-нибудь попросить у ночнорождённых? — продолжила ночнорожденная.
— Нет, Эланданир, — покачал головой Избранный, — Это сквернорожжденные у вас в долгу. И, если возникнет такая потребность, Сурамар может рассчитывать на нашу помощь.
После этого Взор Скверны ещё мог слышать какие-то обрывки слов. Эхо медленно растворилось в бесконечном дождливом сумраке Балфара.
— Что?.. — Энтариил ошалело глянул на исчезающее эхо. Он впал в ступор, не в силах предпринять что-то ещё. Охотник потерянно начал бормотать, — Нет... не может быть... мой брат — предатель? Нет... тут нет никаких планов... значит... Всё, что они говорили — правда? Я... я... я — ч-ч-чудовище? — Взор Скверны убито упал на колени и отбросил глефы. Он глянул на свои руки в прожжённых перчатках. На свои дрожащие лапы, на которых была кровь невинных, — Ч-ч-что...
— Энтариил, — наверх поднялся Эмлит, — Всё кончено. Мы справились, — эльф скорчил мину, явно не довольный дождём, — Истребитель будет доволен твоей работой. Ты воистину один из наших лучших чемпионов.
— Что я наделал?! — только и встретил Эмлита истошный рёв охотника, который схватился за голову.
— Ты убил предателей и чудовищ, — свёл брови иллидари, — Они продали свои души Легиону и поплатились за это, — Эмлит недоумённо посмотрел на охотника.
К Эмлиту повернулось измученное лицо, которое было всё в чешуе и морщинах. Впервые Энтариил выглядел на свой реальный возраст. Дрожа, охотник вытер кровь, которая сочилась из-под повязки:
— М-мы... убили их... всех?...
— Вряд ли всех... этот сбежавший сквернорожденный. Ещё одна из подземелий, - задумчиво сказал Эмлит, — Но мы найдём и их, не переживай. Они тоже заплатят за свои преступления, как ты и сказал.
— Я... я... — Энтариил был совершенно растерян, опечален и истощён. Он еле как поднялся на ноги - полон силы демонов и в то же время так слаб, — Предстанем перед И-и-истребителем... и я пойду своей дорогой...
— Что? Подобная победа вернёт тебе былое уважение, власть. Ты доказал, что верен нам, что нее спелся с этими монстрами, — Эмлит посмотрел вдаль, — И доказал свои исключительные боевые навыки, практически в одиночку перебив их всех. Я, можно сказать, восхищён. И ты нам очень пригодишься, когда мы будем искать выживших. Если ты хочешь заняться этим сам, не волнуйся, я распоряжусь, чтобы трофеи были только твоими.
— В то же время на моей душе есть грех, который не отмыть даже кровью самого Саргераса... — промямлил Энтариил, — Я больше никогда не хочу слышать и слова о сквернорожденных. Ничего. Никогда. Я буду работать на Иллидари... с правами Мариуса.
— Как скажешь, но у Истребителя могут быть свои виды на тебя, — Эмлит пожал плечами и двинулся вниз, где Азалия ждала с ранеными.
У трона можно было заметить, как над телом Люмении хищно склонился Танден'Тар, изучая её магию. Энтариил посмотрел на Танден'Тара с отвращением и приблизился к иллидари. Он глянул на Азалию и того ищейку с немым утверждением: "Вы были правы".
В нижних залах Эмлит распорядился, чтобы Азалия и несколько охотников проследили за действиями Танден'Тара, а так же поискать карты с нахождением других миров сквернорожденнных. Он всё же не доверял мотивам Владыки Крови, и оставил провинившуюся, на его взгляд, охотницу разбираться с последствиями договора Истребителя. Сам же вместе с Энтариилом и остальными иллидари вознамерился вернуться на Молот Скверны. Благо, выбраться отсюда было та так сложно, как пробраться сюда, а крови сквернорожденных было в достатке.
Не смотря на то, что победоносные иллидари вернулись назад, их не ждали фанфары и улыбающийся Истребитель со свитой. Жизнь в логове последователей Иллидана шла своим чередом.
— Видимо, Истребитель действительно отправился на Расколотый Берег сражаться с Легионом... — несколько разочарованно выдохнул Эмлит.
— Значит, скоро Искуситель тоже падёт, — тихо прошипел Энтариил, всё ещё морщась.
Кажется, он двигался теперь очень медленно, будто в киселе. Охотник явно был сильно опечален.
— Хотя бы Кайн здесь? Или Джейс? — Взор Скверны оглядел Молот с потерянным выражением лица. Он действительно всё ещё выглядел, как старец.
Кейн и вправду был здесь. Стоял у проекции Азерота и что-то говорил Тени и Белату.
— Видимо, заместитель Истребителя не в духе. Как всегда. С момента начала кампании у Гробницы, он впал в немилость, и Истребитель всюду за собой таскает Кор'вас вместо него... Разойтись и отдохнуть, — скомандовал Эмлит, а сам направился к Ярости Солнца.
Энтариил же поставил глефы к стене корабля и опёрся на неё же спиной, с которой давно опали пеплом демонические шипы, ещё на Балфаре. Сжав зубы, охотник болезненно замычал и сощурился. Казалось даже на секунду, что беловолосый всхлипнул, но он сам быстро подавил этот приступ и остался молча стоять у стены корабля, около арки балкона, на котором был разлом Круговерти, ведущий на Азерот.
Эмлит разговаривал с Кейном не меньше десяти минут. Заместитель же время от времени поглядывал на Энтариила. Недобро, как обычно.
— Видимо, нас ждёт ещё больше работы теперь, — сказал подошедший Эмлит, — Истребитель оставил указания на случай, если мы вернёмся раньше него. Ты восстановлен в звании наставника иллидари, а я... — охотник улыбнулся, — займу место пропавшего калеки Анериана.
Энтариил махнул рукой, тяжело выдохнув:
— Я уже говорил, что хочу. Я хочу состоять в Иллидари на правах Мариуса. Почти как Странник. Опять.
В голосе охотника перемешалась вселенская и всепожирающая усталость вместе с раздражением.
— В таком случае тебе придётся дождаться Истребителя, чтобы высказать ему свои пожелания, — Эмлит махнул рукой, призывая Энтариила проследовать за ним, — Так же он распорядился, чтобы выжившим были выданы особые комплекты брони, которые будут обозначать их свершения.
Энтариил наконец-то повернул голову к Эмлиту и держал на нём взгляд примерно секунд десять. Нахмурившись, беловолосый нехотя кивнул самому себе и устало зашагал вслед за иллидари.
Эмлит неспешно спускались в оружейную, где их ждали мастера-пеплоусты.
— Сейчас сделано всего три таких комплекта доспехов. Учитывая, сколько нас вернулось, мастерам придётся сделать ещё восемь.
— Господин Эмлит, господин Энтариил, — кивнул им пеплоуст, — Мы трудились без устали, чтобы сделать эти великолепные доспехи. Мы назвали их Доспехи Погибели Сквернорожденных, — дреней вручил охотнику сложенный комплект.
— Первый из них твой, Энтариил, — Эмлит слегка улыбнулся, — Пусть он всегда напоминает тебе о наших свершениях и узах.
Энтариил безразлично посмотрел на поданный ему свёрток кожи, металла, окрашенного в фиолетовый цвет, и серо-коричневой ткани с пурпурной филигранью. Охотник оскалился так, что его лицо выражало отвращение на секунду, но затем опять усталость.
— Я... не хочу, чтобы мой доспех звался именно так. В Иллидари я запомнился как первый и единственный Странник. Этот доспех будет воплощать моё бремя — желание искупить себя в чужих глазах...
Энтариил кашлянул — его сердце снова пронзил спазм, вызванный острой печалью и совестью. Поймав ртом воздух, гигант чуть не выронил свёрток — в таком состоянии эльф вообще казался немощным.
— Кх-х-хм... — Взор Скверны скрипнул зубами, — мой доспех пусть будет зваться облачениями Странника.
— Как скажешь, — кивнул Эмлит и взял второй протянутый комплект, — Меня же вполне устроит и Погибель Сквернорожденных.
Энтариил мог заметить множество глифов и рун. Многие из них были вариациями символа Иллидари, но были среди них и те, что говорили о почёте и славе воина, что носит этот доспех. И самый важный - отображал свершения охотника - успешный рейд на Балфар - три падающие звезды, хвост каждой из которых был расколот.
— Надеюсь, Истребитель вскоре вернётся. Не терпится получить заслуженное признание, — Эмлит внимательно разглядывал новую форму.
— Не надейся на нечто большее... я пока отойду, пока Истребитель не появится, — устало пробормотал Энтариил, взял свёрток подмышки, глефы в руки и пошёл на один из балконов корабля.

ID: 19821 | Автор: kate.repina
Изменено: 26 октября 2017 — 1:18