Дети падших Звезд 15. И пусть Азерот сгорит дотла

Эланданир Блёклый Локон
Сальфириан Кровавая Луна

Спустя несколько часов единственный, видимо, не уставший член группы, Рас'арг Вспышки Молнии, обустроил лагерь, развёл костёр, принёс питьевой воды и пару-тройку местных хищников, которых можно было бы зажарить. Готовить животных ему было не с руки, так как начал накрапывать несильный дождик. Но не было худа без добра - запасов питьевой воды у отряда стало гораздо больше. К восьмичасовой отметке привала три туши были разделаны и поджарены, из их шкур была изготовлен импровизированный навес, но дождь не собирался кончаться, отдыхать на открытом месте становилось всё труднее.
Внезапно по округе раздался скрежещущий звук телепортации. Из большого разлома в небе появился ещё один корабль Легиона, больше, чем уже стоявшие на приколе два.
В этот момент, когда на относительно близком расстоянии появился корабль Легиона, своеобразный стазис Эланданир прервался и она медленно опустилась на землю. Она внимательно посмотрела на новый корабль.
— Похоже, флагманский... У нас проблемы, — оглянулась она на остальных и подошла к лагерю ближе, — Итак, кто у нас разбирается в геральдике Легиона? Рас'арг, что это за корабль? Ты видел его когда-нибудь?
- Чего здесь разбираться, - Рас'арг хмыкнул и указал на флагман, - Всё и так понятно, - на его борту был выгравирован тот же символ, что видели ночнорожденные на плащах Вирала и Келита. Корабль тем временем не останавливался, а лишь набирал скорость, направляясь к другим демоническим судам.
— Неужели сам Илентир соизволил явиться на Азерот? — глянула она вновь на корабль.
- Его здесь нет, - во вспышке скверны недалеко от них возникла ещё одна эльфийская фигура, держащая в правой руке изогнутые ножны с мечом внутри, а в левой - связанного узами магии ещё одного эльфа, - И вряд ли появится.
— А ты ещё кто такой? — вздохнула ночнорождённая, через плечо глянув на эльфов.
- Ваш заказчик, - сквернорожденный эльф внимательно посмотрел на сидящего у костра Сальфириана, - А это, - он швырнул вперёд скверноподданого, - Ваша плата.
Нарвенос был измотан, его магические татуировки практически не отдавали зеленым. Предатель застонал и скрючился на земле.
— Нарвенос, — эльфийка резко развернулась. Её нательные руны и глаза искрились от мощи, что появилась у Белой Госпожи, когда она увидела предателя Сурамара.
Невидимая сила начала поднимать скверноподданного с земли в воздух. Эланданир подошла к нему и впилась ногтями в нательные руны, которые начали краснеть с каждой секундой. Эффект и так понятен.
— Назови мне хоть одну причину не убивать тебя, предатель, — обратилась к нему чародейка, останавливая пытку, — Посмотри на себя: жалкое ничтожество. Что тебе дала Скверна, кроме как скорой смерти?
- Я патриот! Я последовал за великим... Аргх! Магистром! - Нарвенос извивался от боли, корчась и жмурясь,- Мы хотели спасти Сурамар! Да, я служил демонам, но сейчас и ты тоже это делаешь, - он кивнул на того сквернорожденного эльфа, что его сюда приволок, - Чем мы отличаемся?!
— Я не служу демонам, Нарвенос. Я служу Сурамару и наследию Империи, — хмыкнула чародейка, — Услуга за услугу. Вы добровольно согласились на вливание Скверны. Слышал ли ты последние слова Элисанды? Нет. А я слышала.
- Ты служишь им в обмен на меня! Посмотри! - он крикнул, указывая на небо, на корабли Легиона, - Они спалят этот мир и Сурамар вместе с ним, если мы не подчинимся! Это единственный вариант его спас... Аргх! Спасти! А вы всё испортили!
Флагман угрожающе сближался с ближайшим судном демонов. Послышался звук удара, который сотряс ближайшие земли. Бронированный нос флагмана врезался в корпус корабля, раздробив его.
— У демонов совсем порядка нет? Что происходит, предатель?! — Эланданир на секунду усилила муки, чтобы выжать из Нарвеноса всё, что он может сказать, — Говори!
- Я не знаю! Это их корабль! - крикнул Нарвенос, указывая на сквернорожденного эльфа, который опёрся на ножны и смотрел на воздушное представление.
— Отвечай *ты*, что здесь происходит? — эльфийка сделала резкий пас в землю, и Нарвенос впечатался в пыльную землю. Она подошла к сквернорождённому и вперила на него свой взор, — И кто ты вообще такой?
Предатель закашлялся и снова скорчился на земле.
- Разве это имеет значение? - он даже не посмотрел на ночнорожденную.
- Рилиан! - крикнул Сальфириан, встав из-за костра, - Что вы творите?
- То, что должны были давным-давно. Объявляем войну Отцу и Легиону.
Нос флагмана уже показался с другого борта судна Легиона, которое надломилось и, объятое зеленым пламенем начало падать вниз. Флагман же открыл огонь по второму кораблю.
— Как вы мне все надоели... Хватит говорить размыто. Вы, "родственники" этого вашего "Отца" объявляете ему войну — почему?
Все видели, что чародейка на взводе. И незнакомые места, и она в меньшинстве, ведь её гвардейцы во главе с Венадросом всё ещё спали неподалёку.
- А почему вы восстали против магистра Элисанды? - Рилиан посмотрел на Эланданир, - Ваши и наши причины схожи.
— Мы бы лишились источника жизни. А вы — нет.
- А мы рабы, обязанные безропотно выполнять его волю. Решением тирана вы были лишены того, что принадлежало вам по праву рождение. И восстали. Разница лишь в том, что вами двигала жажда магии, а нами - жажда свободы.
— Не смей говорить за всех ночнорождённых, Рилиан. Это и свобода от гнёта Легиона, и воля к жизни. Без Ночного Колодца мы бы иссохли.
- Это лишь ваша слабость, что вы не смогли найти другой источник магии, сражаясь за сейчас умирающий без своего сердца колодец.
— Закрой свой поганый рот, пока я тебя в Круговерть не отправила, — пригрозила ночнорождённая, выставляя указательный палец, который был закован в перстень, который несколько тысяч лет назад принадлежал Великому магистру. Но вскоре её ярость пошла на убыль, — Говори, что нужно сделать сейчас. Я чувствую, что ты от нас так просто не отстанешь.
- Не подкрепленная ничем, твоя угроза просто смехотворна, - он посмотрел на неё своими зелеными от скверны глазами, - Но, пожалуй, даже так я ещё смогу вас использовать... Внутри Ульдамана держат одного из нас. Если хочешь проявить себя - освободи его. А мы разберёмся с демонами снаружи.
— Ты думаешь, что можешь использовать меня? Я получила, что хотела: предатель у меня, и моя миссия закончена. В моих планах вернуться в Сурамар и продолжить править Шенаратом. С какой стати я должна быть твоей слугой?
- В таком случае можешь наслаждаться своей спокойной жизнью и молиться, чтобы мы успели остановить Натендана. Иначе твоё правление будет очень недолгим, - Рилиан снова взял ножны в правую руку и пошёл в направлении Ульдамана, - А ты, Сальфириан, больлше не попадайся на глаза Иссилиату, пожалуйста.
— ... стоп. Что ты сказал? — Эланданир глянула на Рилиана и в миг очутилась перед ним, тем самым останавливая его, — Натендан?
- Глава семи Избранных Илентира. Хотя сейчас скорее пяти, - он остановился, словно ожидал чего-то подобного.
— Дай мне одну минуту... — Белая Госпожа быстро направилась в сторону спящих шенаратцев.
Сначала она подошла к гвардейцам и коснулась рукой их оберегов, и они начали быстро растворяться в воздухе, отправляясь в Зал, в Сурамар.
— Простите, но я не могу вами рисковать...
Остался один Венадрос, но она его телепортировать не стала: лишь потрясла за плечо, принуждая очнуться. Похоже, ей есть, что сказать.
- Я не сплю. Не сплю, - Венадрос медленно открыл глаза и поднялся с медитативной позы. Он снова был бодр и полон сил, подпитавшись во время медитации. Эльф с подозрительным прищуром огляделся, особенно рассматривая новых сквернорожденных, - ещё эти существа... и этот предатель. Ты его добила?
— Ещё нет. Хотела и его в Сурамар перенести для показательной казни... Но мне нужно увидеть Натендана.
- Что ещё за Натендан? - Венадрос уставился на Эланданир с укором и, оглядевшись и убедившись, что рядом не было гвардейцев , проговорил,
- Элла, у нас нет времени на то, чтобы тратить его на этих тварей... просто погляди на них чародейским зрением и поймёшь, о чём я, - Взор Сумрака недовольно и обеспокоенно глянул на Рилиана через плечо, - Их дела - не наши.
— Я была когда-то невестой Натендана... Но вот Война Древних всё испортила, — начала рассказывать Эланданир, глядя Венадросу в глаза, — Натендан Ярость Звёзд, признанный сын Илентира Ярости Звёзд, могущественного чародея. Да и сам он не уступал ему в силе, — чародейка сжала кулак, и нательные руны ярко засветились. Вокруг неё начала витать странная и довольно знакомая сила, — Помню, как он спас меня из вод Источника, пока он не разорвал меня. Ценой того, что тоже окунулся.
Эланданир глянула на Рилиана и тяжело вздохнула.
— Если он жив, да ещё и на стороне Легиона... Сам понимаешь, его нужно остановить.
- Его жизнь уже не имеет для тебя смысла, - фыркнул Венадрос, поморщившись, - эти демоно-эльфы сами прекрасно справятся... да и зачем тебе он теперь, Элла? Разве ты не забыла, кто теперь рядом с тобой? - чемпион Шенарата с прищуром глянул на Эланданир из-под шлема, - нам надо доставить Нарвеноса в Сурамар или казнить его тут, на месте, и уже потом вернуться. Я не хочу, чтобы ты рисковала только лишь из-за его слов, - ночнорожденный указал глефой на Рилиана.
— Дело в том, что я наконец прозрела, что это было за чувство, — покачала она головой, — Пойми, его нужно убить. Но я и понимаю твои опасения, но не волнуйся: меня не так просто убить, как кажется.
Чародейка сделала глубокий вдох и выдохнула, после чего глянула на Внадроса испытующе.
— Я предлагаю тебе выбор: либо ты идёшь со мной, раз ты сам того желаешь, либо я назначаю тебя временно рэдирой Шенарата.
- Я *никуда* тебя не отпущу, - сказал Венадрос тоном, нетерпящим никаких возражений, - мы с тобой вместе, отныне и навсегда, как поклялись у алтаря Звёзд в Цитадели Ночи.
— Тогда идём. Покажем этим "сквернорождённым", что силу можно получить не только через Скверну, — улыбнулась чародейка. Она была довольна своим чемпионом.
- Только за мной держись, ладно? - озабоченно спросил Венадрос у Эллы и глянул в сторону Нарвеноса, - убьём его тут?
— Нет. Пусть он в последний раз увидит своды Зала, — чародейка направила руку на Нарвеноса и произнесла заклинание телепортации. В миг его тело пропало, оставив после себя лишь пыль.
Очутился он уже в сокрытом от посторонних глаз убежище ордена ночнорождённых. Дальнейшая его судьба была предрешена.
Венадрос фыркнул :
- Такова твоя воля. И ещё - если тут будет непомерно опасно, то мы отступим в наш оплот, ясно? Иметь дело с этими... абоминациями, - Венадрос опять глянул на Рилиана, - себе дороже, как говорил тот смертный... Серентель его звали, да?
— Да, чемпион. И да, его звали Серентель, — кивнула и сделала шаг в сторону Рилиана, но в один момент она вспомнила наказ Венадроса и остановилась, чтобы он пошёл первым.
Венадрос приблизился к сквернорожденным и приветственно кивнул, соблюдая осторожность в каждом движении.
Эланданир же шла позади.
Магическая активность, громкие разговоры, избыток скверны вокруг разбудили Дафену и она поднявшись с песка протерла глаза. Похоже тут многое успело произойти, а ведь прилегла казалось всего на минутку.
Рилиан всё это время разговаривал с Сальфириан. Он даже одолжил охотнику немного своих сил, чтобы тот мог призвать вторую глефу.
- Она сама пожелала? - спросил охотник, кивая на один из своих клинков.
- Она пожелала защищать тебя, - ответил сквернорожденный.
- Она не заслуживала такой участи...
- Действительно, - Рилиан перевёл взгляд на ночнорожденных, - Уже обсудили, насколько мы вам отвратительны?
— Мы говорили не об этом. Мы говорили о делах, которые касаются только Сурамара и Шенарата.
- Что здесь произошло? - Дафена поднялась с песка и взяв секиру подошла к остальным.
Дафена ощутила жжение кожи в районе живота, когда проснулась.
Ночнорожденный шумно выдохнул и сжал рукояти глеф посильнее. Сальфириану и Рилиану стойка и манер держать оружие могли напомнить только одного эльфа, который похоже держал глефы в руках.
- Конечно, - пренебрежительно кивнул Рилиан, указывая в сторону кораблей, - Проберитесь внутрь Ульдамана. Не думаю, что это будет сложно с нашим прикрытием.
- Я тоже отправлюсь с вами, - рыкнул Рас'арг.
- Ты нам испортишь всю маскировку. Уж прости, но если мы собрались лезть в Ульдаман, то только под покровом невидимости и теней, а не... топот такой махины, как ты, - буркнул Взор Сумрака, возражая.
- То есть всех демонов, что внутри, ты убьёшь один? - Рас наклонился, чтобы посмотреть в глаза Венадросу.
- Я их собрался обойти и не трогать, пробраться в их стан, словно тень. А ты что, не знал, что в мире существует ещё и скрытность помимо грубой силы, охотник? - Взор Сумрака ухмыльнулся почти также язвительно, как и его старший брат, и прищурился.
- Действительно. С этими хлипкими ручками и ножками только красться, - Рас обнажил белые остры зубы в улыбке, - Как же измельчали сурамарские эльфы за десять тысяч лет.
— Я напоминаю, что в любой момент вы можете оказаться в Круговерти. А теперь вперёд.
- Я бы сказал, чем ты занимался всё это время, чудовище... - начал было Венадрос, но остановился и фыркнул, - но моя госпожа права. Нам нельзя терять ни минуты.
С этими словами Взор Сумрака прошагал в сторону Ульдамана.
Рилиан исчез во вспышке скверны так же, как и возник. Рас'арг шёл первым, показывая, что он даже шагать может шире, чем шалдорай. За ним были ночнорожденные. Замыкал группу Сальфириан.
Дафена дождалась, пока все уйдут и начала снимать доспехи, что бы посмотреть, что жжется.
Её живот неприятно покраснел. Кожа кое-где приобрела такой оттенок, какой был у манари.
- Да уж, необычный эффект. Надо будет в следующий раз предохраняться. - Дафена использовала на покраснении Дар Наару и решив, что в бою и без нее справятся, пошла к городу.
Через минут двадцать они достигли закрытого со всех сторон скалами места раскопок Ульдамана. До прохода в пещеры было метров триста, но на другой стороне стояло множество демонов с пушками скверны и даже парой инферналов.
Эланданир же растворилась. Её не было видно нигде. Разве что чародейским зрением можно было заметить, как она идёт подле Венадроса.
Эланданир не могла заметить среди разношерстной толпы демонов наблюдателей. Охотники остановились в отличие от ночнорожденных:
- Эй, вы совсем идиоты? - шикнул им Рас'арг.
Рас'арг мог почувствовать, как в его ушах начинается звон. А потом вокруг него начали витать силуэты, в которых он видел тех, кто был ему когда-то дорог. Все их видели.
— Нар'тала вас манари, — слышали лишь те, кто имел связь с завесой невидимости.
В сторону ночнорожденных устремились выстрелы из пушек скверны. Раскаленные огненные шары осветили зеленым светом землю.
Ночнорождённые — оба — пропали. Они появились уже за спинами сквернорождённых. Эланданир же в свою очередь улыбнулась.
— Учти, второй раз я призову видения ещё раз. И больше. А теперь вперёд в Ульдаман. И веди ты, раз уж мы такие "немощные и глупые".
- Мне такое, что слону дробина, - усмехнулся Рас'арг, - А как же "тайная магия - сильнее вашей скверны"? Как я и говорил, ничего без меня вы не можете.
Сальфириан стоял, облокотившись на камень, и держался за голову. Видимо, заклинание Эланданир задело и его.
Раздался ещё один залп пушек скверны.
— Ты давай, иди. Аркана сильнее Скверны, — кивнула и указала в сторону Ульдамана.
- И вы боитесь пойти туда, - Рас снова рассмеялся, - Со своей жалкой слабой магией, - он направился вперёд, передвигаясь на четырёх ногах, как животное, уворачиваясь от выстрелов.
— Кого-то мне он напоминает... А, точно, какого-то орка. Такая же свинья, — хмыкнула чародейки и кивнула Венадросу. Тот пошёл впереди, а чародейка за ним, — Мировино тебе точно понравится.
Рас'арг уже был почти у позиций демонов, когда на ночнорожденных обрушился дождь из огненных шагов скверны.
Мелькнула тень. Перед глазами шалдорай возник уже знакомый символ сквернорожденных. Высокий, закованный в тяжелые доспехи, эльф стоял перед ними, удерживая барьер странной формы. Но щит был не из магии скверны, а из бездны.
- Какая неожиданная встреча, - послышался знакомый голос из времён, когда демоны ещё не марали своими ногами землю великого континента Калимдора.
— Бездна... Её эхо до сих пор слышится в обсерватории Этрея, — хмыкнула эльфийка и глянула на новое лицо, — А ты, должно быть, из этой же семьи?
- Ты не узнала меня, Эланданир? - сквернорожденный повернулся к ней, удерживая барьер, который сейчас отчетливо напоминал латную перчатку. Итендил улыбнулся ей, - Я ведь не так сильно изменился, в отличие от тебя, чародейка. Богиня впервые после Раскола свела наши пути.
— Ах, капитан храмовой стражи... Припоминаю. Элун'адорэ, — медленно кивнула Эланданир, — Так значит, Саваны Ночи тоже все живы и присягнули Скверне?
- Не нужно стыдить старика за ошибки прошлого, - он всё так же мягко улыбнулся, - Я проведу вас до входа в пещеру.
— Интересно, сколько ещё знакомых мне предстоит повидать... — протянула ночнорождённая и кивнула, мол, веди.
Итендил начал движение вперёд, защищая себя и ночнорожденных барьером. Когда они добрались до входа, позиции демонов уже обильно обстреливались с флагмана сквернорожденных. И посреди этого огненного ада Рас'арг сражался с огромным мо'аргом, стараясь не угодить под обстрел.
- Как поживают твои родители? - спросил Саван Ночи, явно не особо заботясь о том, что они находятся в эпицентре сражения.
Эланданир тоже не особо заботилась об этом. Она не очень любила кампанию Рас'арга и его друга.
— Всё хорошо: все они в Цитадели Ночи, служат на благо Сурамара, — после своих слов она глянула на Итендила, — А твои родные?..
- Рад слышать, - он кивнул и перевёл взгляд на демонов, - Не очень хорошо. Как минимум двоих я собираюсь убить в ближайшую пару дней... Если бы мои дочери выжили, они наверняка сейчас были бы такими же красивыми и сильными, как ты, - Итендил оттолкнул барьером подбежавшего демона и прикончил того ударом своего тяжелого молота, - Бегите! Не думайте о том, что внутри. Мы разберёмся со всеми.
Пара ночнорождённых устремилась к Ульдаману, то и дела телепортируясь на малые расстояния, чтобы не попасть под огонь с крейсеров и под удары демонов.

ID: 19743 | Автор: Взрывная Катюша
Изменено: 8 декабря 2017 — 21:18