Кабестан Вечер сказаний

Анбэй Сун
Коломойский
Муршак Гроб'Баг
Райдзин Громовой Бочонок
Стелла Мария Раздолбайс

Не зарегистрированные участники:
Мерседесмун.

Вечерело. Прибрежный городок Кабестан вечером был не менее оживленный, чем днем. Жара спадала, и под светом фонарей многие пешеходы суетно метались по своим делам. А тем временем в таверне "Сломанный Киль"...

Жайцзинь обсуждает дела с трактирщиком.
Стеллмари уперла руки в бока и осмотрелась.
Муршак перевернул одну из бутылок, стоявших на столе, и, убедившись, что она пуста, поставил обратно.
Муршак принюхался.
Стеллмари: О, босс!
Муршак: Я так и знал, что это ты. Пахнет чем-то трезвым.
Стеллмари уселась за стол, не дожидаясь приглашения или хоть какой-то реакции орка
Муршак: Пить хочешь, Стелла?
Стеллмари: Чем тут травят?
Стеллмари заглянула в горлышко пустой бутылки.
Стеллмари поморщила нос и поставила бутылку обратно.
Муршак: Смерть пирата.
Муршак: Не бойся, это только название такое.
Муршак: Ну или я просто не капельки не пират... ик.
Стеллмари прищурившись посмотрела на Муршака.
Муршак: Раз, два, три...
Муршак: Что там дальше?
Муршак безуспешно пытался сосчитать бутылки.
Стеллмари: Четыре... - гоблинша глянула через плечо. - Что-то людно сегодня...
Муршак поднял растопыренные пальцы к лицу.
Муршак: И п-правда...
Анбэй: Вы видите как Анбэй неспешно входит в таверну.
Коломойский машет Анбэю рукой.
Стеллмари глянула на вошедшего пандарена и пожала плечами.
Анбэй: Привет Вихлюн. Вижу, сегодня здесь людно.
Коломойский: Привет, Анбэй! Как дела?
Анбэй: Случайно, не из-за меня?
Подмигивает.
Анбэй: Вихлюн: Даже не думай, ни копейки за это не получишь.
Анбэй: Вихлюн: Скажи спасибо что за аренду не потребую платы.
Муршак: Стелла, кто ето?
Анбэй: Ты не меняешься, - качает головой пандарен.
Анбэй: *Заметив старого знакомого, монах помахал Коломойскому*
Коломойский: Ну так как дела то? Чем занимался?
Анбэй: *Сев около бочонка на стол, излюбленное место, оглядел зал.*
Коломойский набирается терпения, ожидая ответа.
Анбэй: *Говорит гоблину* Так, путешествовал. Только сейчас вернулся с Южных Степей.
Анбэй: Так есть много любопытного.
Коломойский: И как там, растительность посрубали уже?
Коломойский: Или все по-прежнему цветет?
Анбэй: Об этом потом. Мне сегодня нужно байки рассказывать.
Муршак громко икает.
Жайцзинь наполнил свою кружку кактусовой настойкой из бочки.
Коломойский: Ну ладно, рассказывай.
Коломойский: А портер у тя с собой есть как в прошлый раз?
Анбэй: *Пандарен вскакивает на столе, театрально раскинув руки*.
Анбэй: *Шепнул гоблину* Сегодня к официантам обращайся, я буду немного занят. В этом бочонке, рядом со мной, Хмельчай.
Анбэй: Будь с ним поосторожней.
Коломойский: Он безалкогольный что ли?
Анбэй: Нет, смесь хмеля и трав.
Анбэй: Горячая смесь. Остальных за пару глотков просто "убивает".
Коломойский: Нет, значит без, или нет, значит с алкоголем?
Коломойский: А, понял.
Коломойский: Ну тогда не скучно будет слушать
Стеллмари подперла щеку кулаком, заглянула в пустую кружку и тяжко вздохнула.
Муршак: Как наша жизнь: пустая... ик.
Стеллмари: Так у тебя есть что выпить, или только эта пустая тара?
Муршак: Нету.
Стеллмари: Козёл... - буркнула гоблинша...
Муршак: Где?
Стеллмари глянула на Муршака и опять вздохнула.
Анбэй: *Обращаеться к толпе* Господа!
Стеллмари: Там... - многозначительно махнула рукой в сторону входа и подозвала официанта.
Анбэй: Рад видеть вас в этот вечер в нашей таверне.
Коломойский подошел к бочонку с хмельчаем и налил себе кружку.
Коломойский немедленно выпил, налил вторую и пошел с ней на место.
Анбэй: Сегодня, по моей многолетней традиции, провожу вечер сказаний.
Сашия: *Голос нежити раздаётся эхом.* Привет, красавчик!
Анбэй: Истощающее летнее время. Земля будто печь, даже сквозь сапоги обжигает. Посидеть вечерком на крыльце таверны, вдыхая морской бриз. Наслаждаться прохладой качественного пивка, попыхивая трубкой, время от времени. Но чего стоит это все, если просто молчать? Конечно, можно отдохнуть от будней. Прислушаться к "отсутствию" суеты и шума рабочих улиц. Но в хорошей компании, приятная беседа - получше будет. Вспомнить былое, свое да чужое. Детям - сказки. а нам истории из жизни. От которых на душе теплее. Делающие нас мудрее.
Коломойский пропускает пандаренские философствования мимо ушей. Гоблинам их философия не подходит.
Анбэй: Сегодня хотел бы поведать вам об одном торгаше из Лордерона. Присаживайтесь поудобней, закажите выпить. Надеюсь, вам понравится.
Жайцзинь внимательно слушает пандарена, сохраняя при этом совершенно безразличный вид.
Анбэй: Особенно, это история подходит гоблинам, - слегка коситься на Коломойского, присаживаясь обратно на стол.
Коломойский: Ну подходит и ладно.
Коломойский: Начинай тогда.
Анбэй: Если будут вопросы, говорите, не стесняйтесь. Это не выступление, просто россказни в кругу друзей.
Коломойский: Да не томи уже!
Анбэй наливает себе из бочонка Хмельчая. Выпивает всю кружку за раз, вытирает усы от пены.
Анбэй: Было это когда в землях Лордерона царил хаос...
Коломойский: А сейчас там что царит хе-хе-хе?
Мерседесмун: Сильвана там царит, неуч.
Анбэй: Плеть наступала. Артас Менетил еще боролся с Культом Проклятых, но уже черная рука смерти рвала на куски земли людей.
Коломойский: Дохлая тварь, твоя Сильвана.
Коломойский: Ненавижу трупаков!
Коломойский успокаивается и продолжает слушать
Сашия шепчет: *Голос нежити раздаётся эхом.* О, мне это не нравится! В части Лордерона закон и порядок Тёмной Госпожи.
Анбэй: Одна деревушка, Блекдон, мирно поживала, не смотря на тревожные вести.
Анбэй: Но недолго длился покой.
Муршак: А кто такой хе-хе-хе?
Муршак: Стелла, ты знаешь? И где мой бес?
Стеллмари: Нет... не знаю, может на Сухарика пошёл охотится... а может Сухарик поохотился на него...
Муршак громко икает.
Анбэй: Вскоре пару караванов с юга не пришли в назначенный срок.
Мерседесмун шикнула на гоблина, прислушиваясь к рассказчику.
Анбэй: Только один торговец, Брентиго, прибыл в то время. Брентиго был довольно прагматичен и циничен. За свою жизнь, пришлось крутиться, как *коситься на Вихлюна* гоблин в колесе.
Анбэй: Чтобы нажить капитал, сберечь его, пришлось отбросить многое человеческое.
Анбэй: Будучи странствующий торговцем, все нажитое добро возил с собой.
Коломойский решил наконец выпить .
Анбэй: Вскоре в деревню прибыл отряд солдат.
Анбэй: Потрепанные, израненные. В их глазах стоял ужас.
Мерседесмун проводит пальчиком по столу, проверяя тот на степень чистоты.
Анбэй: Нежить! Спасайтесь. Сюда приближаются орды Плети.
Анбэй: У нас нет ни шанса. Они будут здесь с минуты на минуту! - Кричали солдаты.
Анбэй: Люди ударились в панику. Кто суматошно пытался спасти собранное за годы тяжкого труда, а кто просто пустился наутек.
Анбэй: Любой транспорт стал дороже бриллиантов.
Анбэй: Брентиго не глупым был, все сделал быстро.
Коломойский вспомнил эвакуацию из Кезана.
Анбэй: Через пару мгновений, уже пустился в сторону восточных холмов.
Анбэй: Зная местные тропы, решил не идти по обширному тракту, где может уже марширует нечисть.
Стеллмари сонно зевает.
Анбэй: Люди умоляли, кричали " - Спаси нас, возьми с собой!".
Анбэй: В ответ лишь слышали - "Двадцать золотых с каждого!".
Анбэй: "Бесплатно даже не хоронят".
Коломойский: Ха-ха-ха, как наш Галливикс точно! И что дальше?
Пандарен сделал паузу, плавно наливая себе еще одну кружку.
Анбэй: *Отпив, продолжил*.
Анбэй: Люди были в ужасе от жестокости человеческой натуры.
Анбэй: Кто просто был в шоке, а кто и проклинал. Но телега уже неслась к холмам...
Анбэй: Остатки деревни двинулись вместе с солдатами на север.
Анбэй: Добравшись до холмов, скрытый между деревьями, Брентиго решил посмотреть, что в деревне.
Стеллмари лениво тянет из кружки то, что принёс официант. О выпивке для Муршака никто не позаботился.
Анбэй: Подзорная труба вещала ужасные вещи - те, кто задержался из-за имущества, умирали в страшных муках.
Анбэй: Раздавленные поганищами, разрубленные мечами и топорами. Это еще была хорошая участь.
Коломойский снова заскучал.
Анбэй: Вурдалаки не торопились убивать, а приступали к трапезе сразу.
Коломойский: Живьем что ли ели их?
Анбэй: Даже прожженный торгаш содрогнулся от увиденного.
Муршак: Что, и без соли?
Коломойский: И без перца небось?
Анбэй: Они не привередливые. Гурманы - любят свежатину.
Коломойский: А я людей не пробовал никогда.
Коломойский: Люди вкусные?
Жайцзинь: Почти такие же, как жаблины.
Коломойский: Ой, я и жаблинов не пробовал.
Анбэй: Посмотрев на север, понял, что жители деревни, ушедшие на север, не успеют скрыться от Плети.
Анбэй: Ряды нежити уже были у подножия холма, где скрывался он.
Жайцзинь отмахнулся от беседы с гоблином, желая выслушать до конца сказителя.
Анбэй: У него были все шансы скрыться. Ничто не угрожало ему. Но что-то в груди проснулось.
Коломойский удивился. У него никогда ничего в груди не просыпалось.
Анбэй: Честь? Никогда не вспоминал о ней. "Совесть я продал в пять лет гоблину за мешок золота", говаривал он.
Муршак ещё раз убедился, что все бутылки, стоящие на столе, пустые и достал металлическую флягу из кармана.
Анбэй: И не шутил. Он даже гоблина мог уговорить купить хлам по высокой цене.
Жайцзинь: Это невозможно!
Анбэй: Разорял без зазрения совести и бедняка, и богача.
Анбэй: Была даже пословица - "У него талант от демонов". Настолько был невероятно способный торгаш.
Анбэй: Но сомнения терзали этого "демона торговли".
Муршак: Какая печальная история...
Анбэй: У него не было ни семьи, ни друзей. Только он, и горы золота, что вез с собой.
Коломойский не понимает, какие могут тут быть сомнения.
Анбэй: *Вздыхает*
Анбэй: Он подумал: "Чего стоит это все? А как же Клойд-кузнец? У него десять дочерей, которых вот-вот съедят вместе с отцом."
Анбэй: "Мэриан из таверны, что была всегда добра ко мне, не смотря что ни разу не давал ей чаевые за столько лет..."
Коломойский опять заскучал. Он не понимал, к чему пандарен клонит.
Анбэй: Боль в груди росла. Что-то человеческое проснулось в нем.
Анбэй: Решился - нужно спасать остальных, любыми средствами.
Анбэй: Но только как? Что может обычный торговец против воинств тьмы?
Анбэй: В голову пришла идея. Среди товаров было много пороха и фейерверков.
Анбэй: Даже немного динамита.
Анбэй: Но идея вызвала еще большие сомнения:
Коломойский: А, он их всех взорвал? Ха-ха-ха!
Коломойский пошел за дополнительной порцией хмельчая.
Анбэй: Телегу пустить под откос, прямо на них. Отвлечет от остальных. Но все добро, нажитое годами, пропадет вместе с ней.
Коломойский вернулся на место и принялся за питьё
Анбэй: Но времени не было. Взяв одну из лошадей, поджег фитиль. С трудом столкнув телегу, вскочил на коня и пустился прочь.
Анбэй: Взрыв был - не горюй. Местные любители динамита обзавидовались бы.
Анбэй: Крики обозленных тварей разносились далеко.
Анбэй: Бретинго неся вперед, не оглядываясь.
Анбэй: Но потом понял. Это еще не все.
Анбэй: Часть тварей успели уйти вперед, и продолжала идти в сторону сбегавших.
Анбэй: Но еще не заметила их.
Анбэй: Бретинго понял, что все было бессмысленно. Добро ушло понапрасну.
Анбэй: Но огонь разгорелся в груди. Отчаяние придало ему мужества.
Анбэй: Пришпорил коня. Нужно успеть. Скакал в направлении ушедшего вперед отряда.
Анбэй: Показался вурдалакам. Здесь были ужаснейшие твари, только их смрад уже заставлял помутиться рассудок.
Анбэй: Голодные звери издали торжествующий вой. Еда пришла.
Анбэй: Но не плох был жеребец Брентинго - из дорогой породы.
Анбэй: Выпустил сигнальную ракету прямо в толпу тварей. И прочь, на запад, подальше от бежавших.
Анбэй: Никто не знает, сколько скакал торговец, пытаясь оторваться от них. Но много часов позже, дварф пролетал на грифоне рядом.
Анбэй: Увидел одинокого всадника. Лошадь упала, придавив собой хозяина.
Анбэй: К нему уже приближались множество монстров. Дворф побоялся за свою жизнь - ему не успеть.
Анбэй: Мог только наблюдать, как жадно разрывали на куски человека.
Коломойский: Дурной дворф!
Анбэй: *Смотрит куда-то вдаль печальным взглядом*
Жайцзинь: Какая дикость.
Коломойский: Надо было добить громовым молотом!
Коломойский: Пока еще не напали на него.
Коломойский: Дворфские шаманы - тупые.
Коломойский: Гоблинские шаманы - самые умные!
Анбэй: Говорят, что после видели ожившего мертвеца, до боли похожего на него.
Анбэй: Телега со всем заработанным за многие года. Послужила лишь обманным маневром. А свою жизнь отдал за то, чтобы спасти чужих людей. Поверьте,
Анбэй: этот торгаш был совсем как гоблин. При этом, поступил именно так. Даже малые люди, могут сделать великие подвиги.
Анбэй: *Кричит Вихлюну* Понимаешь, что не деньги главное?
Жайцзинь: Тьма, сгущаясь над смертным миром, иногда принимает облик, похожий на тех, кого мы знали.
Коломойский: Как это человек может быть как гоблин?
Коломойский: Мы зеленые ушастые и носаты, и самые умные!
Анбэй: Вихлюн: Да-да-да, поживи на своих травах в горах, потом поговорим.
Коломойский: А люди длинные, белые и тупые!
Коломойский: Ничего похожего!
Анбэй: Да, мой друг пандарен, - говорит Жайцзиню, - воистину так.
Анбэй: Даже такие герои...
Анбэй: Вот на этом и закончу свой сказ. Что вы думаете о Брентиго, а ребята?
Анбэй: *Допивает свой напиток*
Коломойский: Дворф во всём виноват!
Коломойский: Он должен был его сам убить, а не бросать нежити!
Анбэй: Не всегда возможно всех спасти. Требовать от него такое... Ведь сам мог умереть вместе с человеком.
Жайцзинь: Ты сидишь здесь, в таверне, рассказывая истории. Мы слушаем. А где-то свой Брентиго. Хочешь знать, что я думаю? Я скажу.
Коломойский был сильно раздражен глупостью дворфа не догадавшегося добить торговца
Анбэй: Да, мой друг. - обратил внимание на Жайцзиня.
Жайцзинь: Единственное, что имеет значение — жизнь.
Муршак издал громкую порцию храпа, он давно спал.
Жайцзинь: Воистину благословен тот, кто не жалеет себя ради службы другим.
Анбэй: Но имеем ли мы право требовать это от простых людей? Дворф не был солдатом, просто дворфом.
Коломойский: Просто дворфы на грифонах не летают!
Жайцзинь: Каждый в ответе за свои действия — и бездействие.
Коломойский: Это шаманы Громового Молота!
Анбэй: Это правда.
Анбэй: Не все наездники шаманы. Как спасаешься от армий Плети, хватаешь все что можешь и бежишь.
Анбэй: Даже грифонов.
Стеллмари сонно зевнула, кружка давно опустела, а рассказ не вызвал никаких эмоций.
Анбэй: *Подошел к столику Муршака*
Коломойский: Короче, не понять нам друг друга.
Коломойский: Пойду еще выпью.
Анбэй: А что ты думаешь, орк? Есть ли честь у людей?
Стеллмари глянула на пандарена.
Муршак: К-хррр... кружевные... розовые...
Муршак поёрзал во сне.
Анбэй повернулся к Стелле.
Коломойский: Трусы что ли ему снятся?
Жайцзинь наполняет кружку.
Коломойский: Женские.
Анбэй: А вы что думаете? О людях7
Коломойский: Эх, ща бы бабу.
Жайцзинь смеется.
Анбэй делает вид что не слышал Коломойского.
Коломойский пересчитывает наличность прикидывая хватит ли ему на посещения борделя.
Стеллмари: А зачем думать о людях?
Стеллмари: Разве что как о живом товаре, но наша контора этим не занимается
Стеллмари пожала плечами и недовольно глянула на босса.
Жайцзинь: Пред ликом извечного ужаса все равны.
Жайцзинь: Хотите услышать ещё одну историю?
Коломойский: Опять длинная пандаренская история с непонятной моралью?
Жайцзинь: Нет, гоблин, без этого вот.
Анбэй: Эх, гоблины мои, вечные торгаши. Не только деньги главное. А с людьми мы всегда вместе.
Анбэй: То воюем, то дружим.
Анбэй: Но они часть нашей жизни.
Коломойский: Деньги не главное. Главное, что на них можно купить.
Анбэй: Я и прибыл в Орду, чтобы наладить связь между Ордой и Альянсом.
Коломойский смотрит на вас и прячет лицо в ладонях.
Вихлюн: Хватит своих проповедей, пандарен! Не распугивать клиентов.
Жайцзинь: Наладить отношения?!
Анбэй: Ладно, Вихлюн. *Отходит от столика*.
Стеллмари вздохнула, потыкала Муршака наманекюренным пальцем.
Жайцзинь: Какие могут быть отношения с этими…
Анбэй: А что плохого?
Анбэй: Этими?.. *Вопросительно повторил, ожидая продолжения*
Жайцзинь: Только пустой тростник воспевает спокойствие. Тушуй — позор нашей расы.
Анбэй: И Тушуй, и Хоцзинь - две стороны одной медали. Как небо и земля, одно не может быть без другого.
Муршак пробормотал что-то нечленораздельное.
Стеллмари: Уважаемый, у вас доставку "дров" организовать можно? Или пусть тут отсыпается?
Коломойский подумал, что если наладятся отношения, то картель потеряет доходы от контрабанды.
Муршак: Дстав-вка за свой щёт...
Стеллмари: За твой, за твой, босс.
Жайцзинь: Да, на фоне общего врага мы все равны, хех.
Анбэй: Даже без врага. Они нам не враги. Ни Тушуй, ни Альянс. Просто благодаря демонам, знакомство не вышло удачным.
Анбэй вскакивает на стол.
Жайцзинь: Десять тысяч нитей судьбы сплелись вокруг Шэнь-Цзынь Су не самым удачным образом.
Жайцзинь хмыкнул.
Анбэй: Сама земля ведет нас, брат.
Стеллмари встала из-за стола, пнула стул под Муршаком.
Анбэй повышает голос:
Спасибо уважаемые, за то, что слушали мой рассказ. В благодарность, всем от меня по маленькому бочонку пива! Дамам вина, если пожелают.
Муршак с грохотом свалился со стула.
Муршак: А где это мы?
Стеллмари: Наслушаешься пандаренских проповедей и станешь честным и добрым.
Жайцзинь: Я расскажу вам другую историю.
Жайцзинь: Совсем другую!
Коломойский: Ура! Спасибо за пиво!
Анбэй: *Кланяется* Всем спасибо.
Коломойский: Ну давай только быстрее.
Анбэй: *Спускается со стола.* С радостью выслушаю.
Муршак: А...
Жайцзинь изящно кланяется.
Жайцзинь: Многим она известна.
Жайцзинь откашлялся.
Анбэй: *Садиться за столик*
Стеллмари легонько подпинывая Муршака, направилась к выходу.
Жайцзинь: Пандария. Поля цветут. Но раньше смерть царила тут.
Муршак: Что-то я хотел сделать на неделе...
Муршак: Поработать что ли?
Стеллмари: Оплатить счета.
Жайцзинь: Весь Дол окутан страхом: Во вспышках молний, из руин, Пришёл великий властелин —
Жайцзинь: Лэй Шэнь, владыка мрака.
Жайцзинь говорит всё быстрее и быстрее.
Жайцзинь: И пали ниц пред ним рабы. Кто не желал такой судьбы, Пал от руки тирана.
Жайцзинь выдерживает паузу.
Жайцзинь: На крови выстроен его дворец, Его величия венец.
Жайцзинь глубоко вздохнул.
Жайцзинь: Но время лечит раны. Сменяет зиму тёплый май, Вновь возродился дивный край, И гром затих в горе Кунь-Лай.
Жайцзинь улыбнулся, но через мгновенье улыбка сошла с его лица и стала выражением ужаса.
Жайцзинь: Но силой Зандаларов он освободился. Волей Зандаларов спящий пробудился!
Жайцзинь кричит.
Жайцзинь: Вставай, герой, веди нас в бой! Беда приходит снова.
Жайцзинь: Идёт… Властелин Грома…
Анбэй: *Кивает, вспоминая знакомую историю*
Жайцзинь изящно кланяется.
Анбэй: Это все? А как же про поход героев? Или тебе уже пора?
Жайцзинь: А это уже совсем другая история…
Коломойский наконец понял, что новый пандарен читает стихи
Жайцзинь: Да и я не слышал от хранителей истории стихов о том, как был повержен Властелин Грома.
Анбэй: Спасибо за рассказ. Как зовут вас, уважаемый?
Жайцзинь: Наверное, так и должно быть.
Жайцзинь: Жайцзинь.
Жайцзинь: Жайцзинь Громовой Бочонок.
Анбэй: А мое имя - Анбэй Сун. Я монах Срединного Пути, глава Ордынского отдела "Жасмина".
Анбэй: Но друзья зовут меня "Хмельчай", в честь моего любимого напитка.
Жайцзинь: А меня зовут по имени, и я не монах.
Жайцзинь: Я служу более древним законам и путям.
Жайцзинь: И силам.
Анбэй: *Поднял брови. Заинтересовал монаха. Даже мимолетного взгляда хватало, чтобы понять - заинтересовало.*
Анбэй: Как называют ваш путь?
Жайцзинь: Я не люблю это простое слово "шаман", особенно на орочьем языке.
Жайцзинь: Мы служим, мы получаем силу стихий.
Жайцзинь: В этом наше предназначение.
Анбэй: *Пьет свой напиток*.
Анбэй: Сила... Но для чего? Ведь не суть иметь силу, а важна цель.
Жайцзинь: Орки вообще наполняют шаманизм накоей религиозной подоплёкой.
Жайцзинь: Сила есть средство достижения цели, да?
Жайцзинь: Средство защиты и нападения?
Анбэй: Вы спрашиваете, Жайцзинь?
Анбэй: Или утверждаете?
Коломойский продолжает попивать подаренный бочонок пива
Жайцзинь: Это был наводящий вопрос.
Жайцзинь: Сила есть сила, и лучше иметь её, чем не иметь вовсе.
Жайцзинь: Особенно тогда, когда она может пригодиться.
Жайцзинь: Хотя, конечно, это несколько утрированно. Я уважаю земли и небо, гармонию.
Анбэй: В наше время, сложно без нее. Легион, Плеть, безумцы и тираны...
Жайцзинь кивает.
Анбэй: Гармония - это основа моего пути. Баланс везде, и снаружи, и внутри.
Анбэй: Если хотите, могу дать почитать о моей школе. У меня есть книга.
Анбэй: Вы откуда родом? Паднария?
Жайцзинь шепчет: "Пока ты ищешь силу внутри себя, духи наполняют мой кулак силой смерча, сердце - огнём недр".
Анбэй: Панданрия.
Анбэй: *Пытаеться четко выговорить, но язык уже начал заплетаться. Хмельчай дюжий напиток, как никак.*
Жайцзинь: Нет.
Жайцзинь: Я родом из Дай-Ло, что на Шэнь-Цзынь Су.
Анбэй: Да мы же земляки! *хлопает по столу рукой*.
Анбэй: Слышали ли вы об мудреце Ли Цзы?
Коломойский, кажется, понемногу трезвеет.
Жайцзинь: Скрывать не буду: я благосклонно отношусь к незнакомцам. Но тот факт, что мы земляки, не делает нас близкими по духу.
Жайцзинь: Нет, не знаком. Если только отдельные его фразы.
Анбэй: Тогда очень советую вам почитать "Ветер меж гор". Лучше узнаете о школе Ветра, да и о балансе. Там хранятся великие знания.
Анбэй: Большая мудрость.
Жайцзинь кивает.
Анбэй протягивает том.
Жайцзинь берёт книгу и кладёт за пазуху.
Жайцзинь: Обязательно прочту на досуге.
Жайцзинь: Хотя, признаться, мне больше по душе эпос и мифы.
Анбэй: Там есть и притчи, и легенды.
Анбэй: (ООС - будут в следующей версии)
Жайцзинь: Ммм… Это не может не радовать.
Анбэй: *Вдруг что-то вспоминает*. Ой, простите, уважаемый. Мне нужно заскочить к Газлоу. Если опоздаю, поверьте, моя участь будет...
Жайцзинь кажется приличным пандареном, но его манеры поистине вульгарны.
Жайцзинь: Да, конечно.
Анбэй: ..Скажем так, ужасной. *Строит рожу мученика*
Жайцзинь смеется.
Анбэй: Прощайте. Надеюсь, наши пути еще пересекутся.
Жайцзинь: Будь уверен, монах.
Жайцзинь кивает.
Жайцзинь изящно кланяется.
Анбэй: *Кланяется*. - Да пусть духи ведут вас по праведному пути. Покой вам, и вашей душе.
Анбэй: *Удаляется*
Жайцзинь засыпает. Хррррррр.
Коломойский упился пивом и больше по бабам уже не хотел.

ID: 16251 | Автор: Не полный писец O.G.R.
Изменено: 10 июля 2014 — 22:59

Комментарии (3)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
10 июля 2014 — 22:51 Dea
Муршак: К-хррр... кружевные... розовые...

*прослезилась*
Вот истинный патриот железной Орды: даже в плену мучительного недуга думает о Гарроше.

10 июля 2014 — 23:10 Не полный писец O.G.R.

Такова наша Орда. )

11 июля 2014 — 6:32 Ностальгирующий критик iz13bukv

Няша Орда.