Новая игрушка

Рэвиалан "Пройдоха" Солнечный Блик

Пока его приятель ругается с горячими северными женщинами, на горизонте у Пройдохи замаячила новая игрушка.
    

     Вечером, в то время, когда клиенты только начинали собираться в тавернах, чтобы обсудить дела или просто забыть о дневных заботах, зашла в заведение под названием "У Пройдохи" рыжеволосая эльфийка.
     Девушка осторожно прижимала к боку сверток. Ноша не была тяжелой, но эльфийка часто поправляла его, хмурясь.
     Нужно заметить, что волосы эльфийки были длинны, гладко расчесаны и собраны в хвост. Платье не модное, такое носили лет пять назад, а может быть и больше.
     Девушка постояла у входа, осматривая помещение цепким взглядом, и только после осмотра подошла к барной стойке.

     За стойкой бармен, высокий брюнет приятной наружности, ловко управлялся со стаканами, наполняя их напитками по просьбам снующих туда сюда официанток. Одна из них, рыженькая, окинула взглядом гостью, усмехнулась.
     — Смотри, Фальнир, какая красавица, — довольно громко шепнула она бармену, подмигнула и отправилась относить заказанный напиток.

     Если бы в таверне было чуть больше народа, то может и осталось бы это напутствие незамеченным, но посетительница услышала и только улыбнулась, как так, словно комплимент ей или не понравился или эльфийка и так знала себе цену.
     — Фальнир? — повторила девушка, сделав сразу же вывод, что перед ней не хозяин таверны. — Можно ли встретиться с твоим хозяином, Фальнир?

     — Боюсь, для этого мне нужно знать, кто и зачем его ищет, — невозмутимо ответил брюнет, смерив ее внимательным взглядом.

     Эльфийка ожидала, что перед ней не раскроют гостеприимно двери и поэтому даже не удивилась ответу.
     — У меня есть информация, что твой хозяин является коллекционером. Возможно, эта вещь станет достойным украшением его коллекции.
     С этими словами девушка поставила на стойку тикающий сверток.

     Фальнир удивленно поднял бровь:
     — Нечасто к нам захаживают с такими предложениями. Подождите минутку, я уточню, сможет ли он вас принять.
     Дабы девушка не скучала в одиночестве, брюнет налил в бокал красного вина и поставил на стойку перед эльфийкой:
     — За счет заведения.

     Эльфийка подняла бокал. Оценила цвет и запах:
     — Не самое плохое. Думаю, я зашла по правильному адресу.

     Фальнир улыбнулся и исчез за дверью, ведущей в подсобные помещения. Вернулся он довольно быстро, одарил эльфийку растерянным взглядом:
     — Пройдемте.

     Эльфийка встала, взяла свой сверток и на лице ее проскользнула невольная гримаса боли, словно ее поклажа доставляла ей большее неудобство, чем могло показаться.
     Бокал остался нетронутым. Или девушка предпочитала не пить перед сделкой или ее насторожила нечаянная щедрость бармена.
     Фальнир уверенно вел ее по коридорам, а эльфийка улыбалась, чувствуя, как ее пытаются одурачить и скрыть истинное месторасположение хозяина.

     Брюнет толкнул дверь, распахивая ее перед гостьей.
     Камин горел, распространяя естественное тепло. В тускло освещенной комнате в глубоком кресле сидел хозяин. Он грел в руках большую чашку с чем-то дымящимся, и вид имел взъерошенный и усталый.
     Фальнир, повинуясь движению глаз Пройдохи, поспешно прикрыл дверь за эльфийкой, оставив их наедине.

     Девушка быстро осмотрела взглядом комнату. Довольно хмыкнула, заметив полку над камином с прекрасными работами часового мастера. Эльфийка, не говоря ни слова, прошла к столу, усыпанному бумагами, сдернула со своей ноши ткань и водрузила поверх исписанных листков резные часы. Часы были искусно вырезаны из редкой черной древесины. Ветки, лоза, грозди винограда настолько тонкие, что кажутся хрупкими, тронь и рассыплются. За переплетениями веток, словно в клетке, прячется пара дриад, дочерей Кенария. Циферблат из темного перламутра, цифры и стрелки из темного же серебра.
     Искусно сработанные часы, но на первый взгляд ничего особенного. Эльфийка посмотрела на хозяина кабинета с торжествующим видом, будто она принесла целое состояние.

     Рэвиалан хмуро воззрился на игрушку. Поднял взгляд на эльфийку. Снова глянул на часы. Похоже, вставать, чтобы разглядеть получше, он не собирался:
     — Почему это должно меня заинтересовать? — не очень дружелюбно поинтересовался эльф у гостьи. Будь рядом Элверан, он бы решил, что или у Пройдохи был не очень удачный день, или сильно болит голова.

     — Это часы! — возмутилась эльфийка, словно рыжий ей уже отказал. — Часы с секретом. Мой отец много сделок заключил благодаря им. Даже тех, что казались почти невозможными. Я думаю, именно это в них вас и должно заинтересовать.

     Рэвиалан скептически сощурился, окидывая часы более внимательным взглядом:
     — Они даже не магические. С чего ты взяла, что они вообще имеют какое либо отношение к делам твоего отца?
     Он тронул пальцами висок, поморщился.

     Эльфийка посмотрела на часы: время без десяти восемь.
     — Есть другие невероятные вещи под Солнцем, кроме магии. Ровно через десять минут вы сами все увидите. В коллекции отца были и часы с легендой, но эти часы редко подводили его. Сколько вы готовы заплатить за эти, если они и правда помогали заключать сделки?

     — Десять минут, — протянул Рэвиалан с таким видом, словно речь шла о тысяче лет. — Ладно. Вон туда можешь сесть, — он ткнул пальцем в дальний угол, где стояло тяжелое кресло. — Но если через десять минут чуда не случится, не обессудь. У меня сегодня нет настроения платить за невинные розыгрыши.

     Девушка отметила взглядом местонахождение кресла, но садиться не торопилась.
     — Назовите все же сумму, — эльфийка повернула часы так, чтобы рыжему хорошо виден был циферблат. — Хотите пари? Через десять минут вы заплатите вдвое большую сумму за эти часы.

     Рэви скривился, пока она говорила, и в очередном приступе головной боли пропустил слова о "пари". Прижал сильнее пальцы к виску и прикинул стоимость материалов и работы и назвал свою, вполне соизмеримую, цену за такую покупку.
     — Но я не заплачу даже ее. Часы, несомненно, выполнены хорошо, но в них нет ничего такого, чтобы могло меня заинтересовать.
     Он снова тронул пальцами висок и поморщился.

     — Хорошо, — эльфийка с преувеличенной осторожностью уселась в указанное ей кресло. — Тогда я подниму цену в четверо. Не возражаете?
     На часах время уже без пяти восемь.

     — Почему бы сразу не в сотню раз? — раздраженно проворчал Пройдоха. Неловко повернулся, чашка выскользнула из ладони и покатилась по ковру, разливая горячий травяной настой. Рэвиалан замысловато выругался и откинулся на спинку кресла.

     — Это было бы не честно, — просто ответила эльфийка, провожая взглядом чашку.

     — Ты так уверена, словно эти деньги уже лежат у тебя в кармане, — Рэви отжмурил один глаз и уставился на эльфийку. — Кем был твой отец?

ID: 15950 | Автор: Волонтёр Ringamor
Изменено: 18 мая 2014 — 23:40