Снежная буря Псилософ тут не помешал бы

Морея Кериасар
Эрверин
Аирита Освященная Солнцем
Ilweran Snowstorm

Экспедиция, которую участники превращают в уютный серпентариум, несомненно обречена на успех.
 

Сии логи, пожалуй, стоит выложить под девизом "пока мы ждали весны и продолжения, у Эсме родилась дочь". С чем мы ее дружно и поздравляем.
А пока прошлогодние запасы в предверии возобновления игры.

Предыдущий лог "Соленый ветер"

Ревизоры. Ревизия. Ревиглаз

    Пока Морея листала бумаги со списками снаряжения, Эрверин выцепил из разворошённой сумки тонкую трубку с пересыпавшимися внутри неё разноцветными кристаллами. Эльф подкинул вещицу на ладони, повертел в пальцах, поднёс к глазам, чтобы рассмотреть на просвет.
    — Стой! — толкнула его под руку волшебница, бледная, будто бы сама уже умерла.
    — Что это?
    — Мурлочий инструмент для гадания, — Морея вытянула трубку из пальцев рыцаря и сунула обратно в сумку. Поглубже, на самое дно.
    — А все остальные ума лишаются, когда через него посмотрят.
    Живой эльф на месте Эрве принял бы недоверчивый вид — что рыцарь и изобразил, как умел.
    — Её наш техник забыл ещё там, в Луносвете. Нужно же вернуть, — волшебница, кажется, оправдывалась, когда бормотала это себе под нос, суетливо собирая рассыпавшиеся по полу листки.
    — Как это ты надумала туда вернуться? — эльф тоже поднял одну из бумажек, с картой.
    Имел он в виду не столицу, а тот самый «отнорок», обозначенный на листе. Не раз и не два он сам просил Морею о таком же маршруте, но та наотрез отказывалась.
    Эльфийка в ответ только вздохнула. Эрве эти её манеры были прекрасно известны, поэтому он просто ждал.
    Морея села на так и не собранную с утра постель, снова вздохнула, и сбивчиво, рвано, то сухо и коротко, то суетливо жестикулируя, принялась рассказывать длинную историю о других кристаллах, и о том, что из-за них вышло.
    — Нда, — подытожил эльф, когда рассказ был, наконец, окончен. — Заплатила бы ещё, чтобы добили.
   


    Вскочившая с постели волшебница, похоже, собралась его ударить — но вместо того сунула Эрве в лицо скомканные листки:
    — Пойди, проверь, всё ли в порядке.
    Рыцарь смерти молча и неторопливо расправил каждую из смятых бумажек, прибрал их под куртку и вышел. У двери в соседнюю комнату он остановился и пару раз грохнул по деревяшке кулаком.

    — Какого демона? — крикнула Аирита, оторвав от подушки голову. — Проваливай! — с этими словами эльфийка плюхнулась обратно и накрылась одеялом до самой макушки.

    Элверан приоткрыл один глаз. Кажется, его разбудил не столько стук в дверь, сколько дикий крик над ухом:
    — Кто там?

    — Свои.
    Если бы у него были зрители, Эрве добавил бы к реплике и широкую желтозубую ухмылку.

    — Свои? — приподнял бровь Зараза и поглядел на притихшую Аириту, вздохнул. — Сейчас.
    Свесился с кровати, подобрал полотенце, замотался в него и направился в ванную.
    — Заходи, гостем будешь, — фыркнул он по дороге “своим”.

    Аирита ещё больше закуталась в одеяло и даже сопеть перестала. Может, она надеялась, что «свою» её и не заметят.

    Дверь действительно оказалась не заперта, так что приглашение Эрве принял, хоть и рассчитывал, что эльф выйдет к нему сам.

    В комнате был лёгкий беспорядок. Да чего уж там «лёгкий»: на полу кучей, в луже воды, валялась одежда Аириты. На широкой кровати, в одеяльном коконе затихла сама эльфийка и, кажется, носа показывать из своего убежища не собиралась.

    Элверана в поле зрения не было, а девица его эльфа не интересовала.
    — Что, новая игрушка трактирщика уже сломалась? — отметил Эрве лужу на полу.

    Вышедший из ванной эльф затягивал ремень. Оставленная на горячих трубах рубашка успела высохнуть. Но как только взгляд Заразы упал на гостя, всю его расслабленность как ветром сдуло:
    — Что нужно? — холодно поинтересовался он, подобравшись, словно тигр перед броском.

    — Ты и нужен. Пошли, покажешь что за снаряжение нам твой друг обеспечил.

    Элверан подобрал с пола свою куртку. Мокрая.
    — Сейчас, — отнёс её в ванную, повесил там же, где раньше висела рубаха.
    Вернулся, вытянул из под кровати скатку, а из неё запасную куртку. Глянул на свернувшуюся в кровати эльфийку и буркнул:
    — Ну, пошли.

    В этих краях темнело рано. В послеобеденный час в порт вернулись сумерки, а потом и снова зажглись уличные фонари.
    Элверан легко нашёл нужное здание по выданному Рэви описанию. Двери оказались не заперты. Размеры склада терялись в сумраке, он был под самый потолок завален ящиками, свёртками, скатками, и прочим торговым и не очень скарбом.
    — Эй, Ревиглаз?! К тебе за товаром, — заорал Зараза не своим голосом, призывая хозяина. Некоторая созвучность имен заставила его усмехнуться.
    Где-то вдалеке раздался грохот, за ним последовали несколько не самых лицеприятных выражений на гоблинском. Вскоре в проходах между ящиками мелькнул огонёк, и к посетителям явился взъерошенный хозяин склада собственной персоной:
    — А вы ещё позже зайти не могли? — недружелюбно поинтересовался он.

    — Ближе к делу, — Эрверин оборвал этот обмен любезностями, сунув гоблину списки.

    — А, это, — хмыкнул Ревиглаз, забрал бумаги, достал из кармана огромные очки. — На, подержи, — сунул в руки рыцаря смерти свой фонарь. Кажется, страха перед нежитью он не испытывал.

    Фонарь для удобства был тут же пристроен на пирамиду из ящиков по соседству.

    — Мне так не видно ничерта, — взъярился на эльфа гоблин, размахивая бумагами. — Посвети.

    Эльф переставил тусклый фонарь пониже — действительно, не рассчитал.

    — Ага, — глубокомысленно заявил гоблин. — Ага.
    Глянул на клиентов, почесал за ухом:
    — Вы это всё прямо сейчас заберёте?
    Он сомневался, что два худосочных эльфа вынесут всё из поданных ему смет.

    — Нет. Прямо сейчас мы проверим, что всё на месте и соответствует списку. Погрузимся позже, когда прибудет транспорт.

    — А-а, — протянул гоблин, и на морде его расцвела нехорошая улыбка. — Ясно. Ну, идёмте за мной.
    Подхватил с ящика фонарь и направился в сторону, лавируя между ящиками.
    Элверан пожал плечами и пошел следом. Ухмылочку он заметил, но пока промолчал.
    Гоблин вышел к небольшой расчищенной полянке в этих складских джунглях, с ящиками, свертками и прочим эльфьим добром.
    — Вот, — щедрым жестом указал коротышка.

    Эрве тоже не впервые имел дело с гоблинами.
    — Фонарь давай, — дёрнул эльф светильник из пальцев зеленоухого.
    Тусклый огонёк он потушил, пристроил под решётку выуженный из поясной сумки зачарованный кристалл, встряхнул лампу — и это наглядное свидетельство эльфийского образа мыслей дало яркий, пусть и неестественный, зеленоватый свет и достаточный магический фон.
    Рыцарь не торопясь пошёл между рядами мешков и ящиков, подолгу останавливаясь у некоторых из них. Светильники включались, приборы реагировали на магию, тенты и палатки были прочными, пусть и немного потрёпанными (однажды один из коллег такого гоблина пытался продать им с Мореей ветхую дрянь, будто выкопанную из врайкульских курганов), и к слову о транспорте…
    — Эй! Помоги мне с коврами, — позвал эльф спутника.

    Гоблин насупился, когда рыцарь смерти забрал у него фонарь, буркнул что-то под нос о тех, кому надо под землёй лежать, и молча тенью следовал за рыцарем. То ли следил, чтобы ничего не пропало, то ли приглядывал, чтобы тот чего ненужного не нашёл.
    — И чем тебе помочь? — поинтересовался Элверан, сидящий на ящике. — Я не ткач.

    — Разверни и подними хоть… На уровень вон той кучи. Их тут четыре штуки.

    — Так развернуть или поднять? — Зараза, похоже, не понимал, чего от него хочет этот немёртвый.

    — Развернуть. Расстелить. Поднять, проверить зачаровку. Ты с коврами дело имел?

    — Слишком давно, — эльф нахмурился. — Считай, не имел.
    Стоявший себе в сторонке Ревиглаз едва заметно нервничал, но при последних словах эльфа он повеселел.

    — Тогда просто разверни остальные, — первый из ковров рыцарь расправил сам, наклонился над ним, провёл пальцами по узору.
    Не то чтобы Эрве тоже отлично с ними управлялся, но заставить ковёр немного подняться в воздухе, проверить, устойчив ли он — это эльф мог.
    Первый транспорт оказался в порядке.

    Элверан хмыкнул, соскочил с ящика. Взял тугой свёрток, встряхнул, расправляя. Ковер раскатился поверх уже расстеленного рыцарем.
    Ревиглаз, даже если и нервничал, пока держался молодцом. Эта пёстрая тряпица тоже могла переносить пассажиров и груз.
    Гоблин вылез из-за угла, сцапал стоявший на ящике фонарь:
    — Увидели? Всё работает. Хватит тратить моё время, я спать хочу. Две ночи не спал, — с раздражением проворчал он, разворачиваясь, чтобы уйти.

    — Стой, — Эрве сжал занервничавшего гоблина за плечи и вместе с фонарём просто переставил так, чтобы лампа продолжала светить туда, куда им было нужно.

    — Грабли убери, да! — возмутился коротышка. — Распустился тут, понимаешь.

    — И ты не суетись, — эльф ответил гоблину на его родном языке, пусть и с сильным акцентом.

    — Пф-ф, — фыркнул зеленомордый, вручая фонарь рыцарю.

    — Что там с последним? — Эрве свободной рукой потянулся к следующему ковру.

    — Понятия не имею, он под этой кучей, — хмыкнул Зараза и пнул расстеленные ковры, не горя желанием вообще сейчас чем-то заниматься.

    Водрузив фонарь обратно на ящик, эльф развернул третий ковёр.

    Ревиглаз спокойно стоял в стороне, сложив лапы на груди. Этот ковер был не самым худшим из двух оставшихся. Кое-где побитый молью, он производил впечатление хорошего, пусть и потасканного жизнью. Правда, нагружать его он лично не рискнул бы. Пролежавший долгое время в сырости, ковер не выдержал бы полной нагрузки, расползшись в полёте.
    Оставалось надеяться, что до четвёртого у ленивого эльфа, сопровождавшего рыцаря, руки не дойдут. Тот был не просто бит молью, но бит молью изрядно. В некоторые из дыр в углу можно было просунуть не только пальцы, но и весь кулак. Кроме того, кажется, настырные насекомые повредили зачарованный узор. Взлететь, может и взлетит, но надолго ли? И как далеко?

    — Этот потрепало, — заключил Эрверин, разглядывая парящий на уровне его груди транспорт. — Давай-ка бросим на него пару мешков. Что там у тебя? Инструменты? — эльф указал на ящики рядом с Элвераном.

    — Эти ковры лежали на складе полгода, — посчитал нужным заметить Ревиглаз, все ещё стоявший в углу. — После того, как их вернули из экспедиции. Естественно, они потрёпанные.

    Рыцарь молча перенёс на зачарованную ткань куль с тентом, а затем и пару мешков поувесистей.

    — Может, ты сам на него влезешь? — поинтерсовался Элверан.

    — Последний размотай, — скомандовал эльф в ответ.

    — Ты меня ни с кем не спутал? — фыркнул Зараза. Если он и будет исполнять чьи-то приказы, то не этого мертвеца.

    — Руки у тебя с виду на месте.
    Потрёпанный ковёр держался в воздухе вполне устойчиво. Оставив его пока висеть, рыцарь занялся последним свёртком.

    — У тебя они длиннее, — хмыкнул эльф и взобрался обратно на ящик.
    Ревиглаз отошёл немного в сторону. Кажется, он выбирал пути для быстрого, но расчётливого отступления.

    Все исключительные свойства последнего ковра в глаза бросались с ходу: отличные, образцовые дыры, выполненные прожорливейшими экземплярами седохолмской моли.
    Колючий взгляд рыцаря смерти гоблину и вправду ничего хорошего не сулил.

    — Чё смотришь? — фыркнул гоблин. — Я его последний раз разворачивал, когда мне его полгода назад отдали. Он вполне ничего был.

    — Этот заменишь, — прохрипел Эрве. Обернулся, дёрнул за кисть ковёр номер три и решил для надёжности втиснуть на него ещё один какой-нибудь ящик.

    — Мне нечем его заменить, — фыркнул коротышка.

    — Их, — тут же поправился, с грустью наблюдая, как не выдержал дополнительного веса и этот ковёр, и весь груз с грохотом полетел на пол.

    Элверан сидел на ящике и с некоторой задумчивостью наблюдал за этой картиной. Минус два ковра. Неплохое начало «удачной» экспедиции.

    — Их… — теперь эльф присел у двух первых ковров, чтобы проверить всё ещё раз. — Хорошо. Эти два беру, за остальные вернёшь деньги.

    — Какой нам смысл с этих денег? Нам транспорт нужен. Или ты на горбу всё потащишь? — встрял Элверан прежде, чем Ревиглаз успел возразить.

    — Если здесь найдутся нужные реагенты — обновить эти, — эльф похлопал ладонью по коврам. — Или нанять ещё один ветролёт.

    — Хм, — подумал Элверан, глянул на Ревиглаза. — Ты знаешь Гиза?

    — Которого? — уточнил Эрве.

    — Какого ещё Гиза? — насупился зеленоухий
    Зараза даже не попытался вспомнить полное имя:
    — Который на краю бухты ангар с ветролётом держит.
    — А, этот, — Ревиглаз фыркнул. — Он ненормальный. И ветролёт его не летает.

    — Не дурнее прочих, — ответил Эрве. — Но да. Он его разбил с месяц назад.

    Элверан с непониманием поглядел на рыцаря, скривился:
    — Сколько там эти ковра два стоили?

    — Достаточно, чтобы не спускать этому, — эльф кивнул на гоблина. — С рук его лень.
    Нда, темноволосый эльф, похоже, совершенно не собирался ни лишний раз шевелиться, ни вникать в тонкости дел в экспедиции. Ясно, отчего Морея так на него взъелась.

    — Я спросил сколько, — общие фразы Элверана не устраивали.
    Впрочем, если рыцарь и собирался отвечать, Ревиглаз перебил бы его всё равно:
    — Я не собираюсь возвращать полную сумму. Первый ковер был нормальный. Вы его перегрузили, вот он и порвался.

    — Перегрузили? Скажи ещё, его на гномов рассчитывали.
    Элверану эльф вместо ответа пихнул в руки бумаги. Пусть просвещается: список как раз открыт на нужной странице.

    Зараза отшатнулся так, словно его собиралась ужалить змея. Глянул на кипу листков, рассыпавшуюся на полу, потом посмотрел на рыцаря, как на больного на голову.
    И это что, по его разумению, Элверан должен всё читать, чтобы найти ответ на свой вопрос? Впрочем, а что ещё ожидать от нежити?
    — Короче, — глянул он на Ревиглаза. — Ты действительно хочешь, чтобы я сейчас сообщил Пройдохе, какое говно ты нам пытался всучить вместо ковров-самолётов?
    Судя по выражению неуверенности, стёршему с зеленой морды наглую ухмылку, гоблин этого как-то не очень хотел.
    — Н-не думаю, — промямлил Ревиглаз.
    И вот зачем он выдал им эти ковры? Мог бы ведь ещё кому всучить. Куда теперь этот хлам? Только на свалку.
    — Вот и замечательно, — кивнул Элверан, подбирая фонарь и стараясь держаться от рыцаря на почтительном расстоянии. — Сейчас ты пойдёшь со мной и выдашь мне неустойку. И лучше бы ей оказаться точной, — подтолкнул гоблина к проходу между ящиками.

    Рыцарь собрал рассыпавшиеся бумаги, аккуратно сложил их, убрал обратно под куртку и зашагал вслед за Элвераном.

    Ревиглаз артачиться передумал. Знал бы, что с экспедицией будет кто-то из людей Пройдохи, не стал бы рисковать.
    Затерявшийся между стелажами и грудами ящиков рабочий стол Ревиглаз нашел быстро. Отсчитал на край стола положенную сумму, протянул Элверану.
    — Мы в расчёте? — поинтересовался зеленомордый у сгребающего в кожаный мешочек деньги эльфа.
    — Если я обнаружу в твоей поставке тушёнку времен второй войны, или не горящий бензин, то я покажу тебе, какой должна быть хорошая, правильная продукция. Ты меня понял?
    Коротышка кивнул с небольшой задержкой: «Нужно будет поменять. Ни к чему неприятности».
    — Отлично.
    Элверан развернулся и наткнулся на рыцаря: тот уже тянул руку за кошельком с неустойкой.

    — Чего? — хмыкнул эльф, убирая руку с деньгами за спину. — Всё проверили, все свободны. Возвращайся к своей хозяйке. Здесь делать больше нечего.

    — А ты, значит, ещё два ковра искать пойдёшь? Или ещё двух девиц? — прищурился эльф.

    — Не твое собачье дело. С твоей хозяйкой я разберусь сам, — раскланиваться в реверансах Зараза не собирался. Не с этим.

    Столь же нахальный человек, к примеру, в похожих условиях уже баюкал бы онемевшую руку, но син’дорай — это другое дело.
    — Как знаешь.
    Эрве вышел за дверь и, не дожидаясь спутника, отправился в таверну.

    Это немёртвое создание, которое Зараза и за сородича-то не считал, будило в нём, пожалуй, даже более сильные чувства, чем его высокомерная хозяйка.
    Покинув негостеприимный склад, эльф вскинул голову, разглядывая звёздное небо. Интересно, стоит поискать Гиза сейчас или отложить на завтра? Ведь вряд ли он будет ждать Элверана в этот час. Хотя, кто их, странных гоблинов, знает? Вздохнул, засунул руки в карманы куртки и отправился к гаражу сумасшедшего механика.

   
   

* * *

   

    В таверне рыцаря уже ждали. Поднялся, махнул здоровенной лапой лысый орк, зазывая эльфа за свой стол, ткнул знакомца кулаком в знак приветствия:
    — Этот мешок с костями — причина ваших бед, — рыкнул он своим спутникам. — Как и того, что я пока топчу этот бесов снег.
    Ещё двое зеленокожих дикарей с недобрым прищуром изучали длинноухую нежить.
    «Шадмар», «Иска» — по очереди назвали себя брат с сестрой.
    — Мы помним, Селрок, — кивнула лысому поджарая охотница на двуногую дичь.
    — Выпей пока ещё, — отозвался Эрве и отправился наверх, за Мореей.
    Явившаяся в зал волшебница замерла в задумчивости у шумного стола. Ей снова думалось о големах, только выкрашенных в зелёный цвет. Морея недоверчиво покосилась на Эрверина, потом на орков. Села, развернула бумаги:
    — Условия такие…
    — Рыжая, ты нас просто хорошо корми и дай где спать, — оборвал её Селрок. Закорючки эти были им ни к чему.
    Та снова подняла взгляд на рыцаря:
    — Хорошо. Раз уж вы всё уже обсудили, осталось дождаться господина К’нельрельна.
    — Кого? — буркнул Иска. От эльфьих словес его клыки заныли уже сейчас.
    — Техника, — Морея, впрочем, сомневалась, что громиле это что-то объяснит.
    На том и порешили. Худосочная женщина ушла, Иска и Шадмар подобрали свои мешки и тоже ушли, договариваться с трактирщиком о комнате, а Селрок и вправду выпил ещё и ещё, походя вливая свежие байки в длинные серые уши Эрве.

   

ID: 15530 | Автор: Волонтёр Ringamor
Изменено: 10 июня 2014 — 0:40