Снежная буря Соленый ветер

Морея Кериасар
Ilweran Snowstorm
Аирита Освященная Солнцем
Эрверин

    Морея вышла из портала и набросила на плечи тёплый плащ. Мех терропарда поверх яркого платья для прогулок по столичным улицам — в горы так обычно не собираются. При себе у неё была только пухлая сумка через плечо.
    Рядом суетились зеленокожие коротышки, таскали туда-сюда коробки, ящики и мешки.
    Волшебница кинула монетку единственному гоблину, стоявшему на месте и свирепо зыркавшему на сородичей, запахнула плащ поплотнее и вышла за дверь. Как только Луносвет остался за спиной, эльфийка заметно расслабилась и на её губах даже промелькнула лёгкая улыбка.
    На улице её ждали. У груды ящиков, сложенной у одного из фонарей (судя по всему — неисправного, то и дело моргавшего) стоял, сложив руки за спиной, высокий эльф. Свежий, сырой ветер, трепавший ветви деревьев, ничуть его не беспокоил.
    Худое, осунувшееся лицо, серая кожа, тонкие серые губы, жёсткие седые волосы, светящиеся синим глаза — нежить, как есть нежить, не лишённая, впрочем, некоторого эльфийского же лоска. Волосы затейливо заплетены в косу. Было бы больше света — лучше был бы виден и неброский узор на плаще, тиснение на коже доспеха и ножен для парных клинков.
    Эрверин придержал Морею за локоть: за спиной прильнувшей к нему эльфийки, только что легонько сжавшей ладошкой его предплечье в знак приветствия, громко захлопала дверь. Наружу высыпалась вереница гоблинов-носильщиков.
    — Наши вещи на месте? — подняла глаза волшебница.
    Эльф кивнул.
    — Наёмники?
    — Пара сегодня покажется. Позже.
    — Жаль, что свободных големов в мастерских не осталось. Я бы предпочла их.
    Немёртвый эльф и его дорого разодетая спутница не торопясь шли к таверне.
    В «Солёном ветре» было тихо и пусто. Только сонный гоблин хлебал свой ранний сытный завтрак за столом в углу, а помятый старик у стойки что-то негромко рассказывал трактирщику, унылому дородному дворфу.
    Эльфы в зале тоже не задержались — поднялись по лестнице в комнату: не чета тем, что в «Золотом клевере», конечно, но достаточно просторную и приличную даже для длинноухих.
   

* * *

   
    Аирита проснулась намного раньше Элверана. За окном стоял полумрак. Эльфийка поднялась, поёжилась от холода и накинула на плечи куртку, подбитую мехом. Порывшись в дорожной сумке, собранной для неё служанкой рыжего, вытащила щётку для волос и села на край кровати, расчесывать волосы. Она не торопилась, ведь эльф рядом еще спал. Закончила, посидела ещё с час, ожидая, пока Элверан проснётся и, наконец, осмелилась тронуть его за плечо.
    — Просыпайся. Кажется, уже утро.
   
    — Кажется? — буркнул сонный эльф, приподнимая голову и тщетно пытаясь убрать волосы с лица. Зыркнул на окно.
    — О Солнце и Луна, кто тебя поднял в такую срань?
    Похоже, Элверан спросонья не разобрал, что полумрак в комнате царит благодаря плотно задёрнутым шторам, а не раннему часу.
    Завозился, выпутываясь из покрывала — все равно не уснёт уже, да и в желудке вопиюще пусто. Небрежными движениями пятерни зачесал растрёпанный хвост, покосился на эльфийку:
    — Идём, поедим?
   
* * *

    Морея проснулась после полудня. Потянулась, встала, подобрала волосы. С платьем она расставаться пока не торопилась и деловито влезла в свой прежний наряд. Эрве в комнате не было. Наверное, или сидел внизу, или отправился размяться. Волшебница и сама решила спуститься в зал, пообедать. Стол она выбрала так, чтобы можно было видеть и лестницу, и входную дверь — и чтобы столы соседние были пусты.
    Разносчица-дворфийка поставила перед Мореей сначала чашку чая, потом тарелку с тушёной крольчатиной — всё, как и заказано, хотя заказала эта гостья на диво мало. Хотя что взять с таких тщедушных-то.
    Сперва казалось, что в заведении работали исключительно родственники виденного накануне дворфа, однако мимо прошла девушка явно человеческого происхождения, неся поднос с жареной дичью двум сомнительным типам, сидевшим ближе к стойке. Один из них что-то сказал другому, и оба начали гыгыкать, периодически бросая на Морею косые взгляды.
    Однако та куда больше внимания уделяла обеду, чем тому, что делалось по сторонам.
    Тот, который говорил, придержал подавальщицу, накарябал что-то на салфетке и сунул ей в руку. Потом кивком указал в сторону эльфийки, не переставая ухмыляться.
    Девушка подошла к столу Мореи, положила на него салфетку с надписью и быстро удалилась. На салфетке было нацарапано на полуграмотном всеобщем:
    «Эй, красавеца, за сколько продаеш платишко? Или сама продаешся в таком красивом?»
    Эльфийка покосилась на бумажку мимоходом, поверх чашки — и тут же со стуком опустила посудину на столешницу. Проводила колючим взглядом девушку, покрутила головой, озираясь.
    Тип из-за стола ближе к стойке подмигнул ей.
    Уткнув в нахала яростный взгляд, волшебница демонстративно смяла салфетку в тугой комочек и смахнула его на пол.
    Тот поднялся и направился к эльфийке, на ходу тряхнув головой, убирая волосы со лба. Мужчина явно был уверен в собственной неотразимости. Одетый дорого, с кинжалом калдорайской работы на поясе, он подошел и поинтересовался:
    — Мадам не хочет приятно провести вечер?
    — Мадам хочет спокойно поесть, — был ему ответ.
   
    Элверан, как раз спускавшийся по лестнице со второго этажа, краем глаза отметил эту выбивающуюся из общей картины сцену. Разглядел главную его участницу, усмехнулся и направился к стойке, заказать завтрак на двоих.
   
    Аирита молча спускалась следом за эльфом. Она заметила человека, пристававшего к эльфийке, и его компанию — и порадовалась, что она не одна. Заняла столик подальше, предоставив своему спутнику самому выбирать завтрак.
   
    — А мне одна говорила, что вечером вредно есть, — назойливый мужчина громко рассмеялся собственной шутке.
   
    Элверан оперся локтем о край стойки, полуобернулся, наблюдая за происходящим. Интересно, Морея сама разберётся, или кто-то вмешается раньше?
   
    Аирита хмыкнула: если это и была шутка, то очень плохая. Она таких вот «шутников» тоже сразу осекала. Не любила она нахалов, слишком уверенных в себе.
   
    Морея поморщилась.
    — Вашу бы настойчивость, да к чему-нибудь полезному применить.
    Сидящие в зале посетители оборачивались посмотреть на эту сцену, но никто не торопился вмешаться. Большинство были завсегдатаями и знали, что любые попытки навредить имуществу и гостям будут пресекаться в корне. Для напоминания об этом над головой дворфа за стойкой, на стене, висела внушительная двустволка.
   
    По своему опыту Аирита знала, что не каждую женщину в тавернах нужно защищать и поэтому спокойно наблюдала за «ухаживаниями» человечка. Судя по роскошным одеждам эльфийки она была не по карману пижону, и саму девушку больше волновало то, как скоро Элверан управится с заказом.
   
    — Да ладно тебе, красавица, чего ломаешься? Давно настоящего мужчины не было, всё одни ушастики худосочные? — пижон попытался взять Морею за руку.
    Волшебница подалась назад, к спинке стула, шепнула что-то одними губами. Простой, незаметный фокус, чтобы рука мужчины замерла, будто кто-то крепко её поймал на полужесте.
    Мужчина тут же выхватил кинжал и ткнул во что-то невидимое рядом. Раздался легкий треск, между его рукой и лицом Мореи сверкнула небольшая молния и осыпалась облачком волшебной пыли — кинжал был явно зачарован. Потом разбойник замахнулся было на волшебницу, но его остановил гулкий удар кулаком по стойке.
ID: 14762 | Автор: Волонтёр Ringamor
Изменено: 22 марта 2014 — 16:47