Очарования и разочарования (окончание)

Ilweran Snowstorm
Рэвиалан "Пройдоха" Солнечный Блик
Морея Кериасар

   
* * *

   
   На следующий день Гватель все-таки уговорила брата наведаться в Луносвет.
   _
   Вот и поди разберись после этого, он ей помочь хочет или угробить пытается.

   
   В городе Гватель заметно оживилась, даже стала поспевать за братом. Беспрерывно трещала, рассказывая, что и где рисовала, что и где собирается нарисовать. От тех самых “вкусных пирожных” не осталось и следа, свою порцию эльфийка уничтожила с небывалой скоростью.
   
   - Неужели тебе здесь не нравится?! Такой потрясающий город! Нигде в мире больше такого нет.
   
   Кажется, и вовсе не смотрел по сторонам Тиэлис. Будто цель себе какую поставил и напрямик шёл. Если и возникли у него какие чувства к родному городу, то на лице ни тени отражения не нашли. Эльф проглотил пирожное быстро, словно кусок мяса оторвал, и будто вкуса не почувствовал.
   
   - Баловство одно! - констатировал Тиэлис и бросил взгляд в сторону прогуливающейся пары. - Нигде такого города нет, ты права! Со спины и не отличишь, кто мужчина, а кто женщина. Или оттого, что я долго отсутствовал или оттого, что всё стало настолько хуже!
   
   - Как же не отличишь? - глаза Гватель округлились от удивления. - Это тебя, братик, носило слишком долго по чужим землям. А куда это ты так целенаправленно бежишь? Я не хочу в ту сторону… Пойдём посидим на площади у фонтана. Я тебя нарисую.
   
   - Я помню, там была тренировочная площадка! - твёрдо рявкнул эльф и, резко остановившись, к сестре обернулся, посмотрел сверху вниз. - Дружков своих рисовать будешь! Мне-то это на что?!
   
   - Себе оставлю, - Гватель, кажется, даже рассерженно глядела на брата, скрестив руки на груди. - А то тебя унесёт опять куда-нибудь, так хоть портрет твой останется.
   
   - А память тебе на что?! - огрызнулся Тиэлис на доводы Гватель. - Был тут у нас один, попутчик. Сидел всё, рисовал что-то. На голову пришибленный. По мне - бесполезное занятие!
   
   В полдень на тренировочной площадке было не много желающих совершенствовать свои боевые навыки. Обычно максимальный наплыв был с утра или ближе к вечеру - и попрохладнее, и партнеров для спарринга поболее.
   
   Эльф, стоявший на краю площадки у стенда для стрельбы, видимо, в компании не нуждался, потому и пришел в этот час. Высокий, черные волосы собраны в хвост. Простая одежда. Пустой колчан за спиной.
   Круто изогнутый композитный лук в его руке, без лишних украшений, без изысков, производил впечатление добротного, дорогого оружия. Второй рукой эльф со раздражением выдирал стрелы из мишени. Почти все они легли по краям, одна даже умудрилась вонзиться в столбик подставки, и лишь пара торчала во втором круге от центра.
   Когда эльф обернулся, стало видно, что правый его глаз закрыт повязкой.
   
   Гватель сердилась. Сердилась, но послушно плелась за братом на эту его тренировочную площадку.
   - И что мы там будем делать?
   Впрочем, на площадке недовольство на её лице вскоре сменилось замешательством вперемешку почти с ужасом - она заметила знакомую фигуру черноволосого эльфа. Попыталась спрятаться за братом, но от этого вряд ли стала менее заметной.
   
   Эльф направился было дальше, отмеряя мостовую широкими шагами, как остановился резко и вновь к сестре повернулся.
   - А тебе какое дело?! Да ты, никак, прячешься!
   Разразился хохотом Тиэлис и осматриваться принялся.
   
   Стрелок же давно сложил собранные стрелы в колчан, и теперь, стоя у другого конца площадки, кажется, приценивался к своей мишени.
   Движение, которым он направил стрелу в цель, было быстрым, почти неуловимым. Только тренькнула отпущенная тетива. Но стрела вонзилась снова лишь во второе кольцо от центра. Кажется, несколько расстроенный этим фактом брюнет выпустил еще четыре стрелы подряд. Довольно быстро и плавно, стоит заметить. Но лучшим результатом стала лишь одна стрела в первом круге от яблочка.
   На происходящее вокруг он словно обращал внимания. Такое чувство, что для него сейчас существовали лишь он, его лук, стрелы и проклятая мишень.
   
   Гватель сначала вздрогнула от громких выкриков брата, затем замерла, словно завороженная, наблюдая за черноволосым эльфом. Машинально сняла рюкзак, выудила оттуда плотный лист и несколько угольков. Уселась прямо на камнях мостовой, так и не отведя взгляда ни на секунду. Быстрыми, чёткими штрихами запечатлеть мгновение.
   
   Странно на Гватель посмотрел Тиэлис. Плеснулось во взгляде его что-то чужое будто. Плеснуло и подёрнулось раздражением. Казалась ему сестра совсем иной, не той, что он знал и так трепетно оберегал когда-то. И так на душе тягостно стало и мерзко, что пнул он ногой случайный камень и выругался грязно, по-армейски.
   - Как тот… тронутый с дирижабля! - рявкнул и сплюнул. - Знакомый твой?!
   В сторону чуть головой повёл Тиэлис, на черноволосого лучника показывая.
   
   Тонкий уголь в пальцах девушки сломался. Она закрыла глаза и опустила голову, смазав набросок солёными каплями.
   - Не кричи на меня… - тихий голос был едва слышен.
   
   - Я не кричу! Я говорю! - выдохнул Тиэлис. - Как мне ещё говорить?! Шептать?! Так не умею я шептать! И ты это знаешь!
   Тиэлис с искренним удивлением и недоумением на сестру уставился.
   
   - Кричишь. И постоянно чем-то недоволен… - она взглянула на эльфа снизу вверх. - Почему? Почему сейчас, когда я честна перед тобой и собой, а не тогда, когда я умирала от собственной никчёмности и спасалась в бесконечной лжи? Почему?..
   Гватель не договорила. Голос внезапно куда-то делся, но она продолжала пристально смотреть на брата влажными глазами, ожидая ответа.
   
   Увлеченные друг другом эльфы не видели, как стрелок снова вытащил из мишени стрелы. Как развернулся, собираясь вернуться на позицию, как мазнул взглядом по ругающейся паре.
   Левый глаз прищурился, губы перекосило едкой усмешкой.
   Вернулся на место. Стал, глубоко несколько раз вдохнул. Плавно поднял лук.
   Три стрелы взмыли в воздух едва ли не одновременно, вонзились две в яблоко, одна в первое кольцо.
   Зараза широко ухмылялся.
   
   - Я не умею говорить по-другому! Я не понимаю, что тебя не устраивает?! Да я всегда, всю жизнь так разговариваю! И я всегда всем доволен! Я просто не вижу смысла в рисовании портретов! Ну вот не вижу и всё! И меня раздражает, когда мужчина выглядит как леди! И меня бесит лиловый цвет этих занавесей! Я вернулся ради вас с стариком! Я ненавижу этот фальшивый игрушечный город!
   Действительно, со стороны казалось, будто эльф кричит в гневе. На деле, Тиэлис был совершенно уверен, что говорит достаточно тихо и даже не попытался понизить тон.
   
   Гватель поднялась на ноги. Бросила короткий взгляд на лучника, убедиться, что эльф всё так же занят своим делом.
   - Он ровно настолько фальшивый, насколько ты хочешь его таким видеть… И в прошлый твой приезд ты меня хотя бы обнял.
   
   А Элверан особо занят своим делом уже не был, вполне удовлетворенный результатом многодневных тренировок. Он переместился ближе к эльфам, оперся плечом о столбик на краю площадки и беззаботно произнес:
   - Я думаю, он не сможет говорить тише. Даже если вдруг захочет.
   
   Гватель спешно спрятала за спину недавние наброски.
   
   Тиэлис помолчал и, подавшись вперёд, обнял сестрицу, стараясь проделать это движение как можно слабее. Но, как и с голосом, понятие “слабее” имело для него несколько иное значение. С чувством исполненного долга он отпрянул и покосился в сторону лучника.
   
   - Именно так!
   
   - Это кто? - мотнул головой в сторону эльфа Зараза, глядя на Гватель.
   Лук все так же в руке. Несколько стрел в колчане за спиной. Простая темная рубашка и штаны, кожаные невысокие сапоги.
   Левый глаз смешливо щурился.
   
   - Брат… - отозвалась девушка, всё ещё не оправившись от крепких объятий Тиэлиса и придвинувшись к нему поближе. - Знакомьтесь, пожалуйста, сами…
   
   Тиэлис перевёл взгляд с лучника на сестру, затем обратно, будто оценивая. Каким-то своим особым чутьём словно понял, каков из себя знакомец Гватель. Оскалился в улыбке странной и руку протянул.
   - Тиэлис!
   
   Элверан руку в ответ протягивать не спешил:
   - Последний, представившийся братом твоим, пытался тебя то ли убить, то ли изнасиловать.
   Перевел взгляд на эльфа, чуть склонил голову на бок, словно прицениваясь.
   
   - Я говорила вам, что он лжёт…
   
   Тиэлис нахмурился. Пропал оскал улыбки, плотно сжались губы. По лицу тени заскользили.
   - Какой брат?! Ты с кем опять связалась?!
   
   Элверан примиряюще поднял руку:
   - Тише. Я уже понял, что ты не головорез с улицы, - рассмеялся, протягивая руку Тиэлису. - Элверан.
   
   Гватель молчала. Смотрела куда-то в сторону, теребя за спиной листок. Впрочем, через какое-то время она вздохнула.
   - Опять?.. Опять? Я даже не знаю, кто это был…
   
   Тиэлис пожал руку машинально. Кивнул коротко и выжидающе посмотрел на сестру и знакомца её. Замолчал неожиданно.
   
   Элверан же руку пожал с силой, будто на крепость пробуя.
   - Я не думаю, что с тем типом она успела связаться. Поговаривают, он потом свалился в фонтан, будучи мертвецки пьяным.
   Зараза с широкой улыбкой поглядывал то на брата, то на сестру:
   - Захлебнулся, бедолага.
   
   Эльфийка закрыла глаза. Глубоко вздохнула, будто было трудно дышать. И не слишком удачно попыталась перевести тему:
   - Тиэлис, мы же сходим потом посмотреть картины? Я познакомлю тебя с мастером. Может быть, ты сам удостоверишься, что у него нет недобрых помыслов…
   
   При словах девушки Зараза скептически хмыкнул. Почти не заметно. Почти.
   
   - Я не собираюсь смотреть твою мазню, пока ты не расскажешь мне, что здесь происходит! - рявкнул Тиэлис нетерпеливо.
   
   - А я знаю?! - Гватель вспыхнула на мгновение. - Откуда мне знать, какие мысли в голове у безумца, который гонялся за мной с ножом?
   
   Элверан поморщился, когда эльф снова заорал.
   - Ты не на поле боя. И она - не твой солдат. Я думаю, ей и правда нечего рассказать. Мало ли, кто шатается по городу после полуночи?
   
   Молчал с минуту Тиэлис. Напряженно молчал. Словно в изваяние превратился. Губы сжаты плотно, шрам у виска совсем побелел. Разорвал тишину своим громким голосом. Пытался тише говорить, но всё не выходило.
   - Представился братом. Бегал с ножом. Свалился в фонтан. Нелепая смерть и… нечестная, да. Я уже говорил, сестра, больше жить здесь ты не будешь.
   
   Гватель прикрыла глаза, покачнувшись. Взглянула на обоих эльфов невидящим взглядом. Как будто реальность перестала для неё существовать. Развернулась и молча побрела куда-то, едва удерживая в одной руке рюкзак, а в другой - рисунок.
   
   Элверан вздохнул. Глянул на брата Гватель:
   - Зря ты так. Если ты заберешь у нее то единственное, что она по-настоящему любит - ты ее потеряешь. Совсем.
   Он видел, что девушка уходит. Бредет, словно ничего не видя, прочь.
   Зараза ждал.
   
   Тиэлис не взглянул на эльфа. Ни слова в ответ тот не услышал. Смотрел на спину сестры, так скоропалительно приносившей в жертву там, дома, то единственное, что по-настоящему любила. Не научилась отвечать за свои слова. Ребёнок.
   За Гватель Тиэлис направился. Поравнялся с ней и пошёл рядом. Молча. По привычке чеканя шаг.
   
   Элверан колебался. Догнать? Оставить так? Тронул ворот рубашки, потянул за висевшую на шее цепочку:
   - Эй! Гватель?
   
   Она остановилась. Не сразу, но всё-таки остановилась, молча обернувшись и глядя сквозь эльфа.
   
   Элверан не спешил, что-то колдуя то ли с воротом своей рубахи, то ли с запутавшейся цепочкой.
   Тряхнул головой, в пару шагов нагнал эльфов. Протянул Гватель браслет. Один из тех, что она вручила когда-то Рэвиалану:
   - Возьми. И не снимай никогда.
   На нем не было никаких вредных заклятий. Даже наоборот. Когда Датрис захочет пошалить в следующий раз, пытаясь взглянуть ее глазами, - его ждет неприятный сюрприз. Вот только говорить об этом Элверан не спешил.
   
   Её руки были заняты, а потому в обмен на браслет пришлось отдать эльфу рисунок. Мимолётное мгновение, набросок, всего лишь настроение и чувство. Смазанное кое-где солёными каплями.
   Она молчала и будто бы ждала чего-то ещё. Неосознанно.
   
   Тиэлис терпеливо ждал, сдвинув брови к переносице. Проявление чувств отчего-то неимоверно раздражало его всегда. Эльф отвернулся и сверлил взглядом колыхавшиеся лиловые занавеси в окне соседнего дома. Наконец, выдохнул:
   - Обменялись сентиментальным?! Можно идти?!
   
   Зараза, казалось бы, на рисунок даже не глянул.
   - Сентиментальным? - пренебрежительно фыркнул. - Этот браслет защищает от “внутреннего взора”. Надеюсь, тебе не нужно объяснять, что это такое? Думаю, с таким мастером Гватель это пригодится.
   Развернулся и пошел прочь, возвращаясь на тренировочную площадку. В левой руке сиротливо болтался листок пергамента.
   
   Гватель ничего не ответила, да и, кажется, не расслышала сказанного. Развернулась и побрела в прежнюю сторону. Наверное, домой.
   
   Услышав о “внутреннем взоре”, Тиэлис совершенно помрачнел. Бросил на эльфа взгляд хмурый, кивнул коротко и отрывисто как-то и направился за сестрой, догнать которую не составило никакого труда. Странную пару они представляли собой - потерянная Гватель и размашисто шагающий Тиэлис, который будто вновь почувствовал цель.
   
ID: 14653 | Автор: Волонтёр Ringamor
Изменено: 20 июня 2014 — 19:08