Очарования и разочарования (окончание)

Ilweran Snowstorm
Рэвиалан "Пройдоха" Солнечный Блик
Морея Кериасар

   
* * *

   
   
Трогательная встреча

   
   А тем временем в дом отца Гватель, откликнувшись на ее письмо, наведался брат.
   
   Тиэлис не знал, как долго спал. В сон без сновидений провалился — такой неожиданный, спасительный. Ничего не замечал Тиэлис. Ни того, как отец сидел у его постели, ни сверлящего взглядом тощего серого кота, затем начавшего лизать его свесившуюся с кровати руку, ни прохлады, ворвавшейся через тонкие занавеси. Давно не спал так Тиэлис. Казалось, восполнить сполна решил.
   
   Вовремя приехавшая к отцу Гватель одним сидением у кровати брата не ограничилась. Во-первых, села она на кровать. Во-вторых, не удержалась — принялась перебирать его волосы, осторожно, опасаясь разбудить. Смотрела, любовалась и никак не могла наглядеться.
   
   Сколько времени так прошло?.. Быть может, два часа. А может и целая вечность.
   
   Сплелись в кольцо пальцы на запястье. Крепко — не разожмёшь. Рывком, неожиданно. Подался вперёд. Взметнулись чёрные волосы. Вцепился в жертву спросонья. Инстинктом стало. Никогда не расслабляться, если жить хочешь.
   
   — Тиэлис… Это я… — Гватель, хоть и перепугалась немного, но смотрела на брата с улыбкой. Осторожной, виноватой улыбкой.
   
   — Кто — “я”?! — рыкнул эльф, будто всё ещё приходя в себя. Смотрел вперёд и не замечал словно. А затем оскалился вдруг, улыбаясь, и попросту сестрицу кулаком свободной руки в плечо ткнул. Только тогда и разжал хватку. Опомнился. — Не подкрадывайся, мелкая!
   
   — А я и не подкрадываюсь… — мягко улыбнулась она и тут же обняла эльфа. — Я так рада тебя видеть… Ты не сердишься? Скажи, что не сердишься, пожалуйста…
   
   Она кусала губы, всеми силами стараясь не расплакаться.
   
   Раздражали Тиэлиса проявления нежности. Ох, как же раздражали! Не принимал он их, отметал, как любую слабость. Не может в нём быть слабости. Давно уже стену воздвиг и оборонял свои чувства ревностно.
   
   — Прекрати вымаливать, меня это раздражает! Да отцепись уже! — рявкнул эльф, но беззлобно как-то это у него вышло.
   
   Выпрямился, расправил плечи и взглянул на сестру пристально. Изменилась сестра. Блеклая какая-то… Или раньше всё другим казалось?
   
   Да и он, Тиэлис, изменился. Показался уродливый шрам, тянущийся от правого плеча к противоположному боку. Новый. Завернулся эльф в одеяло.
   
   — Дурак… — привычно бросила эльфийка и слезла с кровати. Ходила туда-сюда по комнате, осматривала, будто видела в первый раз. — Надолго приехал?
   
   — На пару дней. Там неспокойно. — многозначительно Тиэлис ответил. Где оно было, это удивительное “там” — совсем необязательно уточнять. И так всё на слуху. Опустил ноги на пол и посидел так в тишине, хмуро сверля спину сестры взглядом.
   
   — Говорят, в городе вкусные пирожные!
   
   Гватель резко обернулась.
   
   — Кто это такое говорит? — фыркнула она. — Съездим? Когда?
   
   — Да так… попутчики, — уклончиво изрёк Тиэлис, завязывая тесемки на штанах. Выпрямился, вновь плечами повёл, разминаясь. Прищурился. — И что я в этом городе забыл?! Я прохлады хочу! На реку хочу! Пожрать — и на реку!
   
   Будто не умел тихо говорить Тиэлис. Рявкал отрывисто.
   
   Гватель сощурилась в ответ.
   
   — Кажется, братик чего-то не договаривает, — тихо хохотнула она. — В город мы можем съездить завтра, если не хочешь сейчас. Покушаем — на реку…
   
   — Ты с кем опять живёшь?! — вдруг просто, без обиняков, выдохнул эльф, взлохмачивая пятернёй волосы. Будто принципиально он расчёской не пользовался. Ан нет, помедлил и принялся причёсываться найденным в своих вещах огрызком гребня.
   
   — Я живу у мастера. В отдельной комнате. Пришлось переехать, потому что мою комнату в таверне… ограбили и разворотили.
   
   Девушка отвернулась.
   
   — Но это не интересная история.
   
   Фыркнул Тиэлис, а затем расхохотался громко, запрокинув голову.
   
   — Не иначе, из ревности! В отдельной комнате! Просто так, за красивые глаза, да?! Я думал, это прекратилось тогда!
   
   Эльф резко развернулся и всмотрелся в лицо Гватель своим колючим взглядом. Тонкие ноздри его вздрагивали, а шрам на виске, побледнев, стал совсем явственным.
   
   Она закрыла глаза, глубоко вдохнув.
   
   — Не веришь?.. Хочешь сам посмотреть? Спросить у Датриса? — помолчала немного и добавила: — Если ты хочешь, я перееду сюда. Насовсем.
   
   Тиэлис помолчал и, помедлив, выдохнул:
   
   — Хочу. Старику нужны помощники. Кто-то должен вести хозяйство.
   
   Гватель побледнела. Так и осталась стоять с закрытыми глазами недвижной статуей.
   
   — Хорошо…
   
   Тиэлис коротко кивнул и, взяв из угла ведро с колыхнувшейся в нём водой, отодвинул занавесь и вышел во двор. С улицы раздались плеск воды и довольное покряхтывание.
   
   — Эй, а как я буду учиться рисовать? — крикнула вслед эльфийка.
   
ID: 14653 | Автор: Волонтёр Ringamor
Изменено: 20 июня 2014 — 19:08