Лавка Блёклых Сумерек В поисках понимания

Тесмена Блёклые Сумерки
...и еще миллион персонажей Gjyr
Рингамор

Вместо золота

Дарнас. Поздний вечер, на следующий день после разговора с Тасарэ.

Три дня и никаких чётких указаний. Предоставленный сам себе Рингамор плохо понимал, что ему делать столь долгий срок. Ждать, сидя на берегу пруда, подальше от широких улиц, оказалось непросто.
Сначала на него натолкнулась стайка юных эльфиек. Они звонко щебетали что-то на родном языке, смеялись, прикрывая тонкими ладошками губы, и с любопытством разглядывали рыцаря. Потом был эльф, судя по одеждам и оружию — из городской стражи. Он доходчиво разъяснил рыцарю на всеобщем, что не стоит тут сидеть и смущать жителей. Рингамор ушёл опять бесцельно бродить по городу.
Ещё вчера эльф понял: его не устраивает то, что на местном наречии он практически ничего не понимает. Проблему мог решить браслет, приглянувшийся ему у чародейки, но монет в кошеле не прибавилось. Впрочем, прошлый опыт общения с живыми подсказывал, что не всегда для оплаты подходят лишь деньги.
Так вечером он снова оказался у дверей чародейской лавки.

В этот час Тесмена едва успела вернуться домой. Пусть день был долгим, но свежий осенний воздух отогнал сон, а потому наверх она не торопилась: сбросила плащ, велела слугам подать чаю и лёгкой снеди, проверила свитки на стойке, деревце, плошку с орехом, — и наконец устроилась на кушетке, перебирать свежие письма.

Рингамор снял латные перчатки, закрепил их на поясе, и только после этого заявил о себе троекратным стуком.

В ответ ему не раздалось ни звука — но, впрочем, и дверь оказалась не заперта.

Рассудив, что может войти, рыцарь толкнул приоткрывшуюся дверь и остановился недалеко от порога, привычно положив левую ладонь на навершие меча.

Хозяйка встрепенулась, подняла голову — и нахмурилась.
— Ишну-ала, — сухо бросила она гостю, снова явившемуся её тревожить.
Страх её поутих, уступив место брезгливости: за минувшие ночи Тесмена успела выяснить у сведущих сородичей, с каким созданием ей пришлось столкнуться.

Тянулось молчание — пока слуга снова не застегнул на тонком запястье зачарованный серебряный браслет. Но и после того высокорожденная лишь холодно смотрела на мужчину и не торопилась начинать бесед.

— Мне нужна вещь, подобная этой, — эльф кивком указал на украшение. Говорил он хрипло и гулко, словно хотел попробовать на прочность стены этого дома.

— О, так теперь её цена стала приемлемой? — чародейкин голос зазвучал намного любезней. Предвкушение щедрой платы смягчило её неприязнь.

— Нет. У меня нет таких денег, — эльф покачал головой и помолчал мгновение, подбирая слова:
— Но, возможно, есть что-то другое. Другая цена.

Сдержанная улыбка женщины увяла.
— Нет. Другой нет, — Тесмена фыркнула от досады и насмешливо добавила: — Тебе даже нечего предложить!
Это просто не укладывалось в голове: как только рыцарю пришло в голову явиться к ней с пустыми руками и пустыми просьбами!

— Я не знаю, что я могу предложить.
Это была истинная правда. Он не понимал, что могло ей пригодиться. Еды и одежды у неё было в достатке. Что ей ещё требовалось?

— Вернёшься, когда узнаешь, — пожала плечами Тесмена. — И впредь не вноси в мой дом эту мерзость.
Короткий жест должен был, видимо, указать на броню и оружие рыцаря, ведь больше у него при себе ничего не было.
— Иначе тебе действительно понадобится здесь доспех.

— Мерзость? — Рингамор попытался понять, о чем она.
А вот угрозу в последней фразе он распознал безошибочно. Это помогло.
— Я не знал, что в ваш дом я должен являться без него.
Уходить он не собирался. Он не узнал, что может заменить этой вздорной женщине деньги.

Обычно Тесмену забавляли гости, приходившие к ней в дом словно в сердце вражеской крепости, — в доспехе и при оружии, — но не в этот раз.
— Броня нужна на поле боя, верно? Разве мой дом так на него похож?

Эльф задумался. Попытался припомнить хоть раз, когда ему доводилось входить в дома. Ледяные пустоши Нордскола, разоренные нежитью поселения, — практически всегда это было полем боя. Лишь раз он оказался в избушке лесных охотников, но там на него смотрели с опасливой почтительностью, и ничего такого не говорили.
— Я не знал, — и после краткого размышления добавил: — Мне негде его оставить.

От удивления чародейка замялась и замолчала. Эльф, со всей его невыразительностью и бесстрастностью, не просто был похож на причудливую магическую конструкцию, он будто бы и вправду лишь ей и являлся.
— Может, на складе у порта примут… — обронила она.

Склад у порта. Рингамор это запомнил. Но вывод, явно следовавший из беседы, его не порадовал. Он видел множество разных эльфов и людей, — да и других живых, — и они не разгуливали в поддоспешниках или обмотанные бинтами. Где здесь берут одежду? Да, кто-то её продаёт, на манер доспехов, только не зная языка искать продавца он может долго.
Задумчивый взгляд вновь остановился на эльфийке:
— Одежда. Где её взять?

— Вниз по террасе, налево, дом с белыми цветами у порога. Спросишь Арриту.
Видит небо, Тесмена с радостью отдала бы пару перстней за возможность своими глазами увидеть, как этот мужчина заявится в лавку портнихи.

Главный вопрос так и оставался не выясненным:
— Что тебе нужно?

Тесмена молчала и задумчиво поглаживала косу. На что ей такая зачарованная болванка, высокорожденная сообразить не могла. Для всех привычных случаев у неё были древни.
— Что ты обычно делаешь здесь, в городе?

Эльф не знал, что ей ответить. «Обычно» в этом случае для него не существовало. По большому счету, в городе он оказался второй или, может, третий раз. Да и то — проездом.
— Не знаю. Я не бывал в городах.

— А сейчас? В прошлый раз ты искал кого-то. Зачем?

— Доставить письмо.

Хм, посыльный? Негусто. Чародейка собралась уже было выпроводить гостя — да только вдруг поняла, что можно предложить калдорай, когда он ни родного языка не понимает, ни самых простых вещей:
— Вода, — выдохнула она с лукавой улыбкой. — Принеси воды из лунного колодца.

Эльф догадался, что женщина ведёт речь о необычном колодце, но само по себе это знание было бесполезно.
— Где его искать?

— У жриц или у друидов. Ты знаешь, где храм?

— Нет.
Упоминание о жрицах ему не понравилось. Со жрецами рыцари смерти поддерживали молчаливый нейтралитет, подкрепленный опасливой настороженностью со стороны живых.

— Большое и высокое мраморное здание к югу.

Эльф задумался, ориентируясь по обрывочной мысленной карте, составленной во время скитаний по городу.
— С круглой крышей?

— Верно.

— Почему сама не возьмёшь? Это недалеко.
Вопрос был не праздный. Что за вода стоит так дорого? Чародейка, похоже, что-то не договаривала.

— Вышло так, что мне запрещено появляться там… Сейчас, — уклончиво ответила Тесмена.
Улыбка её поблекла. Слишком уж бдительным оказался рыцарь — а с другой стороны, и верно: их же делали для войны.
— Никто, кроме тебя, — Тесмена резко взмахнула ладошкой, — никто не должен знать, что ты берёшь её для меня.

— Тебе запрещено, — повторил рыцарь. — Кому ещё?
Он хорошо помнил приказ Керитоза: «местных не провоцировать».

— Мне, моим древням, да какая разница? — эльфийку рассердил эдакий допрос, но и отказываться от занятной придумки ох как не хотелось. — Тебя же ведь оттуда не выставляли?

— Я там не был, — логично заметил рыцарь, но возможность конфликта тут же учёл.
— Ёмкость?

Хозяйке не понадобился ни жест, ни взгляд; вслед за вопросом гостя из-за ширм и занавесей появился древень и вручил Рингамору флакон с филигранью на крышке.

Эльф повертел в руках причудливый пузырёк и посмотрел на хозяйку:
— Браслет.

— Что? Нет, нет, — возмущённая чародейка вскочила с кушетки и сердито уставилась на эльфа. Потом вспомнила, с кем имеет дело и добавила:
— Не могу же я отдать его тебе до платы.

— Как я буду говорить с другими эльфами? — спокойно поинтересовался рыцарь. Он не хотел неприятностей из-за недопонимания.

— Я и потом тебе его не отдам. Подберём другую основу или сам принесёшь что-нибудь… — продолжала тем временем хозяйка. — Что? А, в храме всё должно быть в порядке. Это мне нет нужды учить языки.

— Хорошо, — спокойный хриплый голос сильно контрастировал с эмоциональной тирадой чародейки.

Эльф развернулся к дверям. Тесмена опустилась обратно на подушки и улыбнулась ему вслед:
— Пусть уменьшатся твои заботы.
Взгляд её снова был полон лукавства: что ж, рыцарь не вернётся и больше её не потревожит. Или же… Ох, если он и вправду принесёт ей воды, то пусть забирает свои чары.

ID: 14367 | Автор: Волонтёр Ringamor
Изменено: 8 октября 2013 — 22:23

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
9 октября 2013 — 0:28 Леани

Прочитала с удовольствием. :)
Отличная игра. Пойду теперь более ранние прочитаю, оторваться от этой не смогла.

10 октября 2013 — 5:27 Dea

Леани знает толк в рекомендуемых логах ) Молодцы.

10 октября 2013 — 9:55 Toorkin Tyr

Геннадий прошелся по лезвию ножа, вот вдруг у колодца пасся набожный какой-нибудь эльф?
P.S. Мне нравится смотреть на мучения Тесмены!

10 октября 2013 — 10:17 esmene
прошелся по лезвию ножа

«Уж послала, так послала», как говорится ;)