Гилнеас: осколки былого величия Овсянка хороша и в полдень

Нелиэл Блэйфорд
Шеридан Генри Байер

Шэридан Полдень в Гилнеасе мало чем отличается от утра и вечера - солнце здесь нечастый гость. "И только твой желудок подскажет тебе точное время дня", думал Байер.
Генри Лэнс стоял за стойкой и, облокотившись на отполированное частым протиранием дерево, подсчитывал дневную выручку.
Шэридан: - День добрый, - весело поприветствовал парень официантку и мужчину средних лет у стойки. "Должно быть, это тот самый дядя Генри". - Что у вас сегодня на обед?
Эшти не услышала: она была на кухне, гремела посудой у кипящего котла.
Генри Лэнс: - Рыба, мистер, - ответил трактирщик, блеснув золотым зубом. - Отменно зажаренный карп с овощным рагу. Прикажете подавать?
Шэридан: - Да, будьте добры, - ответил посетитель. - А вы, должно быть, Генри Ланс? Эшти нам все уши прожужжала о вас сегодня утром. Рад знакомству. Меня зовут Шеридан.
Генри Лэнс: - Лэнс, мистер Шэридан, Лэнс, - поправил Генри и, ссыпав монеты в напоясный кошель, постучал пустым стаканом по стойке. - Эшти! Карпа и порцию рагу!
Генри Лэнс: - Да, она у меня любит поговорить, особенно с приезжими. Мне она о вас уже успела рассказать. Будете жить за счет лорда, пока не закончите все свои дела в здешних краях, верно?
Шэридан: - Иного выбора у меня и у моих спутников нет, - разводя руками улыбнулся студент.
Генри Лэнс: - Напротив, мистер. Выбор есть всегда. Пить что-нибудь будете? К карпу хорошо было бы белого вина, но его у меня временно нет. Могу нацедить эля, он тоже хорош к рыбе.
Эшти: - Уже несу! Сейчас! - звонко откликнулись с кухни. - Кис-кис... А ну слезь оттуда, нахал! - Спустя минуту явилась раскрасневшаяся от готовки девчушка с подносом. - Вот, мистер. Вам на стойку поставить или отнести к столу?
Шэридан: - Спасибо, но я не пью, - объяснил студент. - На стойку. Спасибо, мисс. .
Генри Лэнс: - Как угодно, - снова блеснул зубом Лэнс и уткнулся в накладные с перечнем привезенных продуктов.
Эшти разгрузила поднос перед студентом. - Дядюшка, а этот мистер, оказывается, местный, он жил тут раньше. Я думаю, они будут охотиться на эттинов или на диких, но сами они ничего не сказали, только шептались, - последнее рыжая произнесла обиженно.
Генри Лэнс: - Значит, это был взрослый разговор, который юным леди слышать негоже, - заметил "дядюшка", черкая по бумаге чернильным карандашом.
Шэридан: - Нет, что вы, Эшти, - улыбнулся парень. - Для охотника на эттинов я слишком щуплый, а мои друзья тоже. Мы здесь по другому делу, которое никоим образом с эттинами не пересекается.
Шэридан: - Похвала повару! - наконец попробовал он карпа. - Очень вкусно.
Эшти: - По какому? - немедленно спросила любопытная Эшти. - Это важное дело, да? Вас послал король? А какой он вблизи?
Генри Лэнс: только взодхнул. - Простите её, мистер. Очень она у меня любопытная. Коли мешает вам кушать, так я ее сейчас на кухню отошлю.
Шэридан: - Нет, что вы. Дело не настолько важное, сколько скучное - проводим ревизию утерянных вещей, ведем перепись населения. Как видите, ваша версия с эттинами куда интересней. Боюсь, Его Величество может и не ведать о нашем существовании. Нет, он нас не посылал, а видел я его разве что на картинах.
Эшти: - А почему вы не переписали меня? - возмутилась рыжая. - Я ведь тоже население! Скажите ему, дядюшка.
Генри Лэнс: - Она население, - подтвердил разбойного вида "дядюшка", не отрываясь от своих документов; слазил под стойку, достал маленькие счеты и застучал костяшками, что-то высчитывая.
Шэридан: - А, это все Нелиэл виновата - она у нас вместо секретаря, - попытался выкрутится парень. - И вас запишем. Просто сегодня утром, вы сами видели, мы только приехали, устали, проголодались. Я уверен, очередь дойдет и до вас.
Эшти: - А почему мисс Нелиэл спрашивала про тайные культы? - не отставал приютский ужас. - Они тоже население или пропавшие вещи?
Шэридан: - Не знаю, может быть хобби у нее такое или просто праздное любопытство, а может не выспалась, - как можно безразличней ответил юноша, не отрываясь от рыбы, от которой, кстати, был в полном восторге. Голод тому виной или здешний повар не зря ест свой хлеб?
Эшти: С кухни потянуло горелым; ойкнув, Эшти умчалась, оставив студента наедине с трактирщиком.
Генри Лэнс мельком глянул приемной дочке вслед и, добродушно поусмехавшись, снова застучал костяшками счётов.
Шэридан: - Много хлопот, да? Я вас понимаю, - сказал он, мелком заглянув в записи трактирщика. - Мой отец когда-то тоже держал паб. Здесь, в Штормглене.
Генри Лэнс: - Ничего, справляемся, - подтвердил Лэнс. - Я не местный, мистер. Должно быть, у вашего отца была хорошая выручка, уж больно место проходное.
Шэридан: - Даже теперь, когда Штормглен почти пустует? - удивился парень, затем деловито добавил: - А место действительно проходное. Золотая жила просто.
Генри Лэнс: - Была жила, пока война не началась. Как и всякое подобное место. Наш Нортгейт тоже близ тракта стоял, народ всякий забредал.

Нелиэл: - Доброго дня, - после ночи без сна фраза вяло вылетела у Нел и она прошла к свободному стулу в трактире.
Генри Лэнс: - И вам поздорову, мисс. - Трактирщик снова блеснул золотым зубом из-под щегольких усов. - Отобедать желаете?
Шэридан , взяв тарелку в руки, направился к столу Нелиэл.
Нелиэл: - Не отказалась бы отведать каши вашей работницы. Хвалила она её очень, а я отказалась, пакость такая. Будет мне такой подарок сейчас?
Генри Лэнс: - Каша... - Лэнс поскреб подбородок и снова постучал стаканом по стойке. - Эшти! Клиент овсянки просит, разогрей!
Эшти: - Сейчас! А кот съел все рыбные головы и просит еще, можно я ему дам то, что осталось от вчерашних гостей? Сейчас, иду уже! - в кухне громко завозились.
Нелиэл: - Вы стало быть тот самый великолепный дядюшка Генри, да? Эшти про вас много уже успела рассказать. Вы правда такой хороший? - девушка облокотилась на стол и оглядела владельца трактира с головы до пояса.
Генри Лэнс: - Смотри, чтоб не обожрался! - гаркнул в ответ мужчина и ворчливо добавил. - Совсем обленился на кухонных обьедках, черт мяукающий, скоро совсем крыс ловить перестанет. О, мисс, моя приемная дочь любит преувеличивать. Сказать честно, прошлое у меня было не самым безоблачным, но я имел возможность одуматься и теперь занимаюсь всяческим благодетельствованием, да.
Нелиэл: - Да? Как удивительно. А что же такое за прошлое у вас было, не расскажите ли? Люблю я всякие истории, можно сказать, что собираю их, - служанка с хитрой мордой посмотрела на студента за её столом и незаметно ему подмигнула, мол, поддержи беседу-то.
Генри Лэнс: - Грехи молодости, - со скорбным видом признался трактирщик и, повозившись под стойкой, поставил перед собой кружку пива. Смочил усы. - Шагнул на скользкую дорожку, попал на каторгу. И, скажу я вам, считаю, что повезло мне. Скользкая дорожка запросто до деревянного пиджака доводит. А так, - было у меня время подумать, понять свои ошибки, да за ум взяться.
Нелиэл: - А что за грехи-то? Уж не кровь ли чья на ваших руках? Было бы не так приятно находиться в трактире человека, который вдруг может наброситься с вилкой в руках. Расскажите подробней. А?
Эшти, семеня, вышла с подносом на вытянутых руках. За ней плелся кот - такой рыжий, полосатый; зверюга прыгнула на бочку и принялась умываться, а девушка отнесла бывшей служанке овсянку, приправленную маслом, и поставила рядом кувшинчик с молоком.
Шэридан угрюмо уткнулся в тарелку. "Ох уж эти женщины, вечно они лезут не в свое дело..." Но слова трактирщика, которые только что донеслись до его ушей, заставили отвлечься от тарелки и внимательно наблюдать за Лэнсом.
Нелиэл: - Ох, милая, спасибо тебе. Повезет же твоему мужу! - учуяв аромат каши воскликнула темноволосая любительница сплетен. - Так и хочется усадить тебя на колени и наградить твоей же кашей, кормя с ложечки.
Генри Лэнс: - Ну что вы, мисс. Разве ж я похож на убийцу? Нет-нет, не подумайте чего, мокрыми делами Генри Лэнс никогда не занимался. Мошенничал я, мисс, да и подворовывать по молодости случалось. Но будьте покойны, с прошлым покончено. Да и лихой человек ко мне в трактир не зайдет. Свояк свояка издалека видит.
Нелиэл склонилась над тарелкой и чуть подула на вкусную овсянку.
Эшти: При словах о муже рыжая залилась краской и ушмыгнула под защиту высокой стойки. - Дядюшка теперь очень хороший. Только строгий.
Нелиэл: Девушка шутливо отозвалась: "Ну хоть с оплатой этого пира нас не обсчитайте, ладно?" С первой же ложкой овсянки девушка заткнулась, вспоминая высшие кулинарные творения кухарки мадам Чедвик.
Генри Лэнс: - Да чтоб мне пиво поперек горла встало, если хоть монетку лишнюю с вас возьму! - торжественно поклялся бывший каторжник и со смаком пригубил вышеозначенный напиток.
Эшти: - Мисс Нелиэл, а когда вы нас будете переписывать? Я готова! А правда, что у вас интерес к культистам? Так сказал вон тот мистер. Я знаю, где они водятся!
Шэридан: - Потом объясню, - быстро бросил он Нелиэл и тут же выпалил: - Что-о-о? Как вы сказали, Эшти?
Нелиэл: - Мф-ф, как феликолепфно! - с набитым ртом обернулась "переписчица", спешно проглатывая кашу, - готова хоть сейчас, но только с одним условием.
Нелиэл: - Нел прервалась, с укором посмотрев на товарища. "Ну совсем не умеет обращаться с детьми".
Эшти: - А вам зачем? Они же не население... Нет, мисс Нелиэл, нам туда нельзя. Солдаты говорят, когда диких выгнали из столицы, они все убежали в лес. Во-первых, - загнула палец Эшти, - дядюшка нас вдвоем не отпустит. Во-вторых, они злые. Не то что наш кузнец, мистер Смит - он иногда дает почесать себя за ухом.
Генри Лэнс: - Эшти... - в голосе Лэнса сквозанула укоризна.
Нелиэл едва сдержала смешок. Наивность девочки поражала, хотя выглядела достаточно взрослой.
Нелиэл cнова посмотрела на Шэридана "особым взглядом": "Ну же! Скажи что-нибудь!"
Шэридан: - А если я пойду с вами, тогда покажете? - взгляд Байера сверлил то Эшти, то Генри.
Эшти: - А женщины у колодца говорили, что миссис Уоррин, у которой муж на войне и которая шьет пуговицы солдатам, иногда ходит в лес чесать диких за ухом, - доверительно поделилась Эшти, косясь на трактирщика: не влетит ли за сплетни? - Но, наверное, все неправда, - продолжило рыжее бедствие, - потому что всякий знает, что дикие едят всех, кого поймают. Вы? Зачем вам в лес, мистер переписчик?
Генри Лэнс: - Никуда вы не пойдете. - Трактирщик внезапно посуровел. - Двух баб, прости Свет, с одним мужиком я никуда не отпущу. Неохота, знаете ли, убийцей прослыть. Опасно там, господа хорошие.
Нелиэл: - Вы видать не слышали о метких выстрелах мисс Блэйфорд, дядюшка! - весело подняла винтовку Нел, вновь оторвавшись от каши Эшти, - Сейчас я расскажу трогательную историю. Заранее прошу простить меня, если покажусь сухой и бессердечной.
Генри Лэнс снова пригубил пиво. Промолчал, готовый слушать.
Нелиэл: - На самом деле, рассказывать особо и нечего. Когда я прислуживала милой и единственной мисс Оливии Чедвик, то мне было честью сотрудничать с её садовником, господином Гилбертом. Фамилию я уже и запамятовала во всей этой кутерьме. Так вот, это был человек невиданной фантазии и красоты души. Из тех мелких кустиков, что росли у нашего поместья, он делал настоящие произведения искусства. Что уж тут поделать: талант все-таки. А когда началась э-э-эм... эвакуация, то господин Гилберт убежал в лес, надеясь, что останется наедине с природой. Что-то вроде этого он бормотал, зажавшись в углу сарая с просто огромными ножницами.
Нелиэл: Я подумала, что смогу найти его где-то здесь неподалеку, если честно. Во-о-от, - служанка закончила свой рассказ и подняла тарелку, прикрыв свое бесстыжее лицо и начав облизывать остатки каши.
Эшти: - Он вас не узнает и съест, - трагично прошептала Эшти, прижимая сложенные руки к переднику на груди. - Он был ваш жених? Это ужас как грустно!
Генри Лэнс: - Может быть, вы его найдете, - заметил Лэнс, велев Эшти подать для мисс хлебных корок; приличной даме не пристало вылизывать остатки еды с посуды. - Но я искренне надеюсь, что это не произойдет. Потому как ежели он был укушен и не побывал у эльфов, то навряд ли вас узнает.
Генри Лэнс: - А это, как вы понимаете, чревато. Дикие, они мало чем на разумных людей похожи. Могут и сожрать, особенно сейчас, когда в крае туго со зверьем, годным в пищу. Диким, им все едино, кого жрать, - оленя или милую леди.
Эшти мгновенно выполнила поручение, принеся девушке по ломтю ржаного и пшеничного хлеба.
Нелиэл: - Люблю светлый, спасибо, - взяла хлеб и вымазала его в каше из тарелки, - но ведь попытка
Генри Лэнс: - Воля ваша, - вздохнул трактирщик. - Тогда уж дам вам совет, по доброте душевной. Коли нужда в лес погонит, - будьте настороже. По сторонам смотрите, лес слушайте. Дикие, они засады любят. Если стаей набросятся, никакое ружье не спасет.
Шэридан: - То есть, вы даете добро? - оживился парень. - Можете не волноваться, мы не дадим в обиду Эшти.
Эшти: - А может, если взять с собой хлебушек и пару котлет, они не будут такие злые? - робко предположила Эшти.
Нелиэл: - Благодарю за ваше доверие и советы. Я ещё хотела спросить... В Штормглене-то есть врачи, знахари какие-нибудь? Головная боль меня замучила совсем... - идеи так и шли неусидчивой в голову. Сведущие умные люди могли и знать что-нибудь о местонахождении фолиантов, а то и обладать какой-никакой интересной книжкой.
Генри Лэнс: - Я? Добро? - Лэнс искренне удивился. - Помилуйте, я простой трактирщик. Куда идти и что делать, - решать только вам. В отличие от Эшти, которую я с вами не пущу. Мала еще девка, да и леса не знает, запрещено ей туда ходить. В Штормглене врачей вроде как нет, но вы можете обратиться к мистеру Бэрримору, дворецкому лорда Эшборна. Мистер Бэрримор, насколько мне известно, раньше врачом столичным был, пока руками и зрением не стал плох для хирургии.
Нелиэл: - А кто ж у вас тут есть в Штормглене, кроме вас и кузнеца с ушами?
Генри Лэнс: - Да тут немного народа осталось. В основном те, кто уезжать не захотел.
Эшти: - Можно, я расскажу мисс про мертвого лудильщика? Можно? Мисс Нелиэл, любите страшные истории? - снова не утерпела Эшти.
Генри Лэнс: переглянулся с клиенткой. - Если мисс твои рассказы не утомят, то пожалуйста.
Нелиэл: - Страшные истории? Конечно, но только при свете ламп и из уст маленьких девочек. Рассказывай!
Эшти сделала круглые, как у совы, глаза и негромко начала: - Почти все люди убежали отсюда, потому что по дороге от Даскхейвена шло немертвое войско, стуча костями. Но один лудильщик остался, пожадничал и не успел собрать вещи - а тут они! Знаете, что они делают? Они хватают человека, и раз - он больше не человек, а вовсе даже ходячий мертвец! Только мистер Верн, так звали лудильщика, не стал им служить, а убежал. И когда люди стали возвращаться в Штормглен, пришел тоже - страшный, жуть, какой страшный! Все тянул руки и просил, чтобы его пустили жить в город, но пришли солдаты и убили его. Вот так.
Нелиэл: - Страсти-то какие... А не выдумала ли ты все это? - с сомнением посмотрела на маленькую выдумщицу.
Шэридан посмотрел на Нелиэл: - Ничего удивительного. Мужчину сделали немертвым, а наши солдаты, что очень на них похоже, взяли да и убили его без разбора. Признаться, тут я их не осуждаю, хотя и жалко человека.
Нелиэл смотрит на Шэридана и прячет лицо в ладонях.
Эшти: - Разве вы не знаете, что ходячие мертвецы тоже едят людей? - изумилась Эшти. - Бррр!
Нелиэл: - Я же пыталась завоевать её доверие... - тихо шикнула на Байера Нел.
Генри Лэнс: - Знаете, как люди говорят? На ровном месте слухи не рождаются. Да, бывали у нас случаи, когда бывшие живые обратно возвращались, - с серьезным видом подтвердил трактирщик. - Уж не знаю зачем, но приходили. Убивали их.
Нелиэл: - Читала, что их лучше сжигать потом, а пепел по ветру пускать... - задумчиво протянула девушка и потянулась. Интересно жизнь течет на родине.
Генри Лэнс: - Может, шпионить пытались, а может и что человеческое в них обратно к дому тянуло... - Лэнс хмыкнул и допил пиво. - Не знаю. Темное это дело.
Эшти: - Я думаю, они все злющие, и королева у них мерзкая, - хмуро сказала Эшти. - А вы на севере тоже будете переписывать людей? Мисс Нелиэл, и когда же вы запишете нас? Я хочу быть первой!
Нелиэл: - Я только учусь переписному делу. Мистер Байер в этом специалист, а я лишь на побегушках. Но уверена, что ты будешь первой, ведь ты ему так понравилась. Ой-ой, не сболтнула ли я лишнего...
Эшти: - А он сказал, что это вы всех записываете, - обескураженно ответила Эшти и, по-гусиному вытянув шею, уставилась на студента. Вот врун!
Шэридан: - Я больше склоняюсь ко второй вашей версии, хотя она, конечно, и не ваша вовсе, - деловито заметил Шеридан. - Их королева заслуживает смерти, но если взглянуть на ее ранние деяния, то появляется некое чувство уважения, знаете ли. Ну, ладно, Эшти, так и быть.
Шэридан улыбнулся.
Шэридан: - Сию же минуту я запишу вас.
Нелиэл: - Это он от смущения, не поняла разве? Эх ты, придворные дамы будут в шоке от принцессы Эшти и её недальновидности.
Эшти просияла, довольная и гордая собой. - А вторым пусть будет дядюшка, - спохватилась она. - Так слушайте, если пойдете на север, возьмите с собой тряпицы и сделайте маски. Так надо. Это вам любой солдат скажет, правда, дядюшка?
Шэридан тихо хохотнул кулак и тихо бросил Нелиэл: - Перестань уже нести чушь.
Шэридан: - Это еще зачем?
Генри Лэнс: - Немертвые разлили там какую-то пакость, - проворчал "дядюшка", доливая пива в кружку. - Мёрло от нее все. Уж не знаю, выветрилась ли, однако же платок на лицо не помешает.
Эшти: - Я вас утром спросила, знаете ли вы, что стало с севером, а вы не ответили, я думала, вы все знаете, а вы не знаете, - выпалила рыжая. - Как же вы собрались переписывать?
Нелиэл подмигнула спутнику, который просто пожирал Эшти взглядом. "Что же у него в голове?"
Генри Лэнс: - Эшти, угомонись. За этих людей поручился сам лорд, следовательно нам, простым людям, не должно быть дела до их занятий.
Шэридан: - Молча, - коротко ответил он болтливой официантке.
Генри Лэнс: - Что сами о себе скажут, тому и верить станем.
Эшти покраснела, надулась и сбивчиво забормотала, что всего-то хотела помочь.
Нелиэл: - Обязательно возьму тряпку какую-нибудь, но не уверена, что в скором времени отправимся на север. Нам бы тут ещё разобраться с населением...
Нелиэл: Кстати, Эшти, а ты умеешь читать?
Эшти: - И читать, и писать, - гордо ответила рыжая. - Этому нас в приюте научили. Еще шить и готовить. И, наверное, все.
Нелиэл: - А книжки тебе дядюшка доставал? Хочу скоротать время за чтением, авось и голова пройдет... Я сама писать умею, а вот читаю медленно немного, книг у самой не было.)
Генри Лэнс: - Пойду, разберу товар в погребе. - Усач и его кружка покинули место за стойкой. - Эшти, остаешся за главную и пусть господа ни в чем не нуждаются.
Генри Лэнс изящно кланяется..

Шэридан повернулся к Нелиэл. Казалось, что он увидел перед собой не молодую девушку, а огромного эттина с... книгой - настолько ему показалось невероятным то, что она плохо умеет читать.а.
Нелиэл застенчиво улыбается Шэридану.
Эшти: - Конечно, мэм! Я сейчас... - Эшти, подобрав юбку, унеслась к себе в комнатушку, дверь в которую была рядом с дверью в кухню. Прошло не более минуты, и рыжая вернулась, бережно неся в руках книгу.
Шэридан: - Как нибудь это исправим, - зверил ее ошеломленный Байер. - Что за чтиво?
Нелиэл: - Красная шляпка, - без каких-либо усилий прочитала девушка, - Надеюсь не какая-нибудь страшная история?
Эшти: - Нет, мэм, - весело ответила Эшти. - Это старая сказка.
Шэридан немного привстал, поглядев, что там за книга.
Нелиэл В руках у девушки была тоненькая книжонка с историей о Красной шапке, маленькой девочке, которую проучил ворген. Старая и известная история.
Нелиэл: - Будет, чем занять себя хоть. Спасибо, милая. А у папы-то нет какой-нибудь толстенной книги с умными словами случаем?
Эшти: - Не думаю, мэм, ведь у дядюшки очень много дел, и он почти ничего не читает. Если вам нужны книги, посмотрите в старых домах! Только берегитесь пауков. Знаете, какие они бывают огромные?
Нелиэл: - У вас в Штормглене, наверное, есть подобный дом с пауками книгами, верно? - девушка пролистала книгу, обратив внимание на адрес в конце.
Эшти: - Таких домов много, - Эшти неопределенно махнула рукой. - Целая часть города. В других домах рылись,брали то, что уехавшим людям не нужно, а там не рылись, потому что полно паутины.
Шэридан: - Что там такого интересного? - тоном мальчишки, которому что-то не разрешили, спросил Байер.
Нелиэл: - А дом за адресом Нэрроу-стрит 24... Это далеко отсюда?
Эшти задумчиво похлопала ресницами. - Не знаю, мэм. Кажется, это одна из тех улиц, где сейчас паутина. Кому надо туда ходить!
Шэридан: - Южнее отсюда, да? - спросил он у Эшти. Все-таки родные места он успел позабыть.
Нелиэл: - Нам определенно нужно будет туда заглянуть, понял? Я потом объясню, - бросила товарищу мисс Блэйфорд и снова повернулась к девчушке, - Кстати, а мы единственные из новых лиц, что пришли к вам в трактир? Я о том, что больше никто ранее к вам не заглядывал?
Шэридан: - Есть! - наигранно отдал честь Байер.
Эшти: - Нет, мисс Нелиэл. Здесь же самая глушь! Если люди и возвращаются в Гилнеас, то поселяются в столице, поближе к солдатам. Говорят, что там интересно, но дядюшка Генри не хочет, чтобы мы съездили и посмотрели на гномов.
Нелиэл: - Кто же это вам рассказывал, что там интересно? Неужели, сам лорд Эшборн обсуждал с вами солдат? - искренне удивилась словам девочки служанка.
Эшти: - Сами солдаты, мисс, - пояснила рыжая. - Когда они проезжают через Штормглен по дороге к лорду Эшборну, которому везут всякие разности, то обязательно заходят перекусить. И много говорят. Но как привирают! Думают, я маленькая совсем и поверю, что к нам приплыла жестяная лодка без парусов и мачт, похожая на чайник?
Шэридан: - Боюсь, что это правда,Эшти. Что еще они рассказывают?
Эшти неопределенно пожала плечами. - Ну, много всего. Дядюшка не позволяет все слушать, говорит, это не для юных леди.
Нелиэл: - Ох, расскажите нам о плавающих чайниках, мистер Байер! Прошу вас, я совсем мало знаю об этом, - с издевкой в голосе попросила Нел.
Шэридан: - Но ты же все слушаешь, правда? - лукаво спросил Шеридан и смерил строгим взглядом Нелиэл: - Я тебе потом расскажу.
Эшти: - Вот еще, очень надо слушать, - насупилась Эшти.
Нелиэл: - Честно говоря, ко всему полезно прислушивать, девочка моя. Всякое может понадобиться, авось и дядюшке поможешь, рассказав что-нибудь новое, - очередная мудрость из уст бывшей служанки казалась глупостью.
Шэридану, впрочем, глупостью ее слова не казались. Он уже достаточно сегодня наслушался информации, которую так ловко Нел выпытывала у девочки.
Эшти задумалась, наморщив лоб. - Не знаю, мисс Нелиэл. Разговоры не для леди какие-то непонятные. Например, в прошлый раз говорили, что женщины из швейных мастерских не только шьют. Глупо же! Конечно, кто будет шить целыми днями? Как будто надо о таком секретничать.
Нелиэл: - Если они не только шьют, а ещё и крадут ваши сладости из трактира, то об этом можно и посекретничать. Или же... о, нет, я не могу тебе сказать, чем они ещё могут заниматься. - Умный вид всезнающей сплетницы совсем не подходил усталому лицу с очками на переносице.
Эшти: - Я пойду, а то дядюшка заругается, что не готов ужин, - Эшти вздохнула. - Рада бы еще поболтать, но мне влетит. Точно влетит!
Нелиэл: - Ну беги, давай. Книжку я тебе потом верну, обязательно, - с улыбкой подняла "фолиант" над головой.

ID: 4274 | Автор: Dea
Изменено: 27 марта 2011 — 6:26