Седые Гривы Седые Гривы: Птицы тоже падают.

Гильдия Дети Матери Земли
Халесса
Ульфдан
Лоани из Рунных Тотемов

Ульфдан приближался к тропе Каменного Когтя, когда услышал впереди звуки какого-то переполоха.
Халесса падала. Каждый взмах продырявленного крыла взрывался цветными искрами в глазах. Халесса падала, и Мать-Земля встречала ее вовсе не ласково. За ней гналась темная шу'хало, а навстречу бежал огромный белый таурен. Или ей он уже мерещился? В глазах потемнело…

Прямо перед воином на землю рухнула большая птица, прилетевшая со стороны лагеря Зловещих Тотемов. Подбежав к ней, таурен заметил рану на её крыле.

Со стороны Тропы действительно шла черношкурая тауренка. Её морду и плечи покрывала белая краска, в глазах блестел охотничий азарт. В руке она сжимала увесистый топор. Шаг шу'хало был неспешен - она была уверена, что добыча никуда уже не денется... Заметив спешащего к ЕЁ добыче таурена, она оскалилась, крепче сжала оружие и прибавила шагу.

Черногривая: - Лучше убери свои руки, мулгорский выродок - крикнула она.

Птица на глазах обоих тауренов стала менять форму и превратилась в совсем юную шу-хало. Заслонив её собой, Ульфдан бросился на черношкурую шаманку, интуитивно чувствуя, что главная опасность сейчас - это она.
Ульфдан: - Ах ты, вонючая подмышка огра! Щас мы посмотрим кто тут выродок! - с этими словами воин прыгнул на противницу, пытаясь сбить её с ног. Ловко увернувшись от налетевшего на нее рогатого, тауренка отскочила в сторону и хохотнула.

Черногривая: - Что-то совсем вы расслабились на своем утесе, отожрали бока - с этими словами черношкурая сделала выпад, попытавшись достать противника топором.

Ульфдан подставил под удар навершие киянки, и топор застрял в нем. Дернув за рукоять, воин попытался вырвать оружие из рук шаманки и ему это удалось - топор вылетел из рук женщины. Замешкавшись на долю секунды, она отскочила от таурена, попутно доставая из поясной сумки тотем.

Черногривая: - Давай, подходи, грязношкурый. Посмотрим на тебя - усмехнулась.

Придя в себя, Халесса развернулась в грязи: белый шу'хало, загородил преследовательнице дорогу. Спасена? Таурены схватились, взметнулся топор шаманки. Халесса нащупала в грязи булыжник поувесистее...
Выдернув из киянки топор противницы, Ульфдан подкинул его в руке и глянул куда-то за спину шаманке. Его морда расплылась в самоуверенной ухмылке. Но блеф не удался.
Прищурившись, тауренка не шелохнулась и начала что-то бормотать. Послышался легкий треск и из ладони, что сжимала тотем, посыпались искры.
С трудом вытащив камень из земли, Халесса с силой сжала его и попыталась сесть. Раненая рука горела огнем и не хотела подчиняться воле тауренки.
Размахнувшись, Ульфдан метнул топор, целясь не в саму шаманку, а в тотем.
Шаманка стояла не шелохнувшись до последнего момента и словно в насмешку сделала шаг в сторону, увернувшись от запущенного в нее ее собственного топора.

Черногривая: - Смешно, мулгорская шкура - с этими словами она подняла свободную руку перед собой и с кончиков ее пальцев сорвалась молния.

Воин (Халесса решила, что такой огромный и сильный шу'хало c киянкой просто обязан быть воином) обезоружил противницу, но та достала тотем. Почувствовав, как собирается в воздухе гроза, она перекатилась на колени и со всей силы бросила в шаманку камень.
Но камень, запущенный раненной шу-хало, угодил не в шаманку, а в воина, который пытаясь увернуться от молнии оказался прямо на траектории полета булыжника.
Камень, попав ему в спину, отскочил и шлепнулся в грязь. Ульфдан недоуменно обернулся на раненую и, увидев её извинияющийся взгляд, решил разобраться с этим потом. Сейчас же пора было окончательно разобраться с шаманкой, пока она не подготовила новую пакость.
Халесса ойкнула. Сжалась и начала отползать назад, к холму неподалеку.
Пока мулгорские рогачи играли в гляделки, черношкурая достала второй тотем.
Сконцентрировавшись, Ульфдан стал стремительно вращать оружие перед собой, впадая в боевую ярость. Мир в его глазах стал четким и немного заторможенным. Ульфдан решительно двинулся вперед, нанося череду молниеносных ударов.
Черногривая не стала дожидаться, пока молот раскроит ей череп, и старалась уворачиваться от надвигающейся на нее груды мышц. Вдруг она выкрикнула фразу и земля под копытами белошкурого заходила ходуном.
Не устояв на ногах, Ульфдан упал на одно колено, но сгруппировавшись, кувырнулся вперед, пытаясь сбить с ног и своего оппонента. Ловко увернувшись, шаманка развернулась к противнику.
Черногривая: - Это еще не все, мулгорская свинья. Свидимся. - Последнее слово шаманка словно выплюнула.
С этими словами она резко вытянула вперед руку. Вокруг тауренки начали сплетаться молнии.
За это время Халесса успела заползти за холм и затаиться там в густой траве. Земля дрожала, в воздухе пахло бурей. Шу'хало зажмурилась.
Молния отбросила воина на несколько метров. В полете он потерял сознание, но жесткий удар о земляной холм вернул его в чувство.
Халесса: - Мать-Земля, защити! - шепнула она беззвучно.
Встав на ноги воин, только крепче сжал оружие. Жаль что его доспехи и хороший молот остались в таверне...
Ульфдан: - Ну, теперь ты действительно меня разозлила - Ульфдан сплюнул кровь на землю и поднял оружие над головой.
Воспользовавшись заминкой врага, шаманка, подняв свой топор, побежала вверх по тропе.
Ульфдан проводил её бешеным взглядом, но решил не преследовать: "Куда она денется? Приду сюда потом, в своих латах и с нормальным оружием, и надеру ей подхвостье!"
Где недавно бушевало локальное землетрясение, лежал амулет - рунный камень с оборванным шнурком.
Ульфдан: - Хм... она что ли обронила? - Ульф поднял амулет и сунул его за отворот перчатки.
Ульфдан: - Нус... вылезай оттуда! - Теперь воин обращался к раненой птице.
Халесса сжалась в комок, подтащив к себе колени и помотала головой отрицательно. Несмотря на то, что таурен ее спас, взгляд ее выражал настороженность и готовность броситься… нет, уползти наутек.
Ульфдан: - Ты как? - сменил тон воин, - Сильно ранена?
Халесса снова помотала головой отрицательно, хотя кровь все еще струилась по ослабевшей, простреленной навылет руке.
Халесса: - Я - Халесса, - робко представилась она. - С Когтистых гор. Я ле... иду в Утес. Ты не мог бы проводить меня дальше? Я не сильно ранена, но сражаться не смогу. Тауренка поднялась. Ростом она была воину по плечо.
Ульфдан: - Меня зовут Ульфдан. Я шел на вершину тропы Каменного Когтя, но видимо сегодня туда не попаду уже… Что ж, я провожу тебя в Утес, только больше камнями в меня не кидай, договорились? - старый таурен подмигнул Халессе.
Халесса: - Благодарю тебя. И прости за... камень. Я целилась не в тебя. Обычно я хорошо кидаю камни. - Шу'хало опустила глаза.
Ульфдан: - Да ладно, сочтемся как нибудь.... - Ульфдан бодро зашагал к городу. настроение почему-то было прекрасным, несмотря на неудачную схватку. Почему то озорной вгляд шаманки из Зловещих Тотемов отчетливо врезался в память таурена.
Тауренка подняла из травы длинный посох и последовала за своим спасителем, постоянно оглядываясь по сторонам.

ID: 15705 | Автор: Ulvdan@yandex.ru
Изменено: 17 апреля 2014 — 1:06