Дела давно минувших лет Страница IV: Убежище предателя

Шаэсзшаретт Ассэа'атеар

ДМ: Бежать охотнице от тех, кто охотился на неё, было не впервые, и для успешного побега у неё были все возможности: скорость, сила, магия. Рано или поздно она должна была оторваться, а потом сбить след.
За прошедшие со времени её тысячелетия Чаша не сильно изменилась, лишь деревья стали выше да жителей стало меньше, но Воющий пик, который в бытность её ученицей действительно именовался Ульем, внешне остался таким же.
Изрытая бесконечными лабиринтами тоннелей гора встречала свою выпускницу шепотом трав и листьев на низкорослых кривых деревцах, что пытались расти на её склонах, журчанием знакомого ручейка у тайного входа, и хлопаньем крыльев над головой. Нет, не сова, а большой черный ворон, внутри которого охотница на демонов ощущала скверну, какая была и внутри неё.
Ворон обогнал её и присел на валун над входом, разглядывая гостью.
- Ты сильно изменилась, Шаэсзшаретт, - проговорил он каркающим голосом, когда женщина подошла ближе.
Насколько она помнила, единственным друидом, что последовал за Иллиданом, был Анарил Крыло Тьмы, но его инициация должна была пройти куда позже её собственной, и как у него всё прошло она не знала, удалившись из укрытия до того, как он должен был принять новый путь.
Шаэсзшаретт: – Рада, что ты выжил, Анарил, – ответила ему охотница. – Смотрю, ты ещё не утратил способность к превращению?
ДМ: - Оказалось, Кенарий учил Малфуриона не всему, и не всему он учил нас, - констатировал очевидный факт друид скверны, а затем спрыгнул вниз. Еще пара мгновений, и он начал стремительно менять форму, обращаясь в почти того же, кем он был до посвящения. Крепкое тело, борода до середины груди, только лицо скрыто кожаной маской, из под которой сочилось ярко-желтое сияние концентрированной скверны, рога тянулись ввысь со лба, и сквозь кожаные наплечники так же вытянулись роговые наросты. - Проходи, я отвёл шедших за тобой в сторону, но они могут понять, что их провели.
С этим мужчина отодвинул камень, прикрывавший вход в сеть тоннелей, и жестом предложил гостье войти.
Шаэсзшаретт: – Если они не поймут, то я разочаруюсь в Смотрящих, – Шаэсзшаретт тяжело вошла в тёмную прохладную пещеру. – Ты давно здесь? Не думала, что под носом у Смотрящих тут кто-то остался…
ДМ: - Здесь не только я, - мрачно заметил Анарил и тяжело вздохнул, закрывая тяжелым камнем вход за ними. Раз за столько лет укрытие не было обнаружено, он не видел причин, по которым бы его нашли сейчас. Кроме того, даже если вход будет найден, на камнях не остаётся следов, и в подземных лабиринтах найти конкретное место будет крайне сложно. - Есть и другие, кто провалил ритуал.
Шаэсзшаретт: – Так ты здесь страж? И давно? – Она обернулась.
ДМ: - Да, с тех пор, как владыка Иллидан покинул убежище, - кивнул утвердительно мужчина, обгоняя гостью и двигаясь по сырым тоннелям целенаправленно и быстро. - А какие ветра принесли тебя? Я видел дым на западе.
Шаэсзшаретт: – Охота, – односложно ответила женщина и подняла руку, тронутую метаморфозой. – Как видишь, сейчас я ещё больше демон, чем раньше. Моя долгая охота наконец привела меня к демону. Я убила его… так мне казалось тогда. Сейчас, после той уничтоженной деревни, дым которой ты видел, я понимаю, что ему удалось выжить. Будучи ранен, он оставил мне в награду это. – Она сжала искалеченную руку в кулак и опустила, усмехнувшись. – Надеялась прикоснуться к Источнику, надеялась исцелиться, но не удалось подойти близко. И Смотрящие засекли. Теперь на меня ведётся охота за мои и чужие грехи.
ДМ: - Можешь укрыться здесь на сколь угодно долгий срок, - кивнул понимающе друид скверны, продолжая двигаться по изменчивым пещерам, которые то сворачивали, то разветвлялись, то расширялись, то сужались. - Я добываю еду для себя и других охотой да рыбалкой, один лишний рот не заставит нас голодать. А демона пусть ловят пока твои преследовательницы, если так уверены в себе.
Шаэсзшаретт: – Они не знают о демоне, а ловить собираются меня, – она усмехнулась криво и покачала головой. – Иногда мне кажется, что при виде подобных мне у них напрочь отказывает мышление. Интересно, как их воспитывают?
ДМ: - Если демоны остались столь же хитры, то он будет ждать пока тебя поймают, а потом вновь возьмётся за старое, - высказал свои размышления вслух Анарил, в очередной раз сворачивая в узкий коридор, кончавшийся тупиком. На самом деле там оказался очередной тайный ход, появившийся уже после того, как Шаэ покинула это место более двух тысячелетий назад. За ним оказалась зала с полукруглым потолком-куполом, в стенах которой за усиленными магией решетками горели чьи-то глаза и послышались шорохи. По аурам охотница сразу же определила в них охотников, но... демонического в них было куда больше, чем эльфийского. Это были те самые ученики, что не смогли пройти посвящение окончательно, не справившись так или иначе с полученной силой. - А как воспитывают стражниц ты видишь по их делам. Жесткими исполнительницами.
Шаэсзшаретт: – Похоже, куда жестче, чем нас, – сказала Шаэсзшаретт и умолкла.
Досадное, печальное зрелище. Когда она уходила – их было много меньше, неужели господин настолько отчаялся? Неужели охотниками стали желать становиться недостаточно сильные?
ДМ: Анарил был не совсем с этим согласен, но лишь пожал плечами, закрыв за гостьей проход. Заметил он и её взгляд, которым она окинула добровольных и не очень узников горы.
- Последним ученикам по большей части не повезло. Владыка Иллидан собирался покидать это место, а учиться у других мастеров они не пожелали, и приняли решение пройти ритуал посвящения раньше срока, - мужчина с печалью в глазах посмотрел на узников, коих тут было почти два десятка. - Не хватило времени на полноценное обучение и подготовку, большинство тут нестабильны или безумны, а несколько понимают своё положение, но и у них случаются срывы. Кормлю их раз в несколько дней, когда поднимается ветер, чтобы заглушить крики.
Шаэсзшаретт: Шаэсзшаретт печально вздохнула. Беспечность и самонадеянность.
– Идём отсюда. Это зрелище ужаснее любых видений Легиона.
ДМ: - Сам не задерживаюсь здесь надолго, - кивнул с мрачной усмешкой Анарил, и жестом показал следовать за ним в соседнюю залу, куда были снесены все стоящие предметы мебели. Тут уже и настроение было совершенно другим, когда видишь красоту и сияние магии высокорожденных любимчиков королевы. Большой стол с классическими узорами, изящные деревянные кресла, шкафы с прекрасной резьбой и позолотой, чудные вазы с цветами, музыкальные инструменты в пыли из-за того, что ими давно уже никто не пользовался, большая библиотека знаний, которые были собраны Иллиданом и его последователями, широкие мягкие диваны и кушетки, но главной прелестью было освещение, которое создавало почти естественные цвета для глаз охотника. - Располагайся, где нравится.
Шаэсзшаретт: – Найдётся вода и чистые тряпки? – спросила женщина, кивнув благодарно. Направилась к кушетке, уложила на неё клинки. Нужно было сменить повязку на бедре.
ДМ: - Поищи в шкафу. Старых вещей тут больше, чем я смогу сносить за пару тысячелетий, - махнул рукой в сторону одного из роскошных шкафов мужчина, а затем направился к стене, чтобы отодвинуть в сторону задвижку, за которой капала сверху холодная вода. - Душу твою не задело изменение, только тело?
Шаэсзшаретт: – А что там от той души осталось… – вздохнула Шаэсзшаретт. Разорвала храмовое платье из тонкой ткани, пошла к друиду. – А почему ты спрашиваешь? Хочешь убить меня, но боишься, что вернусь мстить?
ДМ: - Я тут больше двух тысяч лет слежу за теми, кто похожим образом искажен, - качнул головой с лёгкой полуулыбкой Анарил, после чего окинул взглядом охотницу и погладил бороду. - Не помню, чтобы раньше у тебя был хвост, но тебе он определённо идёт.
Шаэсзшаретт: Длинный хвост искажённой Скверной охотницы дёрнулся из стороны в сторону, а затем хлёстко ударил Анарила под коленями, подсекая. Он был определённо тяжелее и твёрже, чем таковые у кого бы то ни было из двуногих.
ДМ: Анарил был бы плохим охотником на демонов, если бы попался на такую уловку, но так как он был хорошим охотником, специально оставленным тут для присмотра за плохими, то от удара хвостом он ушел вперёд, крепкой рукой обняв Шаэсзшаретт и прижав её к себе.
- Это демоница в тебе говорила или ты сама? - спросил он негромко и медленно.
Шаэсзшаретт: – Подыскиваешь повод запереть меня здесь? – усмехнулась охотница на демонов и стряхнула его руку с себя. Занялась креплениями поножей. – Или просто рад меня видеть?
ДМ: - Солгу, если скажу, что и не первое, и не второе, - усмехнулся друид скверны, облизнувшись и направившись к столу, на котором лежала раскрытая книга. - Одиночество плохой друг, особенно когда его скрасить могут только безумцы.
Шаэсзшаретт: – Заведи себе зверушку для разнообразия, – пожала плечами женщина, смачивая прилипшую повязку, пропитанную кровью. Морщась, избавилась от неё, а затем промыла рану. Неприятная, наверняка ядовитая. Смотрящие были бы совсем плохи, если бы не сумели задеть её. – Или все звери отвергают тебя?
ДМ: - Ни один зверь теперь не живёт вблизи горы, - констатировал, отмахиваясь от такого предложения Анарил, и занялся своей книгой, которую не читал, но писал. - А охочусь я далеко на севере, чтобы здешние не заметили странностей.
Шаэсзшаретт: – Отговорки, – констатировала Шаэсзшаретт, накладывая повязку. Покончив с делами, пошла к столу. – Мемуары?
ДМ: - Дневник, - подтвердил её догадки мужчина.
Шаэсзшаретт: Женщина с прищуром вгляделась в текст.
ДМ: Ничего примечательного там не было. Обе видимые страницы были на две трети заполнены строками, состоящими из даты и краткой пометки напротив неё. Чаще всего там встречалось обозначение "всё спокойно", хотя пара записей были другого толка. Например, "леди Легатриен снова возмущалась", "безумцы снова вопили при кормёжке" и "Саларианна снова просила её выпустить".
Шаэсзшаретт: – Кто эти? Не помню их. – Она когтем указала на упомянутых в тексте женщин.
ДМ: - Из последних, - Анарил отложил пока книгу, успев оставить там сегодняшнее число и пометку "Появилась изменённая Шаэсзшаретт". - Они в первый день появления здесь присутствовали на моём посвящении.
Шаэсзшаретт: – Откуда? Кем были? – без интереса спросила охотница, неодобрительно скривив губы, когда появилась заметка о ней.
ДМ: - Леди Легатиен из Исильдиена, желала силы, как я понимаю, и попыталась откусить больше, чем смогла прожевать, - вдохнул страж укрытия, - а Саларианна желала бороться с демонами и сильно старалась не отставать от других. Это её и погубило, хотя согласись она учиться дальше, стала бы хорошей охотницей.
Шаэсзшаретт: Шаэсзшаретт иронически улыбнулась: так знакомо. Многие и из её выпуска пошли только за силой.
– Выходит, они вменяемые? Не все тут сошли с ума?
ДМ: - Я и не говорил, что все безумны. Часть сохраняет разум, но периодически срывается. Их нельзя выпускать, но и убить братьев по оружию, которые оступились, тоже нельзя, - напомнил правило охотнице Анарил. - Правда, и говорить с ними не стоит. Эссенция демона тогда давит на эмоции и они впадают в бешенство из-за неоправданных ожиданий и того, что заперты здесь.
Шаэсзшаретт: – Лучше бы убили, – обронила женщина и отошла к кушетке.
ДМ: - Если Легион снова нагрянет, они будут отпущены, - покачал головой мужчина с грустью в голосе. Демоны ведь могли и никогда не вернуться, а тогда взаперти пришлось бы провести вечность.
Шаэсзшаретт: – Если Легион вернётся, то тюремщику вроде тебя лучше быть подальше от этого места. Демоны и обезумевшие полудемоны… не то место, которое можно счесть пригодным для жизни. – Шаэсзшаретт вздохнула, опёрлась локтями о колени.
ДМ: - Мой долг - выпустить их, и они это знают, потому большую часть времени молчат и ждут, - пожал плечами Анарил, а затем улыбнулся. - И знаешь, я хотел бы быть здесь, когда два безумия схлестнутся. Узники сильны, это будет знатная битва.
Шаэсзшаретт: Шаэсзшаретт хмыкнула.
– Надеюсь, меня ты покормишь сегодня, а не в тот же день, что и узников.
ДМ: - Если голодна, то конечно, - мужчина подул на страницу, чтобы чернила быстрее высохли, положил закладку и закрыл рукопись, направившись к одному из шкафов, где хранил приготовленную пищу. Изысков особых ждать не приходилось, но жареные яйца с зеленью и мясом он гостье предложить мог, насыпав полную миску и поставив её на стол. - Кого-нибудь еще из наших видела?
Шаэсзшаретт: – Дураков соваться на Хиджал, кроме меня, нет, – ответила охотница и пошла к столу.
ДМ: - Я бы слетал, если бы не долг, - усмехнулся друид скверны, откинувшись на спинку стула и разглядывая исковерканную плоть Шаэсзшаретт. Сейчас она была больше демоницей, чем эльфийкой, но владыка Иллидан во время метаморфозы становился куда более похожим на демона, чем она сейчас. - Но думаю, еще успею.
Шаэсзшаретт: – Чего? – она смерила его взглядом и усмехнулась. – Как будто такое каждый день не видишь, проходя мимо клеток.
ДМ: - Похуже даже бывает. У некоторых метаморфоза почти конечная, а в редких просветлениях возвращают себе обычный внешний вид. Но тебе идёт, правда, - рассмеялся негромко Анарил, - особенно хвост, да.
Шаэсзшаретт: Она посмотрела на хвост, быстро доела и поднялась из-за стола, собираясь сполоснуть миску.
– Что в Чаше? Думаю, они закроют мне все ходы, но есть ли те, о которых они не знают и которыми я смогу воспользоваться при нужде?
ДМ: - Разве что по воздуху, но крыльев у тебя нет, а я не настолько силён, чтобы потянуть тебя в форме ворона, - покачал головой друид скверны, а затем постучал пальцами по столу. - Выходы перекроют, тут ты права. Можешь поискать подземные ходы, но мне кажется, проще подождать пока всё успокоится. Поищут пару недель, ничего не найдут и решат, что ты таки проскользнула мимо их дозорных. А если демон себя проявит, то у них будет занятие искать и ловить его вместо тебя.
Шаэсзшаретт: – Они не справятся, – презрительно скривила губы Шаэсзшаретт. – К тому же, демон охотится за мной и на меня. Он не успокоится, пока не уничтожит свою почти убийцу.
ДМ: - Предлагаешь поймать его на живца? - то ли предложил, то ли поинтересовался Анарил.
Шаэсзшаретт: – Я боюсь, что демон может привести их сюда. Или что убежище будет раскрыто. – Шаэсзшаретт поцокала языком. – Я должна поймать его прежде, чем Смотрящие развернут настоящую охоту за нами обоими. И постоянно быть у них на виду, чтобы они не начали рыть Чашу.
ДМ: - Азшаровские планы, - заметил друид, поцокав языком. - Как ты будешь его ловить, когда на хвосте будут сидеть смотрящие? Чаша не так велика, чтобы дольше двух-трех дней водить их за нос.
Шаэсзшаретт: – Вот за два-три дня я и должна поймать его. Я подумаю об этом, когда проснусь, – охотница убрала тарелку и устроилась на кушетке, закрывая глаза. – Буду признательна, если с наступлением темноты ты разбудишь меня, Анарил.
ДМ: - Что за демон, кстати? - поинтересовался он перед тем, как согласиться. - Разбужу.
Шаэсзшаретт: – Эредар-чародей, – сонно откликнулась Шаэсзшаретт.
ДМ: - Хорошо, - кивнул Анарил, отправившись искать в библиотеке труды на тему эредаров, чтобы быть во всеоружии, если его гостья окончательно потеряет себя в предстоящей схватке с сильным противником.

ID: 18550 | Автор: Gromdar
Изменено: 5 мая 2016 — 1:19