Дун Грим Жизнь в Дун Гриме: Как проходной двор!..

Гратин Каменное Чрево
Двудгор Камнехват
Гильдия Клан Разящего Молота


В лесу все было, в кои-то веки, спокойно: где-то пели птицы, легкий ветерок покачивал верхушки деревьев, зверья нигде не было видно – как следствие недавней вспышки бешенства, от которой лесные обитатели все еще не оправились. По краям охотничьих троп даже виднелись еще не собранные грибы и ягоды.



Двудгор:
- Пока все, кажется, спокойно…

Данстан:
- Вон, бабы даже боятся грибы-ягоды собирать, - заметил лесник, кивнув в сторону кустарников. - Уж не думаю, что кто бы там ни приперся, сидел бы у края леса: мы б их быстро нашли.

За то время, что дворфы клана Разящего Молота проживали в Дун Гриме и его окрестностях, местные охотники уже успели протоптать множество троп в лесу, ведущих чуть ли ни в самую чащу леса. Дорога была легкой, ведь единственными препятствиями на пути были редкие упавшие сухие ветки и шишки.

Двудгор:
- Вот и покажем и расскажем, что у нас все спокойно.

Гратин:
- Когда там тан должен вернуться, ай? - спросил чародей, прихлопнув назойливого комара. - И что бы он сделал с теми мурлоками, как думаете? Я ж его до сих пор и не знаю толком.

Данстан:
- Еще чутка вперед, потом налево и еще вглубь чутка... - бормотал себе под нос дворф, вглядываясь в деревья. - Да я так и не понял, где тан сейчас. И с мурлоками чего делать я не представляю, чего он скажет.

Двудгор:
- Ага, - коротко согласился с лесником шаман.

Наконец, дружинники свернули на едва заметную, малоиспользуемую тропу, ведущую в еще не до конца расчищенную Данстаном часть леса.

Данстан:
- Так, други, тут-а теперь держите ушки на макушке: почти в чащу зашли, тут я и видал стрелы неподалеку, - дворф оглянулся, вспоминая дорогу. - Рядом еще нерасчищенный лес где-т должен быть.

Двудгор:
- У-у-у… - протянул шаман. - Дикий лес уже.

То тут, то там зоркие дворфы могли заметить следы лап, отдаленно напоминавшие волчьи. На кусте остротерна застрял клочок рыжеватого меха, а около поваленного дерева была вырыта небольшая ямка, вокруг которой были заметны следы мощных лап и когтей. Кое-где на тропе виднелись едва заметные уже подсохшие капли крови.

Данстан:
- Хм... - дворф нахмурился и вытащил из куста остротерна клочок меха. - Уже который раз такой вижу тут такого цвета мех… - кряхтя, Данстан встал на колени и просунул палец в развороченную ямку.

Гратин:
Гратин невольно положил руку на рукоять своего килича и с опаской стал вглядываться в гущу деревьев.

Двудгор:
- Во звери… не всех, видать, переловили.

Данстан:
- Мышиная нора, - заключил дворф, пошевелив пальцем еще немного. - Кто-т раскопать пытался... - дворф, уже поднимаясь на ноги, ткнул пальцем в каплю крови на земле и нахмурился. - Верной дорогой идем, как пить дать...

Гратин:
- Проклятый этот Кулак! - сплюнул бородач, покосившись на разрытую яму.

Данстан:
- Вот нахрена было их отпускать, а? Зеленомордых упырей отпустить! - дворф раздраженно сплюнул.

Минут через пять ходьбы по лесу, дворфы стали снова находить подозрительные вещи: у края дороги лежал кусок грубый ткани, пропитанный кровью, скорее всего использовавшийся как повязка. Капли крови на тропе становились все заметнее, а у небольшой лужицы, в грязи, виднелась часть уже почти стертого отпечатка от большого сапога.

Двудгор:
- Держитесь… следим во все очи.

Данстан:
- Ну точно, не зря приперлися мы, - заключил лесник, поднимая кусок ткани и сравнивая отпечаток в грязи со своим. - Таких ножищ у нас тут ни у кого нет.

Гратин:
- Мы ж как на ладони для них, - пробубнил колдун, пожевав губу от волнения.

Данстан:
- Недалеко осталось, кажись... - дворф схватился за свой молот покрепче. - Тут небольшая поляна есть, я на ней с неделю назад деревья валил сухие... думаю, там могли засесть.

Двудгор:
Двудгор уже достал свой молот, настороженно следуя за лесником.

И вот, наконец, дворфы остановились у густых кустов, увешанных красными ягодами. За кустами раскинулась небольшая поняла, на которой валялись поваленные Данстаном высохшие и больные деревья. В противоположном от дружинников конце прогалины стояли две наскоро поставленные грубые палатки из грязной ткани, около которых, на пепелище от выгоревшего костра, стоял небольшой котелок.



Данстан:
- Так, все, тихо… давайте, за кусты, - прошептал лесник своим товарищам и сам скрылся в кустах, осторожно рассматривая поляну.

Двудгор:
Двудгор, по совету Данстана, упрятался в кустах.

У палаток собрались четыре темнокожих орка: многие из них были перебинтованы теми же кусками ткани, что дворфы нашли по дороге. Латы были только на одном орке, при ходьбе опиравшемся на свой топор, другие же были облачены в кожаные доспехи, а один вообще щеголял без верхней одежды, дабы не мешать повязкам. Один из бугаев сдирал шкуру с небольшого кролика.

Данстан:
- Четверо... много раненых, воргов их я не вижу, - заключил Данстан после пары минут рассматривания поляны.

Гратин:
- Это их тан отпустил, точно помню... - прошептал маг, всматриваясь в рожи темношкурых орков.

Данстан:
- Уверен? - дворф нахмурился, тоже всматриваясь в лица орков. - По мне, они все на одно лицо, хотя... Да, кажись, на тех и похожи. Ну, тан, ну молодец!

Из укрытия дружинников можно было услышать обрывки разговоров орков, однако, говорили они на орочьем языке:

- Проклятье, мы так никогда не доберемся, - ворчал орк с голым торсом, заглядывая под повязку на своем плече. – И зачем мы только сюда поперлись?
- Хватит ныть, тряпка! – огрызнулась орчиха. – Мы принесли сюда бородатому, что он хотел, и получили достойную награду. На дальнейший путь золота нам хватить должно.
- Если не помрем с голоду тут, - орк, возившийся с тушкой кролика, сплюнул. – В этих лесах ничего толком не поймаешь.
- Надо будет – зайдем к дворфам и возьмем все, что надо! – отозвался хромающий орк в латах. – У них тут недалеко есть пастбище.
- Если тот бородатый не соврал, нас тут не должны найти – и то хорошо, - снова подал голос израненный орк.
- Пусть находят, - рявкнула орчиха. – Мы разорвем их на куски или умрем с честью, а не как псы – от голода и ран.

Данстан:
- Балыкают че-то на своем поросячьем... - проворчал Данстан, пытаясь хоть что-то понять. - Хрен разберешь… Чего делать-то будем, други? - тихо спросил дворф своих товарищей, не отрывая взгляда от лагеря орков.

Гратин:
Гратин молчал, нервно пожевывая губу, а пальцами сжимая траву. Арканист уже сказочно жалел о том, что, в своё время, когда была возможность начать изучение этого языка, он ею не воспользовался.

Двудгор:
- Может, поджечь и окружить их? – шептун Двудгор своим товарищам.

Гратин:
- А ты про воргов не забыл? Они-то раненые, но не их животные... наверное.

Данстан:
- Думаю, втроем мы с этими увальнями справимся, - кивнул Двудгору Данстан. - Главное, эт грамотно сделать и завалить их, пока ворги не прибежали... если они поблизости.

Двудгор:
- Ворги огня могут испугаться, - заметил шаман.

Данстан:
- И то верно, - согласился дворф, снова осматриваясь. - Думаю, Двуд прав: пускай попробует поджечь их барахло или траву, а ты, Гратин... – дворф призадумался. - Ну, сколдуй че-нить эффектное, чтоб они аж пообсирались все со страху.

Двудгор:
- Огонь мой верный, прошу тебя, забери вещи чужаков, что вторглись к нам! - Двудгор начал упрашивать стихию огня, чтобы прогнать незваных гостей: шаман решил поджечь их вещи.

Гратин:
- Сейчас... - кивнул маг, уже начиная нашептывать что-то себе под нос.
Гратин приподнялся с колен и, сиганув из куста, крикнул что-то невнятное, и его окружил пламенный щит. Про стрелы, этот пылающий дворф, конечно, забыл.

- Я ЗЛОЙ ОГНЕННЫЙ ДУХ ЭТОГО ЛЕСА! ВЫ ПОТРЕВОЖИЛИ МОЙ ПОКОЙ! - грозным голосом рявкнул ярко пылающий огненный шар ростом с дворфа. По мере его приближения к оркам, трава позади него чернела и умирала.

Стихии отозвались на зов Двудгора: обе орочьи палатки с громким хлопком охватило пламя. Орки тут же вскочили на ноги и безрезультатно принялись сбивать огонь. Но тут перед ними выскочил пылающий Гратин...

Орчиха:
- Лок'тар огар! – взревела одноглазая орчиха, заметив кричащего Гратина, видимо, не попавшись на его уловку. – Бородатый нас предал! Лок-Нараш!

Тут же орк с голым торсом схватил свой лук и запустил в Гратина стрелу.

Гратин:
- Я ВАС ИСПЕ-... - колдун опешил, лишь дикарь натянул тетиву и выпустил в него стрелу.

Языки пламени огненного щита взметнулись, лишь стрела вонзилась в пламя щита. От снаряда остался только костяной наконечник, упавший на землю, а сам щит исчез, поскольку сил поддерживать его у мага не было совсем. Чародей сиганул за дерево.

Гратин:
Гратин сорвал с пояса свою походную флягу и приложился к ней губами. Огненный щит отнял весьма много сил.

Орки, тем временем, уже успели оклематься от потрясения и приготовились к бою, хотя жар от пылающих палаток им в этом не сильно помогал.

Данстан:
- Клянусь бородой Мадорана, не следовало вам сюда соваться! - взревел Данстан и, с яростным воплем, понесся на орка в латах, уже готовясь раскрошить тому башку.

Орк с легкостью отразил атаку Данстана своим громадным топором, и тут ж ответил ему сильным пинком в живот.

Данстан:
- Вот так тебя! - дворф успел схватить орка за ногу, потянул и повалил бугая на землю.

Двудгор:
Двуд, стоя позади, воззвал к Духу Жизни, дабы попытаться устрашить орков.

Орки не поддались на устрашение, даже не заметив потуг шамана.

Поваленный Данстаном бугай в латах еще не мог встать, орк с луком же выпустил стрелу в Двудгора, а орк, разделывавший кролика понесся в укрытие Гратина. Орчиха налетела на Данстана, пытаясь вонзить ему в шею кинжал.

Двудгор:
Двуду стремительная стрела попала прямо в плечо, из которого тут же брызнула алая кровь. Шаман упал на колени и харкнул кровью.

- И-и-ар-р! – прокричал лежащий на земле шаман.

Данстан:
Данстан поймал руку орчихи с кинжалом, а верхушкой своего молота заехал ей прямо по зубам, от чего та отскочила на несколько шагов, прикрывая руками свой окровавленный рот.

Орк, с ревом понесшийся на юного мага, отбросил тушку кролика и, размахивая своим зловещим ножом, попытался всадить его прямо в дворфа.

Гратин:
Гратин в спешке снял с пояса свой баклер и нахлобучил его на руку, дабы в бою была хоть какая-то защита. Маг заорал. То ли от страха, то ли от... храбрости. Впрочем, врага это тоже не отпугнуло, а колдун не успел заблокировать или парировать удар, а потому разделочный нож угодил колдуну прямо в брюшину, воткнувшись по рукоять.

Двудгор:
Двуд воззвал к небу, моля ветра ударить по отряду орков, сотрясая их своими порывами.

Сильному ветру, внезапно налетевшему на орков, все же удалось сбить с ног бугая с луком, остальные же удержались на ногах.

Данстан:
- Всех порву! - взревел Данстан, поняв по звукам, что сзади его товарищам приходится туго, и с силой опустил молот на голову лежащего орка.

Руна на молоте Данстана вспыхнула. Как только молот дворфа коснулся головы орка, сталь шлема бугая промерзла насквозь и, не выдержав силу удара, разлетелась на ледяные осколки. Голова орка-латника превратилась в кровавую кашу.

В ярости из-за смерти своего товарища, орчиха, понеслась на Данстана с кулаками, что-то сжимая в правой руке. Орк с луком собирал с земли стрелы, а орк с ножом попытался добить Гратина.

Орчиха оказалась непроста: во второй руке она припрятала кинжал поменьше, который и загнала Данстану прямо в область шеи.

Данстан:
- А-ах, рвать твою мать! - крикнул лесник, как только почувствовал боль в области шеи, ближе к плечу, и отступил на несколько шагов.

Гратин:
Гратин вскрикнул и, попытавшись подняться на ноги, напоролся на сапог орка и снова повалился на спину. Дикарь несколько раз вогнал нож дворфу в печень, под ребро и, наконец, в шею. Этот дворф уже не жилец.

Двудгор:
Двудгор постарался воззвать к земле, чтобы она придала дружинникам сил, но видимо, сил у самого шамана уже не хватало из-за потери крови.

Данстан:
- Порву... на куски!.. - Данстан, разъяренный болью, собрался с силами и нанес орчихе сокрушающий дуговой удар своим молотом.

Шип на молоте Данстана распорол орчихе брюхо, в добавок к раздробленным ребрам и смолотым в кашу внутренним органам дикарки. Бездыханное тело орчихи упало на землю лицом вниз.

Орк с луком все еще искал свои стрелы, сдутые ветром, а убивший Гратина орк, посчитав, что и Двудгор уже не жилец, понесся на Данстана, пытаясь загнать ему нож между стыками лат.

Данстан:
- Получай, паршивая свинья! - дворф, не чувствуя боли и хлещущей из шеи крови, вовремя развернулся и дал молотом прямо по виску орка.

Остатки раздробленной головы орка разлетелись по всей округе, а его еще дергающееся тело повалилось на землю.

Двудгор:
Двудгор из последних сил постарался воззвал к Духу Воды и поставил возле Гратина тотем воды, дабы тот исцелил раны юнца. Увы, было уже поздно.

Оставшийся орк, наконец, нашел одну стрелу и дрожащими руками выпустил ее в Данстана.

Данстан:
Стрела отскочила от лат дворфа, который уже, с молотом наперевес, тяжело дыша шел на орка.
- Зашибу! – взревел дворф, чувствуя, как силы уже покидают его, и, собрав всю свою волю в кулак, замахнулся молотом.

Кожаная броня не спасла орка и молот Данстана раздробил ему грудную клетку. Истекающее кровью тело орка повалилось на землю.
ID: 16474 | Автор: Ридиан
Изменено: 16 августа 2014 — 18:55