Дун Грим Леса Дун Грима

Гардог Разящий Молот
Дорн Сияющий Молот
Рагнар Северный Ветер
Хильда Хитрый Глаз
Дуннар Пеплобород
Фэми Сердце Горна
Морлина Соколиный Глаз
Сэр Фьюрав Сталегрив из Стальгорна
Джош "Ронни" Рондсон
Азгара Вемери-Вейс
Гильдия Клан Разящего Молота

Все эти атаки, хотя и сильно потрепали немертвого волка, не причинили ему существенного урона, наоборот, заставили его биться с удвоенной жестокостью. И вот, волк, разъяренный невероятно болезненной атакой Дорна, понесся на него, метя когтистыми лапами в лицо и грудь дворфа.
Дорн, слишком сосредоточившийся на атаке, совсем не уследил за тем, что защитник не смог удержаться волчару и в следующий момент уже летел куда-то вниз, едва-едва сумев уберечь свою хрупкую тушку от когтей, но не от столкновения с громадной мёртвой шкурой.
Дуннар перезарядив ружье, повторно стреляет в огромного волка.
Данстан: Ять, Дорн, берегись, рвать твою мать! — дворф, крикнув это, сделал еще один выстрел, снова метя волку в голову.
Рондсон вскинул оружие, да опять стрелять принялся.
Азгара глухо зарычала и пошла к волку, помахивая клинками.
Дорн лишь что-то невнятно пробормотал и, покряхтывая, встал на ноги.
Урглим подбежал к Дорну, готовый его защитить, если что.
Дуннар и Ронни попали куда-то не туда, а вот пуля Данстана угодила волку прямо в нос, снося его начисто. Волк, уже забыв о Дорне, не стерпел такой наглости от дворфа, уже выбившего ему один глаз, и навалился на Данстана, со всей силой полоснув когтистой лапой ему по груди.
Рондсон: Ять, если это нечисть — то завалите вы её уже Светом, будь тот не ладен!..
Дуннар: Ненавижу нежить, мать её! — прорычал Дуннар стреляя в нежить, снова выцеливая лапы зверя.
Уже ослабленный волк все же попал по груди Данстана, не ожидавшего такой проворности от мертвой зверюги. Благо, дворф сообразил нацепить кольчугу, так что большая часть урона была ей поглощена, однако, кольчужная рубаха была порвана когтями волка и дворф все же получил неприятную резаную рану, хоть и не смертельную, если, конечно, вовремя остановить обильное кровотечение.
Данстан завалился на землю под натиском волка, прокричав что-то нечленораздельное.
Дорн: Ну всё, порождение тьмы, ты само напросилось, — сплюнул он и принялся читать одну из самых сильных молитв. С его рук одна за другой сорвались три ярчайшие вспышки Света, метившие прямиком в мёртвое сердце волка.
Рондсон перезарядил винтовку и, встав из-за укрытия, открыл огонь.
Азгара подошла в волку и изо всех сил ударила зверюгу ногой в бок, намереваясь повалить того.
Дорн, все еще, видимо, не пришедший в себя после падения, запустил все три заряда Света в скалу. Ружье Дуннара, видимо, поврежденное при схватке с медведем, дало осечку, а вот пуля Ронни попала зверю прямо в пасть волку, откуда хлынула черная смердящая кровь. Громадный волк, издававший булькающие жуткие звуки, даже не обратил внимания на пинок Азги.

Урглим ругнулся, когда увидел результат молитвы волка.
Немертвый паразит все никак не мог выбрать, кто из членов отряда раздражает его больше и вот, в этот раз он выбрал Ронни, который нанес ему такое неприятное повреждение. Волчара, взмахнув головой и забрызгав ближайших дворфов своей поганой кровью, в один прыжок налетел на Ронни и, разинув пасть, попытался разом откусить ему голову.
Рондсон попытался уклониться и подставил под удар левую руку.
Урглим: Да отвали ты от них! — прикрикнул Урглим и атаковал медведя, целясь тому в шею.
Тем временем, Фьюрав проскакал по лесу уже не один час, надеясь найти ушедших без него товарищей. Он уже намеревался повернуть обратно, когда услышал звуки боя и помчался к ним.
Азгара еще громче взревела от своего бессилия и снова бросилась к волку, замахиваясь для удара.
Рондсон: Твою мать, отвали от меня, отвали! — Ронни пытался отбиться от вцепившегося в его руку монстра.
Дуннар, отплевываясь от крови зверя, выстрелил в немертвого волка.
От потери руки Ронни спас Урглим: волк, которому дворф попал алебардой в шею, лишь отхватил порядочный кусок мяса с предплечья человека.
Дорн не оставлял попыток добраться до плешивого. Раз за разом с его рук слетали вспышки Света, пытающиеся выжечь саму тёмную суть волка.
Данстан: Ух я его!.. — Данстан, истекая кровью, из последних сил поднялся и рванул к волку, отбрасывая ружье и хватаясь за свой кобальтовый тесак, стараясь рубануть волку прямо по поврежденной шее.
Урглим надавил на алебарду и провернул её зачем-то. Видимо, стремясь убрать пасть волка куда подальше.
Фьюрав прижался к коню, чтобы не зацепиться за ветви. Завидев родичей, он выхватил молот и притормозил коня, что бы вступить в битву или остановиться.
Рондсон находился в состоянии болевого шока и, вскрикнув единожды, на травму он не обращал внимания, пока что. Целой рукой из сапога вытащил кинжал, да вогнал его в живот твари, а затем потянул его вверх по корпусу.
Удар Азги настиг шею волка, вместе с алебардой Урглима ослабив ее еще больше. Одна из вспышек Света все еще не пришедшего в себя Дорна таки угодила в немертвую зверюгу, оглушив ее. Нож Ронни застрял где-то между какими-то костями волка. И вот шею волка настиг тесак Данстана: это было последней каплей, и вот голова волка, издавшего последний хрип, была отделена от его тела и покатилась вниз по склону. Изуродованное тело зверюги еще несколько мгновений дергалось и пыталось ударить кого-то лапой, но вскоре свалилось на землю безжизненной кучей.
Рондсон: Помогите вылезти, эта тварь мне кусок мяса оторвала! — гаркнул Джош.
Урглим: Вот и всё, — усмехнулся, забрасывая на плечо свою алебарду.
Дуннар видя конвульсии зверя, охотник облегченно вздохнул — все позади.
Рондсон целой рукой открыл фляжку и залил ею рану, невольно огласив положение дел отменной матерщиной.
Фьюрав: Вот так да. Похоже, я все пропустил.
Дуннар: Все целы то? — поинтересовался охотник, подходя ближе да бы ближе осмотреть труп.
Данстан: Ох, штопаный крот… Хоть этого гада… прибили… — Данстан, выронив свой тесак, завалился на землю, истекая кровью, после своей атаки, с удвоенной силой.
Урглим услыхал возглас Ронни и бросив оружие свое на землю, подошел к волку и попытался его скинуть с человека.
Рондсон, под приливом адреналина, постоянно дергался и даже помогал Белоруку, дрыгая ногами и здоровой рукой. Вторую парализовало.
Азгара тихо рыча убрала клинки в ножны и принялась помогать стащить волка с Ронни.
Рондсон: Эй, Дорн! Я не чувствую левой руки, ять, слышишь?! — с испуганным взглядом крикнул Ронни Дорну.
Дорн: Эй, вояка, помоги Данстану, если ты паладин, — Дорн вяло махнул рукой и потопал к Ронни.
Рондсон: Это что за хрень такая?
Фьюрав спрыгнул с коня, даже не став скидывать лесенку.
Урглим кряхтел, но всё же смог приподнять здоровенную тварь, чтоб Джош смог из-под неё вылезти.
Фьюрав подошел к туше и принялся помогать.
Урглим выругался да с помощью остальных все же сдвинул эту тушу вбок.
Дорн: Да, всё, я уже тут, садись давай. Сейчас попробуем восстановить твою руку.
Рондсон: А бешенство чем будем выжигать? — уже более-менее спокойно вопрошал Ронни, хоть и до сих пор нервно.
Данстан еще некоторое время что-то кряхтел и пытался выругаться на дворфийском, но затем потерял сознание от боли.
Рондсон не дрыгался.
Дуннар бросился к родичам дабы помочь стащить тушу зверя.
Дорн: Давай, давай, аккуратнее садись, — Дорн насильно помог Ронни усесться на землю, стараясь не трогать руку. — Плохо, очень плохо. Так, ладно, сейчас всё сделаем…
Рондсон угрюмо что-то под нос буркнул.
Дорн закусил губу, осматривая рану.
Урглим: О, здорово, мужик, — поприветствовал Фьюрава, а затем глянул на Данстана. — С ним что?
Рондсон: Чего там, Дорн?
Азгара пару раз ткнула носом сапога тушу волка.
Дорн: Не мешай, просто сиди смирно и постарайся не дёргаться, — Дорн стянул перчатки и примостил руки прямо над раной.
Рондсон: Как скажешь, целитель.
Дорн зашептал молитвы, призывая себе на помощь живительную силу Света. Вскоре мягкое сияние покрыло ужасную рану, и та потихоньку перестала кровоточить. Всякая зараза выжигалась живительным священным огнём, а следы от клыков волка постепенно начали затягиваться. Потихоньку и сама рана принялась затягиваться. Вроде бы и незаметно для глаза, но постепенно рана становилась всё меньше и меньше, ткани будто бы сами собой восстанавливались, и в итоге рана выглядела уже совсем не так ужасно, как в начале.
Рондсон: Ну, по крайней мере, завалили.
Дорн, всё это время в поте лица моливший Свет, неожиданно оборвался на полуслове и осел на землю. Ноги больше не держали его.
Рондсон: Не падай, друже. Нам еще назад переться…и сжигать всё это безобразие.
Дорн помотал головой.
Дорн: Сейчас… дайте пару минут… прийти в себя надо. Мясо наращивать — эт вам не волков убивать, да.
Рондсон: Ну-ка друже…попей-ка моей бодяги.
Рондсон отстегнул фляжку, раскупорил её и протянул Дорну.
Рондсон: Вкус дрянной — но через пару лет привыкаешь. — Джош усмехнулся.
Дорн дрожащей рукой схватил флягу и опрокинул её содержимое внутрь себя. Явственно передёрнулся, но вроде бы стало чуть получше.
Дорн: Так. Эта… я что хотел сказать. Руку надо перебинтовать. И не тревожить её. Я сейчас массу что твоих, что своих ресурсов потратил, ускоряя заживление раны. Теперь твой организм, того… ослаблен. И сейчас ему надо помочь. Потому забинтовать рану, чтоб она там спокойно зарастала — и покой, полный покой. Хотя бы на пару дней. Чтоб организм в себя пришёл.
Рондсон: Ну, значит буду сидеть возле землянки и думать о высоком. Ты сам-то как, а?
Рондсон поднял с земли своё оружие и привычным жестом закинул за спину.
Дорн: Плохо я. Все силы на тебя истратил. У, гад блохастый, — погрозил в сторону мёртвой туши кулаком и, кряхтя и опираясь на приклад ружья, поднялся на ноги.
ID: 15821 | Автор: Ридиан
Изменено: 4 мая 2014 — 13:06