Дун Грим Леса Дун Грима

Гардог Разящий Молот
Дорн Сияющий Молот
Рагнар Северный Ветер
Хильда Хитрый Глаз
Дуннар Пеплобород
Фэми Сердце Горна
Морлина Соколиный Глаз
Сэр Фьюрав Сталегрив из Стальгорна
Джош "Ронни" Рондсон
Азгара Вемери-Вейс
Гильдия Клан Разящего Молота

Данстан все еще обильно истекал кровью.
Урглим: Данстан? — подошел к отключившемуся дворфу.
Урглим вытаскивает из сумки своей кой какие перевязочные материалы.
Фьюрав: У меня есть святая вода. Думаю, стоит обработать ей рану.
Урглим принялся зажимать резанные раны какими-то тряпицами.
Азгара легонько похлопала Ронни по здоровой руке, стараясь того приободрить.
Урглим: Чего твоя святая вода сотворить-то может? Можешь Свету своему молитвы какие прочитать?
Дуннар хмуро посматривает то на тушу зверя, то на старания лекарей, что трудились в поте лица.
Фьюрав: Если эта тварь была заразной, то уж точно не повредит. А то кровь остановим, а там гной пойдет.
Урглим продолжал одной рукой давить тряпицей на рану Данстану, а другой рылся в сумке своей, ища что-то.
Дуннар: Ты меньше говори, больше дело делай, — проворчал охотник Фьюраву.
Фьюрав снял с пояса склянку со святой водой и поставил возле раненого, после чего раскрыл молитвенник, начав что-то бурчать в бороду, а затем поднял пустую руку над раной, что бы не мешать родичу с бинтами.
Данстан все еще не приходил в сознание, однако то, что Урглим зажал раны дворфа своими тряпками, значительно ослабило кровотечение.
Урглим ругнулся, но вскоре достал из сумки еще какую-то тряпку, тут же прижал её к ране, отбросив в сторону ту, которая уже пропиталась кровью.
Урглим: Дуннар, поди сюды, подержи на ране тряпицу.
Азгара одной рукой подхватила целителя, не давая тому упасть.
Дуннар отложив в сторону ружье, опустился на колени у Данстана.
Рондсон встал, помогая Азгаре держать лекаря.
Дуннар преклоняет колени.

Урглим: Только жми сильнее, — сказал Белорук, убирая руки.
Дуннар прижал кусок ткани к кровоточащей ране дворфа.
Урглим раздраженно посмотрел на молящегося дворфа.
По руке Фьюрава пробежали желтые искорки, говорившие о том, что Свет откликнулся на молитву. После чего дворф опустил ладонь на рану, что бы хоть немного уменьшить кровотечение.
Дуннар: Дык, учить ещё возьмись тут, — проворчал охотник, озадаченно поглядывавший на дворфа с молитвенником в руках.
Азгара крепче сжала руку и посмотрела в глаза целителю.
Урглим: Ну наконец-то, — проворчал, когда наконец-то Свет ответил на мольбы Фьюрава.
Данстан прокряхтел что-то, когда Свет коснулся его ран, практически остановив кровотечение. Дворф открыл глаза.
Фьюрав преклоняет колени перед вами.
Урглим тем временем вытащил из сумки своей маленькую бутылочку какую-то и очередной кусочек ткани.
Урглим отвинтил крышку и немного вылил голубоватой жидкости на тряпицу.
Фьюрав убрал руку от раны, продолжив читать молитву, надеясь, что у него хватит сил, повторить ее еще раз.
Данстан: Ять… какое же херовое чувство… — пробормотал дворф, а затем глянул залитые кровью тряпки на своей груди. — Это, в моем рюкзаке… бинты тама да бодяга обеззараживающая… в зеленой бутыли.
Дуннар: Хе, очнулся. Уходить нужно. Тушу позже сжечь можно.
Азгара серьезно посмотрела на Ронни, будто о чем-то размышляла.
Урглим: Не боись, не ты один со всяким полезным шастаешь, — усмехнулся и протянул Дуннару пропитанную лекарской водичкой тряпицу. — Держи, поменяй-ка на это.
Дуннар отбросил в сторону окровавленный кусок материи.
Данстан: Бинтов с моего рюкзака, говорю, намотайте хоть… — дворф собрался с силами и даже попытался приподняться, — а то еще откинусь по дороге.
Дуннар: Ни че с тобой не случится, ещё потерпишь наши физиономии.
Фьюрав снова выставил руку над раненым родичем.
Азгара вздохнула и взяла под руку лекаря, стараясь помочь.
Дуннар принялся рыться в вещах Данстана, в поисках бинтов, о которых тот говорил.
Дорн: Ух… не, спасибо, не надо. Идти я, вроде, в состоянии.
Рондсон снял со спины подсумок и принялся в нём копаться.
Азгара пожала плечами, но глаз с дворфа не спускала.
Фьюрав убрал руку, так и не дождавшись ответа Света.
Урглим проворчал что-то да сам прижал свою тряпку к ране. Данстан мог почувствовать небольшое жжение в области раны.
Фьюрав: Увы. Похоже, на этом моя помощь заканчивается. Нужно снять с него куртку, чтобы забинтовать. Я подержу.
Дуннар найдя искомое, часть протянул Урглиму. После чего приступил к перевязке.
Дорн: Свет, да что вы с ним копаетесь? — пробормотал Дорн, опираясь на приклад ружья.
Данстан: Да не надо ничего снимать, до дому уж дотопаю так… — дворф, снова собравшись с силами, даже поднялся на ноги, кряхтя и ворча и, пошатываясь, сделал несколько шагов вперед.
Урглим: Зря ты это.
Рондсон выудил из рюкзака пучок какой-то травы и почесал репу.
Урглим: Давай хоть поверх замотаем бинтом.
Рондсон: Эй, братцы. А у меня тут травушка целебная из Нордскола осталась…
Данстан: Ну, давай, замотай… — поморщившись ответил дворф, а затем посмотрел на Ронни. — Во, давай-ка ее сюды.
Дуннар: Уходить нужно, пока на ногах стоять можем.
Рондсон: Мне надо было не в дознаватели идти, а в снабженцы — угрюмо пошутил Джош.
Рондсон протянул Данстану траву.
Данстан взял траву, пожал плечами, растер ее между пальцами, а затем приложил получившуюся кашицу к ране на груди и, поморщившись, кивнул Урглиму, мол, бинтуй.
Урглим: Бинтуй его, Дуннар, — сказал дворф да пошел собирать грязные от крови тряпицы в свою сумку.
Дуннар: Иди-ка сюды, болезный, — охотник приступил к перевязке.
Дуннар, закончив с Данстаном, Пеплобород протянул остатки бинтов хозяину.
Рондсон: А у этой твари глаза еще целые?..
Рондсон: Хочу вырезать их и засушить. А потом сожрать с пивом, хе-хе.
Дуннар: Тебе то они на что?
Данстан: Ну, теперича точно доковыляю, — натянуто бодро сказал дворф, как только перевязка была закончена, а затем поднял свой тесак, ружье, ну и подошел к откатившейся голове волка и поднял и ее. — Во, трофей.
Урглим: Ты нормальный? — Урглим спросил Ронни.
Рондсон: Не говори глупостей, едрена мать. Мне чуть было руку не оторвали.
Рондсон покосился на Урглима.
Дорн: Ага. А ты бегаешь и резвишься, словно бы совсем здоровый… В порядке он. Полном.
Азгара быстро щелкнула зубами на Ронни, явно что-то не одобряя.
Данстан: Заспиртую башку и на полочку поставлю, — дворф прикрепил голову на крюк на своем поясе и, покачиваясь, пошел обратной дорогой, молча, махнув рукой, зазывая остальных за собой.
Урглим покачал головой и поднял с земли оброненную алебарду.
Дорн: Зря ты так. Может так случиться, что в один прекрасный момент этим волком станешь ты.
Рондсон: Дрянные перспективы, Дорн.
Рондсон устало плёлся за всеми.
Дорн: Я Данстану. Сжечь всё это надо. И голову, и тушу, и того, кто всё это придумал…
Дуннар: Дворф станет волком? Это ново!
Дуннар смеется.
Азгара молча переводила взгляд от одного дворфа к другому.
Рондсон: Всегда должен быть ублюдочный волк…
Фьюрав: Может, его на коня посадить?
Урглим: Нам бы не помешал дворф-оборотень, — усмехнулся.
Дорн: Данстан, у нас есть печь подходящего размера?
Рондсон усмехнулся.
Данстан: Да от этой башки… ужо никакой беды не будет… а трофей — всегда хорошо, — дворф отхлебнул из свой фляги.
Дорн: Или, по старинке, на костре?
Дуннар: Нам Тана мало что ли?
Рондсон: В смысле?
Дуннар: Ну, «с особенностями»…
Азгара от чего-то вздрогнула.
Рондсон: А-а-а, ты за это.
Данстан: Печку этой дрянью поганить не будем… пошлем дружину туши собирать да добить оставшихся бешеных. Теперь хворь должна на спад пойти.
Урглим: Так у нас многие «с особенностями», — усмехнулся. — Того же Дюка вспомнить.
Рондсон: А Дюк-то кто такой?
Урглим: Пират, пиротехник, рубаха-парень, кажись так.
Рондсон: Дворф-пират?
Дорн: А ещё он очень любит взрывать. Неважно что, неважно как.
Рондсон: Взрывной парень, однако.
Дорн: Говорю я вам, однажды он взорвёт весь наш Дун Грим…
Данстан: Ять… кто ж нам так с нежитью этой удружил?
Дорн: …и наш пивовар вернётся из Пандарии на одни только руины.
Дуннар: Взорвет — отстроим новый.
Урглим: Если вернется…
Дорн: Дык у нас тут полно некромантов было, да колдунов.
Рондсон: Если взорвёт…
Дорн: Кто-то и удружил.
Рондсон: Зря удивляемся, кстати. В Нагорье говорят, еще есть группы Сумеречных.
Данстан: Надо было их сразу на кострах посжигать… — сердито проворчал дворф.
Дорн: А я предлагал. Но тан же у нас добрый. Ему не нравится убивать колдунов. Он их с миром хочет отпускать.

Рондсон: Мне попадалась парочка повёрнутых на допросах.
Дуннар: Ага, а после ночевать незнамо где. А средь нас и болезные имеются — им роздых в лесу на пользу не пойдет.
Рондсон: Боюсь это говорить, но некоторым нравилось то, что я причиняю им увечья.
Данстан: Это, Ронни, так кем ты, говоришь, был?
Рондсон: Дознаватель в 197-м разведывательном полку. А потом…всё стало очень сложно и, кх-м. Про нас предпочли забыть.
Дорн: А с каких это пор в армии дознаватели появились?..
Рондсон: А с таких, что колоть надо было быстро и решительно.
Данстан: Че-т при слове «дознаватель» всякая погань Алая вспоминается.
Дорн: Кого колоть?
Дуннар: Во-во.
Дорн: Армия не колет. Армия берёт, и бьёт. В промышленных масштабах.
Рондсон: Врага, разумеется. Мы по всему Азероту гонялись за Сумеречниками и всякими сектантами. Столького дерьма навидался…никому бы не пожелал.
Данстан: А, ну этих можно, да…
Рондсон: Подскажу кое-чего. Коль прийдется кого «колоть» — попробуйте испробовать иглы на шее этого сукиного сына. Выложут всю правду матку…
Несколько часов спустя, отряд, наконец, вернулся в Дун Грим.
Данстан: Вот-а и пришли… — с облегчением сказал дворф, как только отряд вошел в Дун Грим.
Урглим удовлетворенно вздохнул.
Рондсон: …в кратчайшие сроки. Проверено годами.
Урглим: Данстан, тебе бы того, Двудгора али Фэми найти.
Дорн: Ронни, напомни завтра сдать тебя властям. А то слишком уж ты странный…
Рондсон: Ты ведь понимаешь, что ты отправишь меня в один конец, Дорн? И я таки не смогу баловать байками нашу банду и дузить мёд в «Безымянной»?
Дорн: Да, Ронни, понимаю. А я спать пошёл. Вымотался — сил нет. Спокойной ночи, и да не приснится вам… хм… медведь-нежить. С отрубленной лапой и тремя детёнышами.
Дуннар: Вот и славненько. Пойду отмываться, а то за нежить принимать станут не только по облику, но и по запаху.
Данстан: Ну, други, молодцы все… славно потрудились. Надо будет завтра пир горой устроить. И Урглим да, прав, найду я кого-нить из шаманов наших.
Урглим проводил Дорна недовольным взглядом.
Рондсон хмыкнул.
Азгара что-то негромко пробормотала.
Рондсон: Не люблю я, когда говорят об предательстве столь радостно, даже если в шутку.
Рондсон покачал головой.
Данстан: Ну, теперича, Ронни, как оклемаемся все, так за дедом твоим и пойдем. А на Дорна не обращай внимания — он у нас такой вот.
Рондсон кивнул.
Рондсон: Славно, спасибо.
Урглим посмотрел на латника.
Урглим: Ты так медленно за нами шел из-за своей груды металла?
Данстан: Славно потрудились, други, славно… — с этими словами дворф, покачиваясь еще сильнее, пошел в сторону своей землянки.
Азгара еще немного поворчала, затем махнула рукой и пошла в таверну.
Рондсон осмотрелся по сторонам.
Фьюрав: Эх… Жаль я так и не смог вам помочь с этой зверюгой.
Рондсон подошёл к столбу и облокотился на него.
Рондсон: Блин, наверное, после этих похождений и пить еще нельзя…
Урглим: Ну ничего, еще успеешь себя проявить перед кланом, — хмыкнул дворф.
Фьюрав: Буду надеяться, что задержусь здесь достаточно надолго для этого.
Урглим: Эх, а частенько тебе Свет твой не отвечает?
Фьюрав: Когда сил не хватает, а так всегда отвечает. Знал бы, что найду вас при таких обстоятельствах, накатил бы заранее. Так и сил бы хватило.
Урглим: Хм… ну ладно. У тебя что, вера в силу Святого Света от градуса повышается?
Фьюрав: Так я же не веру трачу на молитвы, а силы свои. Измотался пока вас искал, вот силы и не хватило.
Урглим пожал плечами.
Урглим: Ладно, бывай, друг. Пойду тоже отдыхать. Умаялся я.

Все разошлись кто куда после изматывающей битвы в лесу. Вскоре дружинники, оставшиеся защищать Дун Грим, отправились в лес и, собрав все звериные туши, сожгли их на огромном костре. Охотники прочесали лес и добили последних оставшихся бешеных животных. Вот так и закончилась эпидемия бешенства в лесу Дун Грима.

ID: 15821 | Автор: Ридиан
Изменено: 4 мая 2014 — 13:06