Луч солнца, капля воды

Гильдия Дети Матери Земли

Нижепредставленный лог являет собой зарисовку. Одну из тех, что приходят в голову, когда коротаешь время в дороге. Возможно, он станет сюжетом, а может так и останется лишь зарисовкой. Ждем ваших мнений, господа :)

Джунгли.
Что вспоминается вам, когда вы слышите это слово? Быть может буйство экзотической растительности? Или неумолчный шум жизни, не стихающий ни на минуту ни днем ни ночью? А может необычные фрукты? Иной вспомнит о мягком климате, не знающим ни снега, ни морозов, ни иссушающей жары пустынь…
Но Гаулу было не до подобных раздумий. Паладин ожесточенно прорубался через лиановые заросли Крагсанских джунглей, орудуя тяжелым мачете, выглядевшим в руках могучего таурена перочинным ножиком. Несмотря на влажный и жаркий воздух, чьи липкие прикосновения заставляли мечтать о свежем ветерке, воин был в полном доспехе, только щит был закреплен на спине, да булава - излюбленное оружие Гаула - висела на его поясе. Внешне паладин сохранял полное спокойствие, прокладывая себе путь к крепости Орды, но внутренне... В душе Гаул уже множество раз пожелал сгореть в пламени Ан’ше многочисленным насекомым, чьи укусы ощущались даже через плотную шерсть таурена. Несмотря на все опасности, подстерегавшие здесь воина в полном латном доспехе, несмотря на то, что временами копыта таурена погружались в податливо хлюпающую влажную землю и на встречающиеся порой оконца стоячей мутной воды, затянутые ряской - паладин упрямо шел вперед. Пока ему везло… Или его вели высшие силы?
Внезапно джунгли кончились, словно обрезанные гигантским ножом, и Гаул вышел на полянку, покрытую ярко-зеленой, словно изумрудной, травой. Опытный глаз таурена тут же приметил свежие следы - и среди них были следы другого шу’хало! Не колеблясь ни на секунду, паладин двинулся по следам, пересекавшим поляну и исчезавшим в зарослях с другой ее стороны. Кто знает, кому могли принадлежать эти отпечатки. Если друзьям - им могла понадобиться помощь в этом гиблом месте, если же врагам… Свет примет их души. Таурен продолжал размерено шагать, лишь сменил мачете на булаву, да снял щит со спины, изготовившись встретить любую неожиданность.
Вскоре он услышал грубые голоса, переговаривавшиеся на всеобщем. Внезапно другой голос, напомнивший Гаулу строптивый горный ручей, посоветовал закрыть рты и сохранять молчание пока им не разрешат говорить. Впереди показалась очередная прогалина и паладин уверенно шагнул из зарослей, окидывая взглядом всех, кто собрался там.

Взору его предстал наспех развернутый на небольшой полянке лагерь, в котором царил настоящий хаос. Две грязные драные палатки, явно знавшие лучшие времена, куча бесформенных тюков, сваленных около одной из них, дополнялись зеленокожими орками в рваных кожаных доспехах да парой пандаренов. Последние выглядели совершенно чуждо в этом беспорядке – одетые в отлично подогнанные доспехи, на которых не было ни соринки, они невозмутимо сидели у весело потрескивавшего костра и с аппетитом уплетали мелких жирных рыбешек, которых тут же жарили на огне. Доблестные же ордынцы столпились чуть в стороне, стоя к вышедшему из зарослей таурену спиной, и хранили благоговейное молчание.
- Если вы сейчас же не разойдетесь, клянусь, я нашлю на вас молнии, и они испепелят ваши кости! Или вы думаете, что в безопасности здесь? – все тот же переливчатый голос сейчас был полон силы и сомнений в намерениях говорящей не оставлял. Орки нехотя отошли и принялись изображать кипучую деятельность, продолжая тайком поглядывать на тауренку, склонившуюся над зеленокожим ордынцем. Последний же не двигался, но прерывистое его дыхание говорило о том, что воин еще жив, несмотря на жуткую рубленую рану, пересекавшую его грудь. Шаманка (это легко было понять и по наряду тауренки, и по тотемам, стоявшим на земле справа и слева от нее) негромко затянула мелодичный мотив, в одной руке держа над раненым флягу, а другой, с дымящимся пучком трав водила над раной несчастного. Вдруг один из тотемов задрожал и уверенным жестом шу’хало перевернула флягу, поливая рану водой. Пострадавший орк дернулся и открыл глаза, посмотрев на тауренку мутным взглядом.

- Локтар Огар! - латная перчатка со звоном впечаталась в сталь нагрудника Гаула, а его уверенный голос было слышно на всей поляне. - Именем Солнца, представьтесь! - и паладин встал, обманчиво расслабившись, но на деле - готовый к бою.

Орки побросали тюки и схватили в руки то немногое оружие, что нашлось у них - пару мечей да тройку копий. Но увидев перед собой еще одного рогатого, немного расслабились и уставились на него, ожидая - что он еще скажет. Тауренка даже не подняла взгляда - ее песнь-молитва все так же размеренно текла по поляне, несмотря на громогласный голос собрата. Лишь пандарены добродушно кивнули новенькому.

- Незачем так громко кричать, доблестный воитель - джунгли таят немало врагов, в чем эти ребятки - рыже-белый пандарен кивнул на орков, - уже имели несчастье убедиться. Отведаете с нами этой чудной рыбехи?

Таурен отрицательно качнул головой:
- Не сейчас, уважаемый.
Затем он присмотрелся к шаманке, и, видимо, сделав для себя какие-то выводы, уверенно зашагал прямо к ней - сквозь толпу орков. Щит паладин закинул за спину, но булава по прежнему оставалась в его могучей руке.

Вновь уверенное и отточенное движение рукой и рану обмыла вода. Кровь уже остановилась, а поврежденная плоть стала менее отечной. Окутанный ароматным дымом целебных трав, орк вновь закрыл глаза - на этот раз погрузившись в крепкий сон. Положив тлевший травяной пучок в изголовье раненого, тауренка повесила опустевшую флягу на пояс, и, подняв тотемы, размером чуть больше той же самой фляги, встала. Почти на голову ниже стоявшего перед ней таурена, она была облачена в темно-бурую броню, которая контрастировала с белоснежной шерстью шу’хало. Пепельно-серая грива была заплетена в две толстые косы, а небольшие рога украшены рунной резьбой. Голубые глаза спокойно смерили вновь прибывшего

- Ишнеало пора, кеча. Да хранят тебя Предки.

- Ишнеало пора, Служитель Земли. Но погоди же - и паладин, став на колени подле спящего орка, снял латную рукавицу и положил руку на лоб раненому. Закрыв глаза, воин Света воззвал к Ан’ше и его руки засветились желтым светом, столь же ласковым, как лучи утреннего солнца. Отек исчез на глазах, а багровый рубец с каждым мгновением становился все незаметней, пока не превратился в узкую белую полоску подживающей раны. Орки, снова сгрудившиеся вокруг рогатых, разразились хриплыми возгласами и даже один из пандаренов, привстав, с любопытством смотрел на действия паладина.
Гаул поднялся на копыта, утерев выступивший пот и снов обратился к шаманке:
- Мое имя - Гаул. Я - Ищущий Зарю из отряда Дезко. Кто вы и куда лежит ваш путь?

Нахмурившись, шаманка наблюдала за манипуляциями незнакомца, но не произнесла ни слова.

- Мое имя Ирулана. А это - тауренка показала на раненого орка, - один из офицеров Армии Покорителей. Мы направлялись в Дол, но путь наш окончился так и не успев начаться…

- Не удивительно, Белое Облако - к тауренам подошли добродушно улыбающиеся пандарены, прервавшие свою трапезу. - Нельзя так бездумно разгуливать по джунглям - они не терпят такого дерзкого отношения к себе.

- Я верно понимаю, что сейчас вы возвращаетесь в крепость на побережье? - обратился паладин к назвавшейся Ируланой тауренке.

Та кивнула, посуровев.
- Верно. И видят духи, эта задержка дорого нам обойдется…
Не сказав больше ни слова, шаманка направилась к оркам и после недолгого разговора зеленокожие принялись собирать лагерь. В скором времени все были готовы к продолжению дороги. Раненого, который так и не пришел в сознание, было решено транспортировать на носилках, которые пришлось дополнительно укреплять ветвями, а тюки ордынские солдаты распределили между собой. Не обошлось без перепалок - одному орку его ноша показалась тяжелее, чем у остальных, о чем он не преминул поведать окружающим исключительно сочным и цветистым языком - но завязавшийся было спор был решен с помощью пандаренов, с легкостью и видимым удовольствием взваливших на себя часть груза.

Гаул тем временем стоял на страже, ловя каждый звук, доносившийся из джунглей, окружавших отряд. В суете сборов паладин не стал принимать участия, лишь нахмурился, увидев как солдаты пререкаются из-за груза. Дождавшись, пока все соберутся, он обьявил:
- Солдаты! Достопочтенная Ирулана! И вы, уважаемые - он кивнул пандаренам - Я, Гаул Солнечный, беру на себя обязательство доставить вас в Крепость живыми и по возможности невредимыми. Именем Ан’ше! Следуйте за мной.
И, сделав несколько шагов к краю поляны, обернулся и добавил - И старайтесь не шуметь. Здесь есть кто-то весьма крупный… и он неподалеку.

Оркам не надо было повторять дважды - вид раненого офицера на корню рубил все желание перекинуться парой словечек с собратом или продираться через заросли как раненый кодо. Хоть они были не очень сообразительными, тем не менее, эти ордынцы не горели желанием остаться под корнями этих деревьев навечно. Отряд вытянулся в цепочку, впереди пробивал дорогу паладин, а один из пандаренов - невысокий, почти круглый и очень улыбчивый - следовал по пятам за ним, помогая воину в доспехах прокладывать путь через сплетения лиан. Ни один корень не замедлил шаг большого медведя - словно он шел по ровной вымощенной дороге. Следом пробирались орки с ношей и носилками, стараясь как можно меньше шуметь, сопеть и только изредка шипя проклятия в адрес насекомых, за ними шла погруженная в свои думы шаманка, а в арьергард отряда представлял второй пандарен - создание молчаливое и менее беззаботное, но двигавшееся с той же грацией, что и первый медведь.

Гаул ни на секунду не сомневался в принятом решении - таурен никогда не оставался в стороне, если видел что кому-то нужна его помощь. И сейчас, ожесточенно орудуя мачете, он краем глаза следил за шаманкой, весьма грациозно пробирающейся через сплетения корней. Причем воин готов был поклясться Светом - она чувствовала дорогу не хуже иных друидов! Ни одного неверного шага, скупые и расчетливые движения - в попутчики паладину явно достался опытный боец... Но тут размышления паладина оборвались - где-то спереди сначала раздался рев, а потом тяжелые шаги, которые он слышал чуть раньше - начали удаляться в сторону. Похоже другой их попутчик нашел себе проблему с которой не смог справиться…
Солнце начало клонится к закату и неумолчный треск насекомых ослабевал - природа готовилась ко сну. Заросли постепенно редели и наконец отряд вышел на берег небольшой речки с удивительно чистой водой. Орки, радуясь передышке, немедленно избавились от груза, Гаул же обратился к шаманке:
- Что говорят духи? Спокойно ли это место?

Ирулана ответила не сразу. Прикрыв веки, тауренка некоторое время стояла неподвижно, являя собой образчик невозмутимости и отстраненности. Вдруг она вздрогнула, глаза ее резко открылись и она окрикнула орков, суетящихся на берегу:
- Не трогайте воду!
Те испуганно и недоуменно посмотрели на тауренку, один даже отбросил в реку наполненную только что флягу - словно вместо нее держал в руках раскаленный уголь. Какое-то время вокруг висела звенящая тишина, которую нарушил возглас одного из зеленокожих - он с ужасом отскочил от водной глади, которая… исчезала на глазах, пожираемая густыми клубами пепельно-черного дыма. Остальные орки последовали примеру товарища, но один из них зазевался. Едва его ноги коснулась эта чернота, он взвыл так, что некоторые орки в ужасе закрыли уши руками. Один из пандаренов, тот, что чуть ранее шел позади всех, подскочил к несчастному и оттолкнул прочь от клубящегося кошмара.

Только паладин остался неподвижным - нахмурившись, воин сосредоточено бормотал что-то. Внезапно его руки окутались ярким свечением, а затем ярко-желтый луч ударил прямо в клубящееся марево кошмара. Пелена дрогнула, а через секунду в нее с ревом врезался сам паладин. Несколько взмахов палицы, сейчас напоминавшей раскаленный факел - и дым начал развеиваться, ослабевая… И тут воин, оступившись, полетел прямо в воду реки.

В момент, когда паладин ворвался в самую гущу жуткого дыма, Ирулана, наскоро установив подле себя тотемы, попыталась дозваться духа реки - именно он, испуганный, сам того не ведая, предупредил шаманку об опасности. Но все усилия были тщетны - стихия не слышала обращения к ней. Лишь когда тьма начала рассеиваться под напором Гаула, Ирулана услышала слабый отклик на свои слова. Зацепившись за эту спасительную нить, шаманка попыталась успокоить духа, убедить его помочь побороть порчу… И когда паладин рухнул в реку, вслед за ним из виду исчезли лохмотья дыма - их поглотила вода. Вскоре лишь почерневший кусок земли, где стоял орк, напоминал о произошедшем.

Фыркая и отплевываясь, воин вынырнул из изрядно обмелевшей прямо на глазах речушки и, тяжело ступая, шагнул на след порчи - но он был пуст. Орк исчез вместе с туманом.. Проведя над почерневшей землей рукой, паладин поднял взгляд на старшего пандарена, с которого сейчас слетела вся его обычная веселость. Тот кивнул в ответ:
- Отзвук ша…
- Даже сейчас дыхание Древнего оскверняет эту землю - поморщился Гаул.
- Зеленокожему воину уже не помочь - заметил второй пандарен - может быть это будет еще одним уроком для остальных - и он взглянул на ордынцев, сгрудившихся вокруг носилок. Те поначалу ответили затравленными взглядами, но постепенно успокоились, глядя на невозмутимых тауренов. Гаул же воззвал к Солнцу, прося осветить и очистить место, которого коснулась эта порча - и теплый солнечный свет как обычно окутал своего рыцаря.

Шаманка не замечала всего этого - все внимание ее было приковано к миру духов, неспокойному по своей природе, а сейчас и вовсе похожего на бурлящий горный поток. Дух реки, все еще взволнованный, почти неуловимо коснулся сознания тауренки и устремился прочь, гоня свои воды меж корней деревьев. Мысленно послав ему вслед свою благодарность, шаманка глубоко вздохнула.
- Сейчас нам ничего не угрожает. Но воды времени утекают все быстрее…

ID: 16369 | Автор: Тигриная душа Киара
Изменено: 1 августа 2014 — 14:55

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
8 августа 2014 — 9:55 Ulvdan@yandex.ru

Паладинский орден имени святого Дезко? давно пора =)

8 августа 2014 — 12:48 Toorkin Tyr

с них не стоит брать пример

8 августа 2014 — 13:44 Тигриная душа Киара

Пример в чем?