Осколок тайны Часть VII - Развязка

Таолар Звездный Странник
Нифелариан Серебристое Облако
Гильдия Ночные Эльфы

Десяток пар глаз-бусинок, светящиеся золотым светом, внимательно смотрели на эльфов, еще не пришедших в себя после стычки с порождением Хаоса и безумцем, его вызвавшим. Приблизившись, стражи Элуны встали полукругом и остановились. Таолар флегматично уставился на совухов - удивляться уже просто не было сил. Целитель чувствовал себя опустошенным и запятнанным прикосновением Хаоса и если бы не Руаная, уже поднявшая каменный диск - друид бы завалился поспать. Еще лет на 200...

Тинга настороженно принюхалась и оглядела новую компанию. Чуть подумав, кошка предпочла перебраться поближе к хозяйке, где немедленно была встречена маленькой пантерой, явно счёвшей что опасность уже миновала и можно пойти познакомиться с новой участницей отряда. Нифелариан устало потрепала верную подругу по холке, тяжело вздохнув, но тут же скривилась - помятые ребра тут же напомнили о себе. Стражница явно предпочла оставить общение с толстыми птицами своим спутникам.

Руаная с трудом, но поднялась на ноги, по-прежнему крепко держа диск в предательски подрагивающих руках. Посмотрев на своих спутников, которые после битвы хоть и выглядели потрепанными, но были живы, она перевела взгляд на совухов - а те все так же стояли, с интересом разглядывая гостей. Вдруг стоящие справа расступились и вперед вышел совух, ростом чуть выше остальных и явно отличавшийся от своих собратьев. Перья его были намного светлее, чем у собратьев и в свете луны казались совсем седыми, а массивные рога его украшали полоски кожи и амулеты. Создание подошло к эльфам вплотную и на мгновение на полянке воцарилась тишина.

Веритас пришёл в себя, приоткрыв глаза... но через пару секунд вспомнил, что произошло, и тут же вновь прикрыл их. Происходившее ему явно нравилось. Сообразив, что попытку отомстить предпринимать сейчас небезопасно, он решил пока что просто лежать, притворяясь спящим.

Целитель продолжал тупо смотреть на совухов, не подавая признаков разумной активности, а вот Бидала настойчиво пыталась заигрывать с лунопардом. Тинга пока что милостиво позволила котенку грызть свое ухо, а тот еще не успел слишком увлечься игрой. Нифелариан же продолжала молча наблюдать за совухами.

Слабая улыбка коснулась было губ друидки, но тут же исчезла - что-то насторожило девушку в совухе, что подошел к ним. Тот поочередно посмотрел на каждого из эльфов. Когда его взгляд задержался на поверженном друиде, на мгновение недобрый огонь вспыхнул в них, но быстро исчез и эльфы услышали скрипучий каркающий голос:

- Зло пришло в эти земли, дети звезд... - совух указал лапой-крылом на Веритаса. Слова давались совуху с большим трудом, он говорил с длинными паузами и словно силясь вспомнить эльфийскую речь.
- Один Страж пал, другому нужна ваша помощь. - он взглянул на Таолара.
Тот вздрогнул при первых звуках речи птицы и когда совух закончил говорить - интерес вернулся в потухшие было глаза эльфа.
- Чем я могу помочь, Слуга Элуны?
- Стражу нужна помощь - Зло пыталось убить его и отнять его дар. Не успело. - проскрипело существо.
- Я готов, веди - Таолар расправил плечи.

Нифелариан уже с трудом сохраняла концентрацию - все тело ныло, а мускулы предательски подрагивали - все же эльфийка очень устала. Тинга, как будто уловив изменения в состоянии Нифы, фыркнула и ободряюще ткнулась влажным носом ей в щеку: "Потерпи, осталось совсем чуть-чуть".

Тем временем черный котенок наигрался с любезно предоставленным ухом и принялся усердно умывать шершавым язычком морду лунопарда. Тинга глянула на звереныша и смачно лизнула его мордашку в ответ, от чего Бидала плюхнулась в сугроб, из которого тут же послышалось недовольное мяуканье.

Веритас же лежал и размышлял: "Так, этот недоцелитель витает в облаках, его подруга занята совухами, котята - друг другом, а совухи просто медленные… Осталась только эта, что с луком". Эльф еще немного полежал, собираясь с мыслями и начал действовать. Собрав последние силы, он начал по капле творить заклинание, стараясь издавать как можно меньше звуков. Наконец его усилия увенчались успехом и результат не заставил ждать: уже знакомые щупальца взметнулись прямо за спиной лучницы, сначала легко хлестнув её по затылку, а затем ухватив за левую лодыжку и протащив по земле на несколько метров в сторону, швырнули на обледенелую землю. Не теряя времени, Веритас быстро сменил облик, обратившись в белоснежную сову. Тугие верёвки на руках спали, крылья были свободны (лапы, правда, оставались ещё связанными, но это было мелочью). Белоснежная птица тяжело взмахнула крыльями, поднявшись в воздух и, дразня всех громким криком, полетела прочь, а злополучное щупальце скрылось так же внезапно, как и появилось, оставив Нифелариан корчиться на снегу. Падение выбило весь воздух из ее легких и эльфийка неудачно приземлилась на камни. При попытке пошевелится боль в ее боках вспыхнула огнем - судя по всему, одно или несколько ребер треснули. Нифа смогла только беспомощно сжаться в комочек, ожидая когда боль пройдет.

Руаная вся сжалась, когда из снега вылезло щупальце, вцепившись в артефакт пальцами так, что побелели костяшки. Лунный совух с досадой взревел и направил в сову звездный огонь, но промахнулся, лишь немного подпалив белоснежное оперение, а Таолар попытался швырнуть в Веритаса чем-нибудь, но как назло под рукой ничего не осталось. Проводив белую птицу яростным взором, целитель поковылял к Нифе, забыв о пернатом страже богини:

- Ну что, уж теперь-то моя помощь нужна, воительница? - криво улыбнулся он.
Нифелариан смогла только фыркнуть в ответ:
- Когда мне нужна помощь, я это признаю.
- Туда, за мной - Совух развернулся и направился в ближайшую от них пещеру. Казалось, стражницу он совсем не замечал и до ее ушибов ему не было никакого дела. Остальные совухи словно были вырваны из раздумий дерзким побегом предателя друида. Они осторожно подняли тело погибшего собрата и понесли в одну из пещер. Остальные начали спускаться вниз - туда, где лежали остальные погибшие. Руаная, по прежнему держа артефакт, неуверенно последовала за удаляющимся совухом, то и дело оглядываясь на Таолара. Тот был занят - опустившись на колени перед поверженной стражницей и, собрав волю в кулак, он принялся сплетать исцеляющие потоки. Через несколько минут друид поднялся и, вытащив из вещмешка склянку с уже знакомым ядовито-зеленым зельем, протянул ее Нифе.
- Пей. Передвигаться ты уже можешь, но избегай резких движений и следи чтобы тебя не ударили еще раз в ближайшую неделю. - отчеканил друид. Затем он взял Бидалу на руки и направился по следам Руанаи и совухов.
- Спасибо, - искренне поблагодарила лучница спину друида. Воздух теперь абсолютно безболезненно входил и выходил из легких.

Подобрав лук - слава Элуне, он отлетел в сторону, упав в мягкий снег и совсем не пострадал - Нифа под бдительным оком своего лунопарда поплелась за друидами. Но войти в пещеру совухи лучнице не дали, мягко, но настойчиво оттеснив ее чуть в сторону. Друиды же без помех прошли чуть ранее и скрылись в полумраке пещеры…
Нифа пожала плечами и устроилась на камне неподалеку, терпеливо ожидая и изредка косясь на пушистые фигуры птиц, замершие у входа в пещеру

Когда своды пещеры сомкнулись над головой девушки, Руаная наконец расслабилась. Почему? Она и сама не могла понять. Все ужасы последнего времени словно остались там, снаружи или растворились в полумраке этой небольшой пещеры. Тут царило спокойствие и несмотря на морозную погоду, было тепло. В центре каменного зала возвышался тотем, высеченный из камня, от которого исходило мягкое серебристое сияние, разгонявшее мрак. По полу тянулась дорожка из капель крови, она вела к дальней стене, к которой, прислонившись, сидел еще один совух. Глаза его были приоткрыты, из груди вырывался хрип. Было видно, что каждый вдох давался существу с трудом, но пока жизнь еще теплилась в нем. Девушка хотела подойти к раненому зверю, но тот, кто привел ее сюда, остановил этот порыв. Все тот же скрежет наполнил пещеру:
- Не ты поможешь Стражу. Он поможет. - совух показал на вошедшего Таолара.

Целитель не без внутреннего сопротивления шагнул в пещеру - слишком, слишком часто неприятности в последнее время прятались в таких вот дырах в скалах. Но тут была Руаная и был кто-то, кому требовалась его помощь - и друид, стиснув зубы, следовал за крупным совухом и совсем миниатюрной на его фоне эльфийкой. Быстро оглянувшись, он не увидел Нифу и встревожился было, но затем сообразил что происходящее касается только друидов. Тем временем небольшой отряд вышел в зал, которым оканчивалась пещера. Здесь было относительно тепло и мягкий серебристый свет освещал все вокруг, не давая теней. Присмотревшись, Таолар понял что темное пятно у дальней стены - это еще один совух, а под ним растеклась лужа крови, издалека казавшаяся совершенно черной. Вздрогнув, целитель быстрыми шагами направился к раненой птице, засучивая на ходу рукава и глубокими вдохами настраивая себя на работу.

Руаная тенью стояла в стороне, устало опустив руки. “Один Хранитель пал.” - так сказал совух. Девушка силилась вспомнить все, что знала об этих существах, созданных любимой богиней… Они оберегают тайны, артефакты… Но об истинной их силе ходит так много легенд, что отделить правду от вымысла практически невозможно… Эльфийка вдруг осознала, что в пещере нет того, кто привел их сюда. Когда он успел уйти? Руаная мотнула головой, словно силясь сбросить оцепенение, и посмотрела на целителя и его пациента.

Таолар встал на колени подле раненого и принялся осматривать того. Вся грудь птицы была буквально истыкана и даже плотное и тяжелое оперение не смогло его защитить - было вообще непонятно, как совух до сих пор оставался живым. Словно что-то ощутив, раненое создание подняло голову и тихонько проскрипело что-то Таолару, который в тот момент осторожно отгибал его перья. Целитель нахмурился, затем обратился к Руанае:
- Возьми Бидалу и что бы не случилось - не отпускай ее и не трогай меня. Ничто не должно нарушить процесс лечения! Я полагаюсь на тебя, Ру - и ясный взгляд золотых глаз уперся в эльфийку. Лицо друида словно преобразилось, кожа на скулах натянулась, под глазами пролегли тени, а кисти Таолара окутала зеленая дымка - друид уже явно погружался в исцеляющую медитацию.

С Бидалой же не было проблем - котенок словно прирос к стене, испуганно глядя на развернувшуюся перед ним картину. Но Ру все таки присела рядом с маленькой пантерой и ласково приобняла ту рукой, а в другой по прежнему мерцал серебристым светом узор злополучного артефакта.

Раненую птицу тем временем окутало хорошо знакомое изумрудное сияние. Дыхание несчастного хоть и оставалось медленным, но стало более ритмичным и из него исчезли предсмертные хрипы и клокотание. Друид по прежнему оставался коленопреклоненным, сжимая сияющими изумрудным светом руками голову раненого совуха. Внезапно птица забила своими крыльями, словно пытаясь взлететь и неразборчиво и жутко заскрипела. Один из взмахов пришелся прямо по целителю, того отбросило к камню, стоящему в центре пещеры и Таолар осел подле него, по видимому потеряв сознание. Совух же, еще несколько минут назад умиравший, поднялся и поковылял к Руанае. Его желтые глаза-бусинки были прикованы к артефакту, а среди скрипов и неразборчивого бормотания проскакивали искаженные слова “Ключ… хранитель… опасно... забрать…”

Девушка вскочила в тот миг, когда спина целителя повстречалась с куском камня и друид мешком рухнул на пол. Прижав артефакт к груди, эльфийка осторожно обошла совуха, держась от него на расстоянии, и кинулась к Таолару, лежавшему без движения. Руаная, коснувшись ладонью его лба, собрала все оставшиеся силы, пытаясь направить на эльфа поток исцеляющей энергии. А совух продолжал приближаться, щелкая клювом и издавая устрашающие звуки, но вдруг остановился, глядя на вернувшегося собрата. Тот стоял у входа, сжимая в когтистой лапе амулеты, снятые с одного из убитых совухов. Пещеру вновь наполнил звук его скрипучего голоса:

- Мы ждали тебя, дева, отмеченная звездами. - он замолчал, словно подбирая слова. - Много ночей прошло как пал Хранитель, защищая артефакт. Мы спрятали его части, но одна была украдена. Камень выбрал тебя и теперь ты - его Хранитель. Но сейчас тебе нужно уйти к другим, видящим Сон - так безопаснее. Зло вернется и ты должна быть готова.

От звуков скрипучего голоса целитель пришел в себя и пошевелился. Нащупав ладонь девушки, он мягко пожал ее и улыбнулся обеспокоенной эльфийке. В голове у друида шумело, мир перед глазами покачивался и целителя изнути раздирал жуткий голод - все признаки перенапряжения были налицо. “Неделю отдыха, питания и сна” - поставил сам себе диагноз эльф и попытался прислушаться к тому что скрипел совух, но тот, как на грех как раз в этот момент замолчал.

Совершенно опустошенная, Руаная не в силах была что-либо произнести. Лишь Таолар, мягко сжимавший ее ладонь, не давал ей отрешиться от происходящего. Борясь с дрожью, девушка встала.
- Идем, целитель. Нам пора.
Совухи молча проводили взглядами уходящих эльфов. А те, выйдя на из пещеры, устало промолвили ждущей их снаружи охотнице: “Возвращаемся в деревню” и поплелись прочь из рощи.

ID: 16225 | Автор: Тигриная душа Киара
Изменено: 5 июля 2014 — 21:47