Внимание: материал с «шок-контентом»!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание жестоких убийств, пыток, расчленений или отыгрыш гномов.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

Проклятые

Валгар
Лаас

Когда она ушла, он потерял счет времени. Он звал ее, молил вернуться. Он ждал, вглядываясь в горизонт до рези в глазах. Не мог уснуть, лишь изредка измотанный до предела организм проваливался в забытье, будто наполненное кошмарами оскверненного Изумрудного Сна.
Зачем она так поступила? Ведь знала же, что лишенный своих способностей, он не сможет последовать за ней. Небеса оставались все так же чисты и молчаливы. На его вопросы не было ответов.

И однажды он просто шагнул с края летающего острова. Холодный ветер Награнда ударил в грудь, разметал волосы, упругой волной подхватил друида.
И не удержалось, проснулось спавшее, казавшееся потерянным и давно забытым. Или, может, Авиана сжалилась над своим заблудшим сыном.
Иссиня-черные крылья вспороли ночное небо, хриплый крик разорвал тишину звенящую.
Он вернется сюда. И снова будет ждать. Но сначала он исполнит одно давнее, данное самому себе обещание. Сейчас это была единственная ниточка, удерживающая его за реальность. Обещание и боль.

Потом он вернется сюда. И снова будет ждать. Он дождется. Не может быть иначе.

______________________________

Охота прошла удачно. Ну, "почти" удачно. Под почти следовало понимать то, что Лаас едва держалась в седле, бросаемая то в жар, то в холод. Добыча оказалась большим приверженцем отравленных клинков, и даже малой царапины на пальцах оказалось достаточно, чтобы Лаас ощутила себя куском металла, который безжалостно закаливают.
Правда, до ближайшего поселения оставалось не так уж и много. Главное, чтобы лошадка, размеренной рысью отмеряющая мили по извилистой дороге, не сбилась с пути.

Долгие дни выслеживания подходили к концу - как ни сложно было угнаться за мотающейся по всему миру наемницей. Из-за поворота дороги в облаке пыли показался темный силуэт; затаившийся за поваленным деревом зверь напряженно вжался в землю.

Лаас в очередной раз вынырнула из полуобморочного состояния. Антидот действовал, но на определенные компоненты отравы противоядия не существовало. Оставалось лишь верить, что организм справиться сам. Или хотя бы протянет достаточно, пока она не сможет обратиться за помощью к кому-то из лекарей. Впрочем, раз в прошедшие полдня она не откинула копыта - значит, были шансы.
Выпрямилась в седле, щурясь слезящимися глазами на петляющую среди гигантских сосен дорогу. А может это были и не сосны. Никогда не задумывалась над породой растущих здесь деревьев. Лезут же в больную голову такие мысли?..

Взметнувшийся зверь врезался в грудь наемницы, сбивая на землю. Испуганное животное, лишившись седока, рвануло по дороге в лес. Огромный белоснежный кот проводил удаляющуюся лошадь горящими глазами и склонил голову к лежавшей у лап дренессе. Похоже, она была еще жива, хоть и потеряла сознание от удара. Неприятный резкий запах раздражал ноздри. Кот громко чихнул, схватил дренессу за правую руку, и перекинул на спину, как будто это была простая добыча вроде косули. Рука хрустнула. Зверь широкими прыжками понес в чащу свой трофей, марающий белоснежный мех голубыми разводами.

Реальность возвращалось рывками. Соленый привкус во рту. Раскалывающаяся на сотни осколков голова. Чтобы это ни было, приложило оно дренейку хорошо - на каждом вдохе грудь пронзала острая боль.
Но ведь... Лаас удивленно заозиралась. Она определенно была не у дороги. Заботливо прислоненная к дереву... Вот только "спасителей" не видно. Попыталась шевельнуться и тут же взвыла от боли в плече. Похоже, пострадали не только ребра и голова. В разорванном, окровавленном рукаве рубахи что-то белело. "Перелом со смещением", - констатировало сознание. Наемница осторожно дышала мелкими глотками, собираясь с силами, чтобы призвать Мрака.

Лежавший неподалеку зверь поднял голову и насторожил уши - жертва пришла в себя. Правда, она пока явно не отдавала себе отчета в ситуации, в которой оказалась. Он не спешил обнаруживать своё присутствие, наблюдая за наемницей.

Почти сразу, отвечая на призыв, заклубился черным туманом воздух, выпуская на лесную поляну немертвого коня. Коснулись опалой хвои призрачные копыта, глянули на хозяйку горящие мертвенным светом пустые глазницы.
Копыта. Лаас расширившимися от нехороших предчувствий глазами глядела на лежащие под ногами коня мечи. Собственные рунические клинки.

А вот помощь, пусть даже от немертвой твари, в планы наблюдателя не входила. Кот, распрямившейся пружиной беззвучно взвился в воздух, падая на спину коня.

Лаас попыталась вскочить, но рывок за горло отбросил ее назад на дерево, корчиться от боли в изломанных костях. Сквозь застилающий глаза туман видела, как рвет когтями мертвую плоть Мрака огромная кошка. Конь пытался сбросить животное, бился о деревья, но напрасно... Если зверь переломит хребет Мраку...

Бешено скачущая под ним немертвая скотина проявляла недюжинную смекалку, заставляя кота вцепиться в ее спину всеми конечностями и при этом еще и не быть размазанным по деревьям. Ощутив, что конь подломил передние копыта, резко отпрыгнул. Если лошадь начнет его "закатывать" - коту не поздоровиться.

Лаас буквально взвыла "Уходи!!!", выбрасывая вперед левую руку. Тугой жгут нечестивой энергии захлестнул горло кота, не позволив ему добить упавшего на спину Мрака. Правда, силы рывка не хватило, чтобы оторвать ему голову. Зато с лихвой хватило, чтобы его туша врезалась прямо в нее. Короткая вспышка боли...

Кот отряхиваясь и откашливаясь, поднялся на лапы. Немертвый конь успел уйти, но его хозяйке перепало по полной. И зачем она это сделала?
Снова кашлянул и сел неподалеку, приглаживая взъерошенную шерсть и очищая ее от новых голубых разводов. Ждать, когда придет в себя пленница.

Лаас судорожно вздохнула. Закашлялась, скручиваясь от боли. Мелко-мелко задышала, пытаясь не тревожить изломанные ребра.

Белый кот сидел неподвижно, обвив лапы хвостом. И смотрел на прикованную к дереву дренессу почти не мигая.

Лаас не стала играть в гляделки. Яд никуда не делся, отбирая львиную долю ее сил. А новые раны... не похоже было, чтобы кто-то собирался ей помогать. Скорее наоборот.
С усилием остудила кровь вокруг перелома в плече, по возможности уменьшая кровопотерю. Если яд ее не прикончит - тогда кровушка может еще пригодится... Как же неудачно сложилось, что предыдущий бой выжал ее почти досуха. Глянула на "стража".

Неподвижно и безмятежно наблюдает за пленницей. Редкие лучи света окрасили поляну в оттенки алого. Где-то очень далеко завыли волки.

- Кто ты? - спросила Лаас, не очень надеясь на ответ. По крайней от этого животного. Но когти и клыки не примотают цепью к дереву. А значит рядом был кто-то двуногий. Или...

Тишина была ответом на ее шепот. Он слышал хриплое поверхностное дыхание, видел превратившиеся в невидимые щелки зрачки, ощущал едкий, неприятный запах. Она была больна. Кота это устраивало.

Лаас толкнулась копытами, пытаясь подняться чуть выше по дереву. Цепь на горле натянулась, душа кашлем. Отдышалась и снова спросила, глядя уже прямо на сидящего перед ней кота:
- Что я тебе сделала?
Кажется, она начинала понимать...

Кот безразлично дернул ухом и принялся вылизывать заднюю лапу, выгрызая сбившуюся в катышки шерсть между пальцами.

Лаас облизала потрескавшиеся от жара губы и снова заговорила:
- Это так... лично... сидеть и смотреть, как умирает корчась в муках, твой враг... Но... понимаешь, котя, - Лаас снова облизал губы. Голова кружилась, зрение туманилось, а говорить внятно было все сложнее и сложнее.
Прикрыла глаза, собираясь с силами:
- Понимаешь, котя... Я не знаю, за что умираю... И потому нельзя в полной мере считать... Что ты отомстил. Это мог бы быть и... кто-то другой...
Лаас улыбнулась и открыла глаза, подмерзший рукав окрасился свежей кровью.

Кот оставил в покое лапу, передвинулся к ней поближе, будто хотел лучше расслышать ее слова.

"Понимает"... Значит, всё-таки друид? Сколь многим из их братии она перешла дорогу? Явно на одного больше, чем следовало...
- Обидно, котя... Помирать, незнамо за что... Или не обидно... - широко улыбнулась, чувствуя, как лопаются на губах кровавые пузыри.
- Хорошо, котя... Легко.

Зверь поднялся с земли, плавно трансформируясь в эльфа. Золотистые глаза. Перехваченные черной лентой волосы. То ли седые, то ли просто белее снега. Практичная одежда из темной кожи.
Молча стоит над ней, разглядывая, словно его внешность должна была сама все сказать пленнице.

О да! Она узнала его. Узнала бы и из тысячи подобных того, кто не раз приходил к ней во снах. Не всегда приятных, но всегда... живых. Криво улыбнулась:
- Неужто твоя манари отпустила тебя? Зачем ты так... - мучительно закашлялась. - Ведь ты мог просто попросить...
Она знала, что отказаться от скверны для того, кто распробовал ее в таком количестве - было почти невозможно. Полное падение было лишь вопросом времени. Но она удивилась, что эльф продержался столь долго. Он даже сохранил способность обращаться.
Почему?

Эльф опустился перед ней на одно колено, так что их глаза оказались на одном уровне:
- Ты умираешь за то, что причинила боль Лим.

- Лим? - Лаас провела языком по губам, скривилась. - Я не знаю никаких "Лим".

- Лимуни, - терпеливо пояснил друид.

- Лимуни? - в затуманенных глазах дренейки читалось неподдельное удивление.

- Ты едва не задушила ее в Стальгорне. В моем доме, - эльф невольно поморщился: мучимая ядом и болью пленница угасала быстрее, чем он планировал.

- А, эта... - Лаас с трудом сдержала приступ кашля, с издевкой глянула на своего мучителя. - Боюсь, я не успею покаяться в грехах. В единственном своем грехе.

Эльф разочарованно дернул ухом. После некоторых колебаний мимолетно коснулся груди наемницы ладонью.

Лаас ощутила, что стало легче дышать. Криво улыбнулась:
- Как милосердно - продлить мои муки.

- Говори, - жестко потребовал эльф.

- Для чего? Ты же все равно меня убьешь.

- Я могу прекратить твои мучения. А могу превратить их в вечность.

- Неверный ответ, эльф, - смех перешел в кашель. - Не верный...

Друид снова был удивлен. Это существо... оно смеялось над ним. Находясь одним копытом в могиле - диктовало ему условия. Он представлял себе, какую боль сейчас испытывает ее тело. Хотя... она же немертвая. Какая боль? Склонился чуть ниже, заглянул в глаза. Пульсирующие зрачки, дыхание с надрывом, судороги, пробегающие волной по всему телу. Испарина с неприятным запахом. Ее тело определенно терзала боль. Но она смеялась над ним. Выпрямился, собираясь отойти.

- Стой, - Лаас тяжело было признать... но... - Амулет. На шее. Передать магу из Даларана. Люкфлейр дель Мастерис. Со словами "Я вернусь".

Друид удивленно посмотрел на свою пленницу.

- Что? - кашлянула. - Ему незачем знать, эльф.

- Хорошо, я сделаю, - он осторожно извлек из-за пазухи дренессы кристаллический амулет и разорвал цепочку, державшую его.

Лаас улыбнулась. Она давно уже не нуждалась в этой безделушке, носила, скорее, как память. Но от этого кристалл не потерял своей силы и связывал демоническую энергию, когда ее начинали использовать против нее. Или когда ее использовала она сама.
Теперь же появился шанс... протянуть чуть подольше... В первую очередь, она попыталась лучше остановить кровотечение в сломанной руке. После этого можно было бы попытаться все-таки избавиться от своего мучителя. Так или иначе. Однажды попробовавших от демонических щедрот совращать всегда проще.

- Говори, - напомнил эльф, опустившись на старый пенек. Вертел в руках снятый кристалл, пытаясь определить его назначение.

- Грех, - дренейка хрипло рассмеялась, тут же надрывно закашлявшись. - Не грех, а скорее - проклятье. Проклятие любовью. Какая ирония... ее любили многие - но где они теперь?

- Где? - негромко спросил эльф, наматывая на палец разорванную цепочку.

- Один юный восторженный клирик нашел свою смерть где-то в снегах Нордскола. Другой - пропал. Еще один - наложил на себя руки. Жаль, я не нашла его чуть раньше - он бы не отделался так легко. Вовремя... Это лишь те, о ком я знаю... Когда я полюбила ее - я не знала, кто она. Видимо, почуяла родственную душу... Считай, мне повезло. Мы идеально подходили друг другу.

- Ман'ари? - спросил эльф. Слово далось ему с явным трудом.

Вдруг дренейка подняла глаза на эльфа:
- Правда, как оказалось потом - я ей не подходила. Я была готова отдать за нее жизнь - но она была ей не нужна, эльф... А то, что ей было нужно... - хмыкнула, снова закашлялась, стерла тыльной стороной ладони испарину со лба.
Все, что она делала – было призвано отвлечь внимание друида. Она подогнула под себя ноги, и теперь могла при должном везении достать кинжал, пристегнутый ножнами к голени. Правда, поможет ли ей это? Или лучше попробовать все-таки развратить окончательно?

Сбивчивая, несвязная речь наемницы почему-то задела друида за живое. А может это говорила ее кровь, что он слизал со своей шерсти. Теперь он понимал, почему ее вкус показался таким знакомым. Правда, это все равно, что попробовать ядреного пойла после легкого сидра.
Пришлось напоминать себе снова, что имея дело с такими тварями, верить ничему нельзя.

- Я не могла каждый миг быть рядом. И каждый раз, возвращаясь, я видела с ней рядом другого. И однажды я просто отпустила ее. Я проклинаю себя за этот миг слабости. Нужно было тогда убить ее и все закончилось бы гораздо раньше. Я отпустила ее. Я смотрела, как она стала игрушкой для удовольствий тому, кого я ненавидела. Я пыталась ее вразумить - куда там... - в голосе Лаас прорезалась неподдельная горечь. - Она думала, что он ее любит. А я видела, что он любит лишь себя. Свое отражение в ней. Когда она пропала - я искала ее... Среди живых и мертвых, - болезненная улыбка коснулась потрескавшихся губ. - Она вернулась. Другая. Она забыла. Но я - я помнила. Я всё ещё помнила... Не могла забыть. Жаль, что ее "хозяин" сдох к тому времени... без моего участия...

Эльф видел, как тяжелее и тяжелее даются наемнице слова. Как туманится ее взор, погружаясь в пучину воспоминаний, а может всего лишь в предсмертный морок.

- Я хотела ее вернуть. Но не могла. Не могла забыть, как она смотрела на меня тогда, уходя в первый раз. Я искала с ней встречи, эльф.
Лаас пришлось сделать над собой усилие, чтобы собственная слова не увлекли и ее саму. Она почувствовала себя лучше, и теперь пыталась понять, что движет друидом. Почему он нашел ее именно сейчас? Почему он вообще отошел хоть на шаг от своей демоницы? Что произошло? На чем можно сыграть?
Но ни ее слова, ни ее кровь, которой он явно напробовался, не оказывали должного эффекта. Она не видела того отклика, который ожидала. Плохо. Очень плохо.

Голос стал совсем тихим, эльфу даже пришлось чуть склонится вперед, чтобы слышать. По нему было видно, что слова пленницы находят отклик в его душе. Хмурились брови, кривились губы. Он смотрел на нее безотрывно, и в его глазах была не только ненависть. Что-то еще, неуловимое.

- Я нашла ее... Не первый раз, но тогда я решила, что он станет последним. А она рассказала о тебе... - облизала непослушным языком немеющие губы, - как она счастлива с тобой. И тогда я убила ее... Я смотрела, как из ее глаз уходит жизнь, чувствовала, как под моими пальцами замирает кровь в ее венах. В тот вечер я убивала Наарию. Но так и не смогла забыть ее. Даже теперь, когда она мертва. Наверное, поэтому я стала последней жертвой ее проклятия.

Эльф покачал головой. "Не последней", - едва слышно прошептал он и поднял глаза на пленницу. Теперь стало ясно, что в них было. Боль.

- Ты убьешь меня?
Лаас не сомневалась в ответе. До последнего момента. До тех пор, пока не увидела его глаз. Левая рука, которой она продолжала осторожными, едва заметными движениями выпутывать из-под штанины кинжал, застыла неподвижно.
- Или ты хочешь... меня?

- Хочу, - улыбнулся эльф.

Лаас мороз продрал по коже от его улыбки. Она никогда не жаловалась на свою фантазию, а эта гримаса не обещала ничего хорошего. Как можно было допустить, что этот падший откажется от своей демоницы ради кого-то еще?
Или все-таки откажется? Ради чего-то большего?

- ... выпить тебя досуха, - закончил эльф, поднимаясь с пенька, на котором сидел. - А еще больше хочу, чтобы тебя терзали бесконечные муки. За все, что ты сделала. Ей. Мне. Нам.

"Нам?" Она что... Что?!
Дрожащие пальцы с силой вцепились в рукоять кинжала, пряча лезвие в хвою под ногой.

- Но я пообещал прекратить твои мучения, - эльф наклонился, подобрал с земли рунический клинок. Кожа на ладони зашипела, плавясь на рукояти заговоренного меча, но он даже не поморщился. Подошел ближе, за правый рог приподнял голову пленницы, высоко задирая подбородок. Отвел руку, занося для удара.

Она поняла. Это была словно молния, прошившая ее тело и разум:
- Она ушла от тебя, эльф.
Это был не вопрос. Да и не было смысла ждать ответа.
Не было смысла ждать.

Тысячелетняя сосна гулко ухнула, безропотно принимая вонзившуюся в плоть закаленную сталь.

С легким звоном соскользнула по коре цепь, сдирая нежный мох.
Мягкий ковер опалых иголок пятнало, смешиваясь, алое и синее.

ID: 14328 | Автор: Валгар
Изменено: 19 декабря 2013 — 15:57

Комментарии (19)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
4 октября 2013 — 8:28 Toorkin Tyr

голова дренессы, о нет

10 октября 2013 — 14:39 Леани

Честно говоря, вообще всё равно. Что так, что так вполне читабельно.
Дренейка просто привычнее.

Елке, Лаас убили штоли?
Злыдни. :(

4 октября 2013 — 8:46 Flo

Здорово, только "дренесса" действительно...

4 октября 2013 — 9:56 Pentala

Читаем название квенты персонажа, о котором они говорят.

9 октября 2013 — 15:18 Валгар
Здорово, только "дренесса" действительно...

Четыре года назад это слово не вызывало сильных негативных реакций. Я так привык.

Если это единственный момент, который вас расстроил - я принимаю ваш похвалу.
Спасибо.

9 октября 2013 — 19:24 Patron Enerylan

Мне, всё же, почему-то кажется, что "дренесса" звучит в разы лучше, чем "дренейка". Не знаю, уместное ли следующее сравнение, но, имхо, то же самое, что "девушка" и "девочка".

«Взрослая дренесса и маленькая дренейка».

9 октября 2013 — 21:18 Toorkin Tyr

суффикс "ка" нормален для словообразования в русском языке, когда речь идет о нациях.

9 октября 2013 — 22:00 #bitchboss Saint F.

Не начинай. Тут спустя столько лет триумф пенталы, дай насладиться им!

10 октября 2013 — 8:36 Pentala

Ты посмотри кто автор срачика про "дренессу" а потом вспомни, где он до этого сливался об Прынца.
Весь крестовый поход якобы "за чистоту русского языка" на самом деле - не более чем попытка мелкой мести.

10 октября 2013 — 10:58 Юная авторесса Бриана
Ты посмотри кто автор срачика про "дренессу" а потом вспомни, где он до этого сливался об Прынца.

Ну да. Обвинения в личной мести (уже смешно) конечно же дискредитируют объективные аргументы!

Абсолютно плевать, что там было и когда. Русский язык - вот, дренесса тоже вот. Смотрится всё так же кошмарно, как овуляшки, дняффки и прочие продукты выпендрёжа юных аффтароф. Если ваша дренейка, извиняюсь, принцесса и вся такая-растакая, то выразите гордость, умиление, что вы там хотите, не изобретая новых терминов (и не повторяя чужих глупостей), пожалуйста.

10 октября 2013 — 13:53 Charis

я умиляюсь, как можно одним словом вызвать такую бурю... "восторгов" :)
"дренейка", "дренесса"? да хоть "дреней женского полу" или "самка дренея".
если мне нравится в целом, как человек играет, зачем цепляться к мелочам?

ЗЫ. и когда этот конкретный ушастый говорил "дренесса" у меня чувство прекрасного молчало в тряпочку. потому что выходцу из прошлых тысячелетий подобное высокопарство вполне шло :)

10 октября 2013 — 14:40 Pentala
Ну да. Обвинения в личной мести (уже смешно) конечно же дискредитируют объективные аргументы!

там не было объективных аргументов. Прынца доказал в первые полтора часа обсуждения.
Дальше шла война вкусов, а там правых не бывает.
Если интересно - могу объяснить тебе в приват настоящую причину, тут просто нет смысла ворошить.

10 октября 2013 — 15:49 #bitchboss Saint F.

Детский сад.

10 октября 2013 — 16:10 Pentala

лучше лог читай =Р
Классный ведь.

9 октября 2013 — 23:19 Patron Enerylan

Я и не говорил, что данный суффикс является чем-то запретным, но окончание "-сса" (дренесса) запрещать/отвергать отнюдь нельзя.

10 октября 2013 — 4:56 Dea

Взрослая баронесса и маленькая еврейка, взрослая стюардесса и маленькая испанка, взрослая поэтесса и маленькая цыганка, взрослая принцесса и маленькая немка...
Действительно, то же самое.

10 октября 2013 — 11:21 admin

Here we go again.
Лог хороший, а начинать спор про дренесс и оркесс в третий раз абсолютно бессмысленно. Если авторы упорно хотят использовать - пусть.

10 октября 2013 — 13:54 Charis

вах, меня, кажется, похвалили. спасибо!
я утащу это в копилочку. :)))

10 октября 2013 — 14:58 Леани

Вот тебе ещё в копилочку. :)
Читала с удовольствием.
Многое вспомнилось.