Война духа. Отступник

Гильдия Паладинский орден имени святого мученика Болвара Фордрагона при Церкви Святого Света
Илия "Имми" Фидштейн
Антодиас Штерн
Болфард Бетрой

На следующий вечер после разоблачения неудавшейся кражи магистр Штерн собрал всех членов ордена в комнате для общих собраний, чтобы свершить над опальным жрецом Церкви праведный суд. Братья и послушники стеклись в зал, а через несколько минут конвоиры ввели обвиняемого, одетого в прохудившееся рубище и подслеповато моргающего красными глазами. Суд начался.

Гордон лениво поглядывал то на столпившихся братьев, то на заключенного. Мужчина морщился от головной боли. Илия мазнул взглядом по процессии и снова опустил глаза. Отец Крис стоял на коленях перед орденом и изредка потирал глаза тыльной стороной ладони. Тагрим с ярости сжимал кулаки. Боец умудрился пропустить охоту на паломников, а потому трудно было сказать, на кого он злился больше - на себя или на священника. Мерогрин смотрел на стол: «На сколько крутой этот стол...». Стеанида с презрением осмотрела жреца, который был похож сейчас на обычного бедняка из Старого города. Штерн вышел на балкон и властным движением поднял ладонь, останавливая все шепотки и призывая к порядку.

Штерн: Братья и сестры! - зычно пробасил магистр. - Как вы знаете, вчерашним утром наш орден постигло новое испытание, ниспосланное нам Светом!
Тагрим перевел взгляд на магистра. Гордон сморщился. По его мнению, совсем не обязательно было так орать. Мерогрин медленно осматривал всех присутствующих, после чего посмотрел в сторону магистра. Болфард обратил свой взор на Магистра, возвышающегося над ними с импровизированной трибуны.
Штерн: Человек, называвший себя святым отцом Церкви, улыбавшийся нам в лицо и пользовавшийся нашим гостеприимством, все это время прятал в рукаве отравленный нож, чтобы подло воткнуть его нам в спину.
Стеанида: Позор - прошипела сквозь зубы девушка, едва слышно, тут же отвернувшись от жреца и переключив внимание на магистра.
Отец Крис чуть слышно фыркнул и помотал головой.
Штерн: Попытка похищения реликвии - перчаток Болвара Фордрагона - добытых нами кровью и потом, окропленных кровью наших братьев и дарованных Светом за нашу верную и преданную службу - тягчайшее преступление перед Его лицом! Вина священника Криса не нуждается в доказательствах, и уже решенный приговор будет вынесен со всей строгостью и справедливостью...
Гордон с трудом сдержал зевок. Мерогрин тихо сказал себе поднос: "Какой позор!".
Илия вскинул глаза.
Штерн: Но сначала он должен сознаться перед всеми нами, а наш долг - выяснить, какие мотивы стояли за этим чудовищным злодеянием.
Отец Крис: Тут только ваша вина, проклятые еретики! - заверещал отчаявшийся старик.

Болфард сжал кулаки и ненавистно взглянул на преклоненного отца святой церкви. Штерн сухо кивнул Мелитросу, приказывая успокоить обвиняемого. Тагрим злобно покосился на предателя. Гордон скривился и прикрыл лицо ладонью. Стеанида гневно посмотрела на подавшего голос старика, но сдержала слова внутри, которые так сильно желали вырваться.

Мелитрос: Заткнись, идиот. - тихо проговорил священнику Мелитрос.
Отец Крис не обратил внимания на слова Мелитроса.
Штерн: Ты называешь нас, нас!, верных слуг небес, преданных Ему и выбранных Им во служение, еретиками и отступниками. А ведь именно мы вернули миру реликвию, которую ты попытался бесчестно украсть.
Отец Крис: Чтобы обнажить её перед ликом народа!
Штерн: Орден интересует, что побудило тебя к такому преступлению. Говори только правду, потому что ты можешь обмануть людей, но не сам Свет.
Мелитрос ударил священника под ребра. Илия повернул голову в сторону обвиняемого.
Отец Крис: Свет знает, что я делал правильные ве.. - старик согнулся и повалился на пол от удара.
Штерн сурово глянул на послушника. Мерогрин прошептал: «Мелитрос, угомонись!»
Штерн: Подними его, послушник, и впредь не распускай руки без приказа.
Мелитрос: Есть.
Мелитрос поднимает священника на ноги.
Гордон: Свет Благой, какие же идиоты, - себе под нос буркнул Гордон, поглядев на послушников.
Отец Крис, кривясь от боли, поднялся на ноги и встал в полный рост.
Штерн: Отвечай коротко и по делу, священник Крис. Зачем ты это сделал?
Мерогрин посмотрел "косым" взглядом на паломника. Болфард сдержался от улыбки на лице, после того, как в очередной раз заткнули лживые уста отца церкви.
Отец Крис: Чтобы это чудо могли увидеть все дети Света. Эта реликвия не должна хранится в пыльной кладовой ордена еретиков, - держась за бок пробубнил священник. В его голосе отдавалось отчаяние.

Стеанида крепко сжимала свои кулаки, как ей хотелось в эту же минуту придушить этого бесчестного ублюдка. Взгляд девушки теперь неотрывно следил за стариком в лохмотьях.Илия поднял палец. Тагрим злобно ухмыльнулся.

Мерогрин: Одна и та же история, - пробубнил себе под нос послушник.
Штерн: Не смей лгать нам! Только признавшись нам в том, что побудило тебя к столь низменным и мерзким деяниям, ты сможешь спасти свою душу. Реликвия находится в свободном доступе. Любой желающий, будь то мужчина или женщина, имеет возможность посетить нашу крепость и поклониться ей в любое время.
Отец Крис: Я уже все сказал, - произнес старик, понизив голос и склонив голову.
Штерн брезгливо поморщился.

Илия: Прошу слова, магистр.
Штерн: Говори, старший жрец Илия.
Илия вонзил взгляд в обвиняемого.
Илия: У меня к тебе два вопроса. Первый - почему именно украсть, а не попросить помощи у Ордена? Я помню, ты кричал про бедствия в своей деревне. Разве мы бы не смогли привести реликвию туда и помочь всем вам?
Штерн: Отвечай, не испытывай наше терпение.
Болфард поправил накидку с символикой Ордена, выпрямил грудь и пристально уставился на Криса, ожидая его ответа.
Отец Крис: Вы так её бережете... будто бы вы согласились вывезти реликвию за пределы этих стен...
Отец Крис перевел взгляд на Антодиаса. Илия кивнул.Гордон зевнул, уже не сдерживаясь. Но рукой рот прикрыл. Воину начинал надоедать этот фарс.
Штерн: Ты берешь на себя право решать за нас? Неважно. Отвечай на второй вопрос.
Илия: То есть ты априори посчитал нас недостойными... Но ты также называешь нас еретиками. У тебя есть этому доказательства? Это мой второй вопрос.

Стеанида фыркнула. Что магистр пытается вызнать у него? Давно пора покончить с ним, сначала отрубив обе руки, а после, сжечь на праведном костре за его предательство Света.
Мелитрос презрительно посмотрел на паломника. Тагрим с хрустом сжал кулаки. На лице поигрывали желваки - верный признак того, что послушник едва держал себя в руках. Отец Крис склонил голову так, что седые волосы пали на лицо.

Илия: Отвечай!
Болфард: По всей видимости, отец Крис сильно ударился головой, тогда в лагере, где ему должны были передать реликвию... Он заладил одно и тоже, не подкрепляя свои слова разумными аргументами.
Мерогрин спокойно ждал ответа "святого отца". Но нервы были уже на исходе, его руки сжались в кулаки.
Отец Крис: Когда я был молод, мы служили в церкви с моим другом... Можно сказать мы выросли вместе. Вместе встали на путь Света. Только со временем, он начал испытывать те же взгляды, что испытывает ваш орден. Он начал слышать голос Света, рассказывал мне об их беседах. И вскоре он зарезал свою семью. На деревенском суде он говорил, будто Свет приказал это сделать. Беру пари, вы ничем не отличаетесь от него. И не стал бы никогда просить вашей помощи и тем более приводить в свою деревню. Я вам не доверяю.

Гордон фыркнул, услышав тираду жреца.

Илия: Твоя вина велика, обвиняемый. Кража, клевета, сумбур, да еще и осквернение святыни недостойным поступком. Всего этого хватит, чтоб твоим искуплением стал костер. Но в этой ситуации не все так просто.... Магистр, я прошу вызвать еще одного свидетеля по этому делу?
Штерн: Нас не волнуют подробности твоего детства, не пытайся заговорить нам зубы! Кто или что подтолкнул тебя, члена Церкви Святого Света, к мысли о краже?
Штерн жестом остановил Илию. Тот послушно склонил голову, ожидая ответа обвиняемого.
Мерогрин тихо пробубнил:"Нарвется же, хотя его уже не спасти".
Отец Крис: Свет не запрещает красть или даже убивать, если это принесет пользу Свету! Ты уже забыл об этом?! - ткнул пальцем в Штерна.
Штерн: То есть ты, называвший нас еретиками и отступниками, считаешь, что Свет поощряет кражи у своих братьев по вере?
Отец Крис: Меня подтолкнула только забота о моих прихожан и Света.
Гордон поднял руку.
Гордон: Можно вопрос, магистр? По части священников, чтобы уточнить мне, простому воину.
Штерн: Подожди. Все вопросы вы сможете задать в конце заседания.
Отец Крис: Вы мне не братья. Вы сами пытаетесь верить в то, что служите Ему, но это не так. Вы - заблудшие умы и если вы свершите то, к чему все идет, вас будет уже не спасти.
Болфард выдал на своем лице всё обилие эмоций переполняющих его изнутри, от ядовитых слов отца. Илия скривился в злой усмешке.
Штерн: Это сказал нам преступник и вор, подкупивший для осуществления своего гнусного замысла наемников с большой дороги, оказавшихся честнее его самого.
Стеанида: Здесь только тебе уже не спастись от кары Света, предатель! - процедила Стеанида, не выдержав.

Мерогрин кивнул магистру, таким образом попросив разрешения врезать "святому отцу". Гордон усмехнулся, услышав про наемников.Тагрим, скованный дисциплиной, молчал. Но одного взгляда было достаточно, чтобы понять - это дается ему с трудом.

Отец Крис: Те наемники... были ошибкой. Нужно было самому осуществить все. Не стоит доверять не верующим.
Штерн: Кто надоумил тебя на мысль о хищении имущества Церкви и ордена?
Гордон: Эй! Кто тут не верующий, ты! - возмутился Берни и осенил себя святым символом.
Штерн: Соблюдайте порядок! - повысил на полтона голос Штерн.
Отец Крис: Я уже сказал. Лишь моя забота о Свете и моих прихожанах.
Штерн: Ты готов поклясться перед Светом, что никто не просил и не принуждал тебя к этому?
Отец Крис смирно кивнул.
Стеанида на секунду повернувшись, задержала свой взгляд на рядом стоящем Тагриме, после, вновь вернув взгляд на жреца-предателя.
Штерн: Тогда откуда у простого священника из маленького села нашлось столько денег?
Мелитрос усмехнулся, услышав слова священника о "заботе". Знайте же, что этот человек оценил стоимость бесценной перчатки Болвара Фордрагона в сто золотых монет!
Болфард: Разве забота проявляется хоть как-то в краже общедоступной реликвии? Я еще раз повторю: Реликвия была и остается общедоступной, что мешало свершить паломничество к ней?
Отец Крис: Это мои сбережения за всю жизнь и пожертвования прихожан.
Мерогрин хорошенько задумался над вопросом, заданным священнику.
Болфард: Пожертвования в карман святому отцу, просто прекрасно!
Отец Крис пропустил мимо ушей слова Болфарда.
Штерн: Значит, к списку твоих грехов можно так же отнести обман своих прихожан или введение их в заблуждение и ересь, если они знали, на что жертвовали. Далее. Если все обстоит так, как ты утверждаешь, то что ты собирался делать с похищенной святыней?
Тагрим не обратил внимания на разведчицу и продолжал, кипя от злобы и ненависти, наблюдать за предателем.
Штерн: Любому крестьянину понятно, что мы бы немедленно отправили за вами погоню. А Собор, узнав о твоих деяниях, подверг бы анафеме тебя и твоих людей.
Отец Крис: Собор... Не все священники Собора являются истинно верующими. Мы с моими прихожанами совершали бы паломничество по церквям, чьи прихожане являются истинно верующими. Чтобы те узрели красоту реликвии.
Болфард многозначительно кивнул, поддерживая слова Штерна.
Штерн: Попытайся ответить заново, и на сей раз говори правду.
Болфард: Красота... это все больше похоже на то, что ты хотел присвоить себе бесценную реликвию. А вовсе не для высших целей. Ты говоришь громкие слова, но твои поступки не подтверждают твоей благородства...
Тагрим бросил взгляд, полный неприязни и укора, на Болфарда.
Штерн: Ты хотел продать перчатку?
Отец Крис: Реликвия не должна находиться здесь! Большинство верующих не смогут узреть её красоту за этими стенами. Продать? Ты слишком низкого мнения об истинном слуге Света.
Стеанида презренно фыркнула.
Стеанида: Как ты смеешь после всего этого ещё раз называть себя слугой Света?

Штерн легонько постучал по перилам своего балкончика. Гордон снова зевнул. Болфард перевел взгляд на Штерна и легонько кивнул.

Штерн: Таким образом, ты отказываешься раскаяться и признать свою вину, а также продолжаешь утверждать, что действовал исключительно по своей воле, заботясь о благе Света? Знал ли кто-то в Церкви Штормграда о твоих намерениях?
Отец Крис: Все, чего я хотел, это вырвать реликвию из хватки еретиков и направить на благое дело, а именно показать её всем истинно верующим. Я действую только по своей инициативе. Свет направляет меня. Я был уверен, что мои прихожане поддержат меня.
Штерн: Прекрасно. Старший жрец Илия, ты просил слово.
Илия: Да. Магистр, я требую вызвать еще одного свидетеля.
Болфард: Истинно верующие беспроблемно могли совершить паломничество и преклониться пред святыней, какое-то расстояние не преграда для веры!
Штерн: Кто этот свидетель?
Илия с вызовом взглянул на трибуну.
Илия: В качестве свидетеля я требую вызвать магистра Штерна!

ID: 16469 | Автор: Trandir
Изменено: 15 августа 2014 — 15:50