Война духа. Слово о добродетели упорства

Гильдия Паладинский орден имени святого мученика Болвара Фордрагона при Церкви Святого Света
Илия "Имми" Фидштейн
Антуанетта Мари
Андреас Мило́шевич
Бернард Гордон
Болфард Бетрой
Габриэл Бишоп


- Сомнения есть у каждого. Человек – слаб. Человек - обуреваем сомнениями. Но вы не одни на этом пути! Рядом с вами – ваши братья, ваша опора и надежда. Помогите брату на его пути, и вы поможете себе. Не будьте костылем его, не убирайте камня с дороги, но научите брата своего преодолевать этот камень. И тогда вы сами станете на шаг ближе к Свету.
Болфард недовольно слушал речь Илии, оставаясь в прежнем положении, с скрещенными руками на груди. Андреас, проникаясь речью, чуть подавался грудью вперёд.
- Не законы и не поучения, не угрозы и не епитимьи. Только ваша воля - истинное оружие, принимаемое Светом. А теперь я хочу, чтобы вы повторили за мной максиму из Священного устава нашего Ордена, относящиеся к добродетели упорства. - Илия обвел взглядом всех присутствующих. - Истинно верующий не имеет права отступать перед долгом, который диктует ему воля Света. Ибо она должна быть непременно исполнена любой ценой. Страх и сомнения — неизбежные испытания, которые возникают на пути долга, и настоящий слуга Света должен научиться преодолевать их. Только упорный духом - достоин совершить Священный замысел.

- Никто нигде хорошо не закончит свой путь, если начнет сдавать своих. Ударь его в спину на гражданке - он не прикроет тебя в бою, - ответил Гордон Жаку. - Яд недоверия друг к другу убивает армию быстрее Чумы.

Илия сделал паузу, помолчал, а потом повернул голову в сторону паломников:
- Я слышу недовольные нотки у наших гостей. Вы хотите возразить? Прошу вас.
Андреас посмотрел на паломников с немым укором. Гордон усмехнулся и сделал шаг вперед.
- Брат Илия, разрешите поговорить с вами наедине, после проповеди? - спешно задал вопрос Болфард, дабы разредить повисшее напряжение. Напрасно.

- Это так, из личного опыта. Про упорство это вы хорошо сказали, мне понравилось, - Гордон кивнул жрецу. - Прям тронуло. А вот про то, что сдавать надо своих же - это не правильно. Солдат он даже святой, если, солдатом остается. И для него товарищ всегда должен быть важен. Разве отцу мы на братьев доносим, э?
Реннуар кивнул. Илия горько улыбнулся.
- Что за невежество... - Болфард недовольно произнес себе под нос, после речи паломников.
Антуанетта перебежала взглядом со старшего жреца на паломников, после — обратно. В этом споре решила оставаться безучастной. Жрец кивнул и ответил:
- Я говорил не о доносительстве, а о равнодушии к тьме ближнего. Я говорю, что не законы и не боязнь наказаний должно держать воина Света на пути к Нему, а собственная воля и собственный дух.
- Ну, знаете ли, говоря о Тьме в ближнем, можно далеко зайти, - усмехнулся Гордон. - В Лордероне до такого докатились, что аж жуть! - Гордон едва сохранял серьезно-туповатый тон.
- Причем здесь Лордерон, поясните? - возмущенно задал вопрос паломнику Болфард.
- Подозрения - опаснее меча врага, я согласен. Но я говорю не о подозрениях, а о помощи брата брату. К сожалению, вы поняли мои слова по другому, более радикально. - Илия отвернулся.
- Бывает, - усмехнулся Гордон. - "А-а-а! В нем Чума, он служит Королю-Личу! Сжечь его, сжечь!" - вдруг выдал он и повернулся к Болфарду. - Знакомо, парень?
Болфард поднялся с земли и уставился в лицо невежественному паломнику, подперев бока руками.
- Я надеюсь, братья... - Илия осекся, метнув внимательный взгляд на паломника.
Андреас чуть отстранился назад при приближении Болфарда и посмотрел на наставника ожидая, что тот накажет его недисциплинированность.
Илия поднял руку:
- Это мы сможем рассмотреть в частной беседе, кою я с удовольствием вам назначу. А сейчас братьям следует приступить к своим обязанностям.

Реннуар сделал шаг вперёд и скрестил руки на груди. Болфард со скрежетом сжал зубы, от чего и без того худое лицо казалось недовольным. Антуанетта кивнула.
- Однако, я вынужден совершить акт воздаяния, дабы закончить эту проповедь. Брат Болфард! - Илия серьезно и, кажется, с ноткой жалости, взглянул на воина. - Брат Болфард! Недавно ты оспорил приказ магистра. Приказ, который показался тебе недостойным твоих навыков и заслуг. Оспорил не действием – приказ был выполнен. Обычному воину этого было бы достаточно. Но не брату ордена! Ты оспорил приказ духом своим, и за это понесешь заслуженное наказание.

Болфард молча повернулся к Жрецу, предвкушаю наказание. Антуанетта перевела взгляд на Болфарда. Реннуар заинтересованно слушал
- Эту ночь ты проведешь в башне, в уединении и молитвах… - Илия сделал долгую паузу. - И сам выберешь себе наказание, прежде чем отправишься выполнять следующий приказ своего командира. - жрец добавил чуть тише.
Андреас сурово смотрел на брата Болфарда и оценивал его реакцию на наказание. Болфард сдержанно кивнул.
- Добродетели смирения, послушания и упорства – дадут тебе силы перенести возложенное на себя возмездие. Беспощадность к себе – залог твоего выживания, брат Болфард. Сестра Антуанетта проводит тебя в башню.
- Пф... Легко отделался. - ехидно шепнул Жак.
- Не-е-е... Это типа ему плетям себя надо побить, - знающе кивнул Гордон. - Если в одиночку.
Реннуар глянул на друга, подняв бровь. Илия чуть повернулся в сторону паломников:
- Только собственная борьба, господа паломники... В этом вся суть. Идите, братья.
Илия повернулся к фонтану, показывая окончание проповеди.

- Они странные, эти рыцари, говорю тебе, - серьезно ответил Гордон, снова чуть поклонившись жрецу.
- Нда...У нас бы до посинения на полосе препятствий бы гоняли...
Андреас поднялся и чуть себя отряхнул от приставших травинок и прочего.
- Брат Андреас, проводите господ паломников до их помещения!
- Да, наставник. И спасибо, - послушник чуть поклонился и направился на выход из сквера.
- Хорошая мысль.
- Кстати, пора бы перекусить! - обрадовался Гордон.
- Пройдемте.
- Веди, о юный герой! - Гордон засмеялся.

- Разрешите задержаться и поговорить с вами наедине, брат Илия?
- Да, брат Болфард. - Жрец коротко кивнул.
Болфард обернулся через плечо на паломников. Илия поднял глаза на воина:
- Я слушаю тебя, брат.
- Я хотел бы выяснить кое-какие моменты из сегодняшней проповеди, брат Илия.
Жрец кивнул
- Как мы можем обращаться за помощью к своим братьям, когда нас терзают сомнения, если они такие же люди как и все мы, которые далеко не абсолютны, и которые также терзаемы сомнениями? С точки зрения теории...
Илия помолчал, подбирая слова:
- Брат Болфард, ты никогда не задумывался о том, что именно жрецы являются духовной основой различных Орденов церкви.
- Жрецы... так, далее? Вы хотите сказать, что они абсолютны, и никакая напасть не сломит их духа?
- Путь жреца к Свету - очень тяжел, Болфард. Можно нарастить гору мышц, можно выучить горы книг... но Свет останется там, за стеной, которой не пробить никаким криком.
- Но если падут духом жрецы, что ждет остальных?
- Жрецы в обучении зачастую проходят такой же путь, какой проходит и столетний старец.
- Вообще-то я обеспокоен тем, что в нашем Ордене слишком много рекрутов...
- Сомнения - неотделимы от нашей сущности, брат. Но тренировка жрецов, их ощущение Святой Силы - позволяет им решать многое. В том числе – и обучение рекрутов. Я тоже могу ошибаться, Болфард. Не ошибается только Свет. Но я следую за Ним и веду себя так, как он говори мне. Иначе, я просто перестану Его слышать. Это чувство ... нельзя передать нашими словами.

- Дело в том, что жрецы, которые находятся в рядах нашего Ордена слишком молоды, я не думаю, что девятнадцати летние юнцы способны учить других, когда сами только учатся летать.
- Болфард... Болфард... ты не слышишь меня? – Илия покачал головой. - Не смотри на юность жреца. Он юн телом, он может быть наивен... но Свет ведет его, не давая ему споткнуться.
- Даже в самой крепкой крепости есть брешь. Я вернусь к тому, с чего начинал. Как мы можем надеяться на тех, кто и сам может податься слабости?
- Начни с себя, со своей бреши, брат. - Илия кивнул. - Не ищи слабости в других. Ищи их крепости. Жрец - воин духа. Не он идет, его ведет Свет. Если жрец ошибся, значит другой ошибся бы дважды, стократ. Я почти двадцать лет провел за стенами, познавая Свет. Я переживал то, что не переживали многие... Но Свет дает нам силу и разум. Понимание правильности пути. Это нелегко понять и ощутить...
Болфард кивнул на слова брата, решив закрыть эту тему:
- Еще один вопрос. Повиновение, даже понимая, что приказ противоречит учениям Света… так должно быть? Снова же, капитан, отдавший приказ может податься слабости... Теоретически, естественно. И не такие люди утрачивали веру и сходили с верного пути. Ересь в лице Артаса, например, как упомянули сегодня наши дорогие паломники.
Илия резко мотнул головой:
- Ты пришел сюда сам? Тебя привели силой? Свет собрал нас сюда ради своего замысла. Как я могу не доверять командиру? Тогда я не должен быть рядом с ним! Повиновение - одна из добродетелей. Даже если ты не уверен в правильности, повиновение должно вести тебя, как только тебе отдан приказ. Ты сам должен выбрать - верить командиру или нет. Простой выбор. Если верить - значит принимать то, что нужно.
- То, что нужно... конечно. - Болфард резко сделал шаг назад, почтительно кивнул и удалился.
Илия проводил воина взглядом.

ID: 16271 | Автор: Trandir
Изменено: 13 июля 2014 — 16:30